Меланома—2

Итак,  мне  наряду  с  гамма—терапией  предстояла  химиотерапия.   Если  быть  последовательной,  то  первая  попытка  переливания    этого  очень  сильного  противоопухолевого  препарата  дакарбазина    была  предпринята  ещё  накануне  операции.  Ничем  хорошим  она  не  закончилась.  Уже  через  несколько  минут  после  подключения  капельницы  у  меня  началось  сильное  сердцебиение,  появилась  головная  боль,  боль  в  руке,  чувство  удушья.  Капельницу   отключили.  Прибежали  лечащий  врач  и  зав.  отделением.  Измерили  АД,  тонометр  показал  какие—то  «несусветные»  цифры:  170\  0 .  Галина  Терентьевна   посмотрела   на  почти  полную  ампулу     с  дакарбазином   и   покачала  головой:  «Жалко  выливать,  уж  очень  дорогой  препарат».   Помолчала  и  добавила:  «Но  жизнь  дороже».

Но  без  химиотерапии   никак  нельзя  было  обойтись.  Решили  рискнуть,  продолжить  вливания.    Я  очень  боялась,  поэтому  попросила,  чтоб  разрешили  присутствовать  при  этом  моему  мужу.   Он  приехал,    и  только  благодаря   Володечке,  его  уверенности  и  оптимизму,    я  выдержала  эту  пытку.  Конечно,  были  внесены  коррективы:  уменьшили  концентрацию  раствора  и  скорость  вливания.   Вся  палата  наблюдала  эту  сцену:  я  в  панике  прошу  отключить  капельницу  (мне  действительно,  плохо),  а  муж   уговаривает:  «Ну,  ещё  только  5  капель  потерпи».  Варианты  были  разные:  5 капель,  3  капли,  и  т.д.  В   общем,  отвлекал  меня,  «заговаривал  зубы».  И  звал  медсестру  только  в  крайнем  случае.

И  так  я  выдержала  шесть  курсов  химиотерапии  за  2  года.  И  каждый  раз  лечащий  врач  говорил:  «Завтра  капельница,  звоните  Владимиру  Алексеевичу,  чтоб  приехал».  Не  могу  не  рассказать  о  своих  ощущениях  на  второй  день  после  вливания  дакарбазина:    будто  я  перегрелась  на  солнце  и  у  меня  тепловой  удар.  Я  не  могла  понять,  что  со  мной:  как  говорится,  не  находила  себе  места.  И  опять  меня  просветили  более    опытные  соседки:  «Маетесь?  Это  от  химии,  потерпите».   Потом  я  уже  прочитала  в  аннотации  к  препарату,  что  он  вызывает  «гриппоподобное»    состояние.

Конечно,  нельзя  не  упомянуть  о  ежедневных  перевязках,  обследованиях,  посещениях  родственников  и,  конечно,  разговорах  соседок  по  палате.  Всех  нас  объединила  одна  беда:  меланома.  Я  только  не  любила  слова:  «Всё  равно,  все  мы  обречены».  А  в  основном,  больные  верят  в  лучшее.  А  дети  (они  тоже  были  в  отделении)  вообще  ведут  себя,  как  и  положено  детям:  смеются,  играют.

Но  всё  когда  —  нибудь  кончается:   через  месяц  меня  выписали  с  открытым  больничным  листом  и  с  рекомендацией    госпитализации   через  3  мес  для  продолжения  химиотерапии.   К  дому  привыкать  было  трудно:  не  было  сил,  аппетита,  настроения,  болела  шея,  до  конца  не   заживал  послеоперационный   шов,  отторгая  кетгут,   мучил   лучевой  ожог,  не  работала  правая  рука.  Но,  слава  Богу,  со  мной  был  муж.  Без  него  бы  я  не  справилась,  наверное.  А  потом  всё  вошло  в  колею.   Долго  «киснуть»  было  некогда:  разрабатывала   руку,  делали  перевязки,  гуляли.

Я  даже  сходила  в  свою  родную  больницу  и  предложила  главврачу,  что  буду  приходить  на  часок  расшифровывать  ЭКГ.   Но  в  первый  же  день   «набежали»    больные  для  консультации,  и  я  поняла,  что  на  работу  у  меня  пока  нет  сил.  И  от  этой  затеи  пришлось  отказаться.  К  тому  же  у  меня  появилось  новое  занятие:  на  день  рождения   дети  подарили  мне  фотоаппарат  и  компьютер,  к  которому  я  не  знала,  с  какого  бока  подходить.  Пришлось  осваивать  по  самоучителю.

Я  очень  боялась,  что  многократное  облучение  головы  подействует  пагубно  на  мои  умственные  способности  (шутка),  но  получилось   всё    наоборот.     Будто  произошла  какая—то  «перезагрузка»  мозга,  и  я  вдруг  стала  писать  рассказы.   Память  восстановила  всю  мою  жизнь  до  мельчайших  подробностей,  мне  оставалось  только  брать  ручку  и  скорее  записывать  уже  готовые  рассказы.  Когда    накопилось  около  50,  я  показала  их  знакомой  журналистке.  Она   посмотрела,  оценила   и  стала    печатать   в  своей  газете.   Мне  было  так  приятно  видеть  их  напечатанными  и  слушать  хорошие  отзывы  знакомых!     После  всего  пережитого  жизнь  стала  мне  ещё  дороже  и  интереснее.   Когда—то  я  прочитала  изречение:  «Рак—это  удача!  Если  Вы  справитесь,  то  получите  «бонус»,  т.е  у  Вас  раскроются  какие—то  новые  способности»  Может,  так  оно  и  есть?

Прошло  4  месяца,  закончился  б\л.  Думала,  что  меня  выпишут  на  работу,  но  районный  онколог  Александр  Иванович  удивился:  «Какая  работа?!  Поедете  в  Область  на  ВТЭК  оформлять  инвалидность».  Конечно,  я  заявила,  что  не  хочу  считаться  инвалидом,  что  никуда  не  поеду,  но  он  меня  всё  же  убедил.  Кстати,  благодаря  этому  замечательному  врачу  и  доброму  человеку,  я  решилась  на  лечение  своей  меланомы.  Он  сказал:  «Я  знаю  случай,  когда  больная  после  такой  операции  прожила   ещё  15  лет».  И  я  поверила  ему:   чем  я  хуже  той  больной!

Надо  ли  говорить,  что  на  ВТЭК,  где  мне  дали  вторую  группу  инвалидности,   я  выпросила,  чтоб   мне  разрешили  работать,  ведь  меня  так  ждали  на  работе!  Дописали:  «разрешено   в  специально  созданных  облегчённых  условиях».  И  я  ещё  несколько  лет  проработала!

А  теперь  самое  главное.  23  мая  весь  мир  отмечает  День  борьбы  с  меланомой.  В  этот  день  все,  у  кого—то  на  коже  есть  «родинки»,  должны  обратиться  к  онкологам  или  дерматологам,  чтоб  специалисты  оценили  характер   «родинки».  Особенно  это  касается  белокожих  светлоглазых  и  рыжих.  Но  даже,  если  доктор  скажет:  «ничего  страшного,  наблюдайте»,  не  расслабляйтесь,  помните  правило   «АКОР».  Расшифровываю:  А—асимметрия,   К—край  неровный,  О—окрас,  потемнение,  Р—размер,  рост.  Это  признаки  малигнизации,  перерождения  в  рак.  Врага  надо  знать  «в  лицо»  и  во—время  его  уничтожить.  Будьте  здоровы!

Меланома—2: 11 комментариев

  1. Человек слаб телом, но может быть силён верой, волей и духом. Это рассказ о том, что даже у последней черты, если человек борется — он живёт. Будучи давным давно в музее Пушкина, где он умирал на кожаном диване, он запомнился более всего и слова Пушкина о том, что он устал бороться. Я до сих пор верю, несмотря на выводы врачей, если бы он дотерпел, остался бы жить еще долго и возможно мы узнали бы нового Пушкина. 5. Успехов!

  2. @ val_338122@mail.ru:
    Спасибо за комментарий и хорошую оценку. Сравнение с Пушкиным удивило: не та болезнь, не тот уровень медицины, не та морально—психическая обстановка вокруг этого великого поэта и человека. Цель публикации другая: познавательная, для тех, кому, возможно, всё это ещё предстоит. Чтоб они знали, что их ожидает и не боялись.

  3. До, тяжело читать такое. Но выдержать самому во сто крат тяжелее.. Точный язык, драматичное повествование,. Очень сильно! Удачи и крепкого здоровья, Анна!

  4. @ Владимир Брусенцев:
    Спасибо, Владимир, за понимание и поддержку. Это очень ценно для меня. Человек до поры, до времени сам не знает, на что он способен. Я узнала. Но об этом будет мой следующий рассказ. Всего Вам доброго!

  5. Что смерть? Рассвет! своим огнём всегда
    Из ночи в день идёт… все очищая приходя…
    Анна, он — закон природы, замечательная неизбежность.
    С огромным уважением к Вам, прочитав о туберкулезе, к
    Минздраву (УКР) у меня в этом вопросе свои вопросы.:)

  6. @ Светлана Тишкова:
    Спасибо, Светлана. Взаимно!

  7. @ nibiru:
    Добрый день! Если честно, мало что поняла из комментария. Во—первых, ТАК о смерти может говорить только тот, кто не встречался с ней «носом к носу». Я, врач, видела её не раз. И не забыла ни одного случая, это осталось со мной навсегда. Второе, Вы комментируете какой рассказ «Меланома» или «Туберкулёз»? Какие вопросы у Вас возникли? К Минздраву (УКР) я не имею никакого отношения.

  8. Мелонома, привлекла моё внимание, конечно же. Ну значит будем жить!

  9. Анна,здоровья ВАМ и жизненных сил. Очень познавательно.Знаю случаи,когда действительно родинки растут а люди бездействуют,и это понятно.Страх сковывает сознание,да и онкологические центры настолько перегружены,что там их просто не ждут. И удаление родинок,подчас приводит к последствиям необратимым,люди боятся трогать.Спасибо за информацию врача.

  10. @ bianka.ry:
    Спасибо, Лена, за добрые пожелания! Что касается «родинок», их, действительно, ни в коем случае нельзя чем—то мазать, срезать, даже просто удалять без комплексного лечения у онколога. Вот почему в мире придумали День борьбы с меланомой, когда организуются массовые осмотры. Так было. Как сейчас, не знаю. И Вам благополучия и здоровья!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)