Встреча в пути

Память странная штука… Она похожа на дом, в котором есть потайная комната, хранящая все, что мы хотели бы забыть. Совершая поступки, не задумываемся до поры, к чему они могут привести. Иногда бывает достаточно самой малости- какого-то еле уловимого запаха, слова, взгляда незнакомого человека, даже отдаленно похожего на кого-то из прошлой жизни, чтобы вспомнить. А казалось … Читать далее «Встреча в пути»

Сказки старика Хименеса. Умеющий слышать

Я медленно переставлял ноги, сердце билось где-то под кадыком, в глазах мелькали огни. «Ты уже очень немолод и болен. Зачем ты поехал так далеко от дома, от уютного холода и ласкового шепота тишины? От прелести одиночества и запотевшего графина с водкой на столе? А если ты останешься в этой чужой земле навсегда?» — шептал кто-то … Читать далее «Сказки старика Хименеса. Умеющий слышать»

И утром ненастным у окон растаяла дымка сирени

Бессонница — это морока, и маялись с нами две тени, а утром ненастным у окон растаяла дымка сирени.   Смирились и с сумраком комнат, и с тем, что с былым не расстаться, седой одуванчик не помнил цветение майских акаций.   А круг становился всё уже, и каждый другого не слышал, и льдинками плавали в лужах … Читать далее «И утром ненастным у окон растаяла дымка сирени»

В последнее время… (Про моду)

Прогулка по набережной в Миорах летним, знойным днём вызывала блаженство. Легкий ветерок с озера приятно освежал и придавал бодрости не только телу, но и воображению. Вот и Иванович раздухарился не на шутку и, под впечатлением от модниц, попадающихся навстречу, выдал: — В последнее время в моду вошли надувные плавки. И в воде не тонешь, и … Читать далее «В последнее время… (Про моду)»

Забытьё

Она зовёт, чужая в долгой жизни. Нет сил и средств вернуть себе себя. В чужом краю утраченной отчизны Рябины чётки пальцы теребят. Туман там сосны, ели окружает. Когда блеснёт в вершинах утра луч, Потёк живицы солнце отражает, Орлан кричащий весел и могуч. В болотных топях прячется разлука. Приблизит память даль на краткий миг, Но после … Читать далее «Забытьё»

Остался след дождя вчерашний

На подоконнике вода…Остался след дождя вчерашний. Циничны тучи, как всегда…гурьбой ворвались в храм домашний. И натоптали тут и там…и мокрый след с осенних улиц оставили назло Богам, что тут живут, собой любуясь.  Порывом  ветер…и вуаль взметнулась парусом вдоль окон. И ворох листьев словно шаль, крылом примерил чёрный ворон. Нахохлился на белый свет и чёрно-синим опереньем … Читать далее «Остался след дождя вчерашний»

Откровение издалека

Откровение издалека.   Воздух, наполненный «сваренными » молекулами кислорода, капель воды, пара, пыли, газа и всего из чего состоит атмосфера,  медленно плыл над морской поверхностью, взбаламученной людскими телами и снующими туда-сюда судами. Лето было в разгаре, зной — двадцать восемь градусов в тени, на солнце все сорок с гаком.  Но здесь на пляже, хотя бы … Читать далее «Откровение издалека»

Ветру в городе тесно

Ветру в городе тесно. Он бьётся о стены и плачет. А потом, рассердившись, сбивает с деревьев листву. Он играет во что-то с дождём на беду и удачу. Он ничейные рваные тени бросает в траву. Он сердит и устал. Ему хочется в небо и в поле. Ему хочется петь и с воронами твист танцевать. Но он … Читать далее «Ветру в городе тесно»

Люди и птицы

Безжалостная судьба вытолкала меня из прохладного дома в ад испепеляющей, необычной для мая жары. После вчерашнего визита нежданных гостей в доме закончились все твердые и жидкие продовольственные припасы. С трудом шагая к остановке маршрутки по слегка размякшей «зебре», я понял, почему по-украински слово «ад» звучит как «пекло». Даже дорожный асфальт не выдержал африканской жары и … Читать далее «Люди и птицы»

Бедная, бедная Настя…

Солнце уже как три дня не появлялось. Все превратилось в мрачную серую массу. Даже разноцветные высотные дома перестали радовать глаз. Птицы перестали петь, а животных, кроме людей и диких псин (в принципе, это одно и тоже), не было видно. Ему каждый шаг давался с трудом, как и, впрочем, каждому человеку в этой ужасной, богом забытой, … Читать далее «Бедная, бедная Настя…»