Уюей своего дракона сама. Часть21. Окончание.

Стас ушел, а Татьяна вернулась к прерванному занятию, то есть к уборке. Мысли крутились вокруг полученной информации. Значит, Кита убили. Слава Богу, что никто со своих к этому не приложил руку. Все в четыре утра были здесь и мирно спали. А действительно ли здесь и действительно ли спали? Верка с Сашкой незаметно уединились. И судя по тому, что проснулись в одной постели, вряд ли их интересовал какой-то там Кит. У них явно были другие проблемы. Стас оставался с Татьяной, насколько она может вспомнить вчерашние события. И, кажется, они болтали и целовались. Дальше дело вроде бы не пошло. По крайней мере, Татьяна проснулась в кресле, одетая и одна. Очевидно, уснула под любовный шепот Стаса. Ну, со Стасом все ясно, его вызвали на работу. Да и вообще, Стас в любом случае вне подозрения. Ему-то уж убивать Кита вообще на фиг не нужно. А вот где делись Тоня и Венера? Когда они покинули гостиную и самое главное, куда? Венере, вообще-то, Кит тоже без надобности. Вот кто мечтал пришить этого типа, так это Тоня. Но могла ли она незаметно покинуть дом, в четыре часа утра оказаться у Кита и его расстрелять, а потом, так же незаметно вернуться? Вообще-то, чисто теоретически, могла. Например, взять одну из трех машин и смотаться на другой конец города. Что тут ехать. В три уехала, в пять приехала. А пистолет? Своего она лишилась. Взяла Венерин? Ну, допустим. А откуда Тоня могла знать, что Кита к ночи отпустят домой? Ну, можно, конечно допустить, что она поддерживала связь со своим информатором. Тот мог сообщить ей, что Кит вернулся домой и даже, помочь пробраться к нему в дом. Вряд ли она рискнула бы отправиться туда тем самым подвалом. Верка говорила, что дорогу не запомнила и сама бы заблудилась в два счета. Да и запертые двери на пути следования. Разве что, они отправились туда вдвоем с Венерой. Но, на чертей Венере Тонины проблемы? Ой, выдумки это все. Почему если грохнули Краба, то это обязательно сделала Венера? А если Кита, то Тоня? Что, больше желающих не было?

Татьяна покончила с уборкой и чтоб не сидеть без дела и не смотреть с тоской на часы, занялась блинами. Заколотила тесто. Достала из холодильника творог. Растерла его с сахаром. Добавила туда немного сметаны и всыпала изюм. Оценивающе глянула на получившуюся массу и, сравнив ее с количеством блинного теста, заподозрила, что начинки будет мало. Ладно. Если что, остальные сделает с вареньем.

Татьяна давно пришла к выводу, что блины можно печь только тогда, когда дома никого нет. Иначе, сколько бы ты не снимал их со сковородки, на тарелке, куда их складываешь, от силы накапливается штук десять. Потому что, кто не заходит на кухню, тут же цапает блин с тарелки и моментально съедает, не дожидаясь, когда в него завернут начинку.

Сейчас блины усиленно выпрашивал Тэди. Один блин шел в тарелку, один исчезал в огромной пасти пса. Но, все равно, хоть количество блинов уменьшилось ровно в два раза, творожной начинки не хватило. Осталось двенадцать не начиненных блинчиков. Татьяна поискала варенье, но не нашла. Может Верка хранит его в погребе? Но лезть в погреб желания не было. Татьяна подумала. Потом сварила три яйца. Подавила их картофеледавилкой. Порезала к ним зеленый лук. Вбросила пару ложек отварного риса, добавила майонез. Перемешала. Попробовала. Вроде бы съедобно. Начинила оставшиеся блины такой начинкой. Но теперь, у нее возникла новая проблема. Блины кончились, а начинка осталась. Татьяна подумала, взяла ложку. Разделила по-братски начинку между собой и Тэди и они вдвоем ее прикончили. Одним словом, дружно справились с проблемой.

За окном стало темнеть. Татьяна посмотрела на часы. Ничего себе, скоро пять. И где все? А если никто не приедет? Им что, с Тэди придется ночевать в Веркином доме самим? Нет! Только не это. Татьяна панически боится огромных пустых домов. Одно дело самой оставаться в квартире, где через стенку соседи. И совершенно другое, в доме, где вокруг никого. А кого она боится? В приведений и барабашек Татьяна не верит. Грабители и бандиты? Чего это вдруг их холера принесет именно сюда? Тогда чего? А черт его знает. Это, наверное, как на подвесном мосту. Как в замкнутом пространстве. Просто страх. Если по научному, то какая-то там фобия. Но от понимания проблемы, сама проблема не исчезает. И самое досадное, что она не помнит номеров телефонов ни Сашки, ни Мудрова, ни Верки. А блокнот остался дома. О, идея! Надо позвонить Марине. Рассказать ей последние события, а потом узнать у нее номер Веркиной мобилки. Так Татьяна и поступила.

Беседа с Мариной затянулась больше чем на час. Марина слушала, переспрашивала, задавала вопросы, анализировала, делала свои выводы и, в конце концов, просто таки зверски утомила. Татьяна поймала себя на мысли, что ищет возможность отделаться от любимой подруги. Но просто сказать: «Кончай трепаться, я от тебя устала»! – язык не поворачивался. Пришлось вытерпеть все это до конца. Наконец-то Марина выдохлась. Татьяна узнала у нее номер Веркиной мобилки и с явным удовольствием распрощалась.

После несметного количества попыток связаться с Веркой, Татьяна таки добилась успеха и услышала ее голос.

-Ты где? – проорала она в трубку.

-Еду домой. Уже подъезжаю к городу, километров тридцать осталось, так что, жди. Скоро буду, — ответила Верка и отсоединилась.

Татьяна даже не успела у нее ничего спросить. Улетела Тоня или нет? И почему Верка так долго торчала в Днепропетровске? Ладно, приедет, расскажет. Болтать по телефону за рулем действительно неудобно, да и небезопасно.

Она выпустила опять Тэди погулять во двор и устроилась перед телевизором. Интересно, а где носит Венеру? Что можно целый день делать в городе, если тебе там небезопасно даже показываться? А может, с ней что-то случилось? Да нет. Наверное, сидит у Татьяны дома и ждет, пока та вернется. Дай Бог, чтоб это было именно так. Татьяна набрала свой домашний номер, но трубку никто не снял. Значит, не сидит и не ждет. Где же она? И Сашка, гад, даже не позвонил. О ней не беспокоится, так хоть бы о Тэди побеспокоился. А Стас? Ну, со Стаса никакого спроса. Он вечно занят.

Татьяна утешила себя мыслью, что скоро приедет Верка и что, по крайней мере, не придется ночевать самой в этом огромном пустом доме. Натянула плед до самого подбородка и под монотонное бурчание какого-то политического деятеля, уснула. А когда проснулась, услышала доносящиеся из кухни голоса. Татьяна прислушалась. Похоже, что разговаривали Верка и Венера. Мужских голосов слышно не было. Татьяна сладко потянулась, хотела перевернуться на другой бок и еще покимарить, но потом передумала. Протерла глаза и почапала на кухню.

На кухне сидели Венера и Верка, и пили водку, закусывая блинами.

-А, проснулась? Классные блины сделала! Объедение, — восторженно проговорила Верка. И Татьяна обнаружила, к своему великому удивлению, что Верка пьяная, как задница. Боже! Она ведь никогда не напивается, сколько бы не пила. Что это с ней? И главное, сколько она выдула?

Татьяна перевела взгляд на пол и увидела, пустую бутылку из-под водки. Ага. Значит, вдвоем приканчивают вторую. Ну и ни фига себе! Это, по какому же поводу? Глянув на Венеру, Татьяна поняла, что и Венера ничуть не лучше Верки. Ну, девки, дают жару!

-Красавицы, а какова причина такой пьянки? – возмущенно спросила Татьяна.

-Причина всегда найдется, — глубокомысленно изрекла Венера и икнула.

-За мой день рождения! – изрекла Верка и поставила на стол третью рюмку.

-Так у тебя день рождения в марте, если я не ошибаюсь, а сейчас только конец октября!

-Ты не поняла. А впрочем, ты же не знаешь! Я попала в аварию. Машина всмятку! А на мне, ни одной царапины, — почему-то шепотом сообщила Верка, как будто бы доверяла Татьяне большой секрет.

-Какую аварию? – плюхнулась от такого сообщения на стул Татьяна. Она всегда считала, что кто-кто, а Верка в аварию попасть не может. Она водит отлично и реакция у нее мгновенная. За состоянием машины следит, как любящая мамаша за единственным чадом. Хотя, «не ты в кого-то, так в тебя кто-то» — вспомнила она выражение одного своего знакомого. Ну да, конечно, от случая никто не застрахован. И тут уж, от тебя мало что зависит. Как говорится, если господь снимет руку с твоей головы, с тобой может произойти все что угодно. Может это как раз тот случай? На секунду снял, и Верка в эту секунду успела вляпаться, мягко говоря, в неприятности.

-На скорости в сто двадцать километров, у меня лопнуло правое переднее колесо, и я улетела с трассы в кювет, а потом в посадку. Вот! Машину разбила полностью. Ремонту не подлежит, как сказали знающие люди. Короче, «пиз—ц котенку, больше срать не будет»! — закончила свою речь Верка и залпом хлопнула очередную рюмку.

-А ну, кончайте попойку! Ну, разбила машину и черт с ней! Главное, сама жива осталась. Машина, это всего лишь жестянка. Со временем купишь другую. А пока, будешь брать мою, когда надо будет. Тоже мне, панихиду устроили.

С этими словами Татьяна быстрым жестом сдернула со стола недопитую бутылку. Венера и Верка провели ее взглядом полным сожаления, но спорить не стали. Татьяна поставила вариться кофе и обвела взглядом кухню в поисках пса. Но его нигде не наблюдалось.

-А где Тэди?

-Бегает во дворе и не хочет заходить, — отмахнулась Верка.

-Грязный, как черт, — добавила Венера. – И, по-моему, доедает какой-то сапог.

-А в сапоге хоть никого нет? – перепугано спросила Татьяна, снимая готовый кофе с плиты.

-Если кто и был, то его он съел раньше, — пьяно хихикнула Венерка.

Татьяна бросила все и побежала на улицу. Грязный и мокрый Тэди носился, как метеор по саду. Никакого сапога в его пасти не было. Может быть, уже доел, а может быть, выплюнул. Татьяна загнала пса в дом и потащила в ванную. Пока вымыла, вытерла, выдраила ванну и с Тэди появилась на кухне, там уже никого не было. Кофе стоял не тронутым, а Верка и Венерка уже мирно спали в гостиной на одном диване.

Татьяна сходила в Веркин гараж. Но машины или ее останков, там не оказалось. Наверное, ее сразу же отвезли на свалку или куда-то в другое место. Татьяна понятия не имеет, куда девают полностью разбитые машины. Может в ГАИ?

Через час приехал Сашка. Татьяна хотела рассказать ему про аварию, но он уже был в курсе. Мало того, что был в курсе, он, оказывается, выезжал на место аварии. Забрал оттуда Верку и привез домой. Решил все вопросы, возникшие в связи с этим происшествием, успел еще раз заскочить к себе на фирму, и теперь вот явился сюда. Мудров тоже ездил на место аварии. Они с Сашкой, глянув на разбитую машину, были просто шокированы тем, что Верка осталась жива. И мало того что жива, она не получила даже царапины!

-Это просто супервезение! Ты не поверишь, но машина выглядит, как консервная банка, которую переехал асфальтный каток! Наверное, Верка выпала в открывшуюся дверцу, когда машина только еще летела в кювет к посадке, — качая головой, сообщил Сашка. – Иначе, останься она в салоне, ее бы труп пришлось вырезать автогеном. В общем, кошмар! А как она сейчас?

-Выпили с Венерой вдвоем почти две бутылки водки и обе спят.

-Ну и, слава Богу! Стресс надо снимать сразу. А ты тут как, не скучала сама?

-Нет.

-А Тэди?

-Тэди в восторге. Ему тут нравится! Весь день носился во дворе. Вымазывается только очень. Два раза уже купала под душем. Кстати, мы сегодня едем домой или остаемся тут?

-Не знаю. Наверное, лучше побыть сегодня здесь. Девочки отойдут от выпитого и неизвестно как себя поведут, — подумав с минуту, изрек Сашка. — Хотя, если хочешь, я могу отвезти тебя домой и вернуться. Смотри, как лучше.

-В принципе, дома ничего не горит. Можно и остаться. Пошли я тебя покормлю.

Они сидели на кухне. Идиллия. Сашка с удовольствием наворачивал блины со сметаной. Тэди положил свою огромную морду Татьяне на колени. Она почесывала ему за ушком, а пес млел от счастья.

-Знаешь, — нарушила молчание Татьяна. – Приезжал Мудров и рассказал, что Кита грохнули.

-Он мне говорил, — кивнул Сашка.

-Как ты думаешь, Тоня тут ни при чем?

-При чем, — кивнул Сашка.

-Неужели это она?!

-Скорее всего, наняла киллера. Я случайно слышал ее разговор с Венерой. Венера ей сказала, что-то типа того, что не надо заниматься тем, чем ты заниматься не умеешь. Если, мол, так уж необходимо кого-то грохнуть, так для этого профессионалы есть. Я дальше не слушал, отошел от них. А когда подошел, слышу, они все еще мусолят эту тему, но теперь с финансовой стороны. Так что, я думаю, Венера дала ей наводку и Тоня тут же нею воспользовалась.

-Но киллер стоит бешеных денег!

-Я думаю, Тоня на этот случай деньги имела.

-А Верке Тонина подруга из Новомосковска говорила, что у Тони ни копейки за душей. Одна зарплата. Квартиру купили еще ее родители. Машина осталась от папы. Правда, Тоня что-то там рассказывала нам, что продала родительский дом, сняла оставшиеся ей в наследство деньги и пустила это все на расследование убийства родителей. Но, сколько там у нее могло быть? Неужели хватило на детективов, которые почти пять лет ковырялись в этом деле и еще осталось на киллера? Что-то мало верится.

-Никогда не пытайся считать чужие деньги.

-Ладно. Допустим, деньги были. Тогда почему Тоня сразу не наняла киллера, а затеяла всю это возню?

-Потому что дура. Потому что переоценила свои способности и возможности. Потому что, считала это делом своей жизни. Да мало ли почему, — пожал плечами Сашка. – Вот если бы она встретилась раньше с такой мадам, как наша Венера, очевидно, не наделала бы столько глупостей.

-Почему ты так думаешь?

-Потому что Венера умная, хитрая и расчетливая. А Тоня глупая и авантюрная. Когда авантюризм дружит с мозгами, это великие личности. А когда авантюризм дружит с глупостью, это вселенское несчастье. Если честно, я не представляю, как эта придурошная Тоня будет выкручиваться из всего того, что сама же и нагородила.

-Ты случайно Стасу ничего не рассказал из того, что мы тебе рассказали?

-Что я, совсем с ума сошел? Это ты смотри, держи язык за зубами. По-моему, ты, а не я, с ним очень близко общаешься.

-Кого ты учишь?

Тэди вдруг вскочил и понесся к двери.

-Легок на помине, — шепотом сказала Татьяна. – Стоит мне о нем вспомнить или поговорить, как Стас тут как тут. А еще, он всегда появляется, когда мы садимся за стол. Хотя, садимся мы всегда в разное время. Верка говорит, что он идет на запах еды, как акула. Чувствует пищу за несколько десятков километров.

Сашка засмеялся и погрозил Татьяне пальцем.

-Представляю, что вы обо мне говорите, когда меня рядом с вами нет!

Входная дверь открылась, и из коридора донесся голос Стаса, взывающего к совести Тэди. Очевидно, пес, как всегда, бесцеремонно лез целоваться.

Татьяне почему-то стало грустно. Нет. Она никогда ни за кого не выйдет замуж. Никогда не создаст свое уютное гнездо, с птенцами и кормом в заботливом клювике. Ее не устраивает ни один из тех мужчин, с кем сводит жизнь. Вот и Стас. Он совсем не тот, кто ей нужен. Он не сможет убить для нее дракона. А кто сможет? Только она сама. Убей своего дракона сама и успокойся!

Стас возился в коридоре. Очевидно, раздевался и прятал под потолком свои вещи от Тэди. Наконец-то его физиономия просунулась в кухонную дверь.

-Вы здесь? – уточнил он на всякий случай, как будто бы не доверял своим глазам. – А где остальные?

-Остальные спят, выпив хорошую порцию водки, — равнодушно ответила Татьяна.

-Это хорошо. Налейте и мне, грамм так, сто пятьдесят. Можно и больше. Хочу выпить, упасть мордой в салат и очнуться через неделю. А можно и через месяц. Так все остохерело, что в пору застрелиться. Или взять автомат и перестрелять свое начальство. Причем, все.

-А что, все так плохо? – наливая в рюмку водку, поинтересовался Сашка.

-Не знаю. Может, бывает и хуже. Поживем – увидим.

-А все-таки? – спросил Сашка, пододвигая к Стасу рюмку с водкой и огурцы. Татьяна тут же наполнила тарелку пюре и положила две котлеты.- Если хорошо закусить, то мордой в салат не упадешь. Тем более что салата нет.

-А вы? – вопросительно посмотрел Стас сначала на Татьяну, а потом на Сашку. Как и большинство сознательных наших граждан, он не мог пить один. Пить, это не просто пить, чтоб напиться. Пить, это процесс, ведущий к открытию душ и общению на тонком, духовном уровне. Наверное, у нашего человека чакры открываются только после принятия определенного количества спиртного. А доселе, они наглухо закрыты. И никакого тебе духовного общения, а тем более связи с космическим разумом.

Татьяна и Сашка переглянулись. Татьяна кивнула головой, что должно было означать: «Наливай»! Сашка налил. Татьяна поставила на стол оставшиеся блины и положила на тарелку несколько котлет. Пюре кончилось. Да и вообще, в холодильнике уже освободились практически все полки. Завтракать придется яичницей. Кроме яиц и хлеба на завтра ничего не осталось. Потому что, ни один идиот не догадался перед приездом сюда заскочить в магазин за продуктами.

-За что пьем? – вздохнув, спросила Татьяна.

-За жизнь! – изрек Стас. – Чтоб она, зараза, хоть периодически поворачивалась к нам лицом.

-Ну, за жизнь, так за жизнь, — согласился Сашка. – Ну, еще и за удачу.

Они глотнули водку. Закусили и все замолчали. Стас молча наворачивал ужин. Татьяна и Сашка меланхолично жевали маринованные огурцы и ждали, когда же Стаса «прорвет» и он сам исповедуется. То есть расскажет им, в чем дело. Почему это ему так плохо. Но Стас молчал. Сашка налил еще и толкнул Татьяну под столом ногой. А когда она вопросительно на него уставилась, красноречиво показал жестами, чтоб на водку не налегала. Мол, пусть Стас пьет, а мы погодим. Она моргнула в ответ, показывая, что поняла и солидарна. Через полчаса им удалось напоить Стаса, и осталась самая малость, его разговорить. Но… Стас положил на стол руки, на руки голову и захрапел.

-Перестарались, — констатировал факт Сашка.

-Ой, укладывай-ка ты его куда-нибудь спать и укладывайся сам. Надоело мне все это. Лично я, перемываю сейчас посуду и отправляюсь на боковую. Достали.

Сашка сходил в комнату, присмотрел для Стаса место и отволок его туда, как мешок с опилками. Потом, о чем-то пошептался со своим псом и оба отправились спать. Татьяна перемыла посуду. Сварила себе кофе и села с сигаретой и чашечкой кофе у окна. Тоска вселенская! Вроде бы столько всего произошло за эти две недели, а такая скукотища! Чего-то ей не хватает. Чего? Она сидела, пила кофе и анализировала последние события. Наверное, просто накопилось определенное количество разочарований. Во-первых, Татьяна еще раз убедилась, что не способна ни на какие высокие чувства. Амур стрелял, но, явно промазал. Стрела опять улетела мимо цели. Хотя, похоже, чуть–чуть все-таки зацепила. Касательное ранение и не больше. Да и то, не в области сердца, а где-то в области пятки. Во-вторых, она открыла для себя истину, известную уже многим, но не ей, что человеческая жизнь ровным счетом ничего не значит. Что убийца, не всегда негодяй и подлец. Убить можно нечаянно. Убить можно защищаясь. Убить можно из мести. Но все равно, из каких бы побуждений это не делалось, а кто-то на этом свете лишается самого дорогого – жизни. И имеем ли мы право, лишить кого-то жизни, из каких бы то не было побуждений? А черт его знает! Ответа на этот вопрос у нее не было и это дико раздражало.

Она допила кофе. Заказала по телефону такси. Оделась и вышла на улицу. Домой! В любимую квартиру! И немедленно. А завтра с утра, в Днепропетровск к сестре и маме. В конце концов, отпуск на исходе, а она так бездарно перевела время. Вот в следующем году, она обязательно возьмет путевку и рванет куда-нибудь подальше. И, все равно, в какую сторону. На юг, на запад, на восток или на север. Будет смотреть, и познавать мир. Получать новые впечатления и ощущения. Может даже, кормить с рук акул. Хотя, нет. Это уже явный перебор.

Она вышла со двора и стала ждать такси, прислонившись к старому вишневому дереву. Темень, хоть глаз выколи. Опять начал моросить дождь. Наконец-то в конце улицы показался свет фар, и к Веркиному дому подкатило такси. Татьяна забралась в салон, и на душе стало легче. Сегодня возвращение в родную квартиру воспринималось почему-то, как возвращение с чужбины на Родину.

Утром, она выскочила из дома в шесть часов утра. Ткнула Сашке в дверь записку, что срочно уезжает к маме, и побежала на автовокзал. Там села в первую же маршрутку, идущую в Днепропетровск и через полтора часа уже звонила в дверь квартиры, где проживала ее сестра.

Татьяна выдержала у сестры неделю. Больше в этом «дурдоме» вынести было просто невозможно. Орущие день и ночь близнецы племянники, издерганная Алина, целый день, учащая всех, как правильно жить, мама, и затурканный этим всем Алинкин муж. Караул! Татьяна пыталась помогать, но только путалась у всех под ногами. Чувствовала себя такой же беспомощной, как Сашка и Мишка, так назвали племянников. И, так же как и они, все время хотела поорать. Только не поплакать, а наорать на всех своих родственников. Объяснить, что они все ненормальные. Прежде всего, сами не могут организовать свой день и вбиться хоть в какой-нибудь режим. И тем самым выбивают из режима и малышей. Беспорядочная кормежка, раскиданные по всей квартире детские вещи и пакетики с детским питанием. Ничего не возможно найти и поэтому все носятся по квартире, как угорелые и разговаривают на повышенных тонах. И вообще, в Татьянином понимании, они делают абсолютно все не правильно. Но уже один главнокомандующий в лице мамы был. Двоих Алина не выдержит. Татьяна напрямую спросила Алину, не забрать ли маму домой? По ее мнению, кроме хаоса, та ничего в Алинкину жизнь не вносила. Но, к Татьяниному удивлению, Алина отказалась.

-Пусть еще побудет. Я боюсь оставаться сама с этими крикунами. Ты не представляешь, как с ними тяжело! Им же если что надо, так одновременно обоим. Хоть разорвись между ними. А так, мама одним занимается, а я другим. Все-таки легче. А на ее нравоучения ни я, ни Костя внимания не обращаем. Хотя, мужа она, конечно, достала до печенок. Но, пока терпит, — засмеялась Алина. – Теща, есть теща. Не зря же теща и зять, главные действующие лица кучи анекдотов.

Тогда Татьяна провела воспитательную работу с мамой. Постаралась донести до ее сведения, что если она так активно будет вмешиваться в личную жизнь Алины, и постоянно учить жить ее мужа, они разбегутся к чертовой матери. Мама обиделась, надула губы, и целый день ни с кем не разговаривала. Это было последней каплей. Татьяна потихоньку посоветовала Алининому Косте не обращать внимания на тещу и ее язык и продержаться еще с полгода. А потом, отправить любимую тещу в родные пенаты и лучше нанять няньку. После чего собралась и уехала домой.

Ну и отпуск! До выхода на работу осталась неделя и надо провести ее так, чтоб было что вспоминать до следующего. И куда бы махнуть?

Она открыла входную дверь и вошла в родную квартиру. Слава Богу, дома! Нет, никуда она не поедет. Сейчас сходит в магазин. Загрузит едой холодильник так, чтобы свободного сантиметра не осталось! И целую неделю будет валяться на диване, пока бока не заболят и читать. Никому не позвонит, что она уже дома. Ни с кем абсолютно не будет общаться. Отдохнет от всех и от всего. А почему бы и нет?

Татьяна взяла большую хозяйственную сумку и тут же отправилась осуществлять задуманное. Целый час она провела в магазине и нагребла продуктов столько, что еле дотащила эту сумку до подъезда. А у подъезда буквально свалилась на лавочку, отдохнуть и набраться сил для последнего броска. Погода наконец-то установилась. Светило солнышко. И хоть температура на улице была около нуля, но холод не ощущался. Наверное, потому, что абсолютно не было ветра. Почему-то Татьяне показалось, что это уже весна, а не осень. Зима уже была. Правда, всего два дня, но и этого достаточно. Вот так. Быстрая зима и уже весна! Да, было бы неплохо. Но, никуда не денешься. До весны еще далеко и зима только предстоит. Она вздохнула, подхватила тяжелую ношу и потащила ее на свой этаж. По привычке сунула обувь в кладовку, а шапку закинула на полку над вешалкой и только сейчас почувствовала, как ей не хватало и не хватает Тэди. Как там без нее любимый песик? Кормят, небось, всякой дрянью, сухим кормом и собачьими консервами. И заставляют спать на собачьем диване! И где он сейчас, в Сашкиной квартире, или у Верки в доме? Хорошо бы у Верки. Там ему хоть раздолье, есть где побегать.

Размышляя, она потащила сумку к холодильнику, чтоб перегрузить продукты. Открыла холодильник и от удивления тут же открыла рот. Холодильник был забит продуктами. Вот тебе раз! Она точно помнила, что перед ее отъездом там было практически пусто. Кто это постарался? Наверное, Венера. Ведь именно ей Татьяна отдала запасные ключи. Кстати, Венера должна была через неделю отправляться в Турцию. Уже уехала или еще нет? Ведь прошла ровно неделя с момента Татьяниного бегства. Вот черт, уединения явно не получится. Столько вопросов, что придется все-таки звонить Верке.

Татьяна кое-как впихнула часть продуктов в холодильник, а часть, пришлось пристраивать на балконе. Хорошо хоть балкон застеклен и на улице не лето. Иначе, пришлось бы сейчас сесть и это все съесть, чтоб не пропало. Татьяна критически оценила количество продуктов и покачала головой. Да, надо было бы жевать с утра и до вечера без перерыва, как минимум два дня… и умереть от обжорства. Хотя, был бы и другой выход. Позвать всю свою ораву, и они бы справились с поставленной задачей за полчаса. И это притом, что ее подруги сидят на диете. Ага, сидели. С момента появления ноги в мусорном баке, началась новая эра и с диетами кажется завязано. Жрут все подряд, как гусеницы. Нет, скорее, как саранча.

Татьяна повалялась на диване с книжкой около часа. Потом еще полчаса послонялась без дела по квартире и больше не выдержала. Подошла к телефону и набрала Веркин номер.

-Это ты?! – обрадовалась Верка. – Что там с мамой?

-Да, ничего страшного. Давление барахлило, — соврала Татьяна. Ей не хотелось объяснять, что она удрала не потому, что что-то случилось с мамой, а потому что ей все надоело, и напала хандра. Невыносимо захотелось сменить обстановку. А так как больше не было куда уехать, она махнула к сестре и к маме. Короче, просто пошла на поводу у своих желаний.

-Ну, мы так и поняли, что мама заболела, позвонила тебе и поэтому ты срочно умчалась, не сказав никому ни слова.

-А что тут у вас? Венера еще не уехала?

-Уехала позавчера вечером. Сказала, что оставила тебе письмо. Посмотри на рояле.

-А Тоню ты посадила в самолет или нет? Я хотела еще тогда у тебя спросить, он эта авария и ваша с Венеркой пьянка…

-Да. Отправила ее и даже успела побывать в больнице у ее подруги. Ну, у той, Валентины, что ты в парке нашла.

-Ну, да?! И что ты узнала?

-Слушай, приезжай-ка ты сюда. Терпеть не могу вести длинные разговоры по телефону, — потребовала Верка.

-А Тэди у тебя?

-Конечно, а где же ему быть? Носится целый день за соседскими котами, за птичками и роет к соседям подкопы под забором. Не успеваю зарывать.

Татьяна хотела спросить, а где Сашка, но передумала. Да и так понятно, чего там спрашивать. Раз Тэди у Верки, значит и Сашка, скорее всего, перебрался к ней. Ну и прекрасно. Она уже собралась сказать Верке, что сейчас же выезжает, но машинально бросила взгляд на экран телевизора и передумала. Начинался фильм «Брат». Она смотрела его уже несколько раз, но отказаться посмотреть еще один раз, не смогла.

-Часа так чрез полтора выберусь к тебе, — пообещала она Верке.

-А чем ты сейчас занята?

-Машинка стирает, — опять соврала Татьяна. – Как только достирает, развешу белье и сразу же выезжаю.

-Ну ладно, пока. Буду ждать, — сказала Верка и повесила трубку.

А Татьяна устроилась на диване и уставилась на экран. Чем ей нравится этот фильм, она даже не знает. Вообще-то фильмы такого плана не в ее вкусе. Но «Брат» и «Брат-2» не просто ей нравится. Она этот фильм любит. И никак не хочет поверить, что Сергей Бодров действительно погиб где-то под снежной лавиной. И больше нигде не снимется и ничего не снимет. Боже, какая нелепость! И почему людей тянет в горы, в глубины океана, в подземные пещеры? Наверное, у них в организме не хватает адреналина, и они ищут способ повысить его уровень в крови вот таким способом. Им необходим экстрим для ощущения полноты жизни. Хотя, может, есть и что-то другое.

Тэди встретил ее, как только Татьяна вошла к Верке во двор. От восторга обтопал грязными лапами всю ее куртку, облизал лицо, и прыгая вокруг нее, как заведенный, буквально внес на себе в дом.

Верка потащила пса в ванную мыть лапы, хотя он их уже практически вытер о Татьяну. А Татьяна критически глянула на свою куртку и только вздохнула. Такое впечатление, что валялась в ней под забором и по ней промчалась стая собак сначала в одну сторону, затем в другую. Ладно, черт с ней, с курткой. Постирает.

-И что изменилось в нашем мире, пока я отсутствовала? – спросила она, появившуюся из ванной Верку.

-Ничего, — пожала плечами Верка. – Разве что так, по мелочам. Да, Мудров звонит три раза на день и спрашивает, не подавала ли ты признаков жизни. Кстати, он перешел на другую работу.

-Куда, наверное, в охранную фирму?

-Хуже. В налоговую инспекцию. Сказал, что больше, в своем гадюшнике находиться, физически, не в состоянии. Почему, не уточнял.

-А как у тебя с Сашкой?

-Класс! Такой мэн, обалдеть! И чего он тебе не понравился, не понимаю?! Слушай, я наконец-то поняла, что такое настоящий мужчина и что такое секс! И это после нескольких лет замужества!

-Ну, зная твоего мужа, не удивляюсь.

-А у тебя к Стасу чувства или как?

-Похоже, что никак. Вроде бы сразу что-то вспыхнуло, но, не успев разгореться, погасло. Знаешь, я, наверное, плюну на все и выйду замуж по расчету. С любовью у меня ничего не получается. Я могу любить рыбок, хомячков, котиков и собачек. Кажется, даже пауков. Но я не умею любить людей вообще, и мужчин, в частности. Наверное, какая-то врожденная патология.

-Глупости.

-Слушай, я поискала на рояле Венерино письмо и не нашла, — переменила Татьяна тему. – Ты уверена, что она оставила его именно там?

-Да. Она очень сожалела, что не успела с тобой поговорить перед отъездом и обещала написать тебе письмо и оставить на инструменте. Кроме рояля у тебя инструментов нет, насколько я знаю. Значит, на рояле. Посмотри потом хорошо. Может, упало на пол?

-А с расследованием что-нибудь прояснилось?

-Да. Практически все уже выяснилось.

-И кто же напал на ту девушку в парке?

-Напал Михайлов. А свидетелем случайно оказался наркоман Гоша. Он, кстати, и спугнул Михайлова. Не дал добить жертву. А Гошу спугнул Тэди.

-Очень понятно, — пробурчала Татьяна.

-А как эта девушка оказалась в парке? Что, такая дура, что добровольно поперлась туда ночью одна на свидание к своему убийце? Бросила возле банка машину, взяла кучу денег и пошла пешком? Вошла в парк и мало ей этого, поперлась в самый заброшенный и глухой уголок этого парка? Раненная на всю голову, что ли?

-Она говорит, что такие инструкции получила по телефону от Тони. И просто выполнила все, что попросила ее подруга.

-А что произошло в парке?

-Она села на третью от теннисного корта лавочку и стала ждать Тоню. К ней подошел мужчина и повел себя агрессивно. Схватил за руку и, угрожая физической расправой, потянул за собой. А она…огрела его Тониной сумочкой по голове, накостыляла по ногам и попыталась убежать. Поняла, что вместо Тони она разговаривала по телефону с кем-то другим, и попала, благодаря своей бестолковости, в ловушку.

-А что, если она все-таки говорила именно с Тоней и Тоня ее просто подставила? Тебе такая мысль не приходила в голову?

-Приходила. Но проверить ее ни ты, ни я не сможем.

-Ладно. А что дальше?

-А дальше она не помнит. Ну, тут и козе понятно, что схватка оказалась неравной, и Михайлов ее ранил. Думаю, он был уверен, что ее убил. Потому что, бросил и удрал. Вряд ли он бы бросил раненную.

-Почему бы и нет, если ты говоришь, что его спугнул Гошка. Кстати, откуда это известно? Михайлов мертв. Гошка мертв. Девушка последних мгновений не помнит.

-Был еще один свидетель, который все и рассказал.

-Кто? Неужели Цыган?

-Нет. Дурачок, который целыми днями шляется по парку. Шурик.

-А Денис сказал, что он полный идиот и ничего не может членно-раздельно рассказать.

-Оказалось, что может. Дениска ошибался. Он еще рассказал, как Михайлов убил Гошку, и за что.

-За что?

-Тот просил у Михайлова денег. Иначе, грозил, что пойдет в милицию и все расскажет. Говорил, что у него кое-какие вещички есть, с помощью которых он может свои слова подтвердить. Михайлов согласился купить у него вещички и молчание.

-И что это за вещички?

-А вот это осталось тайной. Может быть, тот паук от браслета. А может, Гошка просто блефовал, пытаясь заработать. А Михайлов, наверное, думал, что у Гошки оказалась сумка жертвы. Он же не мог знать, что сумку забрала ты. Слетевший с руки браслет подобрал дурачок Шурик, а Гошка нашел только отломанного от браслета паука.

-Да…. И откуда ты узнала такие подробности?

-Сашка выспросил все у Стаса. А я у Сашки. Да, знаешь, эта Валентина, оказывается, милиции ничего не рассказала. Прикидывается потерявшей память. Не знает, как оказалась в нашем городе. Ничего не знает о парке и так далее. Говорит, так меньше хлопот и Тоне будет легче выкрутиться. А я все думаю, может все-таки надо милиции рассказать, то, что она мне рассказала?

-А я думаю, что ничего нового они от тебя не узнаю. Ну, разве что, поймут, как эта Валентина из Днепропетровска попала в Никополь. Но, по-моему, это не суть важно. Главное, что они от Шурика узнали, кто на нее напал. Думаю, этого вполне достаточно. Дело закроют, так как совершивший преступление, мертв.

-Нет, так нет. Баба с воза, кобыле легче. Пусть разбираются сами, — не стала спорить Вера. — Пошли лучше я тебя покормлю.

-Спасибо, не хочу. У меня еды полный холодильник. Кто это его так укомплектовал?

-Наверное, Венера. Она до отъезда жила в твоей квартире. У меня не захотела.

-Почему? Ты что, ее обидела чем-нибудь?

-Вроде бы нет. Просто у меня было очень людно и очень шумно. После твоего стремительного бегства, все перекочевали ко мне. Тэди здесь. Сашка здесь. Мудров, правда, наскоками. Зато Дениска практически перебрался сюда жить. Со школы домой к бабушке заскакивает. Продукты занес. Мусор вынес. Бабушкины поручения через одно выполнил и сразу сюда. А вечером его Сашка отвозит домой. Правда, вторник и пятница у Дениски заняты до пяти вечера. Какие-то там тренировки. Но он все равно хоть на пару часов забегает.

-Ну, естественно. Раз пес здесь, то где, по-твоему, должен быть Дениска?

-Да я ничего против и не имею, — пожала плечами Верка. – Мне веселее. А Венера, наверное, от всех устала. А может, ей удобней было свои дела решать, находясь в центре города, а не у черта на куличках.

-Как там девочки, забегают?

-Все, кроме Марины. А к ней мы с Ольгой и Светкой позавчера заезжали.

-И как?

-Сносно. Уже ходит, но только по квартире. На улицу еще не рискует выбираться. Нога побаливает, и отек пока не ушел. Немного прихрамывает, но я думаю, что через недельку, может через две, все будет нормально. От безделья пристрастилась к вязанию. Но вяжет исключительно носки. Наверное, ничего другого еще не умеет. Навязала уже гору. На двух сороконожек точно хватит.

-Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Пусть хоть носки вяжет, и то дело. А твой муж не заходит?

-Нет. Подал на развод.

-Ну и, слава Богу.

-Я тоже такого мнения. Знаешь, что я тебе скажу, все-таки, в выборе спутника жизни мы часто ориентируемся не на то.

-В смысле?

-Вроде бы человек тебе симпатичен, приятно его общество, ты скучаешь, когда его нет рядом. Но надо обязательно учитывать еще одну сторону. А именно, каков твой друг в постели. Если здесь нестыковка, то остальное можно похерить. Все пойдет насмарку.

-Это ты из своего опыта?

-Из своего, конечно. Так что, мой тебе совет, прежде чем решаться связать себя узами брака, переспи со своим женихом и ни один раз. И если здесь что-нибудь не так, не надейся, что со временем все наладится и будет лучше. Лучше не будет. Если он тебя не будет устраивать, ты, можешь поверить мне на слово, начнешь под любым предлогом сачковать. Как только пора спать, будешь начинать стирку, глажку, и так далее, исходя из такого понятия, что чем такой секс, лучше уж никакого. Начнутся ссоры и раздоры. И ничего хорошего из такого брака не выйдет.

-Тебя поняла, — засмеялась Татьяна. – Я теперь всех кандидатов в мужья прогоню через постель.

-Ты не хихикай, а действительно принимай к сведению. Что бы там не говорили, «животные низменные инстинкты», «главное душа»! Дудки! Душа душой, а если нет гармонии в постели, то и душа партнера тебе на фиг будет не нужна. Проверено на практике.

Они бы еще долго развивали эту тему, но помешало Сашкино появление. Он обрадовался, увидев Татьяну. А Тэди обрадовался, увидев Сашку. Оба очень шумно стали проявлять свою радость, и вся компания переместилась на кухню.

-Только что видел Мудрова, — сообщил Сашка, водружая на плитку чайник. – Выходил из гостиницы с какой-то шикарной блондинкой.

Татьяна почувствовала укол ревности. Интересно, что еще за блондинка? Может просто коллега? А собственно говоря, какая ей разница? Она же только что себе и Верке сказала, что Мудров ей безразличен. И вообще, никто ей не нужен. Она постаралась сохранить безразличное выражение лица и перевела разговор на другую тему.

-А как там Пашка? – спросила Татьяна.

-Да, вроде бы, ничего. Поправляется потихоньку. Людмила говорит, что перестал употреблять наркотики. Почему, для всех осталось загадкой. Может, после удара по голове что-то там встало на место? – вопросительно глядя на Сашку, спросила Вера.

-Может быть. А почему нет? После тяжелой черепно-мозговой травмы и не такое случается. Некоторые даже становятся ясновидящими, предсказателями, а некоторые идиотами. Причем, последних, конечно, получается куда больше, чем первых, — кивнул Сашка.

-А чего Стас ушел в налоговую? – спросила Татьяна.

-Не знаю. Какой-то там конфликт. В подробности он не вдавался, а я не настаивал. Думаю, что хуже Мудрову в новой структуре не будет.

Тэди понесся к двери, показывая, что кто-то пришел. Верка отправилась открывать. Татьяна опять поймала себя на мысли, что ждет появления Стаса. Но из коридора донесся Денискин голосок.

Пока Верка кормила Дениску и Сашку, Татьяна успела поговорить по телефону с Мариной. Потом позвонила Светке и Оле. Всем отчиталась, что уже вернулась из Днепропетровска, и готова принимать теперь подруг у себя. Но для начала, решено было всем вместе посетить Марину. Посещение запланировали на завтрашний день.

-Саша, а как там Венера? Добралась до места назначения? – усаживаясь напротив жующего Сашки, спросила Татьяна.

-Да. Все в порядке. Я с ней сегодня разговаривал по телефону. Пока, всем довольна.

-Слушайте, а что там с убийством Кита? Нашли кого-нибудь? – подперев голову кулаком, опять спросила Татьяна.

-К счастью, нет, — с полным ртом пробурчал Сашка.

-А почему, к счастью? – уточнила Татьяна.

-Да потому, что пришила его одна из наших девочек, как пить дать.

-С чего ты взял? – уставились на Сашку и Верка и Татьяна.

-Да так. Есть кое-какое соображения.

-А ну-ка, колись немедленно! – потребовала Верка.

-Ну, если ты так настаиваешь… Во-первых, Стас сказал, что Кита застрелили из того же оружия, что и Краба. А, насколько я могу догадываться, Краба застрелила Венера.

-Надеюсь, ты этого Стасу не сказал? – насторожилась Татьяна.

-За кого ты меня держишь? Конечно, нет.

-Хорошо, а что, во-вторых?

-А во-вторых, кто-то в ту ночь брал мою машину. Когда я утром вошел в гараж, мотор был еще теплый и бензина больше, чем у меня было до того.

-А почему больше, а не меньше? – удивилась Верка.

-Выкатали и решили залить. Но не угадали количество. И получилось литров на пять больше, чем до того. Может, решили, что я не замечу. Больше, это не меньше. В глаза не так бросается. Но я обычно запоминаю, сколько у меня в баке осталось, когда загоняю на ночь машину в гараж. Привычка.

-А ты с Венерой не говорил на эту тему?

-Нет. Решил, что если это сделала она, то мне лучше ничего не знать. А если Тоня, так тем более.

-А как ты думаешь, кто из них? – поинтересовалась Верка.

-Не знаю почему, может интуиция подсказывает, но думаю, что это все-таки Тоня.

-А ты же говорил, что, скорее всего, Тоня наняла киллера, — напомнила Татьяна.

-Была такая мысль, но потом она улетучилась под давлением фактов.

-Так, поехала я домой и поищу Венерино письмо, — поднимаясь из-за стола, заявила Татьяна. – Возможно, она там прояснила этот вопрос.

-Ты в рояль вовнутрь загляни, — посоветовала Верка. – Может, она побоялась оставлять конверт сверху и спрятала его под крышкой?

-Везде посмотрю. Кстати, Саша, когда будешь дома, зайди, забери свои деньги. Они нам не пригодились. Так и лежат в вазочке, где ты их оставил.

-Трать их, куда найдешь нужным, – отмахнулся Сашка. – Это не последние мои копейки. У меня деньги есть, не беспокойся.

Татьяна не стала с ним спорить. Потом разберется с этим вопросом. Сейчас, надо срочно домой и отыскать, во что бы то ни стало, Венерино письмо. Почему-то она была уверена, что Венера написала там что-то очень важное.

Пока Татьяна собиралась, к Верке приехал Мудров. И приехал не один, а с той самой шикарной блондинкой, о которой недавно сообщил Сашка. Они столкнулись у входной двери. Стас расплылся в счастливой улыбке, а Татьяна сухо кивнула и попыталась проскочить мимо. Но не тут–то было. Стас сгреб ее в охапку и вернул в дом.

-Подожди пару минут, сейчас вместе поедем. Вера! – проорал он из коридора.

В коридор тут же вылетели Вера, Сашка, Денис и Тэди. Блондинка шарахнулась в сторону, увидев пса. Сашка тут же бросился ее успокаивать и знакомить с Тэди. А Верка, кивнув вошедшим, вопросительно уставилась на Стаса.

-Верочка, выручай, — взмолился Мудров. – Приюти, пожалуйста, на пару дней эту красавицу. Кстати, познакомьтесь, Анастасия. Приехала к своему брату, (а моему шефу), в гости, а у того неприятности с квартирой. Сегодня ночью у соседей начался пожар. Примчались пожарные. Пожар затушили, но три квартиры залили пеной и водой. Одна из них Валеркина. Валерка теперь сам весь в пене, как и его квартира, пытается навести там порядок, а меня попросил устроить Настю в гостиницу. Мы посетили все гостиницы в нашем городе. В той не включено отопление. В другой, нет воды, ни горячей, ни холодной. И так далее. Нашли наконец-то гостиницу, где есть свет, вода и тепло, так в ней нет свободных мест. Я и подумал о тебе. Может, выручишь?

-Конечно, — улыбнулась Вера.

Татьяна заметила, как с Веркиного лица сошло напряжение. Очевидно, Верка тоже решила, что Мудров вдруг влюбился в эту девицу, и у него хватило наглости, явиться с ней в гости. И теперь, убедившись в своей неправоте, Верка с облегчением вздохнула и почему-то страшно обрадовалась. Чему? Да тому, что эта Анастасия не избранница Стаса. И еще тому, что Танька врет и Верке и себе. Видела бы Татьяна свою физиономию в момент столкновения с Мудровым и его спутницей, со стороны. Да влюблена она в этого Мудрова, как кошка! Но почему-то не хочет в это поверить и принять, как должное. Ладно, чему быть того не миновать. Подождем развязки. Как любит повторять их мудрая Марина: «Жизнь все равно расставит все по местам».

Татьяне опять пришлось снимать куртку и присоединяться к компании. Анастасия быстро нашла общий язык с Тэди и перестала его бояться. Вообще, девушка оказалась без комплексов. Очень коммуникабельная и приятная во всех отношениях. Моментально со всеми раззнакомилась и Стас, убедившись, что ее приняли и обижать не будут, стал собираться.

-Таня, ты, кажется, спешила домой? Давай отвезу.

-Я на машине.

-Оставь ее Вере. Вера тебе нужна на сегодня машина?

-Нет. Но место в гараже есть. Могу загнать, — тут же предложила Верка.

-Ладно, загоняй, — согласилась Татьяна. – Кстати, что там насчет твоей машины?

-Ничего. Она ремонту не подлежит. Ушла в металлолом. Но мне Венера оставила свой «Пежо». Я, правда, его еще и не видела. Он стоит в кооперативном гараже «Светофор». Надо будет съездить на днях, хоть посмотреть на машинку.

-Успеется, — недовольным тоном произнес Сашка. – Я еще от твоей аварии в себя не пришел. А ты, так вообще должна как минимум месяц за руль не садиться.

Под их препирания Татьяна и Стас покинули Веркин дом. Они ехали молча. Каждый разговаривал про себя. Татьяна высказывала Стасу, что он невнимательный и черствый чурбан. Какой дурак так ухаживает? Хоть бы цветы принес разок. Комплементов наговорил. А он только пожрать забегает. Послать его надо бы подальше, ох, надо.

А Стас про себя извинялся перед Татьяной. Ну, лопух он, болван. Все работа, работа. Никуда даже не пригласил ни разу. С цветами не пришел. Потому что все время залетает к ней на пару минут, на бегу. Все. Теперь все будет по-другому. С той сумасшедшей работой он порвал раз и навсегда. Теперь у него относительно спокойная работа и нормальная зарплата. Теперь у него есть свободное время, и он полностью посвятит его Тане.

Они въехали в Татьянин двор. Стас галантно высадил Татьяну и, сказав, что скоро будет, рванул со двора.

Татьяна направилась домой, размышляя, куда это его понесла нелегкая? На работу? Вряд ли. Он же сказал, что в связи с приездом сестры его друга и одновременно шефа, от работы он сегодня освобожден по уважительной причине. Домой? А может отчитаться, что удачно пристроил Анастасию? В принципе, какая разница? Пусть катится на все четыре стороны.

Она разделась и сразу же принялась искать Венерино письмо. Но ни на рояле, ни внутри рояля письма не было. Татьяна осмотрела каждую комнату. Поползала на коленках, заглядывая под диваны и кресла, но ничего не нашла. А может Венера и не оставляла никакого письма? Но тогда зачем она сказала Верке, что положила письмо на инструмент? Подожди. На инструмент, это не обязательно на музыкальный инструмент. В кладовке стоит коробка с молотком, гвоздями, отвертками, дрелью. Может, она именно это имела в виду? Татьяна направилась в кладовку. Включила свет и выволокла из-под полки коробку с инструментами. Сняла крышку и увидела конверт. Фу ты! Ну и фантазия у Венеры. Так можно было это письмо вообще не найти. Не сообрази сейчас Татьяна, о каких инструментах идет речь, лежать бы ему там очень долго. По крайней мере, до тех пор, пока ей не понадобился бы молоток, гвоздь или еще что-нибудь. А это могло случиться как через месяц, так и через год. В кои это века Татьяна достает из кладовки инструменты?!

Татьяна легла на диван. Распечатала конверт и начала читать. Почерк у Венеры был мелкий, и не очень разборчивый. Написано не много. Вначале письма Венера благодарила Татьяну за помощь в трудную минуту. Очень сожалела, что не успела поговорить с ней до отъезда. Желала, чтобы у Татьяны сложилась удачно жизнь. Обещала, что они еще обязательно увидятся. И настоятельно рекомендовала не поддерживать абсолютно никаких отношений с Тоней, если та по возвращению с отдыха, попытается искать с ними контакт. Советовала под любым предлогом с ней порвать и, Боже упаси, не брать Тоню к себе в подруги. Причину Венера не объясняла, но обещала прояснить ситуацию когда-нибудь, при встрече. А на прощание просила чмокнуть в нос маленького разбойника Антошку и заглянуть в вазочку, где лежали оставленные Сашкой доллары.

Татьяна тут же вскочила и понеслась заглянуть в вазочку. В вазочке лежала пластиковая банковская карточка и рядом с ней бумажка с пин кодом. А на обратной стороне этой бумажки было написано: «Мой подарок на твою свадьбу. Надеюсь, что она будет скоро и сожалею, что не смогу присутствовать на ней лично».

Нет, ну надо же такое выдумать! Татьяна просто задохнулась от возмущения. Какая свадьба? Какой подарок? Что за выдумки? У нее и в мыслях таких планов нет. И в перспективе ничего не предвидится. Это Венерка специально придумала, чтоб всучить ей деньги, как благодарность. Вот хрюшка. Ну, погоди!

Татьяна пнула со злости валявшуюся на пол, изрядно погрызенную и потрепанную Тэди плюшевую обезьяну. Она так искала это Венерино письмо. Так надеялась, что оно прольет свет на многие непонятные моменты этой истории. Нет, это просто безобразие. Лучше бы Венера вообще ничего не писала.

Татьяна села на пол рядом с обезьяной, прислонилась спиной к серванту и еще раз перечитала Венеркино письмо. Злость потихоньку ушла, и она стала соображать вполне нормально, отбросив эмоции. В принципе, все правильно. Что можно сообщить в письме? Чего Татьяна ожидала? Не может же, в самом деле, Венера доверить бумаге серьезные тайны. А тем более, рассказать свою жизнь и признаться во всех грехах. Мало ли к кому может попасть письмо по какой-нибудь нелепой случайности. Но зачем она вообще его писала? Ведь все это можно было передать на словах через Сашку или Веру. Хотя… не все. Например, предостережение насчет Тони на словах не передашь. И у Сашки и у Веры тут же возникла бы масса вопросов, на которые пришлось бы что-то отвечать. А говорить на эту тему Венера очевидно не хотела. Обещание, объяснить все когда-нибудь при встрече, это так, ерунда. Состоится ли эта встреча, или нет? Будет ли кого-нибудь на тот момент еще интересовать данная тема? Короче, это игра на время. Ладно, подождем. А все-таки интересно, почему она советует держаться подальше от Тони? В чем, собственно говоря, дело? Да, тут Венера прямо таки заинтриговала.

В дверь позвонили и, не додумав мысль до конца, Татьяна пошла открывать. В квартиру ввалился Стас, впихивая впереди себя огромный букет рыжих герберов в одной руке и огромный целлофановый пакет в другой. Цветы были красивые, крупные и яркие. Татьяна, не считая, определила, что их больше двадцати. Ничего себе! Ну, Мудров дает жару! Они же сейчас какие дорогие! Дороже, чем розы. Решил реабилитироваться? За один раз подарить все цветы, которые надо было дарить регулярно, в течении их знакомства?

-Это тебе, — протянул он и цветы и пакет. — Я все собирался прийти к тебе вот так с цветами, но все не получалось. Не знаю, правда, нравятся ли тебе герберы, выбирал на свой вкус.

-Нравятся. И представь себе, нравятся именно рыжие, — расплылась в улыбке Татьяна. – А здесь что? – ткнула она пальцем в пакет.

-Джентельменский набор.

-То есть?

-Шампанское, конфеты, торт и фрукты.

Татьяна не стала говорить Стасу, что такого добра у нее в холодильнике, завались. Сделала вид, что страшно рада. Поблагодарила и, оставив Мудрова в коридоре раздеваться, отнесла пакет в кухню, а цветы поставила в две огромные хрустальные вазы и водрузила одну на рояль, а вторую на стол. Да, Стас явно решил пойти в наступление. Ну, чтож, флаг в руки. Посмотрим, что из этого выйдет.

-Ну, что, отметим всё сразу? – заходя на кухню и потирая руки, спросил Стас

-Давай. А что именно мы будем отмечать?

-Твой приезд, мой переход на другую работу, нашу встречу в спокойной обстановке, без твоих подруг, Сашки и Тэди. И вообще…

-Идет. А почему ты перешел на другую работу? – начиная приготовление к праздничному застолью, спросила Татьяна.

-Долго рассказывать.

-А ты коротко.

-Ну, если коротко, то надоело все. Понимаешь, мы вкалываем, как негры на плантации. Ночами не спим. Жизнью рискуем. Решаем головоломки. Берем наконец-то преступника, а его тут же отпускают. И плюс ко всему, после всего, ты еще и остаешься виноватым. В общем, ежедневный форменный идиотизм с которым невозможно бороться. И я тебе скажу, нет ничего хуже ощущения, что ты делаешь работу, которая никому не нужна и тратишь свою жизнь зря. Короче, об этом больше ни слова. Не хочу даже вспоминать последние семь лет своей жизни.

-А в налоговой, думаешь, будет лучше? Там, не то же самое?

-Лучше. Валерка давно меня к себе сманивал. Знаешь, мы ведь с ним старые приятели. Учились в одной школе. Потом, в одном институте. Играли в одной футбольной команде. Только, он учился на два курса старше. И после института попал в Среднюю Азию, а я в Польшу. Он вернулся в город восемь лет назад, а я семь. Одним словом, у нас очень много общего, и мы вместе сработаемся.

-Тебе виднее, — согласилась Татьяна.

Стас взял разделочную доску, нож и, встав рядом с Татьяной, принялся нарезать сыр и колбасу, пока она чистила картошку.

-Скажи мне, как вам удалось найти пропавшую девушку? – неожиданно спросил он. – То, что Тоня, это та самая Тоня, я догадался. Правда, поздно. Уже после того, как она улетела. Давай-ка, делись информацией. Мне очень любопытно.

-А ты не сдашь ее с потрохами, если я все расскажу?

-Нет. Это теперь меня интересует не как профессионала, а как любителя, — засмеялся Стас. – Знаешь, мы ведь тогда навели справки по ней и получили подтверждение, что именно она вылетела в Таиланд и именно она сейчас там отдыхает. Выходило, что никакой второй девушки не было и искать некого. Тему закрыли. А меня все время мучили сомнения. Шкурой чувствовал, что здесь что-то не так. Но в этот момент как раз вырисовалось дело о торговле людьми, и мы занялись ним вплотную. Поэтому, дело в парке ушло на задний план. А когда выяснилось, кто напал на девушку в парке и что нападавший мертв, его просто закрыли.

-А как с тем делом, где шестерых мужчин убило током в казино?

-Доказали, что это все-таки был несчастный случай. Удлинитель никто не сбрасывал со стола на пол. Он лежал на столе. Кто-то из вошедших зацепил провод ногой, и удлинитель упал в воду. И наличие воды на полу объяснили. Воду оставила включенной уборщица, которая что-то мыла в раковине. Ее позвали к телефону. Она все бросила и побежала. Тряпку оставила на краю раковины. Та свалилась и закрыла дырку стока. А уборщица, поговорив по телефону, забыла, чем до этого занималась и отправилась мыть туалеты.

-А стол, истыканный женскими шпильками?

-Тоже чем-то объяснили. Уже не помню. То ли кто-то из женщин на него становился, чтоб паутину с потолка смести, то ли танцевал на нем по пьянке. В общем, полный бред.

-Ты себе можешь представить уборщицу, снимающую паутину с потолка, в туфлях на шпильке? По логике, у нее на ногах должны бы быть какие-нибудь тапочки.

-Естественно. И танцевать в кладовке на столе даже по пьянке может только сумасшедший. Но, видишь ли, всех такой поворот дела устроил. Обе стороны усиленно пытались все замять и замяли. В какую сумму это обошлось хозяину казино, можно только предположить и ему посочувствовать. А к чему был этот вопрос? Ты что, знаешь, кому принадлежали те каблучки, что истоптали стол?

-Конечно. А если я скажу, ей ничего не будет?

-Я же тебе объяснил. Кроме праздного любопытства, мной ничего больше не руководит. Хочешь, я угадаю с трех раз, кто это? Вообще-то, могу и с одного, — раскладывая на тарелке нарезанное, хмыкнул Стас.

-Давай.

-Венера. Правильно?

-Правильно.

-А теперь, давай, рассказывай все по порядку.

Пока варилась картошка, Татьяна рассказала Стасу то, чего он не знал в этой истории. Когда она дошла до момента, что нашла Венеру возле мусорки, Стас, как и Сашка, принялся хохотать. Оказывается, он вспомнил тот же самый анекдот о выкинутой на мусорку женщине. Нет, они определенно смотрят на все одинаково и воспринимают все одинаково. Мужчины вообще все очень типичны и очень похожи. Женщины вот, более разнообразны, по крайней мере, в восприятии мира. Да и вообще…

Как раз к моменту, когда стол был полностью накрыт, Татьяна окончила свой рассказ.

-А ты ничего не хочешь мне добавить к этой истории? – спросила она Стаса.

-Ну, могу так, чуть-чуть, по мелочам. Например, могу сказать, что Кита убил не профессиональный киллер. Не был сделан контрольный выстрел. И еще. В дом убийца проник с крыши дома через чердачное окошко. А на крышу попал с помощью альпинистского снаряжения. А кто у нас занимался альпинизмом?

-Венера?

-Нет. Она лазит по пещерам, а не по горам. А скалолаз у нас Тоня. Причем, она в этом деле профи, мастер спорта. Так что, сама делай вывод.

Татьяна задумалась. Так, пистолет Венерин. Машина Сашкина. Если бы Тоня попалась, то засветила бы тут же Венеру. А если бы засекли Сашкину машину, то и ему, наверное, пришили бы соучастие. Короче, Тоня с легкостью подставляет окружающих ее людей, не задумываясь о последствиях. Идет к поставленной цели, как танк. Да, Сашка прав, авантюризма у нее море, а мозгов нет. Может именно поэтому Венера в своем письме рекомендует не пересекаться больше с Тоней, ни при каких обстоятельствах? Наверное. Такие люди, как Тоня, это ходячий источник неприятностей для тех, кто их окружает.

-Слушай, а как ты думаешь, рискнет Тоня по возвращению обратиться в милицию, чтоб ей вернули машину и вещи? И если да, то, как она это представит?

-Элементарно. С Таиланда уже был звонок в милицию о том, что у нее в день отлета угнали машину с вещами в багажнике. Это сообщение официально зафиксировано. А по приезду домой, она подаст заявление в письменном виде.

-Но на руле отпечатки пальцев Валентины. Получится, что это Валентина угнала Тонину машину. Ведь, если я правильно понимаю, даже если бы угонщик вел машину, имея на руках перчатки, он бы не оставил своих следов, но и стер бы Валентинины. Так?

-Так.

-Получается, что она подставляет Валентину?

-Да. Единственное, что отведет от Валентины неприятности, так это то, что она абсолютно ничего не помнит. Значит, имеет право не ответить на вопрос, почему на руле угнанной машины только ее отпечатки. Короче, посмотрим, что на этот раз придумает Тоня.

-А как ты думаешь, вернувшись домой, она прикончит Красавчика?

-О, новости. Ты что, не знаешь, что Красавчик скончался в больнице?

-Не знаю, — искренне удивилась Татьяна. – Что, она его тоже застрелила? Но когда?

-Нет. Он умер своей смертью. У него отказали почки. При обширных ожогах такое случается с людьми, у которых почки не в порядке. А у Красавчика, оказывается, с детства были больные почки. Говорят, его врачи и на искусственную почку брали, и что только не делали, ничего не помогло.

-Значит, Тоня таки своего добилась.

-Слушай, ну ее и всех остальных к черту. Давай вернемся к нам.

-Давай, — согласилась Татьяна. И Стас открыл шампанское.

Вечер удался на славу, и ночь, тоже. Татьяна, следуя Веркиному совету, проверила себя и Стаса на совместимость в постели. Оказалось, что они очень даже совместимы. Проверяли полночи и с удовольствием. Потом, продолжили утром. И, в конце концов, Стас опоздал на работу. Но Татьяна видела, что его это не то что не огорчило, а даже не всколыхнуло. Он бы вообще никуда не пошел, если бы она буквально силой не выпихнула его на службу, чуть ли не коленом под зад.

После его ухода, она привела в порядок себя и квартиру и позвонила Верке. Они собирались все вместе проведать Марину. Поэтому, надо было уточнить, где собираться и во сколько.

Верка, только услышав Татьянин голос, сразу же поинтересовалась, нашла ли та письмо.

-Нашла.

-Внутри, в рояле?

-Нет. В кладовке. В коробке с инструментами.

-Господи, как ты догадалась? Я бы в жизни не сообразила, что она имеет в виду именно эти инструменты. И что она пишет?

Татьяна дословно передала содержание. Верка озадаченно что-то промычала, а потом повисло минутное молчание.

-Эй, ты еще на связи? – уточнила Татьяна.

-Ага. Слушай, а что она имела против Тони? Хотя, если вспомнить Венерино отношение к ней то…

-Что, «то»?

-Ну, иначе, чем «эта ваша дура», она Тоню в разговоре не называла. Хотя, при общении с ней вела себя нормально. Ни агрессии, ни пренебрежения, вроде бы не проявляла. Да и вообще, Тоня ей обязана жизнью. Если бы не Венера, Кит бы ее просто убил и закопал где-нибудь в посадке. В чем же дело?

-Понимаешь, Тоня, идя к своей цели, не думала абсолютно ни о ком. Она с легкостью подставила и свою подругу и ту же Венеру и даже Сашку. Смотри, если бы застукали Тоню на месте преступления с Венериным пистолетом то что? Сразу бы выяснили, где она его взяла. Она бы сдала Венеру, не моргнув глазом. А на этом пистолете еще и Краб. А Сашкина машина? Если бы ее засекли? Дудки бы Сашка доказал кому-нибудь, что он ни при чем. Ему бы пришили соучастие в убийстве, как пить дать. Венера, очевидно, это все прокачала и решила предупредить нас, чтобы держались от Тони подальше. Хотя, может быть есть еще что-то, чего мы не знаем.

-Ладно. Пожелание учтем. Но я почему-то думаю, что Тоня по возвращению с Таиланда о нас и не вспомнит.

Они еще поговорили о всякой ерунде. Потом договорились встретиться у Светки в три часа дня и, положив трубки, занялись каждая своими делами. Татьяна, убирая квартиру, наткнулась на Веркин сломанный дверной замок. Вспомнила, что собиралась отдать его отремонтировать Цыгану, но удрала в Днепропетровск и не отдала. Подумала, почему бы не отдать прямо сейчас? Решила, что времени у нее выше крыше. Оделась. Схватила замок и побежала. Но от двери вернулась. Извлекла из холодильника банку рыбных консерв, палку колбасы и бутылку водки. Подумала, и выудила из хлебницы буханку хлеба. Пригодится. Вкинула все это в пакет к поломанному замку и выскочила из квартиры.

Татьяна пошла не по дорожке, ведущей к школе, хотя так было намного ближе, а специально свернула влево и прошла мимо мусорных баков. Но возле них никого не было. Значит, надо идти прямо к бараку.

На улице было холодно. Температура опустилась ниже нулевой отметки, и подул северный ветер. Татьяна обнаружила, что забыла на обувной полке перчатки. Руки тут же замерзли и стали синими. Она повесила целлофановый пакет повыше на руку, а руки засунула в карман. Пакет болтался при ходьбе и стучал ее по ноге. Было неудобно, но вытаскивать руки из кармана не хотелось. Татьяна ускорила шаг.

Над бараком вился дымок. Значит, или баба Рая, или Цыган дома. Но дома оказались оба. Баба Рая и Цыган сидели за столом и при свете керосиновой лампы играли в карты. В бараке, как всегда воняло помойкой и еще керосином. Интересно, а где они его берут? Что-то Татьяна не видела, чтоб где-то продавали керосин. Может на заправках?

Цыган и баба Рая, увидев Татьяну, радостно засуетились. Сгребли со стола карты. Пододвинули еще один ящик, заменявший им стулья, поближе к буржуйке и усадили Татьяну греться. Баба Рая поставила сверху на этот универсальный обогревательный прибор старый чайник. Водрузила на стол огромные чашки с отбитыми ручками. Сняла с полки большой бумажный кулек и из него насыпала в каждую чашку какую-то сушеную траву.

-Не побрезгуй, попей с нами горяченького. Я чашечку тебе сейчас кипяточком обдам. Травки заварю. Сама собирала в балке за городом. Там травы чистые. Ни химикатов, ни выхлопных газов от машин. Я там уже десять лет собираю. Золотое место!

Татьяна от такого гостеприимства растерялась. Пить с бомжарских чашечек не хотелось, но и отказаться вроде бы неудобно. А, была, не была. Говорят, зараза к заразе не пристает. Что там у бабы Раи за травки? Ну, будем надеяться, что не конопля и не белена.

Баба Рая залила кипятком травы и Татьяна тут же уловила запах чабреца, мяты и еще чего-то очень знакомого, но чего именно, никак не могла понять.

-Так, чабрец, мята, а что там еще? – все-таки решилась она спросить.

-А еще липа, чайная роза, шиповник и лист черной смородины. Лечебный чай. Мы его обычно всю зиму пьем и совсем не болеем.

Татьяна вынула из пакета принесенное угощение и сломанный замок.

-Я, собственно говоря, зашла по делу. Цыган, ты можешь глянуть этот замок?

Цыган с трудом оторвал взгляд от бутылки водки и перевел его на замок.

-Конечно. Сейчас посмотрю.

-Потом. Я его оставлю. Если сможешь отремонтировать, то отремонтируй. А если он ремонту не подлежит, выбрось.

-Все на свете можно отремонтировать. Зачем же выбрасывать? – удивился Цыган.

-Ну, отремонтируй. Я за работу заплачу, сколько скажешь.

-Нет. Для тебя я бесплатно сделаю. Ты мне жизнь спасла. Я твой должник, — с пафосом произнес Цыган.

А баба Рая тем временем удвоила темпы. Быстро достала откуда-то граненые стаканы. Татьяна уже и забыла, что такие бывают. Она последний раз видела граненый стакан в детстве. Хотя, если разобраться, то детство кончилось не так уж и давно. Ну, это как посмотреть. В любом случае детство осталось за границей 2000-го года. А это значит в прошлом веке. Боже, какой она старый мамонт!

Баба Рая, между тем, сервировала стол. Порезала колбасу и хлеб. Мастерски вспорола ножом консерву и принялась разливать по стаканам водку.

-Мне, чуть-чуть, — предупредила Татьяна. – Я в три часа должна быть в гостях. Возможно, придется садиться за руль.

Баба Рая согласно кивнула и налила в Татьянин стакан грамм пятьдесят. Татьяна растягивала свои пятьдесят грамм на все тосты. То есть, до тех пор, пока Цыган и баба Рая допивали бутылку. Цыган повеселел. Подошел к стене, где на гвоздиках висела какая-то одежда, покопошился под ней и извлек гитару. Татьяна очень удивилась. Откуда у него гитара? Инструмент в отличном состоянии и, похоже, новый. На мусорке такой вряд ли найдешь.

-Сам купил? – спросила она.

-Украл, — спокойно объяснил Цыган. – Жильцы из двадцатого дома переезжали. Я помогал им мебель носить. Ну и под шумок, спер. Они богатые. Себе другую купят.

Татьяна ожидала, что Цыган сейчас начнет орать под два аккорда уркаганские песни, но он ее крайне удивил, запев довольно приятным голосом:

«Мохнатый шмель – на душистый хмель,

Мотылек – на вьюнок луговой,

А цыган идет, куда воля ведет,

За своей цыганской звездой»!

И так далее и так далее. А припев они с Татьяной пели вместе:

«Так вперед – за цыганской звездой кочевой –

На закат, где дрожат паруса,

И глаза глядят с бесприютной тоской

В багровеющие небеса».

Получилось здорово. Баба Рая подперла щеку рукой, слушала, и беззвучно плакала. Слезы катились по старому морщинистому некрасивому лицу и капали на стол. Она их не вытирала и, казалось, не замечала. О чем она плакала, почему? То ли от песни, то ли вспоминала всю свою жизнь, то ли от выпитой водки, то ли от всего сразу.

-Откуда ты этот романс знаешь? – спросила Цыгана Татьяна.

-Ну, во-первых, я же бывший артист. А во-вторых, как это Цыгану не знать цыганскую народную песню?

-Это не цыганская народная песня. Ее написал английский писатель и поэт, который жил в Индии, Рэдьярд Киплинг. Тот, который написал про Маугли, — разочаровала его Татьяна.

-Не врешь? – усомнился Цыган.

-Точно. Если хочешь, приди, возьми у меня книгу и сам почитаешь.

-Не, — помотал головой Цыган. – Я уже ничего не вижу. Очки надо, чтоб что-то читать. Я тут на мусорке нашел несколько штук поломанных, но ни одни не подходят.

-Давай дам денег, сходи к окулисту и выпиши очки, — предложила Татьяна.

-Не, — опять помотал головой Цыган. – Обойдусь.

Татьяна вернулась домой в два и стала собираться к Светке. Времени в обрез. Из головы не выходили Цыган и баба Рая, и вертелся почему-то один и тот же куплет песни:

«И вдвоем по тропе, навстречу судьбе,

Не гадая, в ад или в рай.

Так и надо идти, не страшась пути,

Хоть на край земли, хоть за край»!

Татьяна бросила все. Села на кухне у окна и закурила. Да, здорово она этот раз провела отпуск, ничего не скажешь! И преступление раскрывала, и с бомжами водку пила и песни пела, и с Тэди подружилась. Да разве только с Тэди? А Венера, Тоня, Стас, Пашка? Столько новых людей в ее жизни. А впечатлений? И впечатлений, тоже. И вообще, она очень много сделала. И нянчилась с Антошкой и его таксой. И погостила у Алинки, посмотрела на своих племянников. И Дениску повоспитывала в меру сил и возможностей. И, кажется, даже всерьез влюбилась. Нет, нельзя сказать, что отпуск пропал. Подумаешь, не съездила на море. В следующем году съездит. Море, оно никуда не денется и будет таким же и через год, и через десять лет, и через сто. А вот она за этот свой отпуск набралась жизненного опыта и, не кривя душой, может сказать, что и ума. И вообще, теперь Татьяна точно знает, чего хочет, что может и на что способна. И еще… она убедилась, что своего дракона для себя всё-таки надо убить самой!

Уюей своего дракона сама. Часть21. Окончание.: 18 комментариев

  1. Ань, рада, что понравился. Спасибо! Что-то на 20-ую часть не берутся комментарии. Мне уже несколько человек писали, что не могут оставить записи. Не пойму, в чем дело? С теплом. Алена.

  2. Алёна! Ещё раз огромное спасибо за замечательное произведение. Очень грустно, что уже не придётся делить с Вашими героинями их радости и горести, хохотать над забавными ситуациями… А впрочем… Вы ведь что-то говорили об очередном детективе? Буду с нетерпением ожидать. Добра Вам, удачи и искромётного юмора!
    С искренним восхищением,
    Эмине.

  3. Ну вот и славненько!

    Теперь будем ждать возвращения Тони из Таиланда и нового детектива!

    🙂

  4. Всё отлично, но вот «заражать» напоследок занудливым романсом не следовало бы )) Ведь будет теперь «вертеться в голове» ))

    Спасибо, Алёна, за детективчик!

    С теплом,

  5. Ага, сама такая. Как что-то утром в голову влезет,так потом целый день и повторяю. Или какую-нибудь фразу идиотскую, типа: «Дядя к урне подошел, подюнул в урну и пошел», или про себя какую-нибудь мелодию прокручиваю. Ир, спасибо за рецки! С теплом. Алена.

  6. Алёна, а это с умыслом в заголовке «Уюей»?
    Романа твоего не читал, сорри. заскочил тут на минутку

  7. Квентин, приветик! Нет, это не специально. Это нажата рядом стоящая буква. Но как исправить я не знаю. Так и болтается.

  8. Хорошо то, что хорошо кончается!
    Спасибо, Алена, за хорошее настроение, оптимизм и радость бытия!

  9. Алена, очень понравилось, прочел от корки до корки. Персонажи отличные, сюжет увлекательный, молодец.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)