Убей своего дракона сама. Часть 14

И, как будто услыхав Татьянины слова, кто-то позвонил в дверь. Тэди понесся «открывать». Татьяна, вздыхая, поплелась следом. Точно, Мудров на запах явился. Он, наверное, как акула запахи еды за несколько километров чует. Вот кто кто, а он сейчас очень даже некстати. Не стоило бы их с Венеркой сталкивать. Ну да ладно, просто что-нибудь сейчас надо придумать. Что-нибудь простое правдоподобное и жизненное. Например, Венера ее старая подруга, у которой дома ремонт. А может соседка, скучающая или чем-то расстроенная зашла пообщаться.

Не решив еще, что будет врать, Татьяна открыла дверь. На пороге стояла Верка.

-О, а чего ты звонишь? – удивилась Татьяна. – У тебя что, ключа нет?

-Пей зеленку и лечи склероз, — посоветовала Верка, всячески пытаясь увернуться от пса. – Я же вчера свой ключ Венере отдала.

-А, ну да, — вспомнила Татьяна. – А я уже испугалась, думала Мудров приперся.

-Тэди, обормот, прекрати это безобразие! Иди, облизывай Татьяну, Мойдодыр чертов! – не смогла все-таки увернуться от собачьих поцелуев Верка и поэтому начала дико возмущаться. – Пошел вон! Дай раздеться. Подожди, ты, придурок. Ну, отстань, кому говорю! Сейчас угощу мясом. Вот же, наказание Господне!

Тэди очевидно понял слово «мясо» и, перестав облизывать Верку, сосредоточил все внимание на пакете, который она принесла. Но Татьяна забрала из Веркиных рук пакет, и отправилась на кухню. Пес понесся за ней. Наконец-то Верка спокойно смогла раздеться и уже привычным жестом сунула обувь в кладовку.

-Рада видеть тебя живой, — вместо приветствия выдала она Венере, проходя на кухню.

-Привет, — кивнула та и поставила на стол еще одну тарелку.

Верка присела на корточки и вывалила из пакета на пол принесенные для Тэди из ресторана мясные объедки.

-Ешь! Еле у конкурента отбила. Чуть гад тебя голодным сегодня не оставил, — с чувством произнесла она. Выбросила в мусорное ведро пустой пакет и пошла мыть руки.

-У какого это конкурента? – удивилась Татьяна, зная, что животных, тем более конкурирующих с таким псом, как Тэди, у Верки отродясь не было.

-У мужа.

-У мужа? – переспросила Татьяна, а Венера удивленно переводила взгляд с огрызков колбасы, кусков котлет, мяса и отбивных на Верку и обратно. Явно не понимая, зачем это Верка отобрала у своего мужа столько еды, дав при этом ему откусить от каждого куска, и не разрешив доесть ничего до конца.

-Не поняла. Он что, ресторанными объедками у тебя питается? – решила уточнить Татьяна.

-Ой. Вчера был не вечер, а пожар в сумасшедшем доме. У них в ресторане свадьба гуляла. Ну и компашка там собралась, я вам скажу! Мрак! К двенадцати надрались все, и гости, и родители молодых, и жених с невестой. Напоили всех официантов, музыкантов и даже непьющих охранников. Зная, что все это кончится традиционным мордобоем, я своего ненаглядного увезла домой. Ты же знаешь, как он любит дать кому-нибудь в лоб. Если запахнет дракой, его уже никакими силами оттуда не утянешь. Отметелит и чужих и своих. Получит свою порцию по ребрам и по морде. А кончится как всегда тем, что мне опять придется вытаскивать его из милиции. Одним словом, я поняла, что самое время делать ноги, пока мой муж еще на них хоть как-то держится. Еле его до машины докантовала. Ну, полные дрова! А из машины тащила в буквальном смысле слова на себе. Чуть пупок не развязался. Он же кабан кабаном. Уже закралась даже мысль пристрелить его, расчленить и потом перенести в дом по частям, честное слово. Короче, в коридор его с горем пополам заволокла и там бросила. Сил больше не хватило. Плюнула на все и пошла спать. Просыпаюсь утром, а он сидит на кухне за столом. Перед мордой пакет с объедками, что я для Тэди у девчонок на кухне взяла. И это чудо руками выгребает оттуда куски мяса пожирнее, отбивные побольше и отправляет в рот. Я начала отбирать пакет и орать на него, что он ест собачью еду. Объедки со столов. А он вцепился в пакет и не отдает. Урчит, как кот на помойке: «Мясное ассорти. Мясное ассорти». Я разозлилась и поставила перед его носом мусорное ведро с картофельными очистками и говорю: «Жри тогда и это, на гарнир»!

-И что? – хихикая, спросила Венера.

-Заглянул в ведро. Отрицательно покачал головой. Заявил, что гарнир он не хочет. Запихнул в рот еще одну кем-то недоеденную котлету и пошел досыпать. Ну, представляете, какая свинья?!

-Знаешь, его надо срочно кодировать от алкоголя. Иначе, он у тебя совсем сопьется, — вздохнула Татьяна. Подругин муж ей всегда не нравился, но все равно, было его жаль. Талантливый же все-таки мужик, но какой-то он…. Нет слов, чтоб это сформулировать. Не от мира сего, что ли?

А Венера, усевшись за столом в уголке возле окна, смеялась. Очевидно, представляла описанную только что Веркой картину.

-Ой, давайте лучше будем есть, — отмахнулась Верка. – Я не хочу больше об этом борове говорить. По крайней мере, сейчас.

-А псу будет не много столько мясного съесть за раз? – отсмеявшись, поинтересовалась Венера, глядя, как Тэди уплетает угощение. – Может, надо было разделить это на два раза?

-Пусть жрет, — хором произнесли Татьяна с Веркой.

-В обед будет сидеть на своем сухом собачьем корме. Сделаем ему разгрузочку, -пообещала Татьяна.

-А как твое горло, кстати? — спохватилась Верка.

-Вроде бы нормально.

-Прекрасно. Но лечиться пока не бросай. Пошли я укол сделаю.

Она наколола Татьяне задницу и наконец-то все сели к столу. Пока ели, Татьяна решила выяснить, что это за странные записи у Верки в записной книжке.

Не отрываясь от еды, Верка спокойно все объяснила, даже не разозлившись, что Татьяна влезла в ее записную книжку, да еще теперь и вопросы задает. Ну, насчет этого Наомяна Хачареса она сегодня должна получить исчерпывающую информацию от одного своего знакомого. А остальное, это вообще все ерунда. Купить намордник и ошейник надо не лично соседке, а ее собаке. Соседка просила узнать в ветлечебнице, сколько стоит кастрировать кота, а заодно, раз Верка все равно уже там будет, купить и намордник с ошейником, для овчарки. Посмотреть котлы, это и означает, посмотреть котлы. С адом, чертями и кипящей смолой они ничего общего не имеют. Надо менять отопительный котел в доме. Тот, что у них стоит сейчас, не экономный. Они платят бешеные деньги за отопление и на 50% отапливают воздух на улице возле дома. Прибить козла, это значит, вбить гвоздь в стену и повесить на него картину. На картине заснеженные горы и на переднем плане, на скале, стоит горный козел. А три килограмма носков, это означает, купить много носков. Не одну две пары, а пар двадцать, не меньше. Ну, а с левомиколем для Цыгана и так должно быть ясно. У него рана на руке нагноилась. Так что, она уже давно купила ему мазь и бинты и отдала.

-Кстати, о Цыгане и бабе Рае, — вспомнила Татьяна. – Мы сегодня с Тэди заходили в барак. Их там нет. И, похоже, что нет давно. По крайней мере, они там не ночевали, это точно. Печка совсем холодная.

-А где же они? – удивилась Верка. – Надо позвонить Мудрову и узнать, может, он Цыгана в больницу пристроил, а баба Рая около него толчется? А может новую мусорку осваивают, где-нибудь в соседнем микрорайоне?

И не дожидаясь, что на ее вопросы ответит Татьяна, она набрала номер мобильного Мудрова. Татьяна давно заметила, что Верка задает вопросы чисто риторически. Наверное, спрашивает у самой себя. Потому что ответов она никогда от окружающих не дожидается. Такое впечатление, что они ее и не интересуют. И на кой черт тогда их вслух произносить? Спрашивала бы у себя все это молча.

-Привет, это я, которая Вера, — сообщила она, когда Стас удосужился ответить на звонок.

-Привет, сокровище, — донесся радостный голос Мудрова. Слышимость у Веркиного мобильного была такая, что остальные спокойно могли слышать того, с кем она разговаривает. Не надо было даже напрягать слух. – Чем обрадуешь? Что вы успели найти сегодня, новый труп, угнанный самолет или сундук с деньгами?

-Стали бы мы тебе звонить, если бы нашли сундук с деньгами, — справедливо заметила Верка. – Тут вот что. Ты не знаешь, куда делись наши бомжи, Цыган и баба Рая?

-Нет. А что, они куда-то делись? – удивился Мудров.

-Ну, по крайней мере, их в бараке нет и, похоже, они в нем сегодня не ночевали.

-Бомжи, они бомжи и есть. Люди без определенного места жительства. Где-то швендяют. Думаю, найдутся. Это все?

-Черствый ты человек, Мудров, — проворчала Верка. – Нет бы, проявить хоть видимость заинтересованности чужими судьбами.

-Ну, ты даешь! У меня работы по горло. По-твоему, я все должен бросить и кинуться на поиски ваших бомжей? Вам делать нечерта, вот сами их и ищите.

Мудров отключился, а Верка, сказав в никуда пару ласковых слов в его адрес, бросила на стол мобильник.

Допив кофе, решили согласовать планы на сегодняшний день. Сначала, решено было ехать в магазин за вещами для Венеры. Потом, в автосервис за Веркиной машиной. Татьяна осталась дома с Тэди. Во-первых, у нее еще больное горло, а во-вторых, Венеру одели опять в Татьянину куртку. Ее же надо во что-то одеть пока не купит себе одежду.

-Лежи, читай, смотри телевизор, позвони Маринке, — посоветовала Верка. – Пока то да се, мы уже и вернемся. Не скучай.

Скучать у Татьяны и не получилось. Только она успела поболтать с Маринкой и положить трубку, как телефон тут же зазвонил. Звонил Сашка. Обрадовал, что послезавтра он вылетает домой. Расспросил, как там у них с Тэди дела. Получил заверение в том, что его ждут, по крайней мере, пес. Передал привет девочкам и Мудрову и, проорав: «до скорой встречи», отсоединился. После Сашки позвонил Мудров. Очевидно, в нем заговорила совесть или до него просто дошел наконец-то смысл сказанного Веркой. Он подробно расспросил Татьяну о ее походе в барак, и пообещал, что сейчас туда кого-нибудь сгоняет. Пусть, на всякий случай, осмотрятся на местности. Может, и правда прибили бомжей ненароком. Цыгана за длинный язык, а бабу Раю за компанию. Поинтересовался Татьяниным здоровьем и заверил, что в течение дня вырвется на пять минут и проведает. Его благие намерения ее не очень обрадовали. Ей почему-то очень не хотелось, чтоб Мудров столкнулся с Венерой. Почему, она не могла себе четко объяснить. Но не хотелось и все.

Только Татьяна повесила трубку, как раздался звонок в дверь. На пороге возникла Людмила с Антошкой на руках и таксой на поводке.

-Ты не выручишь меня еще раз? – смущаясь, попросила Люда. – Надо к Пашке, а мама сегодня на дежурстве и муж на работе.

-Конечно, выручу. Давай их сюда.

Людмила отдала ей Антошку и заволокла в коридор упирающуюся таксу. Та по-прежнему боялась Тэди и никак не хотела составлять ему компанию.

-Господи, да иди ты сюда, в конце концов. Как с котом воевать, так ты смелая! – силой затаскивая Баську, выговаривала ей Людмила. – Я забрала Пашкиного кота к себе, так видела бы ты, что они вытворяют! То эта дура кота под потолок загонит и он висит там, на ковре, как распятие. То, коту надоест отступать и он идет в атаку. Кидается на нее и лупит лапами по этой рыжей глупой морде, как по барабану. Боюсь, чтоб глаза не повыцарапывал. А Антошка, гоняет обоих и, как только поймает, тягает их по квартире за хвосты. В одной руке кот, в другой собака и все трое верещат. Антон от счастья, остальные от возмущения. Боюсь, что кот его обдерет, а Баська погрызет. В общем, дурдом.

-Ой, только кота не неси. Боюсь, его Тэди съест, — испугалась Татьяна.

-Нет. Кот и сам дома посидит. Причем, с удовольствием. Хоть отдохнет от Баськи и Антошки. Я сейчас Антошкину еду принесу.

-Еду я и дома найду, ты лучше его горшок волоки.

Людмила сбегала домой принесла все, что могло Татьяне понадобиться для Антошки, и убежала к Пашке в больницу.

——————————————————————————————————————

А Верка и Венера стояли в отделе женской одежды и рассматривали свитера. Рядом со свитерами находился отдел вечерних платьев. Перемеряв штук пять свитеров и не найдя подходящего, они чисто механически переместились к платьям. Ни одна, ни другая покупать их в данный момент не собирались, но не посмотреть и не потрогать, просто таки не могли. Какая это женщина уйдет от блестящих тряпок, не прикинув хоть что-то из них к себе?

Платья были всех цветов. Открытые и закрытые. Длинные и короткие. Глаза просто разбегались. В отделе была еще одна покупательница. Она тщательно перебирала короткие платья и остановила свой выбор на пурпурном блестящем платьице. Верка и Венера ее выбор не одобрили, но обговорили это потихоньку между собой. Очень уж яркий и броский наряд. Явно девушка склонна к экстриму. А девушка взяла платье и пошла в примерочную кабинку. Венера на секунду застыла с открытым ртом, а потом, потеряв интерес к платьям, потянула Верку из отдела.

-Ты чего? – удивилась Верка.

-Слушай, пусть меня разразят на месте гром и молния…

-Только молния. Гром не разразит, это просто звук, — хмыкнула Верка.

-Не важно. Эта девушка, которая сейчас в примерочной, та самая, которая ночью громила монтировкой машину, — шепотом сообщила Венера. – Когда она повернулась к нам спиной и пошла, я ее сразу же узнала.

-Ты же ее в темноте видела, и издали, — напомнила Верка.

-Без разницы. Я человека узнаю не столько по его фейсу, сколько по движениям. Клянусь, это она!

-И что будем делать? – растерялась Верка. – Может, подойдем к ней и поговорим?

-О чем? Что ты ей скажешь? Или в лоб спросишь: «Простите, это не вы случайно в нашем дворе такого-то числа раздолбали бандитскую машину»?

-Спрошу, ее, случайно, не Антониной зовут, — неуверенно сказала Верка.

-А если ваша пропавшая Антонина не имеет к этой никакого отношения?

-И что ты предлагаешь?

-Давай последим за ней немного и тогда решим, как быть.

-Ну, давай, — нехотя согласилась Верка. Она не представляла, как это они будут следить за этой девушкой. Что, ходить за ней по пятам? Она такую слежку вычислит через пять минут и кроме неприятностей, ничего из этой затеи не получится.

Венера почувствовала Веркины колебания и, пару секунд подумав, предложила вариант. Вера сама пройдет по магазинам и купит Венере одежду. Размер она теперь знает. Да и купить то осталось только свитер и куртку. Кроссовки и джинсы они уже приобрели. А Венера займется слежкой. Сама она это сделает незаметно. Встретятся они у Татьяны дома.

Решено, сделано. Вера пошла искать куртку и свитер в другой магазин. А Венера, дождавшись, пока девушка с купленным платьем выйдет из отдела, потихоньку пристроилась к ней сзади и превратилась в ее тень. Они ходили уже почти час, но пока ничего интересного не происходило. Хотя, то, что делала девушка, наталкивало Венеру кое на какие мысли. Сначала та приобрела красивый черный парик. Затем купила высокие красные сапоги, под цвет платья. А потом черную сумочку на длинной ручке, чтобы можно было носить ее через плечо. К сумочке девушка отнеслась очень серьезно. Долго рассматривала ее внутри. Проверяла вместимость. Явно прикидывая, влезет ли туда какая-то определенная вещь.

Венера расценила это все так: девушка из блондинки хочет стать брюнеткой. Как она сама вчера стала из брюнетки блондинкой. То есть, ей тоже надо поменять внешность до неузнаваемости. Зачем? Приобрела очень яркий и заметный прикид. Похоже, она к чему-то готовится. И хочет, чтоб запомнили именно яркую брюнетку. А по тому, как она отнеслась к покупке сумочки…, не собирается ли она впихнуть в нее оружие? Ну, для пистолета можно было бы так тщательно и не подбирать. Туда должно влезть что-то побольше. А что побольше? Автомат все равно в такую сумку не запихнешь. О винтовке с оптическим прицелом и речь идти не может. Десяток гранат, что ли? И вообще, почему ей в голову пришло, что девушка готовится к военным действиям? Может она на какую-то вечеринку собирается. Ломая голову и строя всевозможные догадки, Венера продолжала неотступно следовать за этой интересной особой.

Из магазина девушка вышла уже в парике. Поймала такси. Венера тоже. Показав на машину, в которой отъехала девушка, она скомандовала водителю, ехать за ней. Тот, недовольно поморщился, подозрительно глянул на Венеру, но поехал.

-Хочу за сестрой немного понаблюдать, — вздохнув, сообщила водителю Венера. – Что-то в последнее время она много врать стала. Как бы не вляпалась куда-то. Сейчас столько всего. И наркотики, и проституция, и вообще, черт знает что творится.

-Это да, — подобрев, кивнул головой дядька. — За детьми и за молодежью сейчас глаз да глаз нужен. Спят, с кем попало, и заразы не боятся. Вон, вдоль трассы, сколько девок бродит. Ужас. А обкуренных и обколотых? Прям страх берет, куда мы катимся.

Он с удовольствие развивал данную тему. Очевидно, она его тоже волновала. Но тут впередиидущее такси остановилось у маленького кафе. Девушка в черном парике выпорхнула из машины и юркнула в кафе, даже не оглянувшись. Венерин водитель тоже остановился.

-Ну, вот, а говорила, что в институт идет, — доставая кошелек, пробурчала Венера.

-Может, есть захотела. Это кафе вполне приличное. И в нем очень хорошо готовят. Хуже было бы, если бы она на другую сторону улицы перешла и вон в то здание вошла, — ткнул водитель пальцем в здание напротив.

-А там что? – заинтересовалась Венера.

-А там собираются самые знаменитые бандиты города. Девок с собой привозят. До утра безобразия здесь всякие творятся. У меня теща в этом доме живет. На пятом этаже проживает, а жалуется, что спать по ночам невозможно. Музыка горланит, крики, визги, пьяные драки. Иногда даже стрельба. Куда только жильцы не жаловались, до лампочки. Никто и за ухом не ведет.

-Понятно, — сказала Венера, протянула водителю деньги и вышла из машины. Такси уехало. Она в нерешительности потопталась на тротуаре возле кафе и все-таки вошла.

Внутри стояло несколько столиков. Кроме интересующей девушки в зале было еще с десяток посетителей. Все что-то сосредоточенно жевали. Венера присела за дальним столиком. Девушка сидела к ней спиной, и Венера могла спокойно за ней наблюдать. Официантка принесла девице какую-то еду и подошла к Венере.

-Что будете? У нас сегодня очень вкусное жаркое в горшочках. Там и грибочки, и свинина и чернослив. Рекомендую, — улыбнулась официантка. – И печенка жаренная очень хорошая. С лучком. Сочная.

-Давайте жаркое, — быстро согласилась Венера, опасаясь, что официантка начнет перечислять все меню и нахваливать каждое блюдо. Это займет полдня.

-Салатик? Очень вкусный со свежей капусточкой, копченой колбаской и майонезом.

-Давайте салатик. Кусочек хлеба и апельсиновый сок, — выпалила скороговоркой Венера и с облегчением вздохнула, когда девушка отправилась выполнять заказ.

Объект Венериной слежки спокойно и с удовольствие ела, периодически поглядывая в окно. Венера пожалела, что села так далеко и не может посмотреть туда, куда смотрит девушка в черном парике.

Интересно, что она задумала? А в том, что девица что-то задумала и рассматривает в окно притон, расположенный напротив, не просто так, Венера не сомневалась. Кого она там грозилась шлепнуть, Кита? Точно, готовит покушение! Если Венера права, то девица сейчас под любым предлогом отправится осматривать кафе, в поисках места, откуда можно выстрелить и быстро смыться.

Официантка принесла Венере заказ. Пришлось немного отвлечься от созерцания девушки и заняться едой. Жаркое действительно оказалось великолепным. И салат вкусным.

-Давайте я сразу расплачусь, — предложила Венера, когда официантка принесла сок. А то, мне в любую минуту могут позвонить, и придется срочно бежать по делам. — Официантка не возражала. Венера расплатилась. Спокойно доела жаркое и принялась за сок.

Девушка в черном парике, не притронувшись к кофе и оставив на соседнем стуле пакет с покупками, встала и, что-то спросив у официантки, вышла из зала. Значит, мыслит Венера в правильном направлении. Девица направилась на экскурсию, очевидно, под благовидным предлогом, попасть в туалет. Не мешало бы и самой тут осмотреться. Но не идти же следом за этой девицей. Сейчас столкнутся нос к носу. Пусть вернется в зал. И пока она будет допивать кофе, Венера успеет повторить маневр.

Девушка вернулась минут через пять. Села за свой столик, а Венера тут же поднялась и вышла из зала. Повернула в коридорчик, где был расположен туалет. Вошла и проверила, куда выходит окно. Убедилась, что окно выходит в сторону двора, а не в сторону притона. Подергала решетку на окне и удостоверилась, что та сидит на своем месте мертво. После чего потеряла интерес к данному помещению и вернулась в коридор. Сориентировалась, какие помещения имеют окна в нужную ей сторону, и принялась поочередно заглядывать в комнаты. Моечный зал. Две молоденькие девушки мыли тарелки и кастрюли и не удосужили ее своим вниманием. Дальше, что-то типа кладовки. Но тут нет окна. Так, а это что за комнатка? Венера дернула дверь, но та оказалась запертой. Она осмотрела замок. В принципе, ничего сложного. Открыть можно даже булавкой. Интересно, на чем остановилась ее подопечная? Будет открывать эту дверь или нашла какое-нибудь другое место? Но больше ни одна комната не имеет окон на нужную сторону. Все остальные помещения выходят окнами во двор. Значит, или она постарается попасть сюда или пойдет искать другое место, находящееся вне этого кафе. Венера заглянула в зал. Девушка как раз допила кофе и подозвала официантку. Не дожидаясь, когда она выйдет, Венера покинула кафе и остановилась за киоском, разглядывая, что здесь предлагают купить и, одновременно наблюдая за дверью кафе.

Дальше ей не составило большого труда довести свою подопечную до дома. Выяснить, где она живет и спокойно заняться своими делами. А свои дела Венера делала четко и быстро. Она не собиралась готовить убийство своего врага так тщательно, как эта девушка в черном парике. Она всегда считала, что наглость, это родная сестра удачи. И ей сменить свой имидж надо было лишь с одной целью. Надо просто беспрепятственно подойти к Крабу. Если он ее узнает, то успеет удрать, а на нее натравит свою собачью свору. Сам он ужасный трус и слизняк. Убить своими руками Краб не сможет. А вот стоять в сторонке и смотреть, как ее будут убивать другие, это, с большим удовольствием. Она знает за ним такую прорву грехов, что искренне считает, ему давно пора в мир иной. Конечно, если бы сейчас ее шкуре не грозила реальная опасность, она бы еще повременила с его отправкой к праотцам. Но, обстоятельства сложились так, что надо поторопиться.

Венера четко знала где, когда и с кем Краб проводит время. Она вообще знала все обо всех завсегдатаях их казино. Сбор информации о клиентах, это тоже часть ее работы. У нее все данные внесены в компьютер. А Крабом она поинтересовалась особенно. После того, как он стал ее донимать, она не поленилась и выяснила его жизнь до мельчайших подробностей.

Например, в данный момент она с уверенностью на сто процентов могла сказать, что Краб сидит у своей любовницы Киры. Кира почти двухметровая дылда с огромными сиськами и толстой задницей. Сексуально озабоченная особа с неимоверно красивой рожей и отсутствием мозгов. Мечта мужчины. Он каждый день проводит у нее полтора часа. С двенадцати до половины второго. А потом едет в свой офис и сидит там до пяти. К Кире Краб ездит без охраны. Сам садится за руль своего «БМВ». Наверное, боится, что охранники или водитель проговорятся его жене. А жену Краб боится больше смерти. Он свято верит, что узнай она о его бабах, тут же подаст на развод. А развод, это для Краба полный крах. Денежки то все не его, а его второй половины. Вернее, ее папочки. И если Бэлочка даст ему под зад, то он улетит от нее голым и босым. А Бэлочка прекрасно знает о всех его шашнях, но ей давно на это наплевать. Она сама баба не промах. Меняет любовников, как перчатки. Но так осторожно, что Венера с огромным трудом откопала данную информацию. Брак с Крабом дает ей статус замужней дамы. А большего, по-видимому, ей от него и не надо. Она знает и о Кире, и о всех тех девках, которых он успевает перетрахать за день в своем офисе и за его пределами. Как он не конспирируется, а слава бежит впереди паровоза. Кстати, о Кире знает всего несколько человек, самых приближенных к Крабу. И как о ней узнала Бэлочка, остается загадкой. Скорее всего, наняла частного детектива, чтобы все знать о своем муже и держать руку на пульсе. Венера, для составления досье на всех тех, на кого указывал ее шеф, тоже пользовалась услугами детективов. Что–что, а это они делали виртуозно. Правда и стоили дорого. Но шеф на этом деле не экономил. Как он использовал полученную информацию, Венеру не интересовало. Но, очевидно как-то использовал. Он не из тех, кто просто так, на ветер, выкидает денежки. Ну, это уже не ее проблема.

Венера купила в киоске обычную школьную тетрадь в клеточку. Зашла на почту. Села за столик и стала поджидать кого-нибудь, кого можно было бы попросить об одной маленькой услуге. Наконец-то заметила девочку лет шестнадцати и решила, что она ей подойдет.

-Извини, ты не могла бы меня выручить? – обратилась она к девочке.

-А что надо? – настороженно поинтересовалась та. – Если одолжить денег, то сразу говорю, у меня нет.

-Нет. Мне надо написать записку одному человеку. Но я не могу писать сама. Он знает мой почерк. А записка должна быть не от меня, а от моей подруги. Хочу его попугать, чтоб он перестал шляться к другой бабе.

-Диктуйте, — решительно заявила девочка. – У меня папка такой. Мама нас с Любкой растит, на работе вкалывает. Дом и хозяйство на себе тянет. На копейки живем. А он с молодой девкой по ресторанам шатается. А маме говорит, что на работе. И она ему верит. А мы с Любкой все про него знаем. Выследили. Но маме не говорим. Жалко ее. Может и ему подкинуть какую-нибудь записку?

-Подкинь. Узнай, как зовут его пассию и напиши, что у нее СПИД. А записку ночью подкинь ему в карман.

-Класс! Вот пересрет! Ладно, диктуйте записку.

-Я тебя предупреждаю, пойдешь еще раз к Кире, убью! Аня, – продиктовала Венера.

-А поверит? – усомнилась девочка.

-Посмотрим. Если не поверит, попрошу знакомых ребят мне помочь. Убивать, конечно, его не будут, но морду набьют, — заверила Венера девочку.

-А вы теперь мне напишите, а то мой папашка тоже мой почерк знает.

-Как зовут его даму сердца?

-Алка.

-Значит так: «У меня есть сведения, что ваша подруга Алла, носительница СПИДа. Сей факт она тщательно скрывает и никогда не признается, что это так. Но я лично видела ее анализы».

-Здорово! Ну, пусть теперь побегает по поликлиникам анализы посдает, может расхочется по ресторанам бегать, — засмеялась девчонка. Схватила записку. И крикнув: «Пока», выскочила с почты как торпеда.

Венера посмотрела на часы. Времени еще достаточно. Она неспеша добралась до дома Киры и вошла в подъезд. Ее видело несколько человек. Во дворе сидели две старушки на лавочке. В подъезде она столкнулась с пенсионером, достающим газеты из почтового ящика. Но эти встречи ее не пугали. Пусть потом ищут себе на здоровье блондинку с длинными волосами. А она сделает короткую стрижку и покрасит волос в свой естественный черный цвет. Венера поднялась на третий этаж и замерла в ожидании, прислонившись к стене. Через несколько минут, на четвертом этаже открылась дверь, потом закрылась, и послышались шаги. Краб, увидев ее, не насторожился и не побежал назад. Все-таки не узнал. А она быстро подняла пистолет и нажала на курок. Раздался негромкий щелчок и Краб покинул этот мир в одну секунду. Что–что, а стрелять Венера умела очень хорошо. Она подошла, положила в карман его куртки записку, сунула пистолет себе под ремень джинсов и быстро покинула подъезд.

В два часа дня Венера была уже у Татьяны. Татьяна и Вера занимались Антошкой. В доме царил беспорядок, а обе няньки выглядели совершенно несчастными. Антошка с воплем носился по квартире, а за ним бегала такса. Похоже, что и ребенок и собака были очень довольны. По крайней мере, им было весело, чего нельзя было сказать о Татьяне и Верке.

-Слушай, дети должны днем спать? – сразу же налетела на нее с вопросом Верка.

-Должны, — уверенно заявила Венера.

-А чего тогда этот носится без перерыва уже почти пять часов и спать даже не собирается?

-Разбаловался и перевозбудился. Вы его хоть обедом покормили?

-Нет. Он наотрез отказывается кушать. Это какой-то кошмар. Накормить не можем. Уложить не можем. Еле изловили, чтоб на горшок посадить.

-Ставьте его еду на стол. Сейчас руки помою и попробую накормить, — пообещала Венера и пошла в ванную.

-А где это Тэди? – подхватив на руки вопящего Антошку, удивленно спросила Венера.

-Его Дениска повел гулять, — ответила Татьяна, устало, шлепнувшись на табуретку.

Венера, рассказывая Антошке про какого-то розового зайчика, на синей машине, и непослушного крокодильчика, умеющего мяукать, спокойно скормила ему обед. И дальше, не прекращая нести подобный бред, вымыла измазанную физиономию. А через десять минут уложила без проблем ребенка спать. Такса умостилась у Антошки в ногах и тоже уснула.

-Изверги, замучили и ребенка и собаку, — выйдя из спальни, буркнула она Верке и Татьяне.

-Это еще кто кого замучил! – возмутилась Верка. – Мы с Танькой с ног падаем, а им обоим, хоть бы хны!

-Ладно, горе няньки, сочувствую. Ты куртку и свитер купила? – переключилась Венера на деловую волну.

-Конечно. Иди, меряй. Но, предупреждаю сразу, не понравится, пойдешь менять сама. Чеки я сохранила. Этикетки не обрывала. В магазинах предупредила, что беру без примерки, и если не подойдет, то придет девушка, на которую я вещи сейчас покупаю и поменяет.

Венера вытряхнула из пакета куртку. Критически ее осмотрела со всех сторон, потом одела, и пошла смотреть на себя в зеркало. Куртка была спортивного покроя. Хлопчатобумажная, с пристежным утеплителем. Сидела идеально и Венере шла. Правда, Венера не любила светлые тона, а куртка оказалась бежево – кофейной. Но… почему бы и нет. Черная у нее дома есть, будет и светлая. После смерти Краба она еще пару дней пересидит здесь, если ее конечно не выгонят. Поносит эту куртку. А когда вернется домой, будет носить ту, к которой так привыкла. Дай Бог, чтоб только вернуться домой. Чтоб не возникло каких-нибудь непредвиденных обстоятельств и не пришлось ей бежать из города, в чем есть. Ну, надо надеяться, что все будет хорошо.

-Нормально, — кивнула она Вере. – Давай свитер.

Свитер тоже подошел. Он оказался темно-синим, теплым, крупной вязки и главное, сел как влитой.

-Отлично! Спасибо.

-Рада, что все подошло. Я боялась, что куртка не понравится. Очень уж светлая. Но темных таких не было. Все темные каких-то дурацких фасонов. Я искала – искала, кучу магазинов объездила. А потом плюнула, вернулась в тот магазин, где увидела эту и ее купила.

-Ну и хорошо. Темная у меня есть. Теперь будет и темная и светлая. Буду по очереди носить.

-А что ты выходила? Узнала что-нибудь интересное? — оборвала их разговор о тряпках Татьяна.

-Сейчас расскажу. Пошли в кухню. Кофе есть?

-Может, сначала поешь? – предложила Татьяна.

-Спасибо, я ела. А вот кофе не пила.

Они сделала по чашке кофе, и Венера подробно рассказала о своих наблюдениях за девушкой.

-И ты думаешь, она хочет из кафе застрелить Кита? – шепотом спросила Татьяна.

-Похоже на это. Но место выбрала паршивое. Если она и правда его оттуда шлепнет, то живой из этого кафе не выберется. У нее практически нет пути к отходу. Если же она хочет успеть после выстрела вернуться за столик и сделать вид, что ни при чем, то тоже ничего из этого не получится. Наверное, она вырядится в красное платье и красные сапоги, для чего-то же она купила эти идиотские тряпки, и в таком наряде будет бросаться в глаза всем. И посетителям и официантам. И ее уход из зала, и приход обратно не останутся незамеченными. Девушку вычислят на раз. Допустим, она надеется выйти в одном обличии, а вернуться в другом. Опять таки, мимо. Она просто не успеет переодеться. Слишком все там рядом. Если, представим, она убьет Кита, его охрана через секунду вычислит, откуда стреляли, и через десять секунд будет в этой комнате.

-А может быть, она что-то другое придумала? Может быть, она из кафе осматривала территорию перед тем притоном? – подала голос Верка.

-Зачем тогда этот пурпурный прикид? На улице в таком платье сейчас стоять не комфортно. Это уж я точно знаю. Сама пробовала, — возразила Венера.

-Может быть, она планирует попасть внутрь притона? – высказала мысль Татьяна.

-Это еще хуже. Проще уж, шлепнуть его, прям на улице. Тут хоть есть шанс нырнуть в какую-нибудь подворотню и попытаться уйти дворами. Если конечно хорошо район знаешь. Но опять таки, к чему тогда эти красное платье и сапоги? Причем, сапоги на высоченной шпильке. Тут лучше кроссовки, чтоб улепетывать было сподручней. Что-то эта девочка намудрила такое, что ей голову оторвут и пикнуть не успеет. Девка, конечно, агрессивная, авантюрная и с фантазиями, но явно не профессионалка. Жалко дуру.

-Надо что-то делать! – заволновалась Татьяна. – Может попросить Мудрова, чтоб арестовал под каким-нибудь предлогом этого Кита? Не появится Кит возле притона, не будет ей в кого стрелять. Значит, ничего не состоится, и она останется жива.

-Не пойдет, — покачала головой Венера. – Это готовящееся покушение, всего лишь наши догадки. А если все не так? А мы подставим девчонку по полной программе.

-А может поехать к ней и все-таки попробовать поговорить? – предложила Вера. – Ты же знаешь теперь, где она прячется.

-Слушайте, а ведь она может помелькать в своем красном одеянии, сидя за столиком. Потом выйти в туалет. Там переодеться. И попасть в ту запертую комнату уже переодетой! Тогда сразу после выстрела она покинет комнату и выскочит из кафе через черный ход. А дальше, дело техники. Может быть, сядет в оставленную рядом машину. Может быть, заскочит куда-то в подъезд и скроется в снятой заранее квартире. А может, проходными дворами выскочит на соседнюю улицу и смешается с толпой, — подумав немного, выдала Венера вполне удобоваримую версию. — Если так, то она далеко не дура.

-Ей надо помешать! – вскочила со своего места Татьяна.

-Зачем? – спокойно поинтересовалась Венера.

-Чтоб не произошло лишнего убийства.

-Оставь, — отмахнулась Венера. – Кит подонок. И если эта девушка имеет к нему претензии, значит, есть за что. Пусть решает свои проблемы так, как она считает нужным.

-А если ее все-таки схватят? – осторожно встряла в их разговор Вера.

-Ну, тут ничего не попишешь. Нам туда соваться нельзя. Потому что может получиться так, что она спокойно уйдет, а вот мы окажемся подозреваемыми номер один и лишимся головы ни за что.

-Но не можем же мы спокойно сидеть и ждать, что будет, — возмутилась Татьяна.

-Вот именно, будем сидеть, и ждать, — довольно жестко произнесла Венера. — И туда, ни ногой.

-Который час? – вдруг спросила Верка. – У меня часы стоят.

-Три, — глянув на свои, ответила Татьяна.

-Венера, ты машину водишь? – с надеждой в голосе, обратилась к ней Верка.

-Да. У меня «Пежо». Но взять сейчас свою машину я не могу.

-И не надо. Мне нужно забрать мою из сервиса. Давай смотаемся туда вместе на Татьяниной, а вернемся назад на разных. У тебя какие-то планы на сейчас есть?

-Нет. До шести я свободна. А после шести отлучусь на некоторое время, — пожала плечами Венера.

-Тогда поехали. Татьяна, оставляем тебя на растерзание Антошке и Баське, — скорчила Верка виноватую физиономию. – Держись до нашего возвращения.

-А, с тебя все равно толку, как с козла молока, — отмахнулась Татьяна. – Другое дело Венера. А ты лучше умолкни.

-Да они будут часа два спать, — успокоила ее Венера. – А там, глядишь, и мы подоспеем.

-Или Людмила придет, — подсказала Верка и потянула Венеру за руку в коридор одеваться.

Когда они ушли, Татьяна перемыла посуду и затосковала. Душа рвалась к большим делам. Но, в спальне спали Антошка с Баськой. Вот-вот Дениска должен был привести с прогулки Тэди. И Мудров обещал заглянуть. Так что ей никак из дому сегодня не вырваться. А душа не на месте. Все время не давал покоя вопрос, куда подевались баба Рая и Цыган. О пропавшей в парке девушке Татьяна почему-то перестала волноваться. Наверное, потому, что появилась надежда, и вполне обоснованная, что та девушка и другая, которая разгромила бандитскую машину, это одна и та же. А если одна и та же, то она оказывается жива, здорова и очень даже активна. И судя по ее поведению, переживать надо не за нее, а за тех, кто ей не угодил и стал поперек дороги.

Раздался звонок в дверь. Татьяна пошла открывать, на этот раз уверенная на все сто процентов, что явился Мудров. Она уже заметила, что стоит ей о нем подумать, как он тут как тут, собственной персоной. Правда, один раз она сегодня насчет него уже ошиблась. Но на этот раз, на пороге действительно стоял Мудров.

-Проходи, — посторонилась Татьяна, пропуская его в квартиру. И шепотом добавила.– Только не шуми, у меня Людмилин малыш и ее собака спят в спальне. Людка в больницу к Пашке пошла.

Мудров потихоньку просочился на кухню и водрузил на стол литровую банку меда.

-Вот. Лечи горло, — выразительно ткнул он в нее пальцем. – Сказали, что майский. При простуде незаменимое средство.

-Спасибо. А где ты его взял?

-Ну, не сам же насобирал, — ухмыльнулся Стас. – Друг один презентовал. У него тесть пасеку держит.

-Ты есть будешь? – на всякий случай спросила Татьяна, уже поставив на стол тарелку, и водрузив на газ кастрюлю с супом. И так было ясно, что Мудров от еды не откажется, но спросить из вежливости не помешает.

-Угу, — кивнул Стас и сел за стол.

-Тогда марш руки мыть.

Стас послушно сходил в ванную и вернулся на прежнее место. Татьяна налила суп и поставила разогревать пюре с котлетами.

-Ты что-нибудь узнал о моих бомжах?

-Ты знаешь, ничего. Сидорчук осмотрел барак, развалины, и вообще, всю местность вокруг и около. Их нет. И ничего подозрительного тоже нет. Будем надеяться, что твои бомжи просто где-то лазят и через время объявятся. Знаешь, я даже все сводки сам лично просмотрел. Ничего подозрительного. За день один единственный труп. Бандит по кличке Краб. Убит, где-то, час назад, похоже, одной из своих любовниц. Больше ничего интересного в криминальных сводках за последние два дня нет.

Татьяна чуть не упустила сковородку, которую решила переставить с плиты на стол.

-А откуда ты знаешь, что его шлепнула именно любовница? А может быть, просто сводят бандиты между собой какие-то счеты?

-Он был убит в подъезде своей любовницы Киры, когда уходил от нее. А в кармане лежала записка от другой дамы. В записке написано, что если он еще раз пойдет к этой самой Кире, то некая Аня его убьет. Он пошел. Аня убила. Вот и вся загадка и разгадка. Эту Аню как раз перед самым убийством видели и возле подъезда и в подъезде. Даже ее фоторобот составили.

-А ты его случайно с собой не захватил?

-А зачем он мне нужен? Я это дело вести не буду. Да и толку с этого фоторобота. Составляли со слов двух полуслепых бабушек и выжившего из ума дедушки.

-А в общих чертах? Блондинка, брюнетка?

-Оно тебе надо? Ну, блондинка. Длинный волос. Сама маленькая, худенькая. Одета в джинсы, кроссовки и куртку. Да таких на улице, каждая вторая. А чего это тебя так заинтересовало? – вдруг насторожился Мудров.

-Не знаю. Я теперь все преступления пытаюсь связать с «нашими». Ну, теми, что в парке произошли.

-Брось. Ничего общего, — доедая второе, и улыбаясь, как довольный сытый кот, промурчал Мудров. Но Татьяне было из-за чего волноваться. С минуты на минуту могут вернуться Верка и Венера. А вдруг это все-таки Венера шлепнула Краба? Она ведь именно за ним охотилась. Хотя, час назад она была уже здесь. Но, время Мудров мог назвать приблизительно. Час назад здесь, а полтора часа назад, неизвестно где. Явится сюда. Столкнется с Мудровым. А вдруг, старушки, составлявшие фоторобот, не такие уж и слепые, а дед, не такой уж и выживший из ума?… Так, надо либо быстро выпроводить Мудрова, либо как-то позвонить Верке на мобильный и сказать, чтоб они с Венеркой пока поболтались где-нибудь в городе до его ухода.

-Стас, ты очень торопишься? – озабоченно поинтересовалась Татьяна.

-Ну, где-то час времени у меня есть. А что?

-Да, Дениска с Тэди пошли на стадион уже черт знает когда, и до сих пор их нет. Я волнуюсь. А пойти поискать не могу, потому что не могу бросить Антошку одного в квартире, — быстро придумала Татьяна причину, по которой можно будет выпроводить Стаса из квартиры хоть на несколько минут, и успеть позвонить Верке.

-Сейчас схожу, — тут же согласился Стас и пошел одеваться.

Как только за ним закрылась дверь, Татьяна бросилась искать блокнот, где записан номер Веркиного мобильного. Но блокнот, как корова языком слизала. Татьяна нервничала, время шло. И вдруг она сообразила, что делать. Быстро набрала Маринкин номер. И как только Маринка сняла трубку, без всяких сю-сю, му-сю, выпалила: «Срочно дозвонись Верке на мобильный и передай, чтоб ни в коем случае не шла сейчас ко мне с Венерой. А через час пусть перезвонит мне домой, и если я разрешу, тогда пусть приезжают. Только дозвонись обязательно и прям сейчас. Если не дозвонишься, тогда позвони мне и сообщи. Я буду придумывать что-то другое на ходу».

-А что случилось? – заволновалась Марина.

-Потом объясню. Сейчас не могу говорить, — сказала Татьяна и повесила трубку. И очень вовремя. Потому что, через минуту в коридор ввалились Мудров, Дениска и Тэди.

-Тс! Малыш спит! – сразу же замахала она руками на открывшего уже рот Дениску. Он же не умеет говорить тихо. Сейчас начнет орать и разбудит Антошку.

Денис тут же захлопнул рот, но Тэди ее предупреждения не понял и понесся на кухню, топая, как стадо бегемотов. На шум выползла из спальни заспанная Баська, и недовольно тявкнула пару раз, не обращаясь ни к кому конкретно. Просто, выказала свое недовольство. Татьяна погрозила ей пальцем и заглянула в спальню, ожидая увидеть разбуженного ребенка. Но Антошка сладко спал, сложив ручонки лодочкой и подложив их под щеку. Очевидно, он действительно сильно устал и теперь не реагировал ни на какой шум. Ну и, слава Богу.

Дениска и Мудров прочапали на кухню следом за Тэди. Пес уже с отрешенным от этого грешного мира видом, наворачивал свою еду. Дениска быстро вымыл руки и сел за стол, недвусмысленно намекая, что он тоже готов к поглощению пищи. А Мудров, с видом хозяина, поставил на плиту чайник. Татьяна наполнила Дениске тарелку супом. Поставила греть второе и вопросительно уставилась на Стаса.

-Может тебе что-то существенное сделать, а не чай? – спросила она Мудрова.

-Нет. Я наелся. Попью чай и помотаю на работу.

-И где ты этих нарушителей режима и спокойствия выловил? – кивнув в сторону Дениски, спросила Татьяна.

-Да, собственно говоря, я их и не искал. Только спустился вниз, гляжу, а они со стороны стадиона топают сами домой. Просто встретил, и мы вместе пришли, — признался Стас. Татьяна про себя только порадовалась, что сообразила перекинуть свои проблемы Маринке.

-Слышь, Стас, — с набитым ртом промычал Дениска, – а ты чего к Таньке ходишь? Ты что, хочешь на ней жениться?

Стас, наливавший в этот момент в чашку кипяток, чуть не ошпарился. А Татьяна, удивленно захлопав глазами, уставилась на Дениску. Лично ей, такая мысль в голову не приходила.

-А она за меня разве пойдет? – поставив чайник на плиту, удивился Стас и тоже уставился на Дениску.

-Не знаю, — пожал тот плечами и продолжил трапезу. – А ты у нее спроси. Чего ты у меня спрашиваешь?

Стас обалдел. Татьяна растерялась. А Дениска, доев суп и отодвинув тарелку на середину стола, выдал:

— Танька хорошая девка. Я бы сам на ней женился. Но она ведь меня ждать не захочет. Пока я вырасту, она точно на ком-нибудь женится.

-Выйдет замуж, — механически поправил его Стас.

-Ну, да, — согласился Дениска. — А ты нормальный мужик. Если она женится на тебе…

-Выйдет замуж за меня, — опять поправил Стас.

-Угу, — опять согласился Дениска. – Мне не будет так обидно. Все-таки, нормальный мужик, и главное, свой!

Татьяна и Стас, не сговариваясь, покатились со смеху. А Дениска обиделся. Отказался от второго и ушел домой.

-Вот макака малая, — продолжая улыбаться, проговорила себе под нос Татьяна. А Стас ничего не сказал, а молча уставился в стакан с чаем, следя за плавающими чаинками. О чем он думал, Татьяна не знала. Но почему-то ей показалось, что Стас сейчас где-то очень далеко. Как съязвила бы по этому поводу Верка: «Ушел с головой в астрал, и когда вернется, не сообщил». Кстати, о Верке. Дозвонилась ли ей Марина? Ну, если бы не дозвонилась, то сообщила бы. А раз молчит, надо надеяться, что все в полном порядке.

-Так, пошел я на работу, — вставая из-за стола, сообщил Стас. – Если вдруг что узнаю про наших бомжей, тут же позвоню. А ты на улицу не выходи. Лечи горло. Я с Денисом договорился, он на ночь Тэди выведет во двор, чтоб тот свои дела сделал.

-Это для Дениски очень поздно.

-Ничего страшно. Завтра выходной, выспится. Если бы я был уверен, что буду свободен в это время, то заехал бы и пса выгулял. Но, сама понимаешь, я человек в меру обстоятельств ненадежный.

-Не создавай проблем на пустом месте. С псом я как-нибудь разберусь. Езжай уже на свою работу, — улыбнулась Татьяна.

И Мудров уехал. Татьяна осталась в квартире одна. Нет, не одна. В спальне спит Антошка и его собака Баська. В кухне лежит возле пустой миски, наевшийся до отвала Тэди. Но это все равно, что одна. На душе почему-то стало тоскливо. Вот в чем все-таки смысл жизни? В любви и продолжении рода? В том, чтоб добиться в этой жизни признания, славы, денег? Состояться как личность? В чем? Ну, наверное, у каждого свой смысл и свое назначение. У каждого своя программа. И пока человек не выполнит программу, которая ему дана при рождении, он не умрет. Не зря ее бабушка говорила: «Умер не тот, кто состарился, а тот, кто дозрел». А дозрел, значит, все в этой жизни уже сделал. Так сказать, выполнил данное задание, и здесь ему больше нечего делать. Чушь все это. Такие размышления, это первый признак надвигающейся депрессии. И с этим надо срочно что-то делать. Развеяться надо. Сидит дома, как клуша. Когда она последний раз выбиралась в ресторан? Забыла. Ну, хотя бы в кафешку? Тоже, забыла. Вот-вот. Всех поклонников поразгоняла. Теперь и пойти куда-нибудь не с кем. А куда она может пойти, если на ее попечении пес? С Тэди никуда не пойдешь. И без Тэди не пойдешь. Попробуй-ка, оставь его самого дома. Он такой вой подымет, что весь дом на ушах будет стоять. Вот приедет Сашка. Она вернет ему пса и тогда отвяжется по полной программе.

Татьяна набрала Маринкин номер.

-Можешь звонить Верке отбой, — сказала она в трубку.

-Хорошо. А что у тебя было?

-Да ничего особенного. Мудров в гости зашел, и я побоялась, что он столкнется с Венерой.

-И что?

-Да Краба сегодня какая-то дама шлепнула. Старушки, гулявшие во дворе, ее видели. И в милиции с их слов составили фоторобот.

-И что, похож на Венеру?

-Откуда я знаю. Я его в глаза не видела. Но, береженного Бог бережет. Что, если похож?

-Ты думаешь, это Венера его… того? — перешла на шепот Марина.

-Не знаю. Но, а вдруг? Не зря же она так тщательно внешность меняла. И, кроме того, убить Краба — это была ее вполне конкретная цель. А Венера производит впечатление целеустремленной натуры. Даже слишком. Так что, я решила не рисковать.

-Вообще-то, правильно, — подумав, согласилась Марина. – Ладно, сейчас звоню девчонкам «отбой». Пока.

Верка с Венерой не заставили долго ждать. После разговора с Мариной они появились через десять минут.

-Ты чего панику подняла? – усевшись за столом на кухне, возмутилась Верка.

-Не хотела, чтоб Мудров столкнулся с Венерой. Кстати, Венера, ты уже знаешь, что твоего любимого Краба шлепнули?

-Да. Вера мне сообщила, после телефонного разговора. Что я могу сказать? Не покривлю душей, если скажу, что рада до смерти.

-Так это не ты его? – удивилась Татьяна.

-Нет. Но довольна, что кто-то выполнил то, что предстояло сделать мне. Теперь, если вы меня не выгоните, я у вас еще пару дней поживу, пока все уляжется и отправлюсь домой.

-Живи, сколько надо, — кивнула Татьяна. – А на работу в то казино ты потом вернешься?

-Нет. Получается, что я их крупно подставила. Не простят. Поэтому, придется искать что-то другое. Вера, дай я позвоню с твоего телефона Коле. Может, он какие подробности скажет.

Вера протянула ей телефон. И все замерли в ожидании. Коля отозвался немедленно.

-Жива? – вроде бы как удивился ее друг.

-Нет, звоню с того света, — огрызнулась Венера. – Что там случилось с Крабом? Кто это его?

-Толком пока не знаю. Говорят, запутался со своими бабами и у какой-то нервы не выдержали. А ты где?

-Я в Днепропетровске. Так ты думаешь, мне можно ехать домой?

-Не спеши. Посиди там еще пару дней. Я тут все разузнаю, как следует, и тебе перезвоню. Слушай, а ты не хочешь поехать со мной в Киев?

-А чего ты туда едешь?

-Отец перетягивает меня в одну интересную фирму. Расскажу при встрече. Еду через неделю.

-Так ты вообще туда перебираешься, насовсем? – удивилась Венера.

-Пока не знаю. Поеду. Поработаю. А там видно будет. Поехали вместе. Жить будет где. Работу тебе подыщем. Что делать в этой дыре? Ты ведь даже в свой балаган вернуться не сможешь.

-Я подумаю до завтра, и перезвоню тебе. Хорошо?

-Думай.

-Ну, все. Целую.

Венера протянула телефон Вере.

-Спасибо. Ну, чтож, ситуация устаканивается.

-Поедешь? – спросила Верка, а Татьяна вопросительно посмотрела.

-Да. Это лучшее, что сейчас можно придумать. А там, видно будет.

-А чего сразу не сказала, что согласна? – удивилась Татьяна.

-Мужчине никогда нельзя сразу говорить «да». Надо сделать вид, что ты колеблешься, думаешь. Что у тебя есть еще какие-то варианты. Дать себя поуговаривать, и, в конце концов, разрешить уговорить, — с видом великого знатока мужской психологии сообщила улыбающаяся Венера и подняла указательный палец вверх.

Убей своего дракона сама. Часть 14: 15 комментариев

  1. Слушай, нет слов! Это надо экранизировать! Куда на фиг смотрят всякие там режисеры и продюсеры??? Кассовый сбор перекрыл бы «Титанник». Людмила

  2. Ага, такой мути на наших экранах — завались. Это так — развлечь своих подруг. Смеюсь. С улыбкой. Алена.

  3. Ален, привет! Людмила права. Просто обалдеть как интересно инеординарно! Ты супер-пупер!!!

  4. Ничего себе! Сыщики уже покрывают преступников! Нехорошо 🙂
    И куда только Мудров смотрит?

  5. Не одобряю самосуд…
    И при ребёнке вести криминальные разговоры тоже, по-моему, нельзя. Дети понимают гораздо больше, чем кажется! Эх, как говорил товарищ Саахов: плохо мы воспитываем свою молодёжь! ))
    Прелюбопытно, сойдёт ли Венере с рук её деяние…

    Скорее — продолжение!..

  6. «… акула запахи еды за несколько километров чует…», знаешь, я вот здесь дивлюсь на муравьев: стоит уронить крошку еды или каплю воды с вымытой курицы, как через пару минут на этом месте толпа муравьев разных размеров, живущих где-то в стенах. И как они учуивают? 🙂
    От твоего детектива невозможно оторваться, но уже глаза закрываются, ложусь спать, завтра дочитаю 🙂

  7. я, пожалуй, распечатаю
    И сам почитаю, и жене покажу. Не читал, но почему-то уверен, что здесь качественно насериалено

  8. Алёна, к тебе одно пожелание. Синхронизируй свои ники. Ты ведь под этим дурацким wf0005 только на ПРК. Все тебя знают, как Алёну Данченко. Поменяй имя в профиле, это не трудно. Если будут проблемы, обращайся, помогу

  9. @ quentin ws:
    Спасибо. Я и не против поменять, но не знаю, как это делается. Только что потыкалась туда сюда и ничего не нашла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)