Она выбрала смерть (окончание)

Начало — http://prozaru.com/2010/05/ona-vyibrala-smert/

Прод. — http://prozaru.com/2010/05/ona-vyibrala-smert-prodolzhenie-1/

http://prozaru.com/2010/05/ona-vyibrala-smert-prodolzhenie-2/

http://prozaru.com/2010/05/ona-vyibrala-smert-prodolzhenie-3/

Глава 11

Мы шли пешком по ночному Парижу. Столица любви жила особенной, бурной жизнью, словно все её жители были влюблёнными и не хотели спать этой ночью.

— Зея, скажи, а кто такой Гиви Рафаилович? — спросил я.

— Он охраняет и опекает Ольгу Крылову. Он её верный слуга…

— Она мне говорила, что Гиви ей обещал, что мы с ней будем вместе. Это как? Против моей воли? Что это значит?

— Я должна была убрать тебя из мира людей… Я уже говорила это… Маг захотел, чтобы вы с Ольгой воссоединились. От тоски по тебе страдает её талант. А Маг не может допустить, чтобы пропал даром его многолетний труд. Он коллекционирует лучшее. И улучшает сотворённое на Земле на свой лад, по своему разумению. Маг соперничает с самим Творцом…

— Сколько раз это уже было на нашей грешной Земле, — помолчав, проговорил я. – Такие, как Маг, беспардонно вмешиваются в людские судьбы, в жизнь народов и государств, в законы природы. Этих амбициозных, бессовестных людей ничему не учит история.

Как раз в этот момент мы проходили мимо Лувра, дворца королей, в котором когда-то вершилась судьба Франции, большей частью, кровавая судьба…

— Что же ты будешь делать дальше, Зея? – спросил я.

— Я с тобой – и мне больше ничего не нужно. Я чувствую себя так спокойно, тепло. Я чувствую себя защищённой…

— Защищённой? – удивился я. – Ты, кто обладает способностями, которых нет у обычных людей, нуждаешься в защите?

— Да, это трудно понять, но это так. Исключительность порождает одиночество… И это есть та страшная цена, которую я плачу…

Удивительно, с этой женщиной, которая была не совсем человеком, я чувствовал такое родство душ, какого не испытывал никогда раньше, Я всё больше понимал, как она дорога мне, как я хочу, чтобы она была счастлива…

Внезапно Зея вскинула голову и быстро сказала:

— Сейчас тебе будет звонить жена. Я отойду в сторонку.

И действительно, через полминуты зазвонил мой сотовый. Голос Любы словно вернул меня в реальность. Рассказав, как прошёл очередной день на море, жена передала трубку Глебушке.

— Папа, я так соскучился по тебе! Мне здесь уже надоело. Всё одно и то же. Море одно и то же, погода всегда одинаковая…

— Ну, Глеб, ты зазнался! — засмеялся я, узнавая в сыне черты своего характера. Я тоже не любил однообразия.

– Скажу тебе по секрету, только маме не говори, мы с дядей Феликсом готовим вам сюрприз. Потерпи немного. И слушайся маму, хорошо?

— Да, папочка, — обрадовался Глеб. Он очень любил тайны и сюрпризы. – Целую тебя! Пока!..

Зея подошла ко мне, и мы отправились дальше. Ветер с реки нёс приятную свежесть. Мы шли по набережной Сены в сторону собора Парижской Богоматери. Громада собора виднелась издалека на фоне ночного неба Парижа.

«Интересно, как Зея относится к Богу?» — почему-то подумал я.

— Понимаешь, — отвечала мне она, угадав мою мысль, — я как бы не входила в Его планы… У меня нет судьбы… Всю жизнь я подчинялась Магу, выполняла его приказы.

— Но Бог, значит, попустительствовал вам, раз ты существуешь?

— Я существую, но я обречена, Владислав… Теперь я стала понимать многие вещи. Я понимаю, что несовершенна. Я как будто занимаю чужое место… Не могу тебе это объяснить…

Мы подошли к Нотр Дам де Пари. Великолепные, незыблемые готические стены возвышались перед нами, уводя взгляд ввысь, в небеса…

— Бог есть Любовь… – медленно проговорил я. – Но ведь ты меня любишь, Зея?

— Как ты считаешь, Любовь может жить только между созданиями Творца? — спросила она, не ответив на мой вопрос.

И, действительно, я вдруг понял, что никогда не смогу произнести слова: «Я люблю тебя, Зея…»

Глава 12

На такси мы добрались до забронированной Феликсом гостиницы. Я так устал, что даже не хотел ужинать. Зея заботливо уложила меня в постель, и я быстро заснул…

Утром нас разбудил настойчивый стук в дверь. Служащий отеля с извинениями сообщил, что ему звонил господин Ярский. Феликс не смог связаться со мной по телефону и просил, чтобы я срочно ему позвонил. Я дал парню чаевые и набрал номер своего друга.

— Влад, включи телевизор. По всем каналам в «новостях» передают подробности гибели Ольги Крыловой…

У меня оборвалось сердце, зашумело в ушах. Я вошёл в спальню к Зее. Она уже включила телевизор.

На экране показывали кадры страшной аварии. Искорёженная машина стояла, врезавшись в огромное дерево на обочине шоссе. Впереди виднелась табличка с названием населённого пункта «S…». Корреспондент взволнованно рассказывал:

— Сегодня ночью русская оперная певица Ольга Крылова погибла в автокатастрофе близ местечка S под Парижем. Накануне вечером в Гранд Опера она блестяще исполнила партию Татьяны в опере Чайковского «Евгений Онегин». Спектакль имел ошеломляющий успех у зрителей. После представления Ольга Крылова вместе со своим импресарио должна была ехать в гостиницу. По дороге к своему автомобилю, как утверждают многочисленные свидетели, Ольга стремительно выбежала на улицу и поймала такси. На большой скорости такси поехало в сторону аэропорта Орли. Потом оно выехало на трассу, ведущую к городку S…. По пути Ольга Крылова попросила таксиста выйти из машины. Сейчас он сам нам расскажет, что с ним произошло.

На экране появился молодой мужчина, который рассказал, что девушка была явно не в себе. Она заставляла его ехать быстрее, он уже несколько раз нарушил правила, и за ними гналась дорожная полиция, приказывая остановиться. Тут его пассажирка сняла с себя драгоценности и отдала ему, потребовав выйти из такси. За поворотом дороги он выскочил из машины и спрятался в кустарнике. А девушка дала полный газ и умчалась дальше…

Корреспондент продолжал:

— На огромной скорости, не справившись с управлением, Ольга Крылова врезалась в огромный дуб, стоявший на обочине шоссе, недалеко от городка S…. Она погибла мгновенно… Удивительное совпадение ровно четырнадцать лет назад, на этом же месте, именно в это дерево врезалось такси, в котором погибла другая русская оперная певица, Анна Панина. И той, и другой девушке было по двадцать пять лет… В этой трагедии много неясного. Полиция сообщила, что намеревалась вызвать на допрос Ольгу Крылову и её импресарио Гиви Гуриди для выяснения некоторых обстоятельств по просьбе российских правоохранительных органов. Но господина Гуриди больше никто не видел после спектакля…

Зея подошла ко мне и положила свои прохладные ладони на мои виски, в которых гулко стучала кровь.

— Успокойся, милый. У тебя сильно повысилось давление… Сейчас всё пройдёт.

Я, действительно, немного успокоился.

— Зея, что же она натворила? Я уверен, что это было самоубийство.

— Она выбрала смерть, — промолвила Зея. – Она предпочла смерть славе, богатству, вечности… Ты знаешь, пожалуй, это было единственным выходом для неё.

— Почему ты так говоришь?

— Жить в мире Мага, который уверен, что создал рай, всё равно, что жить в аду… — произнесла Зея непонятную для меня фразу.

Через пару минут я прервал затянувшееся молчание:

— Ладно, надо ехать к Феликсу и Николь.

Быстро позавтракав, мы собрались и поехали в S….

Глава 13

Мы ехали в такси знакомой дорогой, по которой несколько часов назад мчалась Анна навстречу своей гибели. Мне было привычнее звать её Анной. Размышляя над случившимся, я не мог отогнать от себя мысли о своей виновности в её смерти. Именно я убил в ней последнюю надежду, и с этим ничего нельзя было поделать. Хотя, чем бы я мог ей помочь? Не знаю…

Мы уже подъезжали к городку, и я увидел на обочине шоссе то самое дерево, в которое ночью врезалось такси. Огромный, толстый ствол могучего дуба принял на себя удар страшной силы, но устоял. Только кора, ободранная в месте столкновения, белела свежей отметиной. Я попросил шофёра остановиться. Зея осталась сидеть в машине. Я снял свой фрак и вышел из такси. Подойдя к дубу, прислонился к нему всем телом… Так я простоял довольно долго, чувствуя, как моя энергия проникает в многострадальное дерево, а оно отдаёт мне свою. Мы обменивались флюидами друг с другом, и я как будто слышал, как этот раненый исполин, словно живое существо, жаловался мне на свою боль, а я передавал ему свою, душевную, невыносимую муку… Сок, сочащийся из свежей раны ствола, промочил мне рубашку. У меня полились слёзы, я разрыдался…

Зея отпустила такси и подошла ко мне. Она обняла меня за плечи и мягко отстранила от дерева…

Мы молча пошли в городок пешком, сокращая путь по протоптанной тропинке, бегущей среди живописных склонов холмов. Вскоре впереди показался дом Николь. На заднем дворе работник распрягал лошадь, которая привезла огромный воз сена для скотины. По двору бегали куры, поклёвывая всё съестное, что попадалось им под ногами. Важно прохаживались гуси, смешно переваливались с боку на бок утки. Николь некогда было скучать с таким хозяйством, только успевай управляться.

А, вот и Феликс. Мой друг вышел навстречу работнику в соломенной шляпе, с вилами в руках, и начал перекладывать с телеги сено.

— Вот так дела! – я не смог сдержаться и рассмеялся. — Чтобы эстет и белоручка Ярский занялся крестьянским трудом – этого не могло присниться даже в кошмарном сне!

Феликс заметил нас, когда мы уже спустились с холма, и замахал нам своей шляпой.

— Привет, дружище, — сказал я, подойдя к нему, и похлопал его по плечу. – Рад видеть тебя в новой роли!

— Да, — засмеялся Феликс. — Никогда не думал, что заниматься хозяйством так здорово! Наверное, на меня действует здешний благодатный климат и земля, щедрая на изобилие…

— Любовь на тебя действует, Ярский! – снисходительно констатировал я.

— Это правда, — подтвердил Феликс. – Ты даже не представляешь, Влад, как я счастлив…

Я нашёл свою тихую гавань,

Я обрёл долгожданный покой…

– заговорил Ярский стихами. Потом, словно спохватившись, он внимательно посмотрел на меня.

— Всё в порядке, Влад? Знай, что ты можешь, по-прежнему, рассчитывать на меня. Я в твоём полном распоряжении.

— Спасибо тебе, Феликс. Ты — настоящий друг.

— Ну, что же мы тут стоим? Пойдёмте в дом, — пригласил он меня и Зею.

Мы прошли в столовую, где Николь уже ждала нас, приготовив прохладный крюшон в огромной дыне, который пришёлся, как нельзя кстати, в этот знойный июльский день. Она разливала напиток серебряным половником по большим хрустальным бокалам, которые сверкали всеми цветами радуги, отражая солнечный свет своей восхитительной старинной огранкой. В этом доме постоянно ощущалось удивительное сочетание старины и современности, простой, натуральной жизни и аристократической изысканности. Оказывается, мать Николь была из рода маркизов д`Оль и передала дочери несколько семейных реликвий. После крюшона Николь пригласила нас в гостиную и с гордостью показала старинную шпагу, эфес которой был сделан из чистого золота и усыпан драгоценными рубинами. Я дотронулся до острого, как бритва, клинка из дамасской стали, погладил эфес, который, казалось, был забрызган каплями крови.

— Эта шпага была изготовлена ещё во времена Людовика ХУ, — сказала Николь. – Многие погибли от её клинка на дуэлях. Мой предок, маркиз Филипп д`Оль был ярым дуэлянтом и сумасбродом. Но и заслуг перед Францией имел немало. Король его очень ценил. В конце жизни маркиз тайно женился на простолюдинке и уехал жить в провинцию. Это спасло его во время Великой Французской революции от массовых казней аристократов. Но, в деревне маркиз умудрился поссориться с кем-то, и состоялась дуэль, на которой его убили… А у его жены вскоре родилась дочь. И в последующих поколениях всё время рождались девочки, вплоть до моей матери и меня.

— А что случилось с твоей мамой, Николь? – спросил Феликс.

— Она умерла, когда мне было тринадцать лет. Я её очень хорошо помню. Мама приучала меня к хозяйству с самых ранних пор… Потом мы остались вдвоём с отцом… И вот, только недавно он женился снова, много лет оставаясь верным моей матери.

Всё это время Зея с интересом слушала рассказ Николь и вдруг спросила:

— Твою маму звали Софи?

— Да, — удивилась Николь.

— Так ты назовёшь и свою дочь, которая родится уже в следующем году, — промолвила Зея, улыбнувшись…

Николь раскрыла рот и удивлённо посмотрела на Феликса. Высказывания Зеи, конечно же, вызывали недоумение у тех, кто не знал о её способностях. Чтобы сгладить неловкость, я обнял Зею за талию и предложил ей подняться в нашу спальню.

Глава 14

Не успев открыть дверь, я услышал, что в комнатах кто-то есть. Этот кто-то нервно прохаживался по внутреннему садику, постукивая чем-то по полу из мраморной плитки, совершенно не скрывая своего присутствия.

— Это Гиви, — тихо сказала Зея и первой вошла в патио.

— Я заждался тебя, голубушка! – обратился Гуриди к Зее, не обращая на меня никакого внимания. – Вот чем закончилась твоя, так сказать, самодеятельность! И что мы теперь скажем Магу?

— Не волнуйся, я возьму всю ответственность на себя, — спокойно проговорила она. – Может быть, ты всё-таки поздороваешься с Владиславом?

Гуриди встал, опершись обеими руками о свою трость.

— Добрый день, господин хороший, — язвительно сказал Гиви Рафаилович и вдруг обратился к Зее на совершенно непонятном мне языке. Господи, вспомнил! Я же слышал этот голос и этот язык на гипнотическом сеансе у профессора Фёдорова… Зея и Гиви говорили на тех же повышенных тонах, и в их разговоре мне снова было понятно только одно слово: «Зея»…

Наконец, Гиви с досадой стукнул своей тростью об пол и замолчал.

— Подожди нас здесь, — сказала Зея бывшему импресарио и увела меня в соседнюю спальню.

— Мне нужно с тобой серьёзно поговорить, милый, — произнесла она. – Я знаю, ты хотел бы остаться на похороны Анны, но ты должен знать, что её не похоронят…

— Как это?! – возмутился я. – Опять какие-то непонятные вещи! Когда вы оставите её в покое?!

— Не горячись, любимый. Так надо… Гиви должен был доставить Магу Ольгу Крылову, а я – тебя…

— Ты меня пугаешь, Зея. Что ты хочешь этим сказать?

Она продолжала заговорщическим тоном:

— Ты должен мне помочь обезвредить Мага… Когда ты увидишь его, то поймёшь, как он опасен. Маг – сумасшедший. Он погубит весь мир, если его не остановить…

Я растерялся от таких слов.

— Но, Зея… Что же я могу? Я ведь просто человек, уже не первой молодости… обыкновенный человек…

— Мы с тобой должны быть у него, понимаешь? Чтобы он ничего не заподозрил. Остальное – моя забота… Ты только должен переместиться со мной в пространстве. Тем более, что ты это уже проделывал, и не один раз.

— Что — что? – я ошеломлённо вытаращил глаза.

«Точно, — подумал я. — Так вот что это было! Когда я отключался и оказывался в совершенно другом месте…» Моё тело и мозг чётко вспомнили это состояние, и я явственно ощутил, что именно тогда испытывал. Так значит, это возможно? Телепортация или, как там это называется, возможна?! Через секунду я уже был абсолютно уверен, что смогу это сделать…

Зея продолжала:

— Ты можешь взять Феликса, если он захочет. Энергии Гиви хватит ещё и на живого чел… — запнулась она и замолчала.

— Хорошо, я поговорю с ним, — сказал я, нежно поцеловал её в губы и пошёл вниз.

Феликс и Николь находились в столовой.

— Дружище, дело есть, — сказал я по-русски.

Ярский подошёл ко мне, мы сели к столу.

— Я не уговариваю тебя, Феликс, не прошу… просто, чтобы ты знал… Я должен увидеть Мага. Зея отвезёт меня к нему… У меня к Магу личный счёт…

— Я с тобой, Влад. Неужели ты сомневался во мне? Ты меня обижаешь.

— Феликс, это очень рискованно.

— Тем более! Как я могу отпустить тебя одного? И потом, мне тоже очень любопытно посмотреть на этого Мага.

Я с благодарностью крепко пожал руку друга.

— Поговори с Николь, скажи, что должен срочно уехать.

— Да, конечно… Минут через десять я к вам поднимусь, — сказал Феликс.

Уже через час мы прощались с гостеприимной хозяйкой. У дома ожидала нарядная повозка, запряжённая белой лошадью, которая должна была довезти нас до шоссе. А дальше, на любой попутке, мы добрались бы до Парижа.

Втроём мы сели в повозку. Среди нас не было Гиви. Накануне он так же внезапно исчез, как и появился.

Лёгкой рысцой, не спеша, мы доехали до трассы. Там мы сошли, поблагодарили кучера и некоторое время провожали взглядом удаляющуюся повозку. Как назло, в направлении Парижа так и не проехало ни одной машины. Простояв на дороге ещё какое-то время, я проворчал:

— Всё-таки, надо было заказать такси.

— Не волнуйтесь, — я услышал за спиной голос Гуриди, — не надо никакого такси. Мы, с вашего позволения, немного прогуляемся пешком. Здесь недалеко…

Он взял и покатил по асфальту один из наших чемоданов. Мы прошли метров сто по шоссе и остановились возле дуба, того самого, в который врезалось такси Анны. Гиви Рафаилович заговорил снова:

— Это место – Тоннель Времени… Подойдите ко мне, Феликс, и ничего не бойтесь.

Ярский послушно подошёл к Гуриди.

— Расслабьтесь, постарайтесь ни о чём не думать… — продолжал Гиви. — В Вашей голове нет ни единой мысли… Ничто Вас не тревожит, не волнует… Всё своё прошлое Вы оставляете здесь.

И он слегка ударил своей тростью по стволу дерева. На моих глазах происходило что-то удивительное с моим другом. Феликс стоял с закрытыми глазами, слегка покачиваясь из стороны в сторону. От удара тростью от ствола дуба пошли какие-то полупрозрачные колышущиеся волны… Пространство вокруг Феликса и Гиви стало дрожать и искривляться, а потом вдруг вспыхнуло ярким светом. Я зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел, что около дерева никого не было.

— Теперь наш черёд, – промолвила Зея. – Иди ко мне, Владислав.

Я приблизился к ней. Она обняла меня, и я снова, задрожав всем телом, ощутил невыносимое блаженство. Она положила свою руку мне на грудь, на область сердца. Я почувствовал жар от её руки. Вся энергия моего тела устремилась к этой точке, медленно изливаясь от кончиков пальцев, от головы, ото всех моих внутренностей. Наконец, сконцентрировавшись в грудной чакре, она вырвалась наружу, словно взорвав моё изнемогшее от сладостного оргазма тело… Моё сознание не отключалось, мысль работала необыкновенно ясно и чётко… После яркой вспышки я погрузился в кромешную тьму. Но никакого страха я не испытывал, всё происходило так, как будто это было самым естественным процессом. В моём мозгу неотвязно звучала мысль, что я умел проделывать это раньше, очень давно, просто позже забыл об этом…

В этот момент вокруг меня появился свет, который становился всё ярче, и, наконец, я увидел очертания какого-то огромного зала…

Глава 15

Я огляделся. Рядом со мной стояли Зея, Феликс и Гиви. Наши с Ярским чемоданы тоже были здесь… Чуть поодаль, на полу, стоял гроб с прозрачной крышкой. Возле него в большом кресле с высокой спинкой, как на троне, восседал пожилой человек лет семидесяти. Он сидел, сцепив перед собой пальцы рук, и внимательно разглядывал нас. Потом он обратился к Зее и Гиви:

— И что же вы натворили? Мой эксперимент, на который я потратил столько лет, загублен!.. Зея, я же просил тебя просто привезти Владислава к нам, сюда. Анна была бы счастлива с ним. И ублажала бы мой слух своим божественным пением здесь, в моём Эдеме… И что теперь?

Он встал с трона и подошёл к гробу. – Мне придётся клонировать её, растить, обучать… И ещё не факт, что голос будет точно таким, как был у Анны Паниной. Таким исключительным по окраске и широте диапазона.

Чувство негодования охватило меня.

— Это не твоё! – с ненавистью процедил я сквозь зубы и подошёл к Магу. – Не трогай её!

— О-о, Владислав. Вы осмеливаетесь мне это говорить? Но Вы же сами виновны в её гибели. Она так тосковала по Вам, Влад!.. И я был вынужден начать на Вас охоту…

Какое-то время Маг пристально глядел на мёртвое лицо Анны.

— Какая красавица! Не могу поверить, что Вы отказались от женщины, которую так сильно любили когда-то.

— Увы, Вы не властны над чувством, — сказал я с горечью, — именно любовь Вам неподвластна!

— Вы – глупый человек, Влад. Неужели было бы лучше, если бы Анна внезапно умерла через неделю, как ей было предсказано?

— Я не верю, что это могло произойти. Я думаю, что вы нарочно обманули Аню, чтобы заманить в свои сети.

— Полноте, — протянул Маг. – Но ведь мне было бы гораздо проще взять её к себе ещё тогда, в 1993 году, безо всякого переселения душ. Вы не находите?

Ну, допустим… – неуверенно проговорил я.

— Возникает вопрос, зачем нужны были такие сложности? — Маг вперился в меня взглядом и выдержал паузу…

— Всё просто. Я спрятал Анну в теле Ольги Крыловой… – чётким шёпотом выговорил он. – Спрятал её от Него, — Маг многозначительно показал пальцем на небо.

Затем он громко продолжил: — Анна затронула Небесные Струны, её голос достиг Высшей Вибрации. Её услышал Он… А Он забирает Лучших…

Маг вдруг стал похож на обезумевшего старика. Я взглянул на Зею. Она стояла, с безразличием глядя на происходящее. Было видно, что она давно устала от бредней этого человека и, что спорить с ним было бесполезным занятием.

Я не захотел её отдавать, продолжал Маг. Я думал, что моё желание совпадает с желанием мужчины, который её так любил! Но выходит, что я ошибался.

— Но ведь это уже была не Анна! Неужели Вы этого не понимаете?! – закричал я. – В конце концов, оставьте меня в покое! Я люблю свою жену и сына! Моя семья для меня – мой Эдем!

— Браво! – Маг по-скоморошьи захлопал в ладоши. – Оставим этот спор, наконец… Мне не терпится показать Вам, Владислав, от какой жизни Вы отказались. И Вам, Феликс, я думаю, это тоже будет очень интересно, — самонадеянно произнёс он.

Тем временем, по профессиональной привычке, Феликс достал из кармана пиджака блокнот с ручкой и стал бегло записывать дальнейший рассказ Мага краткими тезисами.

— Итак, господа, мы с вами находимся в Южной Америке, в Андах, – Маг обвёл нас высокомерным взглядом, предвкушая удовольствие от нашей реакции на его слова. Эта реакция не заставила себя долго ждать. Мы с Феликсом уставились друг на друга, не в силах что-либо произнести. Мы словно лишились дара речи…

Маг продолжал:

— В толще гор я построил город. Он имеет выход в океан под землёй. Мои люди живут в прекрасных домах. Это — дворцы, представляющие собой гигантские раковины-моллюски, которые обитают на суше. А перед этим каждый дворец самостоятельно растёт в океане по заданной генетической программе моего суперкомпьютера. Из морской воды раковины получают необходимый строительный материал, потом готовый дворец «выползает» на сушу. Коммуникации в таком доме заменяет моллюск, живущий в цоколе здания. Он перерабатывает все отходы, питаясь ими. Планировка и обстановка дворца легко меняются по усмотрению его владельца. Стоит только поменять программу. Вот, посмотрите, — Маг указал рукой на зал, в котором мы находились, — это мой дворец, громадная раковина-жемчужница…

Мы направились вслед за ним в следующее помещение. Мозаичный пол, богато украшенные стены и потолок, вся обстановка поражали безупречным вкусом. Перламутровое мерцание придавало дополнительную роскошь отделке…

— Всё здесь создано из перламутра и жемчуга — от стен до мебели и посуды. Моллюск выращивает жемчужные предметы по моему желанию. Пока что это – довольно длительный процесс. Но результат того стоит. Ведь всем известно, что жемчуг – благородный и благодарный материал. Тёплый, мягкий, целебный, он имеет богатейшую палитру цветов, огромную гамму оттенков… Но поражают не только его декоративные качества, но и биологически полезные для здоровья свойства. Я чувствую себя в своём доме великолепно.

Признаться, я тоже почувствовал, что дышать здесь было так же легко, как на морском курорте.

Маг, наконец-то, предложил нам сесть в удобные кресла, окружавшие большой овальный стол с шикарной инкрустацией. Разумеется, всё это было тоже сделано из перламутра.

— Ну, а теперь я постараюсь доступно, вкратце рассказать вам о нашей научной работе.

«Надо же, соизволил сказать «нашей», а не «моей», — с раздражением подумал я.

— Вот, например, взгляните на Зею, — продолжал Маг. – Это моя гордость, моя любимица. В её геном были пересажены гены нескольких видов змей. Заметьте, гены не одного вида, которые встраиваются в кассете признаков, а, так сказать, смесь главных генов и микрогенов каждого вида. Это дало необыкновенный результат. Вы сами могли в этом убедиться, Владислав, — он хитро посмотрел на меня.

— Ещё один плод генной инженерии – Гиви. Ему я также добавил гены змеи, но только одного вида, и результат получился совершенно иной. В Гиви тоже проснулся дар далёких предков, но в гораздо меньшей степени…

Я давно сделал вывод, что, как правило, удачнее получаются особи женского пола, как более генетически совершенные создания природы – у них более стойкий геном. Зато у мужчин, благодаря недоразвитой Y-хромосоме, проявляются непредсказуемые эффекты. Например, я подсадил мужчине гены жабер акулы, плавников и хвоста для плавания и ещё некоторые необходимые гены. Ну, вы помните «Человека-амфибию» Александра Беляева… Так вот, опыт не удался – получилась акула с человеческим мозгом. Я понял, почему так произошло. Потому что акула – слишком древнее животное, самая совершенная рыба на Земле. И её геном доминирует над человеческим. А вот с женскими особями этот опыт не удаётся вовсе. Может, и к лучшему, — усмехнулся он. — В настоящее время мы создали несколько экземпляров Акуломужей. Это прекрасные воины в океане – если возникнет такая необходимость. А пока что они добывают из морских глубин бесценный материал для нашей работы…

Маг с упоением читал свою лекцию. Надо отдать ему должное, он умел захватить умы своими идеями. Феликс с неподдельным интересом слушал и конспектировал его рассказ.

— Так вот, друзья мои, — продолжал Маг, — человеку и животным мы встраиваем в молекулу ДНК несколько генов чуждого вида, так как одинокий ген должен находиться во взаимодействии с несколькими генами, иначе он может «не прижиться». А вот у растений «приживается» и один ген. И эти примитивные опыты для продовольственной программы человечества – наша ширма, за которой мы ведём грандиозную работу, о которой на Земле не могут даже помыслить.

Всё удачно созданное нами может самовоспроизводиться. Неудачное – изменяется. Мы никого не убиваем. Зачем? У нас под рукой практически все обитатели Земли плюс созданные нами организмы. Всё пригодится, всё идёт в дело. Я чувствую себя творцом!.. Но я отдаю себе отчёт в том, что Он (Маг снова указал на небо) – сильнее. Я верю в Бога. На всё воля Божья… Любая космическая катастрофа или ядерная война может уничтожить наш мир. Поэтому мы не высовываемся. Человечество ещё не доросло до этих свершений… Посмотрите, например, во что превратили борьбу с трансгенными продуктами!

— Но уже доказано, что последствия употребления «пищи Франкенштейна» могут быть самыми катастрофичными. Опыты, проводимые на крысах, показали быстрое возникновение у них рака желудка и прочих заболеваний, — высказал свои познания Феликс.

— Но, молодой человек, каждому школьнику известно, что гены не растворяются, не перемешиваются, не вступают в химические реакции. Они только могут встраиваться целиком в белковую молекулу по генетической программе. А если вы едите белковые соединения, то они просто расщепляются на аминокислоты и усваиваются организмом. Разумеется, это должно происходить в случае чистого, высокотехнологичного процесса. Так происходит в природе с незагаженной (простите за выражение) экологией. Если же технология нарушается, то могут возникать повреждённые гены, осколки, наносящие вред организму… Но сама идея прекрасна! Не надо только допускать к ней дилетантов. Это всё равно, что представить, будто каждому было бы доступно у себя дома создавать атомный реактор! – напыщенно возмутился Маг.

— А кстати, чем вы питаетесь? – спросил Ярский. – Трансгенными продуктами?

— Разумеется. Мы едим брикеты. Вот, попробуйте, например, брикет «Цыплёнок табака», — Маг достал что-то из холодильника, встроенного в столешницу, и подал нам по упаковке. – Кушайте, не бойтесь, — он отломил кусочек от своего брикета и начал жевать, снисходительно поглядывая на нас.

Мы с Феликсом сильно проголодались. Поэтому, без церемоний, принялись с аппетитом есть содержимое упаковки. Я почувствовал аромат мяса и ощутил бесподобный вкус жареного цыплёнка.

Да, скажу откровенно, я получил огромное удовольствие от этой еды, — с энтузиазмом проговорил Феликс.

— А сколько пользы! – подхватил Маг. – Ведь здесь только необходимые для нашего организма вещества. Никаких добавок, канцерогенов и прочих гадостей нет. Наша фабрика по изготовлению пищевых брикетов предоставляет ассортимент на любой вкус. Представлена разнообразная кухня… Но это, так сказать, пища на скорую руку. Сейчас я предложу вам нечто другое.

И Маг тихо сказал что-то в микрофон, спрятанный в складках его одежды. Через минуту хорошенькая официантка привезла на тележке большое блюдо. На нём лежал, как будто только что вынутый из духовки, гусь с аппетитной хрустящей корочкой, который был обложен вокруг печёными яблоками. Официантка легко разрезала гуся на порции и разложила их по тарелкам. Затем она разлила по бокалам напиток гранатового цвета.

— Спасибо, Ирма, — сказал Маг официантке. – Отведайте, — обратился он к нам.

Разломив печёное яблоко золотой вилкой, я был удивлён, что внутри него не было косточек. Доставшийся мне ломоть гуся в форме окорока не содержал костей, была только нежная мякоть.

— Не удивляйтесь, — предваряя мой вопрос, сказал Маг, — Скелет птицы рассасывается в процессе доведения мяса до кондиции. Он нужен только вначале, для формирования очертаний тушки. Заметьте, мы не выращиваем скот или птицу, мы выращиваем туши всевозможного мяса, рыбы и прочих животных, мы едим только подобие их мяса… С овощами, ягодами, фруктами – аналогично. Нам не нужны сердцевины с косточками или зёрнышками. Мы выращиваем только сочную мякоть плодов…

Маг поднял свой бокал.

— Это вино тоже создано на нашей фабрике из настоящего винограда, но он не растёт на лозе. Он зреет в контейнерах, одни только ягоды – ни веточек, ни косточек, ни листьев. Попробуйте, — предложил он нам.

— Замечательный терпкий сафьяновый вкус! Это просто волшебно! – воскликнул, отпив глоток, Феликс. – Настоящее высокосортное «Каберне».

— Я рад, что вам понравилось, — довольно произнёс Маг.

Некоторое время мы молча ели, наслаждаясь великолепным кушаньем. Мои пищевые рецепторы словно вспомнили вкус настоящей, качественной еды. Именно так, в моём далёком детстве, я ощущал вкус той, ещё почти не испорченной цивилизацией пищи…

— Это потрясающе, — вымолвил я, закончив трапезу.

— Ну, а теперь пройдёмте в мою любимую оранжерею, —

предложил Маг.- А вы, Зея и Гиви, можете вернуться в тронный зал. Там есть для вас работа.

Зея, обворожительно улыбаясь, проговорила: — Хорошо, Маг.

Уходя, она взглянула на меня, дав понять, что всё под контролем.

Мы вошли в огромное застеклённое помещение. Заросли растений, цветы невиданной красоты поражали взор.

— Это моя бесценная коллекция флоры и фауны. Здесь представлены самые красивые виды. Они совершенны. Мы только ввели им «воспитательные» гены…

Тут к нам стремительно подлетели маленькие птички и, зависнув в воздухе, начали пить нектар из роскошных орхидей.

— Взгляните на этих колибри. Ну, чем не летающие драгоценности?! – Маг поднял руку, и стайка колибри закружилась вокруг неё, тысячекратно взмахивая своими крохотными крылышками. – Кто из людей не мечтал приручить эти живые сокровища!

Птички изумляли своей удивительной окраской. Невозможно было налюбоваться на их разноцветное оперение, переливающееся, словно драгоценные камни.

Мы подошли к скамье возле бассейна с цветущими лотосами и присели отдохнуть.

— Фу, жарко! – сказал Маг.

И тут же ветви растущей рядом серебристой ивы склонились над скамейкой, создав прохладную тень. Перед нами расстилался ковёр из прекрасных цветов, над которыми порхали огромные бабочки с яркими бархатными крыльями. Маг продолжал рассказывать:

— Эти бабочки не умирают – они самообновляются, если, например, повредят крылышки или сотрут чешуйки. Таким образом, в их развитии отсутствует фаза прожорливой гусеницы, и насекомые не вредят растениям…

Отдохнув, мы пошли дальше по дорожке, бегущей среди древовидных папоротников, лиан и пёстролистных кустарников. В тишине было слышно журчание кристально чистого ручья, то мирно текущего вдоль тропинки, то ниспадающего с высоты нагромождённых валунов сотнями радужных брызг. На открывшейся нашему взору лужайке лежала чёрная пантера с лоснящейся переливающейся шкурой. Её большие зелёные глаза были полузакрыты. Рядом с ней свернулся тугим огромным кольцом великолепно окрашенный питон. Они мирно дремали, наслаждаясь покоем.

— Багира! – позвал Маг.

Пантера тотчас грациозно вскочила и подошла к хозяину.

— Моя кисонька, — нежно говорил Маг, гладя её по голове и почёсывая за ухом.

Та ласкалась и мурлыкала, как домашняя кошка. Через минуту к ним подполз питон и улёгся возле ног Мага, положив свою голову на его чёрный лакированный ботинок. Маг нагнулся и ласково погладил удава, приговаривая:

— Каа, хороший мальчик!

Питон блаженно растянулся во весь свой гигантский рост. — Тебя ждёт угощение, вон там, — Маг указал на огромное кряжистое дерево. Каа послушно пополз к нему, медленно и плавно, словно демонстрируя свой роскошный узор на коже.

— Не хватает только, чтобы откуда-нибудь сверху нам на головы свалился Маугли, — тихо шепнул мне на ухо Феликс. – Или возник сам Киплинг собственной персоной…

— Ну что же, вернёмся к бассейну. Там есть ещё кое-что интересное, — деловито произнёс Маг.

Мы пошли назад. Багира шагала рядом с Магом беззвучной поступью, по-кошачьи изящно изгибая спину. Вокруг нас время от времени появлялись прекрасные животные, которые подходили к нам, доверчиво позволяя любоваться собою. Невиданной красоты птицы расправляли своё сказочное оперение, райские трели певчих птиц дарили несказанное удовольствие…

Наконец, мы снова оказались возле бассейна. Маг наклонился над водой и щёлкнул пальцами. В тот же миг к нему подплыла стайка золотых рыбок. Он погрузил руку в бассейн и вытащил одну из них. Она спокойно лежала на ладони Мага.

— Так, на воздухе, рыбка может пробыть около часа. Сейчас она немного отдохнёт и скажет мне что-нибудь…

Рыбка заговорила тоненьким кукольным голоском:

— Здравствуй, Маг!

— Здравствуй, моя хорошая!

— Ты стал редко нас навещать. Что случилось?

— Исправлюсь! Буду приходить чаще. Я ведь очень люблю поболтать с вами… Видишь, сейчас у меня гости. Мне нужно быть с ними.

— Да, я понимаю…

— Ну, пока, моя золотая. Тебе ведь некогда скучать? У тебя столько друзей!

— До свидания, Маг, — сказала рыбка.

Маг поцеловал и отпустил её. Все рыбки разом выпрыгнули из воды, совершив сальто в воздухе и, сверкнув золотой чешуёй, уплыли в глубину.

У нас с Феликсом больше не было сил удивляться.

— Как же Вы научили рыбу говорить? – изумлённо воскликнул Ярский.

— Это была одна из самых сложных задач. У рыб нет речевого аппарата, и мозг не сильно развит. Мы встроили в их геном человеческие гены, ответственные за речь и карликовый рост. А также гены кожи лягушки. Эти рыбки на воздухе дышат всей кожей, подобно земноводным…

— Этот сад – воплощение моей детской мечты, когда я зачитывался сказками, — продолжал Маг. – Я, как видите, сказки сделал былью. И я буду идти дальше, ведь мы ещё только в самом начале пути.

И Вы видите конечную цель? – спросил я.

— Нет, цель невозможно определить. Это тот случай, когда движение к цели отдаляет её всё больше и больше… Мы не можем знать всего, что будет в конце пути конец всегда за горизонтом. А, коль так, я наслаждаюсь процессом созидания. Как бы вам сказать… Это – как цепная реакция. Каждый опыт даёт нам несколько путей для дальнейшей работы, а каждый из последующих также разветвляется, и так далее. Творчество бесконечно…

— Воистину, благими намерениями усеяна дорога в ад, — произнёс я известную фразу. – А Вы не боитесь, что ваши эксперименты погубят Землю и человечество?

— Хе-хе-хе, — старчески ухмыльнулся Маг. — Человечество. Вы даже не представляете, сколько раз это человечество уничтожало самоё себя. Но Мировой Совет (я не отношусь к нему, это — высшая иерархия. Слишком долго и сложно объяснять вам, что это такое), так вот, членам Совета известны законы Времени. Они вырезают отрезок, в котором произошла всемирная катастрофа, и Земля продолжает существовать дальше…

Или, взять, к примеру, исчезновение динозавров. Учёные поломали столько копий, чтобы объяснить это. А всё очень просто – динозавры сожрали весь свой корм и умерли от голода. Подумать только, миллионы лет процветания динозавров поставили под угрозу само существование жизни. Природа зашла в тупик. Земля превратилась в гигантское зловонное кладбище динозавров. Последний отрезок был вырезан. Время откручено назад. И вот, на Земле остались млекопитающие, птицы, другие животные и ни единого динозавра. Откуда взялись млекопитающие и птицы — ваша наука тоже не в силах достоверно объяснить…

Что Вы там всё пишете, Феликс? Зея, забери у него блокнот!.. – вдруг неожиданно и резко сказал старик.

Только сейчас я увидел, что мы снова оказались в тронном зале. Маг подошёл к своему креслу и устало опустился в него. Гроба с телом Ольги Крыловой уже не было…

Зея подошла к Феликсу, взяла блокнот, немного подержала его в руках и незаметно опустила в карман его пиджака. После этого она отошла в сторону и встала рядом с Гиви.

Я понял её уловку и поспешил задать вопрос, который бы отвлёк Мага от записей Феликса.

— Вы говорили, что никого не убиваете. А как же Олег Тенин, звукорежиссёр оперного театра? – спросил я.

Он сам попросился к нам. Многие отдали бы всё, что имеют, чтобы нас найти и попасть сюда… Там, в «Звукооператорской» осталась только его биологическая оболочка. Здесь мы создали ему новую, точно такую, как прежде… Ещё в прошлом веке мы научились создавать «обманку» путём расщепления энергетических полей организма. Взгляните, – Маг протянул вперёд руку.

В зал вошёл Олег. Я по-настоящему испугался, увидев его. Мысль о том, что такая же участь могла ожидать и меня, приводила в ужас.

— Не бойтесь, Владислав. Это не призрак. Это обычный человек, — засмеялся Маг.

Тенин подошёл ко мне, широко улыбаясь, и мы пожали друг другу руки.

-Как ты, Олег?

— Мне здесь очень хорошо. Я занимаюсь делом, о котором всегда мечтал. Меня ничто не отвлекает от работы. У меня такие возможности, какие мне и не снились. Я очень доволен. Только вот…

Маг не дал ему договорить.

— У Олега идеальный слух. Я доверил ему работу по выявлению самых талантливых музыкантов. Я очень люблю музыку и пение. Анна Панина должна была стать жемчужиной моей коллекции… Я всё ещё никак не могу поверить, что её больше нет… Но ничего, я верну её, во что бы то ни стало, — с маниакальным упорством проворчал Маг.

Он какое-то время сидел неподвижно на своём троне. Потом, словно выйдя из оцепенения, промолвил:

— Мои желания и мечты беспредельны. Они существуют в книгах, в моих мыслях и фантазиях… Так почему же они не могут существовать наяву? Я создаю реальность, которую хочу видеть, в которой хочу жить…

— Я, я, я… А как же другие? Казалось бы, Вы играете в безобидные игры в реальность, но при этом коверкаете жизни не только животных, но и людей. Кто дал Вам на это право?! – не сдержался я.

— Это заблуждение, Владислав. Это ненужные устои, догмы, которые тормозят развитие. То, что я пытаюсь делать, — это всего-навсего ускоренная Эволюция. Это всё равно когда-нибудь произойдёт. В другой эре, в другом веке, через год… Время – вот он, главный фактор Эволюции. Что же это такое – Время? – продолжал размышлять Маг. Это – самое неуловимое, самое необъяснимое физическое явление. Учёные пытаются засунуть его в «Прокрустово ложе» задач и формул… Наш разум перемещается во Времени в любом направлении – в будущее, в прошлое… Следовательно, Время ощущает только наш разум, только человек чувствует Время, вернее, его биологические часы. Следовательно, секрет Времени – в наших генах… Да, животные тоже стареют, скажете вы. Но Время и старение – это две большие разницы, как говорят в Одессе. Их необходимо разделять, что я и пытался сделать в опыте с Ольгой Крыловой…

— Но Вы же использовали магию? – спросил я.

А как же иначе? Тонкие миры, тонкие материи… — задумчиво произнёс Маг, — от них никуда не деться. Без этих древнейших знаний, без магии, здесь не обойтись, уверяю вас…

— Хорошо, а как же быть с причинно-следственной связью событий, с ходом истории, наконец, — допытывался я.

— А кто Вам сказал, что ход времён был именно таким, как Вы его представляете?.. А сколько раз пересматривалась сама история?.. Даже Библия неоднократно изменялась…

Я вдруг почувствовал, что голова моя вот-вот взорвётся от всего этого обвала информации. Было такое ощущение, что у Мага в мозгах был какой-то винегрет, словно в его разуме смешались все файлы.

« Зея была права, — подумал я. – Он и впрямь, сумасшедший… К чему же мы придём, если каждый вот такой же «маг» будет реализовывать свои собственные фантазии? Развитие «свыше» или развитие по сценарию горстки тщеславных сумасбродов?..»

— Вы — такой могущественный, — вдруг сказал Феликс. – Но почему же Вы не омолодите самого себя?

— А зачем? Меня устраивает мой внешний вид. Здоровье у меня отменное, можно сказать, идеальное. И потом, как же я смогу повелевать моим персоналом в Эдеме, если буду выглядеть юнцом? Это будет каким-то несоответствием, вы не находите? Хотя, когда-нибудь придёт время, когда мне необходимо будет прибегнуть к собственному омоложению… Но кому я смогу это доверить? Ведь я не могу здесь больше доверять ни тебе, Гиви, ни тебе, Зея! – Маг бросил гневный взгляд на своих приближённых.

— Ты не справедлив ко мне, Маг, — заговорил Гуриди, оправдываясь, — я честно выполнял твоё задание. Я трижды был готов переместиться к тебе с Ольгой… Но Зея откладывала перемещение Владислава…

Маг жестом остановил Гиви и строго взглянул на Зею.

— Я вижу, что ты, моя дорогая, вышла из повиновения! Ты, кому я безоговорочно доверял, предала меня! Где же я совершил ошибку? Теперь мне придётся заменить тебя… – Маг поднялся с кресла, подошёл к Зее и в упор посмотрел ей в глаза. Это было опрометчиво с его стороны. Зея мгновенно прочла в его мыслях всё о своей участи.

— Так ты хочешь убить меня, Маг?!! – воскликнула она, захохотав во весь голос.

— Что ты, что ты… — Маг в испуге отшатнулся от неё.

— Интересно, как ты это собираеш-ш-шься сделать?

И с громким шипением Зея набросилась на своего создателя. Её тонкое тело начало извиваться в страшных конвульсиях. Она схватила Мага за горло, и в тот же миг мы увидели, как огромная змея обвила его с головы до ног смертельными кольцами.

— А-а-а! – истошно закричал Маг. – Гиви, на помощь!!! Помоги-те-е-е!

Мы с Феликсом и Олегом стояли, как вкопанные. Нас словно парализовало. Дальнейшее происходило, как в замедленной киносъёмке. С ужасом мы наблюдали страшную метаморфозу, происходящую с Гуриди. Он засунул свою трость себе в рот и начал заглатывать её. Потом, ухватившись обеими руками за её конец, он начал с силой тянуть трость обратно… Его нутро стало медленно выворачиваться наизнанку… И, о ужас! Перед нами предстала огромная кобра с раздутым капюшоном. В один миг очковая змея подползла к своему господину, но было уже поздно. Зея ужалила Мага в шею. Её смертоносный яд подействовал мгновенно. Маг был мёртв…

Медленно расслабляя кольца, Зея отпустила свою жертву… И в этот момент кобра совершила свой предательский бросок. Несколько минут мы наблюдали схватку двух исполинских змей, которые в бешенстве наносили друг другу ядовитые укусы… Наконец, всё было кончено, и их безжизненные тела распластались перед нами.

Словно потеряв рассудок, я кинулся к Зее. На моих глазах она вновь обернулась женщиной, которая лежала на полу и истекала кровью.

Девочка моя, скажи, что мне надо сделать? Как мне тебе помочь?! – я беспомощно опустился перед ней на колени.

Зея протянула ко мне свою прекрасную руку и погладила меня по голове.

— Не волнуйся, любимый. Всё будет хорошо… Вы с Феликсом должны срочно уйти отсюда. Феликс уже не вспомнит, что он здесь видел — Гиви успел очистить его память… Но ты будешь помнить всё. Главное, ты будешь всегда помнить меня…

Зея сняла со своего пальца кольцо с изумрудом и положила его мне на ладонь.

— Это кольцо передай своей жене, Любе. Вы ещё долго будете с ней счастливы…

— Зея, милая, надо что-то сделать, чтобы остановить кровотечение, нельзя терять время .

Она всё больше слабела, её голос уже звучал еле слышно.

— Это пустяки… Я умираю не от этого… Знаешь, что я прочла в глазах Мага в последнюю секунду?

— Что? – спросил я.

Он сделал продолжительность моей жизни недолгой, не как у человека, а как у змеи. Я чувствовала, что скоро умру… И вот, этот миг настал. Знай, любимый, я рада, что успела познать счастье с тобой… Прощай…

Я обнял её, как будто не хотел никому отдавать. Но Зея постепенно таяла в моих объятиях и, в конце концов, исчезла без следа…

Глава 16

Мы летели на самолёте в Европу.

— Интересная была экскурсия в Мачу-Пикчу. Мне понравилось, — сказал Феликс. — Да и тебе, Влад, поездка пошла на пользу, как-то сгладила тяжёлое чувство от гибели Ольги Крыловой…

Я тоже был под впечатлением от экскурсии по руинам древнего города. В Андах, на высоте более 2000 метров, среди горных вершин процветал когда-то город величественной империи инков. В 1532 году исполнилось древнее пророчество: «Однажды белые боги вновь вернутся к инкам…» И пришли белые люди, испанские конкистадоры, и до основания разрушили древнюю цивилизацию…

— Да, ты прав, Феликс, я немного отвлёкся от потери Зеи…

— Зеи? – удивился Ярский. – Подожди, она ещё снова объявится, как снег на голову, твоя ненаглядная женщина-змея.

Я ещё раз убедился, что Феликс, действительно, не помнит последних событий у Мага. После смерти Зеи мы оказались в горах в составе туристской группы. Слова, сказанные там экскурсоводом, заставили меня вздрогнуть:

— Редьярд Киплинг говорил об этих местах: «Там что-то есть…» И в начале ХХ века археологами была открыта эта крепость инков, Мачу-Пикчу…

— Опять Киплинг, — прошептал я Феликсу, намекая на персонажей его книги, увиденных нами в оранжерее Мага.

— Почему «опять»? – недоумённо спросил Ярский. – Что ты имеешь в виду?..

После экскурсии мы поехали на автобусе в гостиницу, где нас преспокойно дожидались наши вещи. Всё происходило так, как будто это путешествие в Перу было запланировано нами. Немного отдохнув, мы с группой отправились в Лиму, в аэропорт Хорхе Чавес…

Затратив часов пятнадцать на перелёт, в пятницу утром мы прилетели в Париж. Было 13 июля. Я подсчитал – прошло ровно двенадцать дней с начала этой ужасной истории. Неполных две недели обрушили на меня столько событий, сколько с лихвой хватило бы на несколько лет. Я чувствовал жуткую усталость, мне был необходим отдых.

— Феликс, — сказал я, — предлагаю тебе съездить со мной в Монако, к моим. Поваляемся на пляже, отдохнём, а потом поедешь к своей Николь. Как, согласен?

— Княжество Монако – это заманчиво… – мечтательно произнёс он. — Ну что ж, дня два–три, пожалуй, надо выделить для такого случая.

Ярский тотчас позвонил Николь. Поворковав с ней несколько минут, он потрепал меня по плечу и сказал:

— Только давай, Влад, мы прямо сейчас туда и полетим.

— Согласен, дружище. Я и сам так соскучился по жене и сыну – не передать…

Мы быстро добрались до Французской Ривьеры. Прикупив по пути плавки, сразу же пошли на пляж гостиницы, в которой отдыхали Люба и Глеб. Мы без труда разыскали их там, несказанно удивив своим появлением.

— Боже мой! Вот это сюрприз! Как я счастлива, Владик, что ты приехал! Феликс! Я так рада тебя видеть! – закричала Любаша, увидев нас.

— Папа, папа! – мой сынишка бросился мне на шею. – Как же я рад, я так ждал тебя!.. Дядя Феликс, а Юрка приехал? – спросил Глебушка. Наши пацаны были одного возраста и крепко дружили.

— Нет, Глеб, Юрка дома остался… Ничего тебе не купил… извини, — Феликс растерянно похлопал себя по карманам. Потом вынул блокнот в кожаном переплёте с черепаховыми вставками – презент одного из своих солидных клиентов. Феликс быстренько пролистал его, убедился, что блокнот пуст, достал в придачу одну из ручек, которые всегда находились при нём, и отдал мальчику.

— На вот, Глеб, возьми хотя бы этот блокнот от меня в подарок.

Глебушка, не долго думая, включил фонарик подаренной «ручки-шпиона», и на листках блокнота проступили слова, написанные убористым почерком.

— Дядя Феликс, это Вы тут что-то записывали?

— Ну-ка, ну-ка, покажи… – попросил Ярский. – Дворцы-моллюски… Гусь без костей… Виноград без лозы… Воспитательные гены… Говорящие рыбки… Бред какой-то, — изумлённо пролепетал Феликс.

— Записки сумасшедшего, — со смехом подтрунил я. – Что, дружище, теперь и у тебя проблемы с головой? Или это наброски какого-то фантастического рассказа? Писатель ты наш!

Феликс повертел блокнот, пытаясь что-то вспомнить, потом махнул рукой, разделся, и они с Глебом побежали к морю.

Я проводил их взглядом. Невольно заглядевшись на прекрасный вид Альпийских гор на фоне голубого безоблачного неба, я ощутил вдруг радостное, восторженное чувство, чувство полного счастья…

Люба ласково обняла меня, и мы поцеловались.

— Жарко, Владик. Давай, раздевайся. Будем купаться.

Я стал снимать пиджак.

— Ой, — сказала Люба, — какой у тебя красивый перстень на пальце! Это что, изумруд?

— Надо же, совсем забыл! – воскликнул я. – У меня для тебя подарок!

Я достал из кармана кольцо Зеи и надел его на палец Любаши. Она долго любовалась игрой бесценного камня.

— Посмотри, изумруды совершенно одинаковые, и на них гравировка. Что она означает?

— Это слово означает «магия». Магия любви, — на ходу придумал я.

Мы положили свои руки с кольцами рядом, на песок. Я смотрел на сверкающие изумруды, и они напомнили мне прекрасные зеленоватые глаза моей Зеи…

ЭПИЛОГ

Прошло полтора года. Феликс теперь живёт во Франции. Они поженились с Николь, и у них растёт маленькая дочка Софи. Юрка каждые каникулы проводит у отца. Мы с Любой и Глебушкой тоже частенько навещаем Ярских. Феликс оставил юридическую практику и увлёкся виноделием, так что винодельня Шарля больше не простаивает. Моя мамочка дождалась, наконец, женитьбы своего любимчика, и мы все вместе приезжали на его свадьбу во Францию. А потом ещё раз, когда родилась Софи, мама ездила понянчиться с «внучкой». Даже пробыла там два месяца, помогала Николь по хозяйству. Вот так мы и живём… А от тех странных событий остались только обрывки воспоминаний, да появилась легенда о призраке городка S…, который, кстати, там больше не появляется…

Август2007года.

Она выбрала смерть (окончание): 20 комментариев

  1. Здорово)))
    Читала с удовольствием!!
    Только… жалко…ч то всё закончилось!
    Буду перечитывать))

  2. Seliza! По-моему это я окончательно «съехала». Очень редко меня сносит так, как от вашего рассказа. Что-то подобное было, когда я читала Ирвина Стоуна и Пожалуй Некрасова «Мертвое озеро». Замечательное искусство слова. Все с таким закономерным переходом от одного к другому событию. Я в восторге. Большое спасибо за подарок в праздничные дни. Распечатала. Дам почитать друзьям. С уважением. Надежда.

  3. @ ледико:
    Мне тоже жаль, что подошли к концу эти несколько дней, когда я была с вами, дорогие читатели, на «одной волне». Спасибо всем, кто оставлял свои комментарии. Я пережила неповторимые мгновения…

  4. @ zautok:
    Надежда! Большое спасибо за Ваши восторженные отзывы и за подсказку со ссылками. Я поражена, как образно Вы воспринимаете литературу, какое разнообразие эмоций вы передаете в своих комментариях. Ведь главная цель искусства, на мой взгляд, это раскрытие души и развитие чувств.

  5. Рассказ просто супер-пупер, увлёкся не на шутку. Когда вышла первая часть, стал читать и с первых строчек мне начало нравится, потом я уже с нетерпением ждал продолжений и вот конец, немножко даже грустно. Ну что-же , будем ждать новых публикаций от вас, творческих успехов и всего найлутчшего.

    С уважением Иван.

  6. Фантастика и мистика не относятся к моим любимым жанрам, оценку пусть лучше дадут знатоки. выступлю как бы с точки зрения читателя. Читается легко, соглашусь и с тем, что события происходят логично. Беседа с Магом, пожалуй, не очень удалась в том смысле, что особой новизны в ней не увидел. Много сходного с точкой зрения профессора Керна (кажется, Вы любите Беляева, не зря его роман упоминается) или доктора Моро. У Варшавского есть один рассказ на близкую тему, «Сюжет для романа» называется.
    Прошу не расценивать как намек на плагиат. Живем поздновато, слишком много интересного сделано до нас. Но пробовать надо. Иначе ничто и не появится.
    Известен такой анекдот. Когда Макс Планк решил заниматься теоретической физикой и сообщил о намерении своему преподавателю, тот попытался отговорить, дескать, все там уже сделано, ну осталось объяснить пару малозначительных фактов, не более…
    Отсюда и подведение итогов. Работа очень удачная (напомню — с точки зрения читателя). НО — для начала. Желаю Вам не останавливаться и создавать все лучше и лучше.

  7. ЮРИЙ БАШМЕТ (источник — «Деловые новости мира» — о дресс-коде):

    «Еще недавно в лучших оперных театрах мира существовал «дресс-код». Сегодня его нет ни в нью-йоркском Metropoliten, ни в парижской Opera, ни в венской Staatsoper – он остался лишь в миланской La Scala. На обратной стороне билетов этого заведения печатаются нормы корректного поведения во время представлений, а также правила «дресс-кода»: фрак — на премьеры, пиджак и галстук — на все спектакли, для женщин – «наряды, соответствующие театральному декору «.

    Эта инициатива вызвала дискуссии и внесла раскол среди артистов и публики: некоторые поддерживают линию директора театра, заявляя, что La Scala является историческим учреждением, достойным уважения. Другие опасаются, что предложение приходить в «форме» может еще больше отдалить широкую публику от оперы и классической музыки»…

  8. @ Niagara:
    Я думаю, что любители оперы вправе выбирать, в чём им приезжать в театр. В Мариинский, например, зрители часто приезжают на лимузинах, и во фраках, и в вечерних туалетах (те,конечно, кто может себе это позволить).

  9. seliza: вот и я о том же! К тому же дорогая европейская одежда выглядит достойно, но скромно. Её носят люди, обладающие абсолютным вкусом и располагающие достаточными средствами,именно они не занимаются показухой и не таскаются по Парижу в мехах. Светские рауты — совсем другое дело…

  10. <...удалено по просьбе автора комментария...>

    Теперь хочу задать вопрос: рассматривая произведение, мы делаем скидку на то, что авторы — любители, или не делаем? Я лично до сих пор считал, что не делаем, но прочитав массу восторженных отзывов на это произведение, начал сомневаться.
    И вот ещё… Выражение «читается легко» стало уже комплиментом. Типичный комментарий к интернет-креативу: «Вещь хорошая, читается легко»… граждане, ну нельзя же так! Кто из великих писателей прошлого и настоящего писал легко? Достоевский? Нет! Гоголь? Нет! Стругацкие? Нет! Маркес? Нет!.. А, вспомнил… Упоминавшиеся здесь Донцова с Марининой. Так на кого мы хотим ровняться? На Достоевского, или на Маринину? Что касается Марининой, то, после того, как она сказала в одном из интервью «Иногда я думаю, кого бы мне ещё в книге убить, чтобы читатель не соскучился» (за точность цитаты не ручаюсь, но смысл передал правильно), она для меня вообще перестала существовать как писатель. Писатель должен писать о наболевшем, когда он не может не писать, и уж конечно, не думать о том, чтобы читатель не уснул с его книжкой.
    Ну объясните мне, что вы нашли в этом произведении? Сюжет? Маркес вообще мог обходиться без сюжета. «Осень патриарха» читали? Сюжет такой: патриарх умирает. Так вот ходит по своему замку и умирает. На протяжении всей книги. Но люди, вы посмотрите, КАК это написано! Какая глубина в каждом предложении, в каждой строчке, в каждом слове! Вот она, настоящая литература — куда уж там Донцовой с Марининой! А тут всё примитивно — он пошёл туда, сделал то, потому что это. И так всё время. Никакого тебе внутреннего мира, никаких тебе переживаний…
    Есть и у нас на сайте, примеры хорошего, умного и нелёгкого чтива, оцененного по достоинству. Вот, например, это: http://prozaru.com/2008/12/neopredelenno-ulyibayutsya/ Значит, можем, когда захотим!
    Мне, кстати, тоже часто пишут, что хорошо написано и читается легко. И я не люблю такие комментарии. Но один из самых ценных для меня комментариев (на другом сайте) звучал так: «сложное чтиво, едва асилел.» Сложно, но осилел. Значит, несмотря ни на что, интересно. И это я считаю своей маленькой победой.

    Теперь перейдём непосредственно к тексту. Начнём, как говорится, сначала:
    «Я мчался в Оперу прямо из аэропорта. Если только это можно назвать «мчался». Сегодня – воскресенье, и, как обычно, часов с четырёх народ возвращается в город со своих дач и огородов. Автомобили полностью заполонили всю трассу, и вот уже битый час я торчу в пробках!..»
    Ну и зачем это? Ради красного словца вставить слово «мчался»? Ну не мчался — так и пишите: «Я тащился по загруженному усталыми воскресными дачниками такому-то шоссе, пытаясь успеть в Оперу из аэропорта…» А то как-то странно получается: и мчался, и, одновременно, не мчался…

    «Наконец, показался долгожданный Поцелуев мост, за которым вскоре открылась великолепная перспектива площади. А, вот и театр.» ОТам что, театр случайно появился? Поймите, я не придираюсь. Я на самом деле изначально был настроен положительно к этому произведению. Просто, это действительно корявая фраза. И подобное на каждом шагу!

    А это, из уст милиционера: «- Нехорошо, гражданин, по стройкам лазать по ночам. Слезайте, блин, поедем в участок…» и далее «- Разберёмся, блин…» Кто-нибудь когда-нибудь видел, чтобы милиционеры так разговаривали? Ну объясните мне, никак нельзя было без слова «блин» обойтись? Комично звучит же!

    Куча каких-то штампов, типа этого: «Шли 90-е годы ХХ века, заря дикого капитализма.»

    И про сюжет… Не тронул совсем. А под конец вообще оказалось детской сказкой с претензией на научную фантастику. Только для того, чтобы писать научную фантастику, нужно очень хорошо разбираться в науке, а иначе звучит комично даже для дилетантов. Кстати, из-за этого я стараюсь писать антинаучную фантастику — там придраться не к чему

    В общем, простите, если что не так, но эта вещь мне не понравилась совсем. Оценку ставить не буду, дабы не портить статистику. Оценить могу на три с минусом. Три, потому что автор старался.

  11. удалено модератором за нарушение Правил портала (личные выпады)

  12. Тань, кинь, пожалуйста, комментарий на почту. Сгораю от любопытства. 🙂

  13. Уважаемый А.Б.Бурый! Во-первых, мой рассказ — это не научная фантастика, а фантастическая повесть. И я никак не претендую на лавры великих писателей, которых Вы перечисляли, и даже Марининой и Донцовой.
    Вообще-то этот сайт так и называется: «Неопубликованные рассказы и стихи начинающих и непризнанных писателей». И именно здесь любой желающий человек с потребностью писать может опубликовать свои рассказы.
    А Вы, извините, откровенно превносите в свободный по духу портал нотки цензуры соцреализма или, ещё дальше, царской цензуры.
    Смысл написанного — если читатель захочет подумать, он поймет заложенный здесь смысл, а если нет, то он просто отвлечется и отдохнет.
    Кстати. только вчера ночью в программе Познера шел разговор с ученым относительно вечной молодости. И Владимир Владимирович задавал ему вопросы, очень созвучные с моими мыслями. Эта тема сейчас просто витает в воздухе. Тема, которую можно в двух словах обозначить: «Человек, не навреди, вмешиваясь в Природу».
    Про милиционера — это Вы меня рассмешили. Вы знаете, оказывается, у нас некоторые милиционеры не только говорят слово «Блин», но даже слово «Бл…» и т.п.
    А то, что герой «мчался» в Оперу — неужели Вы никогда не стояли в пробках. когда очень сильно спешили, и сидя за рулем, весь на нервах, не испытывали этого курьеза — внутренне «мчались», стремились в пункт назначения, а реально — «плелись».
    И мои герои — обычные люди. которые разговаривают простым человеческим языком.
    Что же касается Надежды, то мне вообще непонятны странные намеки на то, что я ее протеже. Я узнала этого человека только по ее теплым отзывам…

    @ А. Б. Бурый:

  14. Прочёл ваш комментарий и в чём-то должен согласится, да есть спорные моменты в рассказе, но сайт ведь придуман для начинающих авторов которым ещё много чему нужно учится, работать над собой. Скидку в этом случае надо делать дабы поощрить и дать стимул для развития. Насчёт лёгкости чтения-читателя обычно отпугивает рассказ, там или стих если он ему сложно даётся для восприятия. Сложное чтиво едва усидел- а большинство бы не усидело. Люди, большая их часть что вечерами делают? Коротают вечер за телевизором, или что хуже за бутылкой. Люди разучились читать, так пусть хотя-бы что-то попроще будут читать ато полный капец. Так что ваша категоричность здесь вовсе неуместна!

    С уважением и наилучшими пожеланиями Иван Васильевич.

  15. Прочёл ваш комментарий и в чём-то должен согласится, да есть спорные моменты в рассказе, но сайт ведь придуман для начинающих авторов которым ещё много чему нужно учится, работать над собой. Скидку в этом случае надо делать дабы поощрить и дать стимул для развития. Насчёт лёгкости чтения-читателя обычно отпугивает рассказ, там или стих если он ему сложно даётся для восприятия. Сложное чтиво едва усидел- а большинство бы не усидело. Люди, большая их часть что вечерами делают? Коротают вечер за телевизором, или что хуже за бутылкой. Люди разучились читать, так пусть хотя-бы что-то попроще будут читать ато полный капец. Так что ваша категоричность здесь вовсе неуместна!

    С уважением и наилучшими пожеланиями Иван Васильевич. @ А. Б. Бурый:

  16. Seliza написал:

    Уважаемый А.Б.Бурый! Во-первых, мой рассказ — это не научная фантастика, а фантастическая повесть. И я никак не претендую на лавры великих писателей, которых Вы перечисляли, и даже Марининой и Донцовой.

    Дык это не Вам адресовалось, а рецензентам, у которых «читается легко» часто становится одной из высших форм похвалы в последнее время.
    Seliza написал:

    А Вы, извините, откровенно превносите в свободный по духу портал нотки цензуры соцреализма или, ещё дальше, царской цензуры.

    Да Боже упоси, я наоборот против любой цензуры. Вот только порнографию с вершины рейтинга убрать бы, и всё 🙂
    Seliza написал:

    Про милиционера — это Вы меня рассмешили. Вы знаете, оказывается, у нас некоторые милиционеры не только говорят слово “Блин”, но даже слово “Бл…” и т.п.

    Дык это вы меня сейчас насмешили. Милиционер — он может быть вежливым (да-да, бывает и такое). Тогда слово «блин» вставлять не будет. Может быть грубым — тогда он не «блин» вставит, а покрепче. И остальная фраза будет звучать совсем по-другому. Слово «блин» вообще — полудецкое замещение слова «бл.дь». И со сколькими ментами ни общался, ни от одного такого слова не слышал. Чаще они говорят просто бл (именно две буквы), используя его в качестве междометия. Ещё больше это междометие любят вояки. Нет, ну правда коряво смотрится. 🙂Seliza написал:

    А то, что герой “мчался” в Оперу — неужели Вы никогда не стояли в пробках. когда очень сильно спешили, и сидя за рулем, весь на нервах, не испытывали этого курьеза — внутренне “мчались”, стремились в пункт назначения, а реально — “плелись”.

    Когда читаешь слово «мчался», представляешь стремительно передвигающийся Лексус (в данном случае), обгоняющий по встречке другие машины. Просто образ такой возникает. А литература вся строится на образах. Просто не понимаю, зачем это писать. Можно написать, что он нервничал, ёрзал на кресле, пытался втиснуться в любую дырку между машинами, чтобы успеть в оперу.

    Вы извините за резкость, но направлена она не против Вас. Я являюсь членом жюри, и Ваше произведение всытавили на обсуждение. Когда я пытался возразить, что выставлять такие длинные тексты — это издевательство, мне сказали, что это очень достойная вещь и её обязательно нужно обсудить. Я прочитал и, увы, разочаровался…

  17. @ А. Б. Бурый:
    Как сотрудник ,работающий в сфере культуры могу сказать, что девяносто процентов читателей, которые ходят в библиотеку читают легкое чтиво. Сюда можно отнести Маринину, Донцову, Полякову и многих других, которые пишут в подобном жанре, а так же любовные романы, написанные, как нашими авторами, так и зарубежными. Серьезные вещи и классику читают максимум процентов десять.
    Правильно заметил Иван Васильевич народ не читает. Но будет лучше если они будут хоть что-то читать, чем сидеть за бутылкой водки, колоть наркотики.
    Люди по уши погрязли в своих заботах, финансовых проблемах, и им не хочется читать серьезные вещи, им хочется уйти от серой действительности. И в этом им помогают вот такие произведения.
    И потом, если бы книжный рынок не был так наполнен этой продукцией, то может быть и она не была так сильно востребована.

  18. Seliza написал:

    Что же касается Надежды, то мне вообще непонятны странные намеки на то, что я ее протеже. Я узнала этого человека только по ее теплым отзывам…

    Уважаемая Seliza Не поняла в связи, с чем это высказывание. На обсуждение ваше произведение выставила не я, а Леди Ко. Не обращайте внимания. Это происки.
    Вы прекрасно, как автор знаете, что Ваш рассказ я читала с двумя другими читателями, по мере его публикации. Читала его не как судья жюри, а как обычный читатель. Мои отзывы вы читали. Все еще остаюсь при своем мнении. Мне в вину поставили, что мне понравилось ваше произведение, но я считаю, что иногда и такие легкие произведения необходимы, когда появляется необходимость в отдыхе. Перед тем, как прочла ваше произведение, я прочла «Создатели вселенной» Филипа Фармера, Прочла, Ваш рассказ отдохнула, а теперь читаю Хроники Амбера. Считаю, что для прочтения того или иного произведения всегда есть свое определенное время. Произведения разных авторов не сравниваю. Считаю, что самое большое достоинство произведения, его индивидуальность.
    В вашем произведении я прошла знакомыми улицами города, в котором родилась, вспомнила улицы и милые уголки Парижа, шла за героями, боясь, что Вы ошибетесь в пути, но было все идеально, как в Питере, так и в Париже. Для меня вот в этих ошибках, был бы крах. А куда они переносились, реально или не реально это с точки зрения жанра фантастики? Так на то и жанр — фантастика. Это уже авторские желания, куда он отправляет героя.
    С уважением. Надежда.

  19. Кто и с чьей подачи выставляет порой произведения, — понимают даже новички… Здесь не в этом дело.
    Seliza, я наблюдаю удручающую картину: вашу работы «скатывают» до уровня лёгкого чтива и пытаются в этом убедить остальных. Я не согласна с этим, но виноваты вы сами: не стоило обижаться, когда Бурый изложил здесь честно и открыто свою точку зрения… Ну вот теперь вам в «поддержку» дуэт, который фактически губит ваше реноме… Всё же надеюсь, что моё впечатление о вас как о независимом человеке и авторе — действительно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)