Мы еще посмотрим, кто кого съест. 10 Окончание

Ольга достала пистолет и прицелилась.

-А если не он? — прошептала ей в самое ухо Янка.

Вдруг, фанера с Ольгиной стороны поехала в сторону. Она от­пустила ее пока доставала пистолет. Рассчитывала, что Янка сама удержит. Но Янка, когда тянулась к ее уху, повернула го­лову. Фанера наклонилась и поползла вниз. Удержать Янка ее не успела, и она грохнулась на старые ржавые ведра. Этот гро­хот хоть и слился с очередным раскатом грома, но внимание двигающегося человека все-таки привлек. Тот посмотрел в сто­рону, где сидели Ольга и Янка и они отчетливо увидели два красных светящихся глаза. У Янки по шкуре пробежал мороз, и все волосинки встали дыбом. А Ольга тут же открыла стрельбу.

Маньяк упал. Убила она его, или нет, было неизвестно. Они обе поднялись со своих мест и решили подойти поближе и пос­мотреть. И тут, неожиданно, маньяк вскочил на ноги и бросил­ся к ним гигантскими скачками. Ольга поскользнулась и шлеп­нулась, зацепившись ногой за какой-то строительный хлам. Янка с перепугу рявкнула Дику: «Фас!» И дальше, все смотрелось, как в замедленной съемке. Маньяк в полете и Дик в полете. Вот их траектория пересекается. И точкой пересечения оказы­вается шея маньяка. Потом, объединившись в одно целое, два этих тела падают на землю, и Янка просто физически ощущает звук. Это хруст. Хруст сломанных шейных позвонков. Она кида­ется к месту, где упали маньяк и Дик. Дик уже стоит на лапах и крепко сжимает свои ужасные челюсти на шее маньяка. То, что маньяк мертв, больше сомнений не вызывает. Янка тихонько зо­вет Дика, но он стоит в той же позе и не шевелится.

-У него челюсти заклинило, — услышала Янка Ольгин го­лос. — Придется силой разжимать.

Янка попробовала разжать Дику челюсти силой. Ага! Как раз тот случай! Мертвая хватка. Черт, что же теперь делать?

Ольга наклонилась над Диком и дунула ему в ухо со всей силы. Дик тут же отпустил свою жертву и сильно тряхнул мордой в сторону. Ольга не успела отодвинуть свою голову и получила сокрушительный удар его башкой в скулу. Не удержалась на но­гах и шлепнулась рядом с трупом маньяка.

Вдруг, Дик опять насторожился. Через шум дождя Янка отчет­ливо услышала Сашкин голос.

-А я тебе говорю, это был не гром. Это выстрелы. Доноси­лись, где-то, с той стороны.

Куда показывал Сашка, она не видела. Молнии сделали передыш­ку, и опять стало темно. Янка нащупала Ольгину руку и помогла ей встать. Шлепнула Дика легонечко под зад и прошипела ему «За мной!» Все трое нырнули в дырку в заборе и спрятав­шись за кусты смородины, стали пробираться к выходу на улицу.

Дождь лил как из ведра. Но они не замечали, ни дождя сверху, ни луж снизу. Неслись на всех парах к машине. Через несколь­ко минут, они уже мчались на машине, разбрызгивая по сторо­нам потоки воды.

Янка загнала машину в гараж и они, побежали к подъезду. В подъезде пережидал дождь какой-то пьяный. Он сидел на кор­точках и мирно курил, раскачиваясь из стороны в сторону.

Янка, Ольга и Дик, влетели в подъезд и остановились, чтобы перевести дух.

Он поднял на них затуманенный взор и вдруг, заорав дурным голосом, выскочил из подъезда под дождь и куда-то понесся, как угорелый.

-Одни чокнутые вокруг! — возмутилась Ольга.

Они с Янкой одновременно глянули друг на друга и тоже, чуть не выскочили из подъезда следом за оравшим пьяницей. Лица какого-то сине-черного цвета. Одежда грязная. Руки грязные. С волос стекает струйками вода. Такое впечатление, что два покойника отрылись и вылезли из могил. Дик выглядел еще луч­ше. Он почему-то был ярко синего цвета. Семейка Адамсов!

-Какой кошмар! — только и произнесла Янка.

Они быстренько поднялись к Янке в квартиру. Сняли с себя грязную одежду и кое-как ополоснулись холодной водой. Янка поставила на плиту две огромные кастрюли, что бы нагреть во­ду и вымыться нормально. Дика тоже сполоснули пока холодной водой. Он посветлел и теперь был голубого цвета, как мечта.

-Что это у тебя за уголь, черт побери! — возмутилась Ян­ка.- Почему Дик синий, а не черный?

-Понятия не имеют, — призналась Ольга. — Но если бы он был черный, не думаю, что выглядел бы красивее.

Пока нагрелась вода, они успели вымыть кроссовки. Потом, отмыв от грязи, цемента и угля вещи, затолкали их в стираль­ную машину. И как только вода нагрелась, принялись первым делом отмывать собаку. Извели на него уйму шампуня. Мыли мо­чалкой, потом одежной щеткой. Но с этим блондином, одна морока. Шерсть отмылась. А вот в поры кожи они, видать, очень качественно втерли угольную пыль. И через белую короткую шерстку просматривалась темная основа. Было такое впечатле­ние, что брюнета покрасили в блондина, а у него стал отрас­тать уже темный волос.

-Черт с ним! Пусть теперь ходит таким. Со временем отмо­ется, — отмахнулась Янка. — Сейчас шерсть высохнет. Шкура перес­танет через нее просвечиваться, и будет нормально.

Дика вытерли насухо старой простыней и занялись собой. Пока Ольга приводила себя в порядок, Янка сбегала в гараж и при­вела в божеский вид машину, тщательно повытирала на полу в коридоре и в кухне грязные и мокрые следы. Критически все осмотрела и, убедившись, что все в порядке, успокоилась.

Ольга вышла из ванной чистая, но с огромным фингалом под ле­вым глазом.

-О, а это откуда? — ахнула Янка.

-Это Дик меня своей башкой стукнул, когда я ему в ухо по­дула. Стукнул по скуле, а синяк почему-то получился под гла­зом. Наверное, сосудик лопнул, и кровь под шкурой сюда пошла. А болит вся скула, не дотронуться, — потрогав припухшую скулу, пожаловалась Ольга.

-Так вроде бы ничего же не было? — удивилась Янка.

-Наверное, от горячей воды синяк быстрее проявился. Так бы только на завтра вырисовался, а я распарилась, и он расцвел сразу же, — обреченно глядя на свою физиономию, вздохнула Оля.

-Ладно, я полезла отмываться, а ты возьми вон там, на по­лочке под зеркалом, мазь. Это «Спасатель». Не очень, чтоб очень, — махнула рукой Янка, — но немного помогает. Хоть отека не будет. Сиди и мажь. А потом, если хочешь, высуши и уложи волосы. Фен тоже в коридоре. Посмотри на обувной полке.

Янка выбралась из ванной и как раз в это время отключилась стиральная машина. Встал вопрос, куда девать мокрые вещи? На улице продолжался дождь. Сушилки у Янки нет. Появилась мысль вывесить мокрые вещи на балкон под дождь. Мол, повесили до дождя и не успели снять. А раз намокли, пусть уже болтаются.

Но Ольга запротестовала. Ей надо завтра во что-то одеться. Не поедет же она домой в Янкином махровом халате! Решено бы­ло развесить все на дверцы шкафов и в кухне, на вешалки для полотенец. После центрифуги белье не совсем мокрое, до утра должно бы высохнуть.

-Ну, что, по торту и спать? — спросила Янка.

-Не против, — ответила Ольга и вдруг, хлопнула себя по лбу. — Телефоны не подключили! А вдруг нам уже звонили?

-Ничего страшного, — включая телефон, успокоила ее Ян­ка. — Если что, скажем, что купались, а телефоны забыли взять в ванную.

————————————————————

Два Сашки, уже не прячась, лазили в зарослях дикой сливы под проливным дождем. Фонари, хоть и были мощными, но не спасали. Светили тускло и сплошную пелену дождя не пробивали.

Спасали только молнии. Когда они вспыхивали, становилось на какое-то мгновение светло, и Сашки пытались использовать эти мгновения максимально. Вытаращив глаза, они осматривали местность, разбив ее мысленно на квадраты. Но гроза уходила к заливу. Дождь продолжал лить, а молнии стали освещать хуже.

Неизвестно, сколько бы они искали, если бы совершенно слу­чайно Сашка Ветин не споткнулся и не шлепнулся прямо на труп.

Поняв, на что он приземлился, Сашка вскочил на ноги, как будто его подбросила пружина.

-Иди сюда, — хриплым голосом позвал он своего тезку, ко­торый осматривал участок в нескольких метрах правее. — По-мо­ему, труп.

Они перевернули лежащее тело лицом кверху. Труп, он труп и есть. Сомнений в этом абсолютно не возникло. Только вот чей? Маньяк или кто другой? И кто его убил?

-Это Ольгина работа, — произнес Сашка-один. — Она поставила целью его убить и убила. Вот зараза. Теперь надо как-то ее из-под огня убирать. Давай-ка, его осмотрим. Если пули в теле, то дрова. У нас один шанс ее спасти от обвинения в убийстве.

-Какой? — ошалело спросил Ветин. Ему тоже не хотелось, чтобы вместо триумфа, получился прокол. Не жизнь, а сплош­ные парадоксы. Маньяка надо было уничтожить во что бы то ни стало. Но, его убила обычная проститутка и это будет расце­нено, как убийство, с ее стороны. Хотя…, а кто кроме них двоих может знать, что убила она? Пистолет, наверняка, на ней не числится. И о том, что он у нее есть, можно сказать, почти с уверенностью, никто не знает.

-Я думаю, что его придется утопить в болоте. Сегодня на этот счет уже версии высказывались. Вот и воспользуемся гото­вым вариантом.

-Давай-ка сначала его осмотрим, — предложил Ветин.

Они расстегнули рубашку на теле убитого и с удивлением об­наружили под ней бронежилет.

-Вот это да! — опешил Ветин.

После внимательного обследования бронежилета, а потом тела, оба пришли к выводу, что ни одна пуля его убить не могла. Они все застряли в бронежилете.

-Посмотри на шею,- Предложил Сашка-один и посветил фона­риком. — Раны от зубов. И, похоже, он умер от того, что ему переломали шею. Загрызли!

-Что ты хочешь сказать, что Ольга перекусила ему шею?! — засмеялся Ветин.

-Я, кажется, начинаю понимать, что здесь произошло.

-А я, как раз наоборот. Абсолютно перестаю что-либо пони­мать! — сознался Сашка два.

-Ольга выпустила в него всю обойму. Попала, к моему удивлению, хорошо. Смотри, как кучно легли пули. Но стреляла не в голову, а в туловище. Очевидно, в голову боялась не по­пасть. Мишень маленькая. А грудная клетка, как шифоньер. Цель более надежная. Он получил болевой шок и на какое-то время отключился. Тогда они решили проверить, жив этот тип, или нет.

-Подожди, кто они? Райка ведь у Димки дома, под присмот­ром Тимошки.

-Причем тут Райка? У кого белый бультерьер, а ну вспом­ни!

-У жены шефа, у Янки. Точно! Они же днем вместе были. Теперь и я все понял! Маньяк очухался, и попытался на них на­пасть, а пес, схватил его за горло. А с такими челюстями, большего и не надо!

-Так, давай забирай рубашку и бронежилет и отволоки их к бабе Мане. Спрячь там пока где-нибудь. Я потом хочу при све­те дня его еще раз посмотреть. А пока ты будешь бегать, я поищу гильзы и проверю, не оставили ли эти мартышки ка­ких-нибудь следов. На обратном пути пойди к Сережке и забери у него Амура. Потом инсценируем, что это Амур его загрыз. И Амуру хорошо. Его послужной список пополнится еще одним под­вигом. И подозрение от этих наших стерв отведем, — вздохнул Сашка.

-Амур овчарка. Овчарки рвут противника, а не ломают ему шею. Могут не поверить. Снимут слепок с зубов Амура и прове­рят, — засомневался Ветин.

-Какой дурак будет это делать? С маньяком покончено. Амур отличился. Ура! Все довольны, все смеются. Ну а если вдруг будут сличать зубы с ранами на шее, то мы всегда смо­жем заменить слепок с зубов Амура, на слепок с зубов Дика. У меня в лаборатории лучший друг работает. Попрошу его, если такой вопрос станет на повестке дня, меня предупредить и во­обще, помочь, с этим делом. Ладно, дуй отсюда! Время-то идет.

Через каких-то сорок минут, возле зарослей дикой сливы ста­ло людно. Понаехало начальства, оперативников. Собрались все, кто был задействован в этой операции и находился на территории дома маньяка и возле дома. Амур был героем дня. А точнее, этой ночи. Все безоговорочно поверили, что это его работа. Тем более, что Амур сидел неподалеку и почему-то ры­чал на труп.

-Надо же, никак не успокоится! — подливал масла в огонь Сашка. — Метнулся к маньяку, как стрела. Мы и глазом моргнуть не успели, а уже все, — воодушевленно врал он и поглаживал по голове пса.

-Не пойму только, а почему он голый по пояс? — поинтересо­вался кто-то из прибывших.

-Так дождь же!- многозначительно подняв палец вверх, из­рек Ветин. И по его интонации можно было подумать, что по та­кому дождю и надо ходить только так и никак иначе! Это мол, и дураку понятно.

Труп увезли. Все разъехались довольными. Слава Богу! Столь­ко времени, сил и нервов. Так боялись, что он все-таки ус­кользнет. И наконец-то финал. Можно вздохнуть с облегчением. Работа окончена. И только дождь еще заканчивает свою работу, продолжает лить, и смывает следы, которые, возможно, в темноте не заметил Сашка.

Оба Сашки договорились, что о том, что случилось на самом деле, они не скажут никому. Даже Димке и Тимошке. Пусть эта тайна останется тайной. Забрали вещи маньяка и поехали к Сашке-один домой. Решили осмотреть бронежилет при нормальном освещении. Интересная штука. Явно, не отечественного произ­водства. Оба держали такой в руках первый раз в жизни. Ясно, что жилет 4-го класса. Похож на «Щит-С». Но, точно, не он. Надо ознакомиться с такой моделью повнимательней. Очень ори­гинальная вещь!

-Слушай, а эти, ну Ольга и Янка сами там не пострадали, как считаешь? — спросил Ветин.

-Не знаю. Сам все время думаю. Но звонить, а тем более ехать проверять в три часа ночи, вроде бы неудобно, — признал­ся Сашка. — Придется ждать до утра. Пошли чего-нибудь перех­ватим и спать. С ног валюсь.

Утром их разбудил телефонный звонок. Звонила Ольга. Она ин­тересовалась, как прошла ночь? Удалась ли операция? Поймали ли, в конце концов, маньяка? И все это таким голосом, как будто бы действительно ничего не знала и очень переживала.

-Ты где? — вместо ответа рявкнул Сашка.

-У себя дома, — спокойно сообщила она.

-А Янка?

-Здесь.

-Сейчас приеду, и все расскажу, — голосом, не предвещающим ничего хорошего, пообещал Сашка.

Янка и Ольга уже знали все в подробностях. Славка явился утром и рассказал, что маньяка больше нет. Нарвался-таки ночью на засаду и ему сломал шею пес, по кличке Амур. Все. С этим делом покончено, и он может теперь доводить до ума дру­гие дела. А то, навалилось все скопом, хоть разорвись на части! Славку накормили, и он упал спать. А Янка с Оль­гой, под предлогом, не мешать его отдыху, пошли с собакой на пляж. Скорее всего, на весь день, пообещала Янка. Славка не возражал. После грозы установилась прекрасная погода. Почему бы им и не отдохнуть на природе? Тем более, что маньяка больше нет. Он дал добро и тут же провалился в сон.

Теперь они обе сидели у Ольги дома и решали задачу: сходить ли на место вчерашней баталии и проверить, не оставили ли каких следов, или не сходить. Ольга сбегала, покормила бабу Маню, так как Райка все еще находилась у Димки на квартире.

Выловила Игоря и затащила позавтракать. Он с мячом в руках, бежал на пустырь. Но поесть не отказался, хоть и спешил.

-Ты мою записку вчера прочитала? — спросил он, шмыгая но­сом. — Я тебя искал-искал, а потом решил написать.

-Правильно решил, — похвалила его Ольга. – Прочитала, конечно. Она нам очень помогла. Только ошибок у тебя там…

-Да ладно, не контрольную же писал, — отмахнулся Игорешка. Он быстро поел и удрал играть в футбол. А Ольга с Янкой, ре­шив все-таки пока повременить с походом к месту вчерашней засады, позвонили Сашке. Он ведь был там и должен все знать. Если наследили, наверное, уже их следы ликвидировал. Не мог он не догадаться, что произошло на самом деле. И что это за пес, Амур, которому приписали незаслуженную победу? И почему Славка вообще не упомянул о том, что маньяк, хотя бы, был нем­ного ранен? Ведь не могла Ольга в него не попасть. Ну, не убила, конечно. Но ранить должна была. Это точно. Ведь он упал! Да, но потом же вскочил? Может быть, просто посколь­знулся?

Через двадцать минут после Ольгиного звонка явились оба Сашки. И оба тут же уставились на ее фингал под глазом.

-А это где? — кивнул на синяк Сашка-один.

-Это Дик. Мотнул своей головешкой чугунной, а я как раз наклонилась. Врезал так, что аж звезды из глаз посыпались, — чистосердечно призналась Ольга.

Сашка достал из сумки бронежилет, снятый вчера с тела мань­яка, и кинул на стол.

-Короче, если бы вчера не Дик, людоед бы вас передавил, или перерезал, как котят. Вы собаке обязаны своими жизнями. Вот же дуры, прости Господи! Без вас бы не управились?

-А что это? — удивленно произнесла Ольга, уставившись на бронежилет. Янка сразу поняла, что это такое и поняла, поче­му маньяк не погиб под пулями.

-Это, бронежилет, деточка, — объяснил Ветин.

-Значит, я попала в него? — оживилась Ольга. — А я себе простить не могла. Думаю, ну надо же. На звук в темноте стрелять ведь могу и попадаю. А тут, такой провал! А вы зна­чит, бронежилет увели с места убийства?

-А что оставалось делать? Начнут искать пистолет, из ко­торого вот эти пули выпущены, — и Сашка высыпал на стол рядом с жилетом выколупаные им вчера пули. — И пошло — поехало. А ну-ка рассказывайте, что там вчера было на самом деле!

Ольга с Янкой рассказали. Потом, оба Сашки рассказали, что было после их бегства. Решили, что все-таки надо сейчас схо­дить на то место и все внимательно там осмотреть. Вот только сначала Сашка пойдет, уберет ловушку из колючей проволоки у соседки бабы Мани. А то, по пьянке угодит в нее сама хозяй­ка. Неприятностей потом не оберешься.

Сашка вернулся быстро. Сел напротив Дика и стал его внима­тельно рассматривать.

-Ты что, на нем блох ищешь, что ли? — удивился Ветин.

-Почти. А ну, признавайтесь, чем вы вчера собаку намаза­ли? — обратился он к Ольге и Янке. — Соседка рассказала, что среди ночи видела несущихся по улице двух каких-то типов и синюю собаку. Ладно, она вечно пьяная, могло померещиться. Но ее муж вообще не пьет. Он после прободной язвы. Трезвый, как стеклышко. Проверял. Я его заставлял дохнуть. Так вот, он тоже утверждает, что собака была ярко синего цвета. Вы бы видели ужас на их рожах, когда они мне это рассказывали! И я их понимаю. Что ни ночь, то сплошные цветные кошмары. То тип с крас­ными глазами. То синяя собака. Так и в чертей поверишь!

-И что ты им сказал? — засмеялась Оля.

-Сказал, что это оптический обман при грозе. Очевидно, собака пепельно-серая. Вроде, успокоились. Так я жду. Чем?

-Мы его натерли угольной пылью. Сами вымазались, как два трубочиста, а он никак не получался черным, а все время ка­ким-то синим, сколько не терли, — объяснила Янка.

-А когда на него в подъезде глянули, нас самих чуть не парализовало. Дождем намочило шерсть, и он стал ярко синего цвета. Еле-еле отмыли, — засмеялась Ольга. — Мы и сами были та­кого же цвета. Какой-то алкаш сидел в подъезде. Так, когда мы с дождя влетели в подъезд, он с диким криком из него вылетел. Наверное, ничего страшнее никогда не видел.

Сашки переглянулись, наверное, представили себе, как вся троица выглядела, и захохотали.

Только они собрались выходить из дома, как примчался Димка. Физиономия у него была хитрая и довольная. Пожав Сашкам руки и поприветствовав женщин, он бесцеремонно уселся за стол.

-Ну, чем порадуете? — побарабанив пальцами по столу, из­рек Димка. — Подробности уже рассказали?

-Кто? — спросила Янка.

-Вы, кто же еще? Я вообще-то, в общих чертах догадался, что произошло на самом деле, но свою версию хотелось бы проверить. Думаете, я поверил, что Амур сломал шею маньяку?! Он старый добрый пес. Обычный сыскарь, а не свирепый зверюга. В лучшем случае, мог укусить маньяка за ж… задницу. А шею людоеду, конечно же, сломал Дик. Так просветите, как там все было. Умру ведь от любопытства.

-Кроме тебя, об этом больше никто не догадался? — уточнил Сашка-один.

-Нет. Тимошка бы мог, но он сторожил Раю. Остальные, не в курсе. Проглотили поданную версию с превеликим удовольстви­ем.

-Слава Богу! — вздохнула Оля.

Сашки не собирались посвящать никого в подробности этого де­ла, но Димку пришлось. Да он в своих догадках, оказывается, был очень близок к истине.

-Ну, что, может сходим, посмотрим на это место при свете дня? — предложил Димка.

-Мы как раз туда и собирались, но тут ты явился, — призналась Ольга. — А кстати, кто-нибудь узнавал, как само­чувствие того парня, которого усыпил вчера маньяк?

-Я только что от него. Очухался. Проспал, не смотря на всякие капельницы, двенадцать часов. Сейчас как огурчик. Только, абсолютно не помнит вчерашний день. Даже, как засту­пил на дежурство! Доктор сказал, что пусть пару дней побудет у них под наблюдением, — сообщил Димка.

-А Рая как? — спросили Яна и Ольга хором.

-Ничего. Вроде, постепенно успокаивается. Я сообщил ей, что маньяка больше нет. Ваших бандитов мы всех вчера опреде­лили. Угроз больше ни с одной стороны нет. Но привозить сюда ее пока не рискнул. Пусть немного отойдет. Вчера, она просто таки была в каком-то шоке. Тимошка не знал что делать. Потом, позвонил своему однокласснику. Тот, психиатр. Приехал. Осмот­рел. Наколол. Она до утра проспала. А сегодня ей лучше, но не настолько, чтобы возвращать в данную обстановку.

-Если она тебе не мешает, то пусть немного побудет у те­бя. Я за бабой Маней сама пока посмотрю, — вздохнула Ольга.

-Не мешает. Да и Тимошка, по-моему, к ней не ровно дышит. Тут я явился в три часа ночи. Спать хочу, с ног валюсь. А он каждых пять минут меня дергает. То, сходи, послушай, она не так дышит. То, почему она такая бледная? То, у нее пульс еле прощупывается. Сидит у ее изголовья, как сиделка и ахает. Достал. Сегодня с утра ей бульончик сварганил, а мне подсу­нул яичницу! В общем, полный атас! — махнул рукой Димка.

-Да ладно тебе, — засмеялся Сашка. — Пошли, куда собирались. Вся компания отправилась прогулочным шагом вдоль речки к вчерашнему «месту боя». Чтобы не привлекать внимание, они изображали из себя компанию отдыхающих. Но привлекать внима­ние было абсолютно не у кого. Они не встретили ни одной жи­вой души. После вчерашней грозы здесь было очень красиво. Зеленая травка, цветочки, бабочки. Все благоухало и радова­лось. Дик, задрав свой поросячий хвостик, с восторгом прыгал по берегу речки, гоняя лягушек. Посмотреть на него со сторо­ны, ну просто безобидный романтически настроенный песик! Ольга, глянула на это сокровище и машинально потрогала свою скулу. Господи, как он ей вообще башку не снес своим ударом! Врезал, как кувалдой. Но зато, спас жизнь! Если бы не он, страшно и подумать. Ну, будет ей наука на следующий раз. Стрелять надо в голову, а не в туловище. Хотя, а в кого ей теперь стрелять? А кто его знает. Жизнь длинная. Кстати о жизни. Надо все кардинально менять. Раньше она над этим не задумывалась, а теперь… пора. Что делать даль­ше? Куда податься и чем заняться?

-Олька, — подергал ее за руку Димка и показал, чтобы она немного отстала от остальных.

Ольга замедлила шаг, и они пошли в хвосте компании.

-Я сделал, как ты сказала, — шепотом сообщил Димка.

-Как? — не поняла Оля.

-Спер столовое серебро и подсвечники.

Ольга засмеялась.

-Чего ржешь? — обиделся Димка. — Заберешь потом свою поло­вину.

-Не надо. Это твоя добыча. А как же ты их вынес? — удиви­лась она.

-Когда понял, что произошло, собрал все в сумку и вынес, спрятал в кустах. Все помчались смотреть на маньяка. Никому до меня и дела не было. А потом, спокойно забрал, когда все закончилось.

-Правильно сделал. Только никому об этом не рассказывай. Пусть пока постоит, а через какое-то время, сплавишь. Я подскажу тебе, когда и кому. Сам не рыпайся, а то попадешь в переплет. А мне доля не нужна. У меня своя добыча есть. Зна­ешь, я отношусь к той категории людей, которые свое не упус­тят и себя не обидят.

-Вы о чем там шепчетесь? — возмутился Сашка и так глянул на Димку, что тот аж поежился.

-О делах, — отмахнулась Ольга.

-Все свои дела будешь отныне и навеки обсуждать со мной. Поняла? — прорычал Сашка и подхватил Ольгу на руки.

-Это с какой стати!? — пытаясь вырваться, возмутилась Ольга.

-А с той, что я на тебе женюсь, и ты просто обязана слу­шать мужа! — засмеялся Сашка.

-Дурак! — рассердилась Ольга. — На проститутках не женятся!

-Женятся. Особенно, если они еще и авантюристки, убийцы и профессиональные воришки. Ну, это мы обсудим потом наедине!

Янка не выдержала и рассмеялась. Нет, этот Сашка, просто мо­лодец! Таких экземпляров, наверное, больше не встретишь.

-Ольга, ты с ним зря и не спорь, — улыбаясь, посоветовал Димка. — Это, раз уже он себе в голову втемяшил, каюк. Хоть круть, хоть верть, а так оно и будет. Но могу тебя утешить, что он хоть и с придурью, а вообще-то, парень хороший. Сог­лашайся. Клянусь, не пожалеешь! А если что не так, потом ра­зойдешься с ним и выйдешь замуж за меня.

Теперь уже рассмеялись все. А Сашка вполне серьезно пообе­щал убить в последнем случае, обоих.

Ничего интересного на месте происшествия обнаружено не было. Побродив вокруг кучи мусора, на которой вчера восседали Янка с Ольгой, все отправились к люку.

-Интересно, а что, если проникнуть через люк в дом и все там осмотреть, а? — осторожно предложила Ольга. — Он охраняет­ся, как вы думаете?

-Не охраняется. Закрыли все двери и опечатали. Возможно, в понедельник его и придут осматривать, а сегодня, вряд ли. Все заняты этим разгромом на телестудии и покушением на мэра. Вчера половину людей с этой операции забрали и перекинули туда. Людей не хватает, — сообщил Димка.

-Тогда ладно. Можем попробовать пробраться в дом через люк. Если на него не поставили какой-нибудь шкаф сверху, чтоб любопытные не лазили. Хотя, вряд ли найдется смельчак, который, увидев в подземном ходе крокодила, рискнет двинуться ему навстречу. Там любой наложит в штаны и пулей выскочит назад, — засмеялся Сашка.

Они, на всякий случай, осмотрели дом снаружи. Нигде никого. Открыли люк и по очереди спустились вниз. Дика Янка подала Сашке Ветину. Тот осторожно поставил его на лапы в тоннеле, и вся компания двинулась вперед. Крокодил действительно выгля­дел как живой. Посветив на него фонариком, все почувствовали внутреннюю дрожь. Он покачивался на веревках, и казалось, пол­зет навстречу. Но Дик спокойно пошел вперед, и остальные пос­ледовали за ним. Димка приподнял крышку люка, и она свободно сдвинулась в сторону. Никто и не подумал придавить ее чем-нибудь сверху. Все благополучно выбрались наверх. Ольга нашла выключатель и включила свет. Проверили потайную дверь, выходящую в туалет. Но здесь их ждало разочарование. Дверь заблокировали с той стороны. Очевидно, рассчитали, что если кто и попадет в дом через подземный ход, не смотря на крокодила, то в дом он все равно не войдет. Ограничится только одной этой комнатой. Ну, что ж, осмотрят, хотя бы, эту комнату.

Удовлетворят любопытство и уйдут. Начали осмотр с картин. Рассматривали каждую. Димка заявил, что некоторые ему даже нравятся. И потыкал пальцем, какие именно. Потом, рассмотре­ли ритуальные фигурки, которые так и остались лежать на по­лу, образуя два круга. Осмотрели содержимое комодов.

-А давайте проверим хорошо стены. Нет ли здесь како­го-нибудь тайника или сейфа, — шепотом предложила Ольга.

Все предложение одобрили и начали внимательно осматривать стены под картинами. А Дик бесцельно бродил по комнате и внимательно обнюхивал все углы. Потом, запихнул морду под журнальный столик и стал скрести под ним лапой пол. Янка пы­талась его призвать к порядку, но Дик настойчиво возвращался к своему занятию. Мужчины заинтересовались, что он там уню­хал. Убрали столик на другое место и тщательно обследовали пол. Вроде бы ничего. Кафель пригнан плотно один к другому. Никаких зазоров. При простукивании, одинаковый звук. Но как только они отошли от этого места, Дик опять вернулся туда. Поводил носом по полу и опять принялся скрести его передни­ми лапами.

Сашка-один, достал из кармана нож и попробовал подцепить кафелину, по которой елозил носом пес. Не поддевается. Он начал нажимать на нее в разных точках. По углам, посредине. Тоже ничего не произошло.

-Черт, но что-то там есть! Не будет собака зря интересо­ваться определенным куском пола, — почесал затылок Ветин.

-А может быть, на этом месте просто что-то лежало? Остал­ся запах, который Дика заинтересовал, — предположила Янка.

Вдруг, кафелина приподнялась вверх и съехала вбок. Все за­мерли.

-Эй, кто что сделал? — прошипел Димка. — Кто сейчас что на­жимал, крутил?

-Я оперлась рукой о камин, вот здесь, — ткнула пальцем в один из каминных выступов Ольга, — и мне показалось, что он как будто прогнулся внутрь.

-Так, пока не трогай больше это место. И вообще, ничего никто не трогайте. Я посмотрю, что там.

Димка посветил фонариком в образовавшуюся дырку в полу. Все замерли в ожидании.

-Ну! — не выдержал Ветин.

-Не пойму, что это такое.

-Дай я загляну, — потеснил его Ветин в сторону. Посветил фонариком. Потом лег на пузо и запустил вниз руку. Полежал немного в такой позе. Извлек руку и начал осматривать и пы­таться оторвать следующие пару кафелин.

-Так что там? — заинтересовался и Сашка-один.

-Загляни сам. Какая-то яма, до дна которой я не достал. А на дне, стоит то ли коробка, то ли ящик. Но даже, если мы его подцепим чем-нибудь, он не пролезет в такую дырочку.

Теперь Сашка-один, отогнав Ветина, занял его место. Посмот­рел вниз. Потом пощупал соседние кафелины снизу. Извлек руку из дырки и тоже почесал затылок.

-Хоть пол разбирай. Так, Оля, где ты что нажимала? Ольга, не прикасаясь к камину, показала пальцем.

-На всякий случай, отойдите подальше от этого места, я попробую понажимать тут все, что под руку попадет. По логике, пол в этом месте должен либо подняться, либо опуститься. Чтоб никто, в случае чего, не свалился в яму.

Все отошли аж к стенке, а Сашка нажал опять на каминный выступ. Кафелина стала на место. Нажал еще раз — съехала в сторону. Нажал такой же выступ с другой стороны. Ничего, но вроде бы выступ подвижный. Сашка нажал одновременно на выс­тупы с двух сторон, и все увидели, как большой квадрат пола начал по одной кафелине отходить и съезжать в стороны. Обра­зовалось отверстие в один квадратный метр. Димка присветил туда фонариком. Теперь отчетливо было видно, что на дне ямы стоит ящик. Ветин и Димка, лежа на краю ямы, зацепили его за вделанные в крышку крючки каминными кочережками и потянули наверх. Потом, перехватили руками и извлекли наружу. Освети­ли яму фонариком. Убедились, что там больше ничего нет, и от­тащили ящик к стене. Сашка опять понажимал на каминные выс­тупы и пол опять стал ровным.

-Ну, дела! — проворчал Димка. — Если сейчас окажется, что там по одной косточке от каждого трупа, я не удивлюсь.

-Не должно. Кроме запаха сырости, я например, никаких запахов не улавливаю, — произнесла Янка. — А у меня нюх, почти как у Дика.

-Открывай, посмотрим, чего зря гадать, — подал голос Димка. Ящик осторожно вскрыли и все сразу же сунули туда свои носы.

Даже Дик протолкался к ящику и сунул туда свою морду.

Содержимое ящика было разделено на две половины. Одну зани­мали книги. Книги были старые. Обложки из красной замши. Зо­лотом написаны названия. Но, на каком языке — не понятно. Сашка бережно взял верхнюю. Бумага желтая от времени и на вид та­кая, что казалось, дотронься до страницы, и она тут же прев­ратится в пыль. Но он все-таки осторожно ее полистал. Кое-­где попадались рисованные картинки. Картинки изображали, оче­видно, какие-то мифические сценки. Чудовища с головами зверей и туловищами человека. Сцены казней и битв.

Сашка пожал плечами и взял следующую. В том же духе. Он ак­куратно вытянул книги из ящика и положил на пол. С другой стороны, упакованные в пакеты, лежали сухие растения. Потом шли толстые тетради с записями на русском языке. Очевидно, дневники или научные разработки самого автора. Это все тоже аккуратно выложили на пол. На дне обнаружили две плоские ко­робочки. Обе напоминали футляр от очков, но чуть побольше.

-Откроем? — с опаской в голосе поинтересовался Сашка. — На­деюсь, он не напхал туда какой-нибудь отравы?

-Задержи дыхание на всякий случай, чтобы не вдохнуть пары того, что там находится и открывай, — посоветовал Ве­тин. — А остальные отойдите подальше.

Сашка так и сделал. Набрал в грудь воздуха, задержал дыха­ние и поддел ножом крышечку. Коробочка легко открылась, и они увидели камешки. От совсем маленьких до величины фасольки. Камешки были все зеленого цвета. Чуть темнее, чуть светлее, но видно было, что это один и тот же минерал.

-Это что? — спросил Сашка, выдохнув с шумом воздух.

-Я знаю только один зеленый камень. Изумруд! — заявил Димка.

-А, по-моему, и нефрит может быть зеленым, — подала голос Янка.

-И бутылочное стекло, — засмеялся Ветин. — Помните, как там в «Масках»: «Из зеленых бутылок получаются изумруды, а из белых — алмазы!» А ну давай, открывай следующую. Может там алма­зы?

-Кстати, настоящие изумруды, дороже алмазов, — заявил Дим­ка. — Где-то я такое читал.

Сашка открыл следующую коробочку. В ней лежали голубые и си­ние камешки.

-А это что? Ты у нас знаток драгоценных камней, опреде­ляй, — сунул под нос Димке коробочку Саша.

-Думаю, что сапфиры, — не моргнув глазом, уверенно заявил Димка.

Все заглядывали в коробочку и от комментариев воздержива­лись. Может и изумруды, может и сапфиры, кто его знает. В драгоценностях все разбирались одинаково. А именно, понятия не имели ни об одном из них. Никогда не видели, не держали в руках и до данного момента даже не задумывались об их сущест­вовании. Знали, конечно, что существуют где-то в природе дан­ные вещества, но какое им до них дело. Покупать драгоценнос­ти никто из компании никогда не собирался. И как сказал Ян­кин сын: «Какая там иностранная машинка, если на кроссовки не хватает!»

-И что мы будем со всем этим делать? — поинтересовалась Ольга. — Ну, рукописи можно было бы почитать. Книги нам точно не пригодятся. На иностранном языке у нас, по-моему, никто не читает. А камни?

-Книги, рукописи и гербарий положим на место. Если кому будет интересно, пусть разбираются с этим наследством. А ка­мни я предлагаю забрать, — предложил Димка.

-Поделить. Сунуться с ними к ювелиру и нажить себе кучу неприятностей, — проворчал Ветин.

-Нет. Не делить. Сдать все скопом и на полученные деньги открыть частное сыскное агентство под названием «Изум­руд», — предложил Сашка-один. — И будет у нас своя фирма! Предс­тавляете? А тем, кто в фирму не войдет, отдать их долю деньгами!

-Куда ты их сдашь, тем более, все скопом? — ехидно поин­тересовался Ветин.

— Во-первых, у нас нет таких людей, кото­рые бы такое скупали. А во-вторых, если такие люди вдруг и найдутся, у них не окажется столько денег, чтобы они могли это купить! На открытие частного агентства, я подозреваю, хватило бы и двух этих камешков. А здесь их…

-А что же делать? — растерянным голосом спросила Янка. — Жал­ко оставлять их в ящике. Все равно ведь упрут. Не мы, так дру­гие. Так почему не мы, как говорит Оля?

-Может положить их в банк? Потом найдем покупателя, и бу­дем сплавлять по одному? — предложил Димка.

-Конечно! В наш банк как раз можно что-то положить! Наш банк — сегодня есть, а завтра его, глядишь, уже и нет, — хмыкнул Ветин. — Лучше уж закопать в огороде, и то надежней.

-Хорошо. Складываем все на место. Ящик оставляем у стены. А камни забираем. Будем решать, как с ними поступить, — резю­мировал Сашка. — Оставлять их в ящике, не известно для кого, просто смешно. В конце концов, у нас есть отдел, занимающий­ся ювелирами и ювелирными изделиями. Наведем кое-какие справки через них. Что-то придумаем.

Так как других мнений не было высказано, решили навести по­рядок и уходить. Постановили, что камни будут пока у Сашки. Ольга поныла, чтобы он выдал всем по камешку. Можно было бы хоть на цепочке поносить. Но Сашка сказал твердое «нет».

-Не хватало, чтобы кто-нибудь из вас сунулся с этим ка­мешком куда-то, и ему тут же открутили голову. Не бойтесь, себе я их не заберу. Придумаем, как хоть пару штук реализо­вать, сразу же реализуем. Деньги разделим поровну. Кстати, в долю надо включить и Тимошку, и Раю. И если все пойдет нор­мально, надо будет что-то подкинуть и нашим ребятам. Хоть для поддержания штанов. Все нищие, как церковные мыши. И Яна ведь не одна работала. Две подруги помогали. А о Дике я вообще молчу. Если бы не он, мы бы ничего не нашли. Так что, никого нельзя обделить. Но здесь, если это действительно то, что мы думаем, должно хватить на нас, наших детей и внуков, и еще полкоробки останется. Это с учетом, что и свое сыскное бюро мы все-таки откроем! И всю новейшую аппаратуру для него закупим! — размечтался Сашка.

Все вернулись к Ольге домой. Сашка предложил высыпать ка­мешки, пересчитать и записать, каких сколько. По одному ма­ленькому, он взял, и, завернув их в кусочек ваты, положил в портмоне. А остальные уложил в коробочки и коробочки спрятал в карманы.

-Сегодня же зайду к одному ювелиру, покажу и посоветуюсь. Скажу, что по делу проходят и нужны сведения. А остальные спрячу до поры до времени.

-Если ты к Адаму Самуиловичу, я пойду с тобой, — заявил Димка. — Я его хорошо знаю. Он мне обязан. Мишку его помнишь?

-Помню. Какие-то там у него неприятности крупные были. По нашему ведомству проходил. Чуть не сел. Но видать, кто-то из наших очень постарался. Вытянул за уши. А потом, он вроде за границу уехал?

-Сел бы, если бы я ему не помог выкрутиться. И с доку­ментами на выезд помог. Он сейчас в Испании проживает. Мы переписываемся. Это был мой лучший партнер по шахматам. Хо­роший парень Мишка, — вздохнул Димка. — Подставили его по одному валютному делу крупно. Действительно, еле за уши из дерьма тогда вытащил. Всех знакомых на ура пришлось ставить и бешеные деньги платить. Но, удалось!

-Прекрасно, значит сейчас вдвоем и отправимся, — обрадо­вался Сашка. — Чего тянуть? Я-то его знаю так, поскольку — пос­тольку. Он нас иногда консультирует, если по работе надо. И чаще других, посылают к нему именно меня. Официальное зна­комство. Без особых симпатий со стороны Адама Самуиловича.

-Тогда пошли. Мне сегодня с шести заступать на смену. Надо немного отдохнуть успеть, — вздохнул Димка.

-А чего не с восьми завтрашнего утра? — удивился Сашка.

-За Валерку выхожу. А с утра за себя.

Оба Сашки и Димка засобирались уходить. Ветин решил ехать с ними за компанию. А Янка с Ольгой никуда ехать не хотели и планировали просто поболтать наедине. А если честно, то им просто было плевать на эти камешки. Всякие там драгоценности для обеих было понятием абстрактным. Прицепить на цепочку один из камешков еще, куда ни шло. А продать? Кому они в этом городе нужны? Тут, даже если жменю бриллиантов заполу­чишь, никуда их не сплавишь. Единственная от них радость, это сложить в шкатулку и периодически доставать поиграться.

-Оля, я через час вернусь, — крикнул на ходу Сашка. — По­дожди меня дома и пока никуда не уходи. Хорошо?

-Ладно. Я с синяком гулять по ресторанам не настроена. Буду дома, — отмахнулась Ольга.

Они поставили чай. Кофе у Ольги кончился. И устроились на диване перед телевизором. Дик лег посреди комнаты. Вытянул лапы и хвост, и сразу же уснул. Его, очевидно, последние собы­тия просто таки выбили из колеи, и псу требовался полноценный сон для восполнения потраченной на все это энергии.

-Я никак не могу понять, что он учуял под полом? — глянув на Дика, поделилась Янка своими тревогами. — Как он отыскал тайник?

-Скорее всего, запах рук этого монстра. Тот дотрагивался до кафельных плит и остался запах его рук, — предположила Оль­га.

-Он там дотрагивался до всего. Но почему-то пес среагиро­вал именно на это место под столом!

-Черт его знает. Может, следы оказались самыми свежими. А может, почувствовал пустоту под полом. По его понятиям, пус­тота-это какая-то нора. Да мало ли, как собаки мыслят, и что им приходит в их собачьи головы. Кстати, смотри, ему что-то снится!

Дик спал и во сне куда-то бежал. Его лапы подергивались, и уши меняли положение. Во сне он вел активный образ жизни. Наверное, переживал заново ночное приключение.

У Янки зазвонил телефон. Звонила Ирка.

-Привет! — радостно пропела она в трубку. — Первым делом на­поминаю тебе, что сегодня у Катиного Дениса день рождения. Они нас будут ждать в семь вечера. Помнишь?

-Господи, конечно забыла! Если бы ты не напомнила, я бы сама не вспомнила. Это сто процентов. Спасибо!

-А теперь о главном: что там слышно о маньяке?

-Славка сказал, что его больше нет. Нарвался на одну из их засад. Собака его учуяла, кинулась на него и сломала манья­ку шею. Так что, все!

-Здорово! Ладно, вечером Славку расспросим о подробнос­тях. А ты чем сейчас занята?

-Я у Оли. Решаем кое-какие ее проблемы. А ты?

-А я варю вареники с вишнями. Устала. Сделала перерыв и решила позвонить тебе. Ты бы видела, что у меня сейчас дела­ется! Все в вишневом соке и в муке. Но решила, наделаю им этих вареников, целый тазик. Пусть отведут душу. Потому что на такой подвиг я могу решиться только один раз за лето. То есть, следующие вареники с вишнями будут только в следующем году. Чаще, я такое блюдо готовить, не согласна.

-У нас такие деликатесы только бабушка делает, — призна­лась Янка. — У меня терпения не хватает.

-Наша бабушка варить вообще не умеет. Мои дети у нее едят только бутерброды, объясняя это тем, что их трудно ис­портить. А первые и вторые блюда под любым предлогом избе­гают. О варениках вообще речь не идет. По-моему, она даже не знает, что это такое, — рассмеялась Ирка. — Ладно, пошла я на кухню. Вечером увидимся и поговорим. Пока.

Ирка повесила трубку, а Янка засобиралась домой.

-Поехала я. Сегодня у Катиного мужа день рождения. Вече­ром нас ждут в гости. Надо приготовиться. Себя в порядок привести. Что-то с подарком сообразить. Славку предупредить, чтоб не сбежал. Он, небось, тоже забыл про Денискин день рож­дения. Ты как, скучать не будешь?

-Буду, — вздохнула Ольга. — Мне с тобой так хорошо и уютно, как когда-то с мамой. Не исчезай, пожалуйста, из моей жизни на­совсем.

-Не исчезну. Будет скучно, заезжай ко мне сама. После четырех я почти всегда дома. Позвони, на всякий случай, чтоб не разминуться и приезжай.

-Ой, чуть не забыла. Отдай Ире ее телефон, — спохватилась Ольга. — Передашь от меня огромное спасибо.

Оля провела Янку к машине. Дик вскочил на сидение рядом с Янкой, и они отправились домой.

День рождения Дениса отмечали сугубо своей компанией. Дата не круглая, Денис вообще хотел сачкануть и это дело замять. Но Катя считала, что это свинство. И так праздников мало! А если еще каждый из них зажилит свой день рождения, то, что вообще останется? Один Новый Год? Под ее натиском Денис сдался и согласился лишний праздник не отменять.

Но сидели хорошо. Выпили, закусили, рассказали кучу анекдотов, насмеялись, наговорились. О маньяке речь не захо­дила, хотя всех очень интересовала эта тема. При Денисе боя­лись и заикнуться о людоеде. Только человек отошел от пере­житых впечатлений и начал нормально кушать. Надо ведь и со­весть иметь!

Потом, Ирка уговорила Костю отвлечь Дениса разговорами, а они пока утянут Славку на балкон покурить, и хоть чуть-чуть порасспрашивают.

-Я тебе дома слово в слово перескажу, — уговаривала Ирка Костю. – Ну, сыграй с ним в шахматы, что ли? Придумай же что-нибудь!

-Ладно, — смилостивился Костя и пошел отвлекать Дениса. Славка на балконе рассказывал свою версию гибели маньяка, а Янка помалкивала. Потом потихоньку выскользнула в комнату. Денис с Костей о чем-то спорили. Дик лежал посреди коридора и спал. Янка присела и почесала ему пузо. Он блаженно потя­нулся и от удовольствия задрыгал лапами.

-Что нам какой-то там маньяк-людоед?! Мы сами кого хочешь съедим! Правда? — потихоньку спросила она у Дика.

Тот, не открывая глаз, ее мысль подтвердил, обнажив в улыбке свои огромные белые зубищи.

Мы еще посмотрим, кто кого съест. 10 Окончание: 9 комментариев

  1. Урааа!! Алёночка, супер! Браво Дику! Шикарный подарок на Новый год, аха. Алёна, отлично написла, как всегда на высоте!

  2. Ань, спасибо!!! Надо бы что-нибудь предновогоднее написать… Но, условий нет, времени нет, настроения нет… Короче, как в том анекдоте. «Жизнь — дерьмо, погода — дерьмо, работа — дерьмо, личная жизнь -дерьмо, с финансами — дерьмо… Одним словом, полная стабильность!» Так и у меня — полная стабильность. Смеюсь. Чмоки. Я.

  3. Хорошо, что на этот раз не сами расправились с маньяком, а поручили это дело собаке 🙂
    И, как всегда, хэппи энд!
    Спасибо автору за захватывающий детектив.
    Ждем новых произведений!

  4. Уже по названию было ясно, что «девчонки» круто разберутся с этим маньяком. Так оно и вышло. Ещё немного — и съели бы ))
    Очень хорошо!
    Есть что-нибудь новенькое? )

  5. @ Irina:
    Ир, спасибо! Сейчас вот сижу и размышляю. Только что пришла домой. Шла через весь микрорайон, темный и неспокойный. С тяжелой сумкой в руках. Уставшая, «заведенная» и злая, как десять собак. А что, если бы ко мне вздумал прицепиться какой-нибудь негодяй? Да… Наверное, пришлось бы потом в суде доказывать, что я совершенно нечаянно превысила допустимую защиту. Ну, убила не нарочно…
    Смеюсь. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)