Убей своего дракона сама. Часть 13

-А почему ты не натравила на Краба Колиного папу, через самого Колю? – наливая чай, спросила Верка.

-Я не думала, что дело зайдет так далеко. Обычно, с такими ситуациями я прекрасно справлялась сама. Просто неудобно жаловаться на кого-то из-за всяких глупостей.

-Конечно. Женщины с востока темпераментные, мстительные и очень жестокие, — со знанием дела произнесла Верка.

-Возможно, — пожала плечами Венера. – Но только к восточным женщинам я не имею никакого отношения. Башкирия, это сразу за Уралом. Это не Восток.

-Один черт, отмахнулась Верка, – все равно, это не Юг.

-Да ваши южные женщины, дадут сто очков любой восточной, — возмутилась Венера. – Вот на днях, одна такая мадам, которую силой пытался удержать у себя один из сутенеров, умудрилась перебить всю охрану в его доме. Самого его облила кипятком. Подожгла дом и сбежала. Причем, пообещала, что вернется и этого самого сутенера добьет. Она бы его сразу прикончила, да что-то видать помешало.

-А кто такая? Подробней можешь? – тут же заинтересовалась Татьяна.

-Ну, был среди наших посетителей некий Красавчик. Занимался тем, что собирал девочек со всей Украины. Обещал им золотые горы. Делал загранпаспорта, визы. Клялся, что гарантирует прибыльную работу в Италии. Мол, там нужны женщины, ухаживающие за стариками, больными, парализованными. Платят хорошо. Контракт на год. Девки клевали. А он их потом переправлял за границу, но не седелками, а проститутками. Продавал в бордели. И не на год. А так, что они оттуда уже никогда в Украину попасть не могли.

-И что? – заинтересовалась и Верка.

-А то. Что и на старуху бывает проруха. Выманил он какую-то девицу, то ли из Кривого Рога, то ли из Новомосковска. Тут слухи немного разнятся. Клюнул на то, что у девушки уже был загранпаспорт, и она должна была лететь куда-то за границу отдыхать. И, кроме того, по параметрам ему здорово подходила. Молодая. Красивая. Родственников у нее не было. Родители умерли лет пять назад. Значит, никто искать не будет. Шум подымать некому. Так вот, привез он ее в свой дом, естественно, силой. А она от снотворного отошла. Сразу же сообразила, что почем и устроила ему небо в алмазах. Он сейчас в Днепропетровске лежит в ожоговом центре. Охранников уже, наверное, похоронили. Все-таки прошло около недели, как это событие произошло. Дом Красавчика сгорел дотла. Да еще, говорят, она человек пять девок на волю выпустила. Ну, те, конечно, ноги в руки и домой смылись. А эта, где-то в городе сейчас притаилась и вылавливает помощника Красавчика, Кита. Говорят, поклялась и его убить. Мол, сначала Кита прикончит, а потом Красавчика добьет. Второй с обожженными яйцами никуда не денется. Кит и к нам ходить перестал. Говорят, сидит дома, и нос на улицу не высовывает. Его охрана вокруг дома с собаками круги нарезают. А Красавчика в Днепре его дружки день и ночь стерегут, сидя возле него в палате.

-Интересно, интересно, — промурлыкала Верка. – Не наша ли это красавица? Что-то очень многое сходится.

-А имя или фамилию этой фурии ты случайно не знаешь? – с надеждой поинтересовалась Татьяна.

-Нет. Никто ее имени не знает. Внешность описывали, но все по-разному. Сходятся только в одном, что она блондинка. И волос вьющийся. Очевидно, от природы.

-Точно, наша. Нутром чувствую, — заявила Верка.

-Почему ваша? Она что, ваша подруга? – удивилась Венера.

-Сейчас мы тебе расскажем одну криминальную запутанную историю, а ты внимательно слушай. Со стороны многие вещи видны по-другому. Может быть, ты что-то подскажешь. Потому что мы в тупике, — задумчиво мешая чай в чашке, то в одну сторону, то в другую, проговорила Татьяна.

-Цяй! – решительно потребовал Антон. Очевидно, ребенок понял, что если не напомнить о себе, то эти тетки никогда не дадут ему попить.

Потом они все сидели на полу, играя с малышом. Для того чтобы Антон дал им поговорить, на ковер были высыпаны все бельевые прищепки, плюшевые игрушки, столовые ложки, штук десять книг, толстых и тонких, несколько пустых коробочек из-под специй, фонарик, старый пустой чемодан, футляр от очков, поломанный будильник и все маленькие диванные подушечки. Все эти сокровища Антон и Баська растаскали по квартире. И когда пришла Людмила, то ее первые слова были: «Ой, девочки, у вас что, обыск был»?

-Нет. Это мы Антошку развлекаем.

-Ой, какой кошмар! Давайте, я помогу вам убрать в квартире, — перепугано глядя на весь этот раскардаш, предложила Люда. – Как хан Мамай прошел!

-Спасибо, мы сами. Ты лучше скажи, как там Пашка, — отмахнулась Татьяна.

-Сказали, что жить будет. А ночью были уверены, что до утра не доживет. Но как только прооперировали, сразу же его состояние начало улучшаться. Уже сам дышит. И сердцебиение нормальное. Не стонет. Спит нормально и лицо не напряжено. Но когда с ним можно будет общаться, не известно, — вздохнула Людмила. – Меня мама сменила. Так что я вас освобождаю от моих бандитов. Большое спасибо за помощь.

-Не за что, — ответила Татьяна. – Да, ты Антошку сейчас не корми. Он всего час как покушал. И Баська тоже. Днем Антон поспал, но мало. А Баську Дениска выгулял. Так что, уложи малыша сейчас спать и сама отдохни. А то у тебя вид совсем замученный.

-Как ты думаешь, это с Пашкой случилось из-за того, что мы ему поручили? – виновато спросила Вера.

-Кто его знает. Он вел такой образ жизни, что с ним могло случиться что угодно и в любую минуту. И причин могло набраться миллион, не считая вашего задания, — то ли постаралась их успокоить Людмила, то ли действительно сказала правду.

Только она ушла, как буквально через минуту явился Мудров. Он тоже перепугано выпучил глаза и задал тот же вопрос, что и Людмила: « У вас что, обыск делали»?

-Нет, мы нянчили Людмилиного маленького ребенка, пока она была у Пашки в больнице, — объяснила Татьяна.

-Ничего себе, — почесал затылок Мудров. – А как там Пашка? Мне некогда было даже позвонить в больницу.

-Пашка, вроде бы должен выжить, если врачи не пошутили, — сказала Вера и тут же возмутилась. – А ты чего не в Новомосковске? Нет, вы на него посмотрите! Я специально отказалась сегодня от поездки. Предоставила ему такой шанс! А он ошивается здесь, и никуда не ездил!

-Ты это о чем? — попятился он от наступавшей на него Веры.

Татьяна тоже удивленно уставилась на Верку. А Венера, делая вид, что занялась уборкой, подобрала с пола кое-что из разбросанных вещей и скрылась в другой комнате. Ей абсолютно не надо, чтоб этот милиционер ее разглядывал. Неизвестно еще, как будут события дальше развиваться. И вообще, ей сейчас надо держаться подальше и от милиции, и от бандитов. В данный момент он ее вроде бы даже и не заметил. Его сначала испугал до умопомрачения, переворот в квартире, а потом Верка налетела, как тайфун. Короче, самое время убраться с глаз долой.

-Конечно, он никогда не женится! – продолжала бушевать Верка. – Там такая обалденная свидетельница! Волосы рекой спускаются до самой задницы! Миниатюрная! Симпатичная! Лови момент. Нет, он проигнорировал такой подарок судьбы!

-Фу ты, — облегченно вздохнул Стас. – Я уже черт знает что думать начал. А тут…

-Ты вообще ни о чем не думаешь! И ничерта не знаешь! Бегаешь по городу с высунутым языком и толку ноль. Чем вы там вообще в холеры занимаетесь?!

-Вот иди к нам поработай, тогда узнаешь, чем мы занимаемся. Тут, гад, не продохнуть. Ни днем, ни ночью покоя нет, а она будет мне нотации читать!

-Берите к себе на работу, — продолжила наступление Верка. – Я как раз без работы сижу. Вернее, стою. Стою на бирже.

-А что ты делать умеешь? – саркастически хмыкнул Мудров.

–Да побольше твоего умею. Компьютером владею досконально. Машину вожу. Стрелять умею. Дзюдо знаю. Хватит?

-Ага. Берем начальником уголовного розыска, — заржал Мудров. – Сиди тихонько за спиной своего певца и не рыпайся. Тоже мне, Пинкертон. Ладно, пока. Я побежал.

-А чего ты приходил? – поинтересовалась Татьяна.

-Был рядом и решил проведать, — отмахнулся Стас и направился к выходу.

-Иди мы тебя покормим, — потянула она его за руку.

-Нет, спасибо, обойдусь, — пробурчал Стас и удрал.

-Ну и чего ты на него напустилась? – обратилась Татьяна к Верке. – У меня к нему вопросов накопилось море, а ты со своими нотациями. Теперь Стас и нос сюда не покажет.

-Куда он денется? Его сюда как магнитом тянет. То ли понравилось с нами общаться, то ли он на тебя запал, а?

Татьяна отмахнулась от Веркиных глупостей и приступила к уборке. Венера вышла из своего укрытия и тоже стала помогать. Верка демонстративно удалилась на кухню и засела за телефон. Через десять минут она появилась в комнате, где, закончив уборку, сидели у телевизора Татьяна и Венера.

-Собирайся, поедем менять тебе внешность. Я договорилась с Юлей, — скомандовала она Венере.

-Так сначала надо в паспортный стол. Забрать паспорт. Потом в банк за деньгами. А потом уже в салон красоты. Там же расплачиваться надо, — растерялась Венера.

-Я думаю, что надо одолжить пока из Сашкиных денег. Нечего терять время. А потом положим деньги на место.

-Нет. Я думаю, что в паспортный стол надо ехать с неизмененной внешностью. А то меня моя знакомая не признает. Или, если и признает, то заподозрит что-то неладное, увидав такую кардинальную смену внешнего вида, — возразила Венера.

-Хорошо. Давай в том порядке, как ты предложила, — согласилась Верка. – Татьяна, ищи, во что ее одеть. Не поедет же она в байковом халате.

Они почти час перебирали и мерили на Венеру Татьянины вещи. Ничего не подходило. Все было широким и длинным. Венера оказалась намного ниже и тоньше Татьяны. О Вере и говорить нечего.

-Придется ехать к Ольге, — вздохнула Верка. – Черт, времени у нас мало. Уже почти четыре часа. Пока к Ольге смотаюсь. Пока найду подходящую одежду. Пока вернусь, будет пять. А паспортный стол, по-моему, только до пяти работает. Надо откладывать все до завтра.

-Ольгу еще надо дома застать, — подсказала Татьяна. – Позвони ей. И заодно Марине позвони. Она обижается, что мы о ней совсем забыли. Ой, погоди! Никому не звони! Я совсем забыла. Надо посмотреть старые вещи моей сестры. Она же у меня тощая… была до родов, — уточнила Татьяна. – И ниже меня почти на голову.

Татьяна пошла в мамину комнату и буквально через пару минут принесла синие и черные джинсы. Они были потертые, но целые. Венера надела черные, и Татьяна с Веркой пришли в восторг.

-Сидят, как влитые. Сейчас посмотрю свитера. Это уже проще. Если даже свитер широкий, ничего. Сейчас так модно, чтоб свитер болтался, как мешок. Вот что делать с обувью? У сестры размер ноги такой же, как у меня. Что у тебя вообще за кукольная ножка? – глядя на Венерины ноги, вздохнула Татьяна. – Наверное, тридцать пятый?

-Да, — кивнула Венера.

-У меня тридцать седьмой. И у Верки тридцать седьмой. Где тебе Золушкины туфельки искать? У меня и знакомых никого нет с такой ножкой, — ахала Татьяна.

-Пусть едет в своих, — вмешалась Верка.

-Это будет черт знает что. Джинсы и модельные туфли на высоченной шпильке, — покачала головой Татьяна.

-Да ей и ходить почти не придется. Из машины выйдет и войдет на минуту в здание, чтоб забрать свой паспорт. Потом опять в машину. Из машины, в здание банка. Потом из машины в салон красоты. Так что, сегодня побегает на шпильке. А завтра мы приобретем все что надо. Давай лучше ищи какую-нибудь куртку.

-Пусть одевает мою. Я все равно с вами не поеду. Мне надо Дениску с Тэди дождаться.

Наконец-то Венеру одели. Получилось вполне сносно и относительно быстро. По крайней мере, в паспортный стол они должны были успеть. Татьяна, выпроводив Веру и Венеру, вздохнула с облегчением. Вроде бы ничего сегодня фундаментального и не делала, но устала, как собака. Опять начало болеть горло. Очевидно, болезнь не прошла, а с перепугу, притихла. Стресс, это в принципе, тоже лечение. Давно было замечено, что во время войны, люди, сидевшие в окопах, заполненных до половины водой, при низких температурах воздуха, голодные, уставшие, плохо одетые. Одним словом, находящиеся в собачьих условиях, почти не болели простудными заболеваниями. Почему? Очевидно, стрессовые ситуации, большой выброс адреналина, как-то предохраняли их от всяких там гриппов, ангин и бронхитов. Так и Татьяна. Пока она была вся в напряжении и переживала, болезнь вроде бы прошла. Но стоило напряжению снизиться до допустимых параметров, как ангина тут же дала о себе знать. Так, с этим надо что-то делать. Татьяна порылась в своих медикаментах. Ничего путного там не нашла и решила сходить в аптеку. Аптека находилась рядом. В соседнем доме. Идти всего ничего. Но тут Татьяна вспомнила, что отдала свою куртку Венере. Черт побери, что же натянуть? Она сделала ревизию в шкафу и выудила оттуда мамину куртку, в которой та ездила на дачу. Татьяна уже несколько лет порывалась выбросить ее на мусорку, но мама яростно сопротивлялась. Говорила, что это страшно удобная вещь. И что для поездки на дачу лучшей просто нельзя придумать. Куртка была рябого цвета. Черные, рыжие и зеленые пятна разной величины чередовались между собой. Мама утверждала, что окраска напоминает ей леопарда. Интересно, где это она видела леопарда с зелеными пятнами? По Татьяниному мнению, куртка больше напоминала взбесившегося крокодила. Хотя, а где это водятся крокодилы в черных, рыжих и зеленых пятнах? Но это нормальные крокодилы не бывают такого цвета, а взбесившиеся, бывают!

Напялив на себя этот шедевр человеческой фантазии, Татьяна глянула в зеркало. Да, впечатляет. Прям, родная сестра бабы Раи и хромого Цыгана. Но… зато куртка очень теплая и очень легкая. Почти невесомая. А, плевать ей с высокой колокольни на то, как она в данный момент выглядит. Татьяна натянула на голову черную вязаную шапку. Влезла в старые кроссовки. Схватила кошелек и понеслась в аптеку.

Когда она резко распахнула дверь аптеки и влетела внутрь, аптекарь почему-то нырнула под прилавок. Ну, мало ли какие у нее там дела. Может, что-то уронила на пол. А может, что-то срочно прячет от глаз посетителей. Например, бутерброд с красной икрой. Ест его сидя на полу, чтоб никто не видел и не знал о том, что она много зарабатывает. Хотя, разве может аптекарь в такой маленькой задрипанной аптеке много зарабатывать? Вряд ли. Значит, она ест бутерброд с морской капустой, или с килькой в томате, а не с красной икрой. И прячется с ним под прилавком, потому что ей стыдно. А чего ей должно быть стыдно? Каждый может есть что хочет. Вон, азиаты и африканцы жрут вообще, что попало. И жареных тараканов, и саранчу в шоколаде, и гусениц в сахаре. И плевать они хотели на мнение остальных, кто на такие деликатесы без содрогания не может даже смотреть. Все эти глупости пронеслись у Татьяны в голове за доли секунды. Она потеряла интерес к аптекарю, пропавшему где-то под прилавком, и стала изучать витрину. Но, что толку изучать витрину, когда понятия не имеешь, что тебе надо?

-Эй, есть кто живой? — не выдержав одиночества, позвала аптекаря Татьяна.

Из-под прилавка высунулась голова и молча уставилась на Татьяну круглыми испуганными глазами.

-У вас есть что-нибудь от ангины? – обратилась к голове Татьяна.

-А, так вам лекарство?! – радостно проблеяла голова и присоединила к себе худое сутулое туловище. За прилавком вырисовалась бабуля, по Татьяниным наблюдениям и выводам, видевшая Куликовскую битву.

-А у вас что, кроме лекарств еще что-то продается? — раздраженно поинтересовалась Татьяна.

-Нет. Но, признаться, вы меня так напугали! – выдавила из себя бабуля. – Влетели в аптеку так резко, и вид у вас… э… Я подумала, что вы сейчас прокричите, как в кино: «Всем сохранять спокойствие! Это ограбление»! И унесете из аптеки выручку и все ценные медикаменты. И уже гадала, меня убьете или оставите в живых.

-Понятно. Вы решили, что я пришла вас грабить, — кивнула Татьяна. – Успокойтесь. Ограбления не будет, потому что грабитель себя очень плохо чувствует. У меня второй день болит горло. Что вы мне можете посоветовать попить?

Совсем бабка из ума выжила. В таком возрасте разве можно детективы смотреть? Только сказки и мексиканские сериалы! Если она от каждого посетителя прячется под прилавок, то у нее точно вынесут тут и выручку и пол аптеки. И какой дурак ее на работу взял?

Бабуля вдруг заулыбалась и вышла из-за прилавка прямо к Татьяне.

-А ну-ка, откройте рот и скажите «А», — скомандовала она и Татьяна послушно продемонстрировала свое горло.

-Да, милая. У вас лакунарная ангина, — покачала головой старушка. – Такую ангину надо лечить в больнице, а не дома. Это я вам говорю, как врач. Видите ли, я раньше работала врачом терапевтом. А сейчас на пенсии и подрабатываю вот здесь в аптеке. На пенсию разве проживешь? Так вот, такая ангина, страшна тем, что дает осложнения. Если ее нормально не пролечить, то потом может пострадать сердце, или почки.

-Ну, в больницу я не могу лечь. У меня огромный пес один дома останется. Скажите, а чем я могу полечиться дома? – затараторила Татьяна.

-А уколы есть кому поколоть?

-Найду.

-Тогда возьмите цефотаксим. Колоть два раза в день по флакону. Полоскать горло вот этим раствором. И сосать четыре раза в день вот эти таблетки. По одной штучке. Но если через три дня не станет легче, то тогда никаких отговорок. Только в больницу! Договорились?

-Хорошо, — кивнула Татьяна. Расплатилась с бабулей. Поблагодарила ее за консультацию и помчалась домой с кучей медикаментов.

А бабуля, ничего. Добрая и умная. Только старая, как черепаха Тортила. Вот, мать твою, имеем государство! Ага, имеем. Это как раз тот случай! Как там Верка говорила, «это не я имею машину, это машина имеет меня». Так и государство. Это оно нас имеет. Сидела бы эта милая старушка дома, получай она нормальную пенсию. Нянчила бы внуков, носки вязала, телевизор смотрела. Так на пенсии посидишь и повяжешь, а то, как же! С голоду сдохнешь.

Татьяна пополоскала горло, потом вкинула за щеку таблетку, которую надо было сосать. Посмотрела на флаконы с антибиотиками, на шприцы и мысль уколоть себя самой, тут же улетучилась. Вот кого-кого, а себя любимую колоть жалко. Просто рука не подымается. Ладно, придет Верка и уколет. Той чужую задницу жалко не будет.

Татьяна посмотрела в окно. Начало темнеть. И где это черти Дениску носят? Сказала же, как только начнет темнеть, чтоб был дома. Она высунула голову в форточку и заорала на весь двор: «Денис! Домой»! Откуда-то со стороны детской площадки донесся Денискин голос.

-Еще десять минут. Хорошо? Мы с Тэди тут, во дворе.

-Ладно, но не больше, — смилостивилась Татьяна и закрыла форточку. Потом, пользуясь тем, что дома никого нет, она позвонила Марине и рассказала последние новости. Марина слушала и скрежетала зубами.

-Нет, ну надо же, как мне не повезло! Тут такие события, а с этой идиотской ногой. Я просто разрыв сердца получу от расстройства, честное слово.

В Маринкином голосе слышалась такая тоска, что Татьяне стало ее, по-настоящему жаль.

-Не расстраивайся. Мы сами только собираем сведения и ничего не делаем, чтоб найти эту Антонину. Просто, понятия не имеем, куда кидаться и где искать. Так что, все наше расследование, это топтание на одном месте и видимость бурной деятельности, — честно призналась Татьяна. Марина после таких слов вроде бы успокоилась.

-А ты не спрашивала эту вашу мадам с мусорки, та девица, которая ночью разгромила машину, не напоминает ей ту, что сожгла дом Красавчика?

-Не спрашивала. Какой смысл, если она ту вообще в глаза не видела. Да и эту, видела издалека и в темноте. Но твоя мысль мне понравилась! Может действительно это одна и та же девушка? Слушай, а здорово. Мы считаем, что она в лучшем случае где-то в плену, а в худшем, на том свете. А она жива, здорова и колошматит местных бандитов так, что с них тырса сыплется! Дай Бог, конечно, чтоб это была она.

-Очень напрашивается такой вывод, — задумчиво произнесла Марина. – Только вот вопрос. Девушка не местная. Где она, по-твоему, может все это время находиться? Ей же надо где-то жить, что-то есть.

-А машину, на которой она во двор приехала, где взяла? – подлила масла в огонь Татьяна.

-Ну, раз она без сожаления выбила этой машине фары и, вообще, не пожалела влупиться на ней в машину бандитов, можно предположить, что машина не ее родная. Где-то угнала. Да, судя по всему, девица еще тот подарок! А как она охранников Красавчика убила?

-Венера сказала, что расстреляла из автомата.

-Интересно, и где это она раздобыла автомат?

-Ну, не с собой же принесла. Наверное, там и раздобыла. Только вот, раздобудь я автомат, я бы, наверное, разбиралась с ним неделю, пока выяснила, как из него стрелять. А ты?

-Думаю, что за полчаса бы разобралась, а может и меньше. У меня, к примеру, валяется дома поломанный пистолет. Давно когда-то один друг отдал. Там, когда затвор передергиваешь, он вообще слетает и отпадает. Короче, пистолет в нерабочем состоянии. Но потренироваться разбирать, собирать, вытаскивать и вставлять обойму, на нем можно. Так я разобралась сама, без подсказок, за несколько минут.

-А он у тебя и сейчас дома?

-Да.

-Дай мне его на время.

-Я же тебе говорю, он поломан, и починить этот пистолет невозможно. Уже ребята специалисты его смотрели.

-Ну и что.

-Да зачем он тебе сдался? Ним можно пользоваться только как молотком. То есть, треснуть врага этим пистолетом по голове. На большее он непригоден. Ну, еще можно орехи колоть, если больше нечем.

-А попугать?

-Пугай игрушечным. Во-первых, он намного легче. А во-вторых, не посадят за незаконное ношение и хранение оружия.

Если Марина уперлась, то просить бесполезно. Однозначно, не даст. А пистолет бы пригодился. А зачем? Отстреливаться? Так никто ведь не нападает. Разве что отдать его Венере, чтоб угрохала своего Краба. А потом, поймают Венеру и посадят и ее, и Татьяну, и Марину. Здорово! Перспектива, закачаешься. Лучше, ну его, этот пистолет. Татьяна еще немного поболтала с Маринкой, но тут наконец-то появился Денис с Тэди, и с разговором пришлось заканчивать.

Верка с Венерой явились домой почти в двенадцать ночи. Они успели все и даже больше, чем все. Мало того, что Венерка и отдаленно теперь не напоминала себя, Верка тоже зачем-то поменяла имидж. Она сделала тысячу мелких косичек, как у африканских женщин, но стала почему-то похожа не на негритянку, а на инопланетянку. А Венера стала похожа на какую-то американскую рок звезду. Только Татьяна никак не могла вспомнить, на какую именно.

-Ну, девки, вы дали жизни! – ахнула она, глядя на вошедших. – Убиться веником! Одного не пойму. Ну, Венере поменять имидж необходимо. Жизнь так диктует. А тебе на кой ляд? Чтоб муж не узнал? – напустилась она на Верку.

-Знаешь, вот захотелось вдруг фундаментальных перемен. Поменять в один момент все. Внешность, дом, мужа, жизнь! – заявила Верка.

-С ума сошла?

-Нет. Просто все надоело. Сплошной отстой и застой. Хочу чего-то необычного. Например, покорить какую-нибудь горную вершину, выйти в открытый космос, или погрузиться в батискафе на дно океана.

-Пионерская зорька в заднице заиграла? Да тебя достаточно отправить в турпоход в пригород, чтоб на этом любовь к природе и подвигам, кончилась. Спать на земле ты не сможешь. Комары, пауки, жуки, муравьи, мухи, это для тебя почти то же самое, что для путешественников, прожорливые крокодилы, ядовитые змеи и хищные звери. Кончай выделываться. Ты привыкла к комфорту, уюту и жизни в большом городе. Какие там непокоренные вершины? Что ты вообще мелешь? И на кого ты поменяешь своего чокнутого Толика? Ты же без его голоса жить не можешь. Это у тебя неизлечимый бзик! Так, давайте-ка раздевайтесь и идите ужинать. Это явно, голодный бред, — вздохнула Татьяна.

Венера рассмеялась, а Верка обиделась. Но потом подошла к новому Татьяниному зеркалу. Долго себя разглядывала. Очевидно, все-таки пришла к выводу, что красавица, неповторимая и неотразимая. Сама себе обворожительно поулыбалась. Этим утешилась, и в благодушном расположении духа отправилась на кухню. Тэди молча чапал за Веркой, тщательно принюхивался и периодически чихал. То ли ему не нравился запах принесенный из «салона красоты». То ли он, таким образом, выражал свои одному ему присущие собачьи чувства.

-Да, кстати, уколи мне антибиотик. Я тут сбегала в аптеку. Бабуля аптекарь посмотрела мое горло. Она оказывается врач на пенсии. Заявила, что у меня какая-то серьезная ангина и надо вообще лечиться в больнице. Но, если не в больнице, тогда дома надо колоть вот эту дрянь, — показала Татьяна пальцем на лежащие на столе антибиотики и шприцы.

-Это мы запросто, — моя руки, проговорила Верка. – В один момент из твоей задницы решето сделаем. Только подставляй.

-Э, ты не разгоняйся. Мне не все это сразу колоть. По одному флакону утром и вечером.

-Знаю я. Кого ты учишь? Давай, подставляй свой поп, а потом садимся ужинать. Я просто помираю с голоду. Брюхо подвело, как у голодного волка.

После ужина Верка начала собираться домой. Венера тоже засуетилась.

-Таня, тебе ночью твоя куртка не нужна? – потоптавшись в коридоре, спросила она.

-А ты куда собралась? – забеспокоились и Татьяна и Верка.

-Хочу разведку провести и кое-что уточнить. Не бойтесь. Нигде светиться пока не буду, и убивать сегодня никого не планирую. Понаблюдать за одним местечком надо со стороны.

-Так может быть я с тобой? – предложила Татьяна. – Вера в кабак за своим любимым и единственным. А мы с Тэди все равно ничем не заняты.

-Нет. Во-первых, самой мне привычней и спокойней. Во-вторых, у тебя ангина, а на улице холодно. А в-третьих, я хочу одолжить твою куртку.

-Ну, как знаешь. Только осторожней.

-Да, свой паспорт и деньги я положила на книжную полку. С собой ничего не беру, — одеваясь, проговорила Венера и тут же начала бурчать. – Вот зараза! Ну, на таких шпильках шляться по нашим улицам в темноте, это же форменный идиотизм. Поистине, надо быть каскадером. Хоть бы шею не свернуть на этих ходулях.

-Слушай, а может быть тебе дать мои сапоги? У меня есть, такие, совсем без каблуков. На ровной подошве. Я их на гололед держу. Наденешь теплые толстые носки, и точно из них не выпадешь, — подумав, предложила Татьяна.

-Давай, попробую, — обрадовалась Венера.

Татьяна принялась перебирать обувь в кладовке, а Верка отправилась искать в шкафу самые толстые носки, какие только удастся найти. Бедный Тэди просто разрывался между двумя интересными местами. Ему хотелось сунуть нос и в кладовку и в шкаф. И хотя его и оттуда и оттуда кышнули, он все-таки успел упереть из кладовки веник, а из шкафа, ночную рубашку. И к тому моменту, как это дело обнаружилось, уже успел растрощить веник на мелкие кусочки и теперь, наступив лапами на рубашку, с восторгом и остервенением зубами отрывал от нее уже второй рукав. Татьяна, глянув на это безобразие, только махнула рукой и вернулась к Венере.

-Ну и как? – рассматривая Венерку в своих сапогах, поинтересовалась она.

-Вроде бы нормально. Не спадают. Знаешь, вполне комфортно.

-А главное, не жмут, — хихикнула Верка. – На, держи мой ключ. Ночью он мне не понадобится, а утром я надеюсь застать вас обеих дома в полном здравии.

-Зачем ключ? – удивилась Венера.

-А если Татьяна уснет, ты ее не разбудишь, даже взорвав перед дверью гранату. И будешь точно ночевать на улице.

-Бери, — кивнула Татьяна. – Я действительно сплю так, что меня можно во сне взять и перенести на другой конец города. Причем, нести можно даже вверх ногами.

-Это хорошо. Значит у тебя крепкая нервная система. А я очень плохо сплю. От малейшего звука просыпаюсь. И пока усну, часа два в постели ворочаюсь, — вздохнула Венера. – Пробовала пить снотворное, но сразу же бросила. Я после любого снотворного чувствую себя на следующий день препаскудно. Движения замедленные, как у наркомана. Голова тяжелая и пустая. И появляется такое ощущение, что она существует где-то отдельно от туловища. Руки и ноги сами по себе, а голова, сама по себе. В кучу их собрать просто невозможно. Даже дорогу боюсь переходить, потому что, не могу определить далеко от меня идущий транспорт или нет.

-Ничего себе, — покачала головой Верка. – Это значит, что тебе нельзя пить ничего из лекарств, куда входят барбитураты. Например, корвалол, всякие там тройчатки, пятерчатки. И вообще, перед тем как глотать что-нибудь от гриппа, от зубной боли, или от какой другой болячки, надо обязательно смотреть состав препарата. Иначе, можешь здорово влипнуть.

-Я знаю. Поэтому ничего вообще стараюсь не принимать.

-Моя бабушка, когда ее начинала мучить бессонница, брала столовую ложку меда, размешивала ее в стакане холодной воды и выпивала на ночь. Помогало отлично. Я сама тому свидетель, — поделилась рецептом Татьяна.

-Учту, — кивнула Венера. — Ладно, девочки, я пошла. Пока.

-Может тебя подвезти хоть до нужного места? – предложила Верка.

-Ну, если не трудно, подкинь на площадь Электрометаллургов, к танку.

-Поехали.

-А как ты без дальнего света ночью ездишь? – вспомнила вдруг о поломке Татьяна.

-Я его уже сделала. После того как у Мудрова такая фигня со светом случилась, я с перепугу утром заскочила к ребятам на станцию, там, где мою машину ремонтируют, и они устранили поломку в твоей. Я не спрашивала в чем там причина, но думаю, просто предохранитель какой-то полетел. Потому что на это дело у них ушло две минуты.

-Прекрасненько, — потерла руки Татьяна, – есть хоть какая-то польза от твоей езды на моей машине!

После отъезда Веры и Венеры, Татьяна принялась наводить порядок. Тэди получил таки по толстой заднице свою порцию аплодисментов. Обиделся и залез на диван со своим любимым обглоданным мослаком. Собирая ошметки, оставшиеся от веника, Татьяна увидела под тумбочкой Веркину записную книжку. Наверное, она выпала из кармана, когда та наклонялась. Просто так, от нечего делать, Татьяна начала ее листать. На последней странице ее внимание привлекла запись. Сначала шел адрес, тот самый, который был записан Пашкой на клочке газеты. А дальше значилось Наомян Хачарес, фармакологический бизнес. После этого под номерами стояли следующие записи, явно не имеющие к этому Наомяну никакого отношения: 1. Купить Цыгану левомиколь и перевязочный материал. 2. Купить Толику три килограмма носков.

Татьяна еще раз внимательно прочла эту строку. Почерк у Верки очень неразборчивый, но все-таки читабельный. Нет. Ошибки нет. Написано именно «три килограмма носков». С каких пор носки продают на килограммы? Это что-то новенькое. Интересно, а сколько носков идет на три килограмма? Надо будет спросить.

3. 20-го перезвонить К и узнать сколько стоит отрезать яйца.

Господи, кому она собирается отрезать яйца, Толику, что ли? А может Цыгану или Мудрову? С чего бы это? Тоже надо будет не забыть уточнить, кто этот кандидат на отрезание яиц. А главное, за что?

4. Забрать на почте книги. 5. Поздравить 21-го свекра с днем рождения. 6. Забрать из .химчистки пиджаки. 7. Проведать соседку. Купить ей намордник и ошейник. 8.Посмотреть котлы. 9. Прибить козла.

Чушь какая-то. Какие котлы? Какого козла? У Верки отродясь дома животных не было. Ни козла, ни козы, ни свиньи, ни кошки, ни мышки. И что это у нее за соседка такая, что ее без намордника и ошейника и проведать нельзя? Бешенная, что ли?

Татьяна закрыла записную книжку и бросила ее на стол. Веркины записи на ночь читать не стоит. Кошмары будут сниться.

——————————————————————————————————————

Вера и Венера ехали по ночному городу в Татьяниной машине. Вообще-то Верке надо было совершенно в другую сторону, но она никуда не спешила. Главное, попасть в ресторан, где поет ее муж, до закрытия. А закрывается он после двух ночи. Так что, можно еще кататься сколько душе угодно.

-Ты действительно собираешься убить этого Краба, или просто так ляпнула? – поинтересовалась Верка.

-Действительно собираюсь.

-Знаешь, а я бы, наверное, никого не смогла убить. Даже самого злейшего своего врага. Побить морду, это да. А убить, рука бы не поднялась. Наверное, это не всем дано.

-Конечно не всем, — согласилась Венера.

-И как ты собираешься это сделать?

-Пока еще не придумала. Ночью полежу спокойно, поразмышляю и до утра придумаю. Знаю только одно, в рукопашной схватке я с ним встречаться не стану, потому что я маленькая и слабенькая.

-А оружие у тебя какое-нибудь есть?

-В данный момент, нет. Но я, зато, хитрая и коварная, — засмеялась Венера. – Обойдусь подручными средствами.

-А может, давай его Мудрову сдадим? Он его за что-нибудь посадит.

-Пока твой Мудров найдет, за что его посадить, если вообще найдет, Краб меня сто раз успеет убить. Да и не верю я в то, что этих бандитов можно посадить. Они все с такими бабками, что откупятся от кого угодно и от чего угодно.

-Мудров честный малый и не глупый. От него твой Краб не откупится.

-А я что, спорю? Просто, кроме вашего Мудрова в милиции еще люди работают. Не на нем же одном там все держится. А везде есть люди хорошие и люди плохие. И плохих, согласись, всегда больше, чем хороших. И милиция не исключение из правил. Он посадит, а кто-то тут же выпустит. Если ему вообще позволят Краба посадить. Ведь Краб и его друзья, такие же бандюги, финансируют сейчас избирательную компанию. Бросают бабки в городской бюджет. Отстегивают на все эти дурацкие фейерверки, на концерты знаменитых артистов, которых сейчас приглашают в город чуть ли не каждую неделю. Краб вхож в такие места и дружит с такими людьми, что ты себе даже представить не можешь. Нет. Если с ним кто и сможет разобраться по справедливости, то это только я.

-И как ты собираешься к нему подобраться, если даже в свое казино попасть сейчас не сможешь?

-А это я как раз сегодня и попытаюсь выяснить. Надо брать его на слабостях.

-И какие у него слабости?

-У него сплошные слабости. Но я, например, собираюсь сыграть на том, что он пьет все что булькает и трахает все что шевелится.

-И как ты собираешься этим воспользоваться?

-Пока еще не знаю. Понаблюдаю за одним интересным местечком. А там, сориентируюсь, как с этим гадом разобраться.

-А что за местечко?

-Пока умолчу. Не обижайся. Я суеверная. Если заранее расскажу, у меня может ничего не получиться. Высади меня на углу, возле налоговой. Это напротив танка.

-Хорошо. А назад ты как вернешься?

-На такси. Здесь их после двенадцати полно. Возле ресторана стоят.

-А ты же сказала, что деньги и документы выложила.

-Ну, мелочевку оставила. На такси и на чашечку кофе, если приспичит, то хватит.

-Ладно, осторожно только. А то, Краб убьет тебя или нет, а какие-нибудь отморозки вполне могут прибить. Район этот неспокойный и одной шататься здесь ночью опасно.

-Я в курсе. Не переживай. У меня в двух шагах отсюда квартира. Так что, я тут каждую подворотню и каждую дырку в заборе знаю.

Они простились. Венера вышла из машины и прогулочным шагом, неспеша, пошла вдоль освещенных витрин. А Верка развернулась и покатила на другой конец города. Ей очень хотелось спрятать где-нибудь машину и вернуться проследить за Венерой. Узнать куда она направилась, и что будет делать. Но Верка себя переборола и поехала к мужу в ресторан. Не стоит навязываться. Раз Венера не хочет, чтоб ей кто-то помогал, значит, имеет на то свои причины. Может, не хочет никого втягивать в свои разборки. Может, не доверяет. А может быть, действительно, посторонние ей будут только мешать. Ну, что ж. Пусть ей повезет.

А Венера прошла по одной стороне улицы до самого ее конца. Потом перешла на другую сторону и вернулась по ней до того самого места, где ее высадила Вера. Это путешествие было не просто так. Она успела осмотреться. Все, как всегда. За то время, что Венера отсутствовала в своем районе, он не изменился. Она свернула в переулок. Прошла дворами на параллельную улицу и вошла во двор своего дома. Побродила по детской площадке. Убедилась, что там никого нет и заняла наблюдательный пост, удобно примостившись на сломанной качели. Отсюда хорошо просматривался родной подъезд и окна ее квартиры. Венера решила потратить час времени и понаблюдать за своим жилищем. Скорее всего, ее там ждут. Но, может быть, и нет. Краб мог решить, что она побоится сунуться к себе домой. Ограничиться осмотром ее квартиры еще днем и приняться искать Венеру по ее друзьям и подругам. Хотя, мог кого-то и оставить в квартире. Устроить на всякий случай засаду. Если в квартире кто-нибудь есть, он обязательно себя выдаст. У Венеры нет на окнах толстых штор. Лампы везде вкручены мощные. Если даже включить свет в туалете или в ванной, его все равно будет видно с улицы. Потому что под потолком и в туалете и в ванной есть окошки. А свет, зажженный в коридоре, в комнатах и в кухне виден будет за версту. Одним словом, если в квартире кто-то есть, он не сможет сидеть все время в темноте. А может быть сможет?

Венера сидела на детской площадке уже почти час и не сводила взгляда со своих окон. Свет в них так и не мелькнул. Надо на что-то решаться. Холод и сырость пробрались под Татьянину кутку. Она оказалась не такая уж и теплая, какой выглядела на первый взгляд. Зато ноги в сапогах и теплых носках совершенно не замерзли. Венера поежилась и решила немного походить и согреться. Слезла с качели и ноги сами понесли ее в подъезд. Она поднялась по лестнице на свой этаж и, не задерживаясь, пошла выше. Дошла до последнего. Убедилась, что в подъезде пусто и опять спустилась на свой. Открыла коробку с распределительным элекрощитком. Извлекла спрятанный там, в потайном уголочке запасной ключ. Она всегда держала запасной ключ на тот случай, если забудет или потеряет свой. Дверь в квартиру она в прошлом году поменяла. Вместо хлипкой, сделанной из прессованных опилок, поставила металлическую. Теперь, если возникнут проблемы с ключом, ее не выбьешь ногой, как старую. Открыть то конечно ее откроют специалисты, но мороки будет о-го-го. Поэтому, запасной ключ и пришлось пристроить на всякий случай в надежный тайничок. Он уже раз пять выручал Венеру и сейчас оказался очень кстати. Ее сумочка со всем содержимым осталась в казино. И ключ, и мобильник, и косметичка, и куча очень даже необходимых мелочей, все там. Венера вздохнула. Мысленно перекрестилась и открыла дверь, предварительно выкрутив на лестничной клетке лампочку.

Дверь открывалась у нее тихо. Практически беззвучно. И Венера очень рассчитывала, что даже если в квартире ее ждут, то она все равно успеет схватить то, за чем пришла и выскочить из квартиры раньше, чем ее обнаружат. Не могут же ее ждать у самой входной двери. Если в комнате посторонние, то наверняка они сидят не первый час. Устали, расслабились и умостились где-нибудь в кресле или на диване. Надеются, что услышат, как хлопнет входная дверь при ее появлении или проникнет свет с лестничной клетки. А, дудки! Ей то всего и надо сделать один шаг к вешалке с одеждой. Схватить одну из старых вязаных шапочек, что лежат на шляпной полочке и убежать. А в старой вязаной шапочке, на которую бы и самый последний бомж не позарился, лежал так необходимый ей сейчас пистолет. Без него Венере сейчас просто не обойтись. У ее новых подруг никакого оружия нет и быть не может. Откуда? Девочки порядочные. С криминальным миром не связаны. Купить новый пистолет проблема. Можно конечно, но для этого нужно время. Да и денег жаль. У нее не так уж их много, чтоб выбрасывать на ветер. Не известно еще, что ждет впереди. Короче, риск конечно с ее стороны сейчас большой, но… оправданный.

Венера, затаив дыхание, сделала таки этот свой решающий шаг. На ощупь нашла шапку. Убедилась, что пистолет на месте. Развернулась к двери. Нащупала на ней итальянскую ручку-замок. Ее Венера поставила для того, чтоб можно было запереться в квартире изнутри. Наружу замок выхода не имел. Повернула на набалдашнике шишечку влево и закрыла дверь. Если в квартире кто-то есть и кинется сейчас следом, то сразу дверь открыть не удастся. Придется включать в коридоре свет и разбираться, почему не открывается дверь, не смотря на то, что открыт замок. А вот если в квартире никого нет, то ей теперь домой без помощи хорошего слесаря не попасть. Снаружи она сама дверь открыть никак не сможет. Но, в данный момент это мелочи. Закрываясь, замок на ручке щелкнул. Вроде бы и не громко, но Венере показалось, что его услышали все жители подъезда. Она на секунду замерла, затаив дыхание, а потом пулей понеслась вниз по ступенькам. Вылетела из подъезда и бросилась к детской площадке. Подбежала к деревянному теремку и присела, укрывшись за этим сказочным сооружением. Отдышалась. Прислушалась. И, убедившись, что погони за ней нет, рискнула выглянуть из своего убежища. В окнах ее квартиры горел свет. Венера вздохнула с облегчением. Пронесло. Не смотря на то, что ее в квартире, оказывается, все-таки ждали, она провернула дело на высшем уровне. Теперь, надо быстро уходить со двора. С замком мужики разберутся за считанные минуты и бросятся в погоню. Она отступила за теремок, потом под прикрытием всяких там горок, качелей и прочих сооружений, возведенных для деток, потихоньку пробралась к соседнему дому. Дошла до первого подъезда и нырнула внутрь. Окна ее квартиры отсюда не были видны. Зато отсюда хорошо просматривался выход со двора. Венера замерла в ожидании. И не зря. Ждать пришлось пару минут. А через эти самые пару минут в подворотне появилось два силуэта. Силуэты тут же исчезли. Люди почти бегом выскочили на улицу, очевидно, рассчитывая, догнать Венеру. Отсюда она ведь могла пойти только в сторону проспекта, так что, мудрствовать преследователям не пришлось. Венере очень захотелось глянуть, кто ее «пасет». Она сняла с головы Татьянину шапку. Тряхнула копной белых длинных волос, и смело направилась в сторону проспекта. Кого-кого, а блондинку они точно не ищут.

Венера быстро преодолела расстояние до выхода на проспект. Пробежала его за пять минут. А, выйдя на освещенный проспект, перешла на шаг и, изображая из себя праздно шатающуюся девицу, потихоньку поплелась в сторону стоянки такси. Скорее всего, эти типы понеслись туда.

Она, не доходя до стоянки, уже вычислила подозрительного мужика. Он ходил от таксиста к таксисту и что-то совал им под нос. Наверное, демонстрировал ее фотографию. Венера хмыкнула: «Ну-ну. Давай, работай дорогой. Только почему ты, котик, один? А где же делся второй»?

Она остановилась возле киоска, торгующего всякими мелочами. Купила пачку сигарет и зажигалку. Сделала вид, что рассматривает ассортимент товара. А сама, насколько позволяла видимость, попыталась рассмотреть мужика, бегающего между стоящими такси. Расстояние небольшое. Стоянка хорошо освещена. Но все равно, рассмотреть его как следует, было тяжело. Венера только заметила, что у него темный волос и довольно таки выдающийся нос. Большой и мясистый. Заставила свою память немного поработать и попыталась вспомнить, не попадался ли этот носатый на ее жизненном пути. Память уверенно заявила, что «нет». Венера этим удовлетворилась и перешла на другую сторону улицы. Прошла ее до конца, внимательно вглядываясь в лица мужчин, которые по какой-то причине шли быстро. Никто подозрительным ей не показался. Так и не обнаружив второго преследователя, она развернулась и пошла к стоянке, только опять перешла на другую сторону улицы. На стоянке носатого уже не было. Возле машин стояла пьяная компания из восьми человек и страшно шумела. В компании было три парня и пять девиц. Девицы все хотели ехать в одной машине, и, похоже, что в абсолютно разных направлениях. А парни пытались их угомонить и распихать по разным. Гвалт стоял такой, что тихий ужас. Венера решила переждать, пока они наконец-то договорятся и разъедутся к чертям собачьим. Она отошла от стоянки и поискала глазами, куда бы присесть. Лавочек нигде поблизости не было. Разве что на алее. Она начиналась метрах в пяти от стоянки. Лавочки там точно были, но там темно и есть шанс нарваться на неприятности. Венера все-таки подошла к аллее и, не придумав ничего лучшего, взгромоздилась на какую-то тумбу, стоящую сбоку от входа. Здесь было и не темно и не светло. В глаза никому эта тумба не бросалась, и сидеть на ней было удобно. А главное, отсюда хорошо видна стоянка и пьяная орущая компания. Интересно, когда эти придурки уже убирутся?

Венера закурила и приготовилась ждать. Наконец-то, минут через десять, компания расселась по машинам и отбыла. Венера хотела тут же отправиться на стоянку, но услышала мужские голоса со стороны аллеи и на всякий случай нырнула за тумбу. Мимо нее прошли два типа, что-то эмоционально обсуждая и употребляя при этом сплошные нецензурные слова. Она осторожно выглянула из своего укрытия и в одном из них тут же узнала носатого. Из их разговора Венера поняла, что мужики страшно злые и направляются куда-то глотнуть для успокоения чего-нибудь горячительного. Она выбралась из своего укрытия и, соблюдая приличную дистанцию, двинулась следом. Ей очень хотелось рассмотреть их в лицо.

Они прошли с полквартала и юркнули в первое подвернувшееся кафе. Венера притормозила недалеко от него и стала поджидать, не войдет ли туда кто-нибудь еще. В ее планы входило примазаться к какой-нибудь компании, иди хотя бы к кому-нибудь и войти в это кафе не одной. Хоть внешность она и сменила, но привлекать к своей особе внимание не хотелось. Если войдет несколько человек, это не бросится в глаза так, как если в кафе войдет она в гордом одиночестве. Ждать пришлось недолго. Буквально через пару минут к кафе подошли две молодые парочки. Она пристроилась за ними и со спокойной душей вошла. В кафе был полумрак и пеленой висел табачный дым. Столики все были заняты. Компания, с которой она вошла, направилась к стойке и Венера тоже. К ее великой радости ее враги тоже пили, стоя у бара. Она стала к ним вплотную, но повернулась спиной, делая вид, что рассматривает публику в зале и кого-то усиленно пытается там отыскать.

Бармен, обслужив обе парочки, обратился к ней, и пришлось стать вполоборота.

-Пятьдесят грамм коньячка, и кофе, — прочирикала Венера.

-Коньяк, какой? – поинтересовался бармен.

-Любой, на ваш вкус, — отмахнулась Венера.

-А кофе, какой? – опять спросил бармен.

-Якобс Монарх, — буркнула Венера и вся тут же превратилась в слух. Ее очень заинтересовал разговор стоящих вплотную к ней врагов. Надо же, одни ее ищут. Стоят вплотную и даже не подозревают, что жертва рядом. Только руку протяни. Да даже протягивать не надо. В кафе вошло еще несколько человек и у стойки стало так тесно, что ее буквально прижали к носатому.

-Да не было там никого! Не приходила эта баба домой. Это у Бублика галюны, — зло проворчал носатый.

-А защелка? – возразил ему напарник.

-Сама сработала. Кто-то по лестнице пробежал, а может, нечаянно дверь толкнул, вот она и защелкнулась. Бублик, когда запирался изнутри, мог покрутить эту ручку сам.

-Ну, в принципе, я тоже не уверен, что она приходила. Если бы приходила, то вошла бы внутрь. Чего, скажи, ей просто так заглядывать в свою квартиру, крутить эту хрень и тут же смываться?

-Ну да. Нас она никак из коридора обнаружить бы не смогла. Бублик в кухне. Я в спальне. Ты в зале. Двери везде закрыты. Спугнуть ее никто не мог. Нет, это у Бублика крыша едет. Ладно, допивай и пошли. А то он там еще чего доброго отчебучит чего-нибудь.

-Может, ему возьмем «мерзавчик»?

-Перебьется. Мы из-за этого … обмотали весь проспект.

-Ну, надо ему за такой подарок спасибо сказать. Воздухом хоть подышали и по сто грамм хряпнули. Всеж веселее. Давай хоть бутылку пива прихватим.

Они взяли бутылку пива и, расплатившись, двинулись к выходу. Венера, успела отойти от стойки чуть раньше, пока они расплачивались, и глянуть на них повнимательней, прячась между снующими туда сюда посетителями.

Второго мужика она тоже не знала. Понятно, мальчиков наняли со стороны. Они, судя по всему, ее тоже в глаза не видели, раз имеют при себе Венерину фотографию. Сидят в квартире давно. Ишь, как обрадовались, что удалось глотнуть свежего воздуха и водки. В том, что она заглядывала в свою квартиру, сомневаются. Скорее, склонны думать, что им что-то почудилось. Ну и прекрасно. Пусть сидят там и дальше. Они ей не мешают и против них Венера пока ничего не имеет. Пускай себе живут. А все-таки хорошо, что эти типы оказались таки в ее квартире. Дверь изнутри открыли. А в противном случае пришлось бы здорово повозиться, чтобы попасть в квартиру. Хотя…, можно было бы влезть в квартиру через соседний балкон. Выбить у себя балконное стекло и открыть защелку изнутри, не взламывая дверь. Но все равно морока. Поистине, «что не делается, все к лучшему». Итак, главное дело она сделала и на сегодня ей большего ничего не надо. А завтра …, завтра разделается с Крабом, как Бог с черепахой. Достал, козел. Чтож, пусть пеняет на себя. В конце концов, не она первая начала войну. И никто не виноват, что Краб полный идиот, и до сих пор не понял с кем он связался. Венера ему не девочка с улицы, с которыми он привык иметь дело. Таких как он, придурков, возомнивших себя местным Богом, она ест на завтрак, без соли. Он ее ловит! Ха-ха ха. Это она его ловит, а он и не догадывается. Странно, что ее шеф не растолковал ему, кто она такая и насколько опасно стать ей поперек дороги. А может и растолковал, да это чмо болотное не поняло, что почем? Ну, что поделаешь. Она тут ни при чем. Это уже его проблема.

Венера взяла такси и отправилась к Татьяне. Дверь открыла Вериным ключом и потихоньку вошла в квартиру. Хоть она и помнила о сумасшедшем псе, который несется, как торпеда к входной двери встречать каждого, кто пришел, но все равно он ее напугал. Не успела Венера закрыть входную дверь и щелкнуть выключателем, как Тэди подлетел к ней и поставил на плечи свои огромные лапищи. Потом понюхал ей физиономию и, признав за свою родную лизнул от подбородка до лба. Она невольно сделала шаг вбок, наткнулась на обувную полку. Естественно, ее перевернула и шлепнулась сверху. Тэди решил, что это Венера с ним так играет, и принялся радостно прыгать вокруг нее и злополучной полки, повизгивая от восторга.

В коридор выглянула испуганная Татьяна. Но сразу же оценила ситуацию и не стала задавать лишних вопросов. Отогнала Тэди, помогла встать Венере и поставила на место перевернутую обувную полку.

-Извини, — вздохнула Венера. – Я хотела тихонько войти, чтоб тебя не будить. Но пес меня уронил вместе с полкой. Кстати, зачем у тебя пустая обувная полка стоит в коридоре?

-Вообще-то, она всегда была забита обувью. Но как только появился в квартире Тэди, всю обувь пришлось срочно спрятать в кладовку. Поэтому она и пустая, — отмахнулась Татьяна. – Ладно, раздевайся, мой руки, и пошли ужинать.

При слове «ужинать» Тэди радостно понесся на кухню. Вот уж кто никогда не против перекусить.

Они ели и разговаривали на отвлеченные темы. Венера о своем ночном походе ничего не рассказывала. Татьяна посчитала неудобным ее расспрашивать. Но, чтобы не молчать, говорили о Тэди, о Татьяниной ангине, о погоде и, в конце концов, пошли спать.

Утром Татьяна отправилась выгуливать пса. Венера крепко спала в зале на диване. Стараясь ее не разбудить, Татьяна потихоньку прикрыла за собой входную дверь и спустилась во двор. Прошла с псом его обычным маршрутом. Обошла вокруг мусорки, но, к своему удивлению, не обнаружила бабу Раю. Странно. И вечером ее не было на «рабочем месте», и сейчас нет. Она вообще жива? Сходить, что ли в барак и посмотреть?

Не долго думая, Татьяна потащила Тэди в сторону бабы Раиного жилища. Еще подходя к бараку, она обнаружила, что из трубы не идет дым, и почему-то забеспокоилась всерьез. Осветила фонариком дорожку и растущие вдоль нее кусты, неизвестно что собираясь там обнаружить. Но ничего не обнаружила и подошла вплотную к бараку. Прислушалась. Тэди тоже навострил уши, но признаков беспокойства не проявлял. Татьяна уже видела, как он реагирует на чужих, особенно, если считает их опасными. Видела, как он реагирует на раненых и на труп. Так что, по поведению пса ориентировалась, чего ждать от жизни в следующий момент. Поведение Тэди на данную минуту сюрпризов ей не обещало. Она осмелела и толкнула входную дверь. Та открылась, что и не удивительно. Баба Рая и Цыган свое жилище не запирали. Не было чем. Ни замков, ни даже элементарных крючков или задвижек на двери не было. Татьяна посветила внутрь, стоя на пороге. Комната была пустой. Они с Тэди вошли. Татьяна потрогала рукой импровизированную печку. Совсем холодная. Значит, комнату покинули давно. Похоже, что ее жильцы сегодня в ней не ночевали. Она осмотрелась. Не увидела ничего подозрительного и поспешила покинуть данное жилище. Запах помойки, который здесь укоренился, доводил ее до тошноты. Тэди тоже это место не нравилось и они оба пулей вылетели на свежий воздух. Татьяна закрыла дверь и потащила Тэди домой. Вернее, это он потащил ее домой. Потому что пес бежал впереди, а Татьяна болталась за ним на поводке, как колбаса на веревке.

Интересно, куда это подевались ее бомжи? Может быть, заночевали в гостях, в каком-нибудь подвале, или где-нибудь на чердаке? Да мало ли где их носит. Чего это она вообще распереживалась из-за них? Ну, наверное, в свете последних событий, в голову не приходит ничего хорошего и жизнерадостного, а сразу же лезут всякие кошмары. Зарезали, задушили, отравили. Надо бы конечно на всякий случай глянуть на развалинах, но только не сейчас. Сейчас темно и фонарик не спасет от неприятностей. Еще напорется на проволоку, как тот тип. Нет уж. Лучше потом придет, когда будет светло. А вдруг они там лежат связанные раненные или вообще, убитые? Татьяна передернула плечами и повернула обратно. Тэди не возражал. Светя себе под ноги и тщательно выбирая место куда стать, она пробиралась между плитами, точащей арматурой и кустами. Тэди тоже передвигался осторожно. Поводок не натягивал и постоянно к чему-то прислушивался. Они облазили все развалины, но ничего и никого не нашли. Выбрались с противоположной стороны. Попали в заросли кустарника и, пробравшись через них, вышли к частному сектору. Как раз к тому месту, где тогда стояла машина теперь уже покойного убийцы.

Ну, и зачем был этот экстремальный поход в темноте по развалинам? Захотелось получить порцию адреналина? Как говорила Татьянина бабушка: «А чтоб ничего не приснилось». Хотя, по крайней мере, теперь Татьяна не будет нервничать, что на стройке лежат брошенные в беде родные ее сердцу бомжи. Но все-таки, где это их черти носят?

В квартире вкусно пахло жареной картошкой. Венера уверенно возилась у плиты, как будто бы жила здесь сто лет и только и делала, что занималась кухней. На столе стояла салатница, а в ней красовался салат из капусты. На тарелке ассорти из колбасы, сыра и порезанной тонкими ломтиками недоеденной вчера курицы. Хлеб порезан аккуратными треугольничками, а не толстенными ломтями, как чикала его Татьяна. И разрезанные на половинки вареные яйца залиты майонезом и посыпаны зелененькой петрушкой. Красота. Прямо, как в ресторане. Татьяна умела вкусно готовить. Но украшать стол, нет. Оправдывала она себя тем, что ей не лень, а просто она не считает нужным тратить на это дело силы и время. Зачем? Возишься. Создаешь тут всякие произведения искусства. А потом все садятся за стол и все эти произведения тут же съедают. Украшаешь – съедают. И не украшаешь – съедают. Так зачем зря напрягаться? Но когда кто-то украшал стол, ей, вообще-то, это нравилось.

-Привет, — одинаково с Тэди водя носом, поздоровалась Татьяна.

-Привет, — улыбнулась Венера. – Это ничего, что я тут немного похозяйничала?

-Лично я в восторге. Тэди, по-моему, вообще в ударе. Пахнет обалденно и слышно даже в подъезде. Сейчас точно кого-то на запах принесет.

И, как будто услыхав Татьянины слова, кто-то позвонил в дверь.

Убей своего дракона сама. Часть 13: 11 комментариев

  1. Танечка, спасибо! Только не надо писать здесь и голосовать. Ваш комп работает через роутер с моим и у него тот же адрес, что и у моего. Получается, что ты голосуешь и пишешь с моего компа.

  2. Нееет! Это не детектив! Это Санта-Барбара какая-то многосерийная!
    Шутка! 🙂

    Очень интересно. Все новые герои и события.

    Жду продолжения 🙂

  3. «Пахнет обалденно и слышно даже в подъезде. Сейчас точно кого-то на запах принесет.

    И, как будто услыхав Татьянины слова, кто-то позвонил в дверь»

    Н-дааа, и кого же там принесло? Пойду и я вместе с героинями, посмотрю… в следующей главе ))

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)