Только бы успеть

Мне 22 года, я нисколько не волнуюсь, когда появляется четкая цель – уже не страшно. Не получится так, пойду другим путем, но направление есть. Что им сказать?- не знаю. Лучше потом, после исполнения. Что же, салаги, держитесь, вы для этого сюда пришли, я для этого здесь, на сцене. И все-таки в начале я зажмурилась, тряхнула головой и — нет, не запела, как все ожидали, что-то заводное и веселое. Угомонитесь, под это не танцуют, — я исполняла голосовые вариации на грустную красивую мелодию, отказавшись от музыкального сопровождения. Хотелось показать, насколько мелодичен, мощен человеческий голос, а это все, что пока есть у меня. Отработала все, что запланировала, — потихоньку вступила, накалилась и закончила на взводе, кто после этого скажет, что я здесь случайно? Кто осмелится выйти на сцену и принять вызов, или хотя бы сумеет повторить то, что сделала я?
Нас 16 – новых участников конкурса. Каждому надо «доказать» себя. Первые семь номеров толпа проглотила, молодежь пила пиво, танцевала, девочки кричали, мальчики свистели, в общем, обычный уличный концерт. Я прекрасно понимаю, что им наплевать на наши потуги, им наплевать на наш рейтинг, они просто на дармовщинку отрываются.
С вызовом смотрю на площадь, народу человек триста, ни одного взрослого, серьезного лица. Доброй половине из них еще нельзя по закону прикладываться к пиву. Но я им не мамочка. Это мои первые фаны — основную ставку я делаю на этих, «уличных». Они не поняли, их как будто обманули. Стоят, смотрят, до них не дошло, что это было. Тихо говорю в микрофон – «Не переживайте ребята, дискотека продолжается, – Елена Терезова! – кричу я громче – запомните меня такой! – говорю крылатую фразу и ухожу. Знаю, следующие полномера, точно, у этих салаг звучал мой голос в башке, не мог не звучать. Вы, ребятки, можете продолжать трястись и дальше, веселитесь, вам на фиг не нужен сейчас мой вой, но угар пройдет и многие из вас с удивлением заметят, засевший в подсознании, странный номер. И даю свою лохматую голову на отсечение, — не многие решатся поделиться этим с друзьями.
Нас 16 – цель одна. Как ни старался В.К. нас объединить на первых порах – это практически невозможно. Все 16, — как клубок взвинченных нервов. Мы не совсем понимали, что происходит вокруг. Мы приглядывались друг к другу, мы не могли разговаривать, потому что знали, – снимают везде и всегда. Такое испуганное стадо баранов, которым категорически запрещалось замечать камеры в быту, и наоборот, работать на камеру на концерте. По началу это самое тяжелое. И, как потом выяснилось, каждый подозревал соседа в «нечистоплотности» попадания на конкурс. Постоянно преследовал страх, что выкинут из проекта, даже не дадут раскрыться. Но через две недели, буквально, расслабились – нельзя жить рядом, не общаясь, слово за слово, тема за темой, у кого-то не выдерживали нервы – а это срыв или слезы или разборка, – в любом случае это общение.
График плотный, занятия одно интереснее другого, беседы с «великими», это все плюсы. Явными минусами было то, что мы не свободны, тебя вертят туда-сюда, тебя одевают во что-то мерзкое, ты поешь совсем не то, что хочешь, и не с тем, с кем хочешь. Это похоже на ломку, не попадала я раньше под такой пресс. Отдыхаем потом на «уличных» — тут ты свободен, правда, ограничен во времени. На этом концерте я последняя -15. Это здорово, никто не дышит в затылок, есть хотя бы время немного пообщаться с публикой. Сделала заявку на номер. Пока ребята недоумевают – как это можно петь девчонке? – они еще не в курсе, что это будет под балалайку… Что же, удивлять — так удивлять. Знает только В.К. и хитро улыбается. Он все про всех знает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)