Неприятности в наследство. Часть 7.

-Если никто брильянт еще не нашел, то он может находить­ся только у деда в квартире, — сделал вывод Дима. — Надо еще раз все хорошо там осмотреть. В эту квартиру попасть сейчас мож­но?

-Она опечатана. Но у меня есть запасной ключ от нее — ска­зала Ирка, умолчав, что мы там сегодня уже побывали.

-Ладно, разберемся. Давайте подумаем, куда бы каждый из нас дел брильянт, находясь под присмотром чужого человека и не выходя из своей квартиры.

Мы высказывали по очереди свои мысли. Ничего стоящего никто не сообщил. Все замолчали, придумывая новые варианты.

-А в туалете в сливном бачке вы смотрели? — вдруг спросил Дима.

-Нет, — хором пропели мы с Иркой.

-А зря. Я бы оттуда начал.

-Смотря какой там бачок, — задумчиво произнес Валик. Если старого образца, то есть, тот, что под потолком, то исключает­ся. Брильянт бы попал в сливную трубу и ушел с водой в уни­таз. А если бачок крепится к самому унитазу, то есть низкий, то там, действительно, всегда остается три-четыре сантиметра воды, которая не уходит. И если что-то лежит на дне, ему ни­чего не грозит.

-У нас дом новый. Относительно, конечно. Бачки нового об­разца. Так что, Димина мысль — это шанс. Одежду, посуду, всякие укромные уголки уже пересмотрели все желающие. Это факт. А вот в бачок, вряд ли кто-то заглядывал.

-А если и заглядывал, это бы ничего не дало. Если опус­тить брильянт в воду, он становится невидимым. По крайней ме­ре, так говорилось в одной умной книге,- решила я блеснуть своими знаниями.

-Я тоже такое слышал, — подтвердил Валик. — Брильянты пере­возили через границу в бутылках с водой. Причем, бутылку ста­вили на видное место и рядом стакан. Ни у кого и подозрений не возникало. А потом, об этом узнали таможенники и лавочку быстренько прикрыли.

Мы еще раз искупались и засобирались уезжать. Решено было, что Ирка возвращается домой, а Валик и Дима едут к ней. Они остановились у какого-то Валика друга. О нем Валик уси­ленно избегал говорить. И тогда, на море, Ирка пыталась выяс­нить, по какому поводу Валик посещал Никополь и кого он здесь знает, и сейчас. Но он сразу же менял тему разговора и от от­вета уходил. Не хочет говорить и не надо. Ирка не любопытная. Ради Бога! Пусть хранит свою тайну. У Ирки их и без него хва­тает.

Я вывела машину на дорогу и опять поменялась с Иркой места­ми. Дальше надо было выезжать на оживленную трассу, а для ме­ня, это, нож в сердце.

-Что это у вас за маневры? — удивились Валик и Дима.

-Ничего особенного. Я не умею водить машину по городу. А Ирина, не умеет ездить по колдобинам, — объяснила я.- Вот мы и приспособились.

-А. Понятно. Ну, я должен сказать, что ездишь ты непло­хо. Просто, наверное, мало ездила. Тебя надо немножко пого­нять по перекресткам, где стоят светофоры, по оживленным ули­цам, к вокзалам, к рынкам. Что бы ты освоила повороты, въезды и выезды на стоянки. И все будет в порядке. Это дело на­живное. А, вообще-то, лучше ездить самостоятельно, быстрее научишься, чем с инструктором.

Я вспомнила, как одна моя подруга, решила самостоятельно съездить к деду в село. Не успев выровнять машину, после поворота, она въехала в дедову картошку и описав приличный круг по огороду, выехала таки на дорогу, при этом, чуть не снесла деду забор. Дед выскочил из дома и поднял крик: «Какая же это зараза по огороду ездит?!» Но потом увидел за рулем свою лю­бимую внучку и разулыбался. «А, это ты Наташенька! Едь-едь, деточка!» Чтобы немного развеселить своих попутчиков, я рас­сказала им эту историю, а заодно и то, как я недавно везла Юру и арестованного бандита. Больше всех смеялась Ирка. Она просто представила себе все, вплоть до Юркиной перепуганной физиономии.

В мою квартиру мы поднялись с Иркой вдвоем. Валик и Дима ос­тались ожидать внизу.

-Ты, как хочешь, а коробку со всем ее содержимым я остав­ляю у тебя. Вынь ее только из сумки, и спрячь получше. Сумка, это ненадежное место, — заявила Ирка.

-Ну и куда я ее дену? У меня же сейфа нет, а все осталь­ные места можно элементарно просчитать. Хотя, постой. Давай я ее поставлю на шкаф. Он под потолок. Там ничего кроме пыли нет. Никто туда отродясь не заглядывал и заглядывать не бу­дет.

Я при Ирке, сразу же, запихнула коробку на шкаф, аж под стен­ку. Во-первых, чтобы не забыть вытащить ее из сумки, а во-­вторых, чтобы не забыть, куда я ее сунула. Потому что, одно дело спрятать, а другое, потом вспомнить, куда именно.

Ирка забрала кое-что из вещей, которые она оставляла у меня на хранение. Я помогла ей все это снести в машину, и они уе­хали.

Ирка ехала на своих стареньких «Жигулях» впереди, а ребята на своей шикарной иномарке, сзади. Ирка опять пустилась в рас­суждения о машинах и их стоимости. О том, какая это прелесть, автоматическая коробка передач. Но от этих мыслей ее оторвал гаишник, который махнул палочкой, приказывая остановиться.

Ирка сразу же вспомнила о том, что сегодня пила спиртное. Но, тут же успокоилась. Уже прошло четыре часа. Да и выпила она столько, что вряд ли, даже проба Раппопорта окажется положи­тельной. Нечего об этом и думать. Наверное, остановил просто для порядка. Она спокойно полезла в бардачок за документами. Рядом с ней остановилась и Валика иномарка. Валик вышел из машины, подошел к гаишнику, показал какое-то удостоверение и сказал: «Она с нами». Гаишник козырнул Валику и дал Ирке от­бой. Она не заставила повторять это дважды и тут же тронула машину с места.

Интересно, кто они такие, эти «ребята с моря»? Вид спортив­ный, но они явно не спортсмены. И сегодня, когда Валик и Ди­ма за каких-то пару минут скрутили четырех здоровенных буга­ев, она опытным глазом оценила, что пользовались они, уж ни­как не дзюдо. И документы их, сразу же произвели должное впечатление на дорожного инспектора. Ладно, не стоит гадать. Или сами потом скажут, или жизнь подскажет. Не хватало еще и над этим мозги сушить.

Они въехали в Иркин двор. Ирка сходила к соседу, у которого гараж находился рядом с Иркиным и договорилась, загнать к не­му Валика машину. Дело в том, что сосед отдал свою машину сы­ну, а тот ставил ее где-то рядом со своим домом, на другом краю города. Соседский же гараж пустовал, и к нему часто об­ращались соседи, когда надо было загнать машину, приехавших на ночь глядя родственников, или друзей. Петрович дал Ирке ключ от своего гаража и она, поблагодарив, спустилась вниз.

Валик с Димой обрадовались. Оставлять такую машину на сто­янке, просто опасно. Если и не угонят, то снимут все, что можно снять, хоть стоянка и охраняется.

Поднявшись в квартиру, Валик тут же нашел всех «клопов». Причем, без всякой вспомогательной аппаратуры. Они с Димкой внимательно осмотрели квартиру и за двадцать минут, борьба с «насекомыми» была закончена.

-А вы уверены, что нашли все? — спросила Ирка.

-Тебе письменную гарантию дать или на слово поверишь? — за­смеялся Валик.

-В квартиру деда пойдем завтра с утра. Сейчас уже начало темнеть, без света не обойтись. И я думаю, что не надо прив­лекать внимание к той квартире, — высказался Дима.

Ирка включила гостям телевизор, а сама ушла на кухню сооб­разить что-нибудь на ужин. Пока она делала бутерброды, вари­ла кофе, накрывала на стол, Валик кому-то звонил. В кухню было плохо слышно, что он там говорит, но Ирка поняла, что он с кем-то разговаривает о наружном наблюдении.

Они еще не успели попить кофе, как зазвонил Валика телефон. Валик выслушал сообщение и позвал Диму.

-К нам гости. Готовимся к встрече. Ира, выключи в зале свет и стань так, чтобы держать под контролем балкон. Пис­толет еще не отдала?

-Нет, — Ирка вытащила пистолет из кармана и сняла с пре­дохранителя.

-Если что, стреляй не думая. Наших на балконе не будет. Если кто появится, то это бандиты. Действуй, как тогда на мо­ре. На поражение. Поняла?

Ирка кивнула, и пошла выполнять команду. Валик с Димкой от­крыли дверной замок, но саму дверь не распахнули. Оба, дос­тав пистолеты, стали в конце коридора. Один, в дверном прое­ме, ведущем на кухню, другой — в зал. То есть, напротив друг друга.

-Гошка передал, что подъехало два джипа. Они попытались задержать выскочивших первых шесть человек. Завязалась драка. Оружие побоялись применять, и зря. Антон получил ножевое ра­нение. Пришлось отступить, — сообщил Валик.

-А что же они так долго поднимаются? Второй этаж. Могли бы уже быть и здесь. Интерес­но, что там у подъезда делается?

Не успел Дима договорить, как раздался звонок в дверь. Ва­лик крикнул голосом, подражая женскому: » Открыто!»

В ту же секунду дверь рывком распахнулось и в коридор влете­ло несколько вооруженных мужиков.

-Руки! — рявкнул Валик.

Но в ответ раздались выстрелы, и бандиты ринулись вперед. Коридор у Ирки длинный и узкий. Бежать толпой по нему невозможно. Получилась давка. Димка и Валик тоже открыли огонь. Первые упали, а последние быстро выскочили в подъезд и зах­лопнули дверь. С Иркиной пози­ции раздался сухой щелчок.

-Дима, не спускай глаз с двери, а я гляну, что у нее. Валик влетел в зал. Ирка стояла в проеме балконных дверей и внимательно смотрела в темноту.

-Ты в кого стреляла? — спросил Валик.

-Ни в кого. Нервы видать сдали. Галюники. Показалось, что справа появился человек. Вон, в том углу. Выстрелила. Но не крика, ни звука падающего тела. Тишина. Наверное, никого там и не было. Померещилось, — Ирка пожала плечами.

Дверь открылась и в коридор влетела зажженная дымовая шашка. Димка, тут же накрыл ее сорванной с вешалки курткой и, вместе с курткой вышвырнул в кухонное окно. Молниеносно.

С лестничной клетки донеслись какие-то непонятные звуки и, вдруг, все стихло.

-Валик, не стреляй! Это мы, — донеслось из-за двери. — Мо­жешь открывать. Все в порядке.

-Открывай сам. Там не заперто. Я пока дорогу освобо­жу, — прокричал в ответ Валик и стал растягивать кучу тел так, чтобы можно было пройти.

В квартиру вошли четверо мужчин. Ирка с удивлением узнала среди них Дениса и Стаса.

-Ты в порядке? — обеспокоено спросил ее Стас.

-Нормально, — улыбнулась Стасу и Денису Ирка.

-Кто такие? — строго спросил Валик высокого блондина, кив­нув в сторону Иркиных знакомых.

-Пока еще толком сам не знаю, но если бы не они, черта с два мы бы управились! Эти двое с одной бригадой из джипа сами разобрались. И со своим шофером отправили Антона в больницу.

-Там серьезно? — забеспокоился Валик.

-Серьезно. Ножевое ранение в спину. Я же тебе предлагал, взять человек пять хотя бы. Так ты выделывался. Мы втроем такую толпу сдержать просто не смогли. Их высыпало, человек двенадцать, и все вооружены. Антон скомандовал сразу не стрелять. Попробовать взять без шума и крови. Ну и нарвался. Пока Гошка его оттащил в сторону и тебе позвонил, я троих успел положить. А целая толпа прорвалась в подъезд. Смотрю, въезжает шикарная иномарка, из нее выпрыгивают два вот этих малых и, в секунду положили всех, кто выгрузился из второго джипа. Перекинулись парой слов. Они узнали, что ваша Ирина в квартире не одна и успокоились маленько. А то, я думал, сей­час разнесут тут весь микрорайон. Антона загрузили в свою ма­шину и отправили. В подъезд войти не можем. Сверху стреляют, сволочи. Тогда мы по балкону влезли в квартиру, что напротив вашей. Слава Богу, никого в ней не оказалось. Открыли поти­хоньку изнутри дверь и расстреляли тех гадов в упор, вылетев на лестничную клетку через эту соседскую квартиру. Слушай, из джипов, в общей сложности, вышло человек двенадцать. Я уложил троих. Эти ребята положили весь состав второго джипа. Итого, где-то около десятка. Да на лестничной клетке лежат четверо. И у вас в коридоре четыре. Не пойму, откуда набралось их такое количество.

-Одна их машина остановилась за домом. И ее пассажиры по­тихонечку проскочили у вас за спиной. Пока ты стрелял, а Го­ша был занят с раненым, — вмешался в разговор Стас.

-Ладно, разговаривать будем позже. Давайте что-то делать с этой кучей трупов, — пробурчал Дима. — Их тут перетаскивать за­мучаешься. Да и куда перетаскивать?

-Кого это мы положили сегодня? Явно ведь, какая-то банда. Я давно в таких делах не участвовал. Отвык, — пробубнил белоб­рысый. — Антон сказал, что мы будем вас страховать, а в курс дела, лично меня, ввести не успел. Я, вместо Мишки в послед­ний момент к ним был послан. Он сказал, что стрелять, в самом крайнем случае. Я как увидел, что Антона ранили, так и решил, что это именно тот случай и есть. Так в кого стреляли хоть?

-Банда Рыжего. Практически, мы сделали всех. Сам Рыжий, был во втором джипе… Вообще-то, мы надеялись, что обойдется без стрельбы. Был бы Рыжий хоть чуть-чуть поумнее, так бы и вышло. Но он, видать, полный идиот. За что и поплатился. И мы, кажется, нарвались на неприятности. Шум подняли, невероятнейший. Меня удивляет, что милиция что-то долго не едет. Ведь, наверняка, кто-нибудь уже к ним позвонил. Мы тут такую кано­наду устроили, что тихий ужас, — пробурчал Валик.

-Ладно, как объясняться будем? — спросил у него Стас, яв­но, определив в Валике старшего.

-Трупы все быстренько вниз! Времени в обрез, — секунду по­думав, скомандовал Валик . — Как-то попробуем выкрутиться.

Они приступили к работе. Через двадцать минут все трупы бы­ли сложены у джипов. Милиции все не было.

-Может быть, никто им и не звонил? Сейчас люди трусливые. Предпочитают, любую заварушку переждать дома и ни во что не вмешиваться. Прекратилась стрельба и, слава Богу! — высказал предположение Дима. — Что будем дальше делать?

-Наводить порядок в подъезде и в квартире. А как наведем, Ирина позвонит в милицию и сообщит: «Стреляли!»

Все принялись за работу. Через некоторое время, осмотрев место боевых действий, они пришли к выводу, что полный поря­док. Валик вышел на балкон, позаглядывал везде и вернулся с сообщением, что у них еще один труп. Он застрял между метал­лическими трубами, на которых крепятся бельевые веревки. Ири­не, таки, не привиделся человек на балконе. Теперь стал воп­рос, как его достать? Вытащить тело наверх, никак не удава­лось. Проще было пропихнуть его вниз. Посовещавшись, так и сделали. Чтобы не создавать опять лишних шумов, труп обвязали веревкой и, пропихнув между трубами, спустили вниз.

-Теперь, все уходите. Остаемся мы с Димой и ждем милицию. Надеюсь, что если все-таки влипнем, наша контора нас прикро­ет. Хотя, может и откреститься, — подумав, произнес Валик. — Не глядя, что трупы бандитские и довесок к ним у нас есть со­лидный, могут быть и крупные неприятности. Трупы, это все-та­ки, трупы.

-А зачем нам вообще милиция? Раз не приехали вовремя, на черта она сейчас? Давайте, грузим всех в джипы и вперед! — распорядился Стас. — Может, милиция специально не едет. Не бу­дет трупов, не будет и неприятностей.

Все переглянулись и рванули вниз. Через некоторое время, Ир­ка услышала звук выезжавших со двора машин.

В квартиру вернулся Денис.

-Ира, а шланг какой-нибудь есть, навести порядок во дво­ре? — шепотом спросил он.

-Есть. У меня в гараже. А чего ты шепотом? После такого грохота, что здесь был, шепот просто не уместен, — хмыкнула Ирка. Взяла ключ от гаража, и они с Денисом спустились вниз.

Ирка извлекла шланг. Они прикрутили его к трубе, торчащей из подвала, и добросовестно вымыли весь двор. Милицию, так никто, видать, и не вызывал. Свет в окнах нигде не зажегся. Можно было подумать, что дом вымер. Если кто и выглядывал во двор из-за шторы, то ничем свое наблюдение не выдал. Во, жизнь на­стала! Стреляй, убивай, режь на части — никто и не вмешается. Хотя, по-своему, люди и правы. Влезешь куда-нибудь со своими благими намерениями, а потом, тебя же и прибьют. Лучше уж си­деть тихонечко и сопеть в две дырочки. Авось, без тебя разбе­рутся.

Они с Денисом наконец-то закончили уборку территории и под­нялись в квартиру. На улице уже серело. Так незаметно и ночь прошла. Ирка поставила варить свежий кофе.

-А как вы со Стасом здесь оказались в такое время? — полю­бопытствовала Ирка.

-У тебя стояли микрофоны, и мы слушали, что тут происходит. В случае чего, могли прийти на помощь. Короче, вовремя вме­шаться. И вдруг, микрофоны все отключились. Значит, что-то случилось. Мы и рванули сюда.

-А днем ваши люди не приезжали ко мне? — спросила Ир­ка. — Мне соседка сказала, что меня искали какие-то мужчины. Приезжали на черной иномарке.

-Приезжали, но уже не застали дома. Шеф хотел с тобой поговорить. Предупредить, как себя вести, что делать, если грозит опасность, предложить официально охрану, ну и заключить сделку, если ты все-таки найдешь брильянт. А он, просто уве­рен, что найдешь. Он обычно не занимается сам скупкой драгоценностей, а только контролирует сделки. А тут, планка запа­ла. Он хочет его купить. Притом, без обмана. Цена будет на­туральная. Вообще-то, я его понимаю. Деньги надо вкладывать. А куда их сейчас можно вложить? В недвижимость? У него два огромных дома. С ними куча мороки и расходов. В нашу экономику? Это надо быть конченым психом. В иностранный банк? У него, по-моему, там на черный день кое-что уже есть. А ред­кий по чистоте и красоте брильянт — это мысль хорошая.

-Знать бы еще, где он находится, — пробурчала Ирка. — Уже все осмотрели.

-Шеф тебя увидел только мельком. Еще до отъезда на море. И заявил, что такая найдет что угодно, главное, чтобы ей Рыжий голову не оторвал. Поэтому, поручил поглядывать и если понадобиться — вмешаться. Вот мы сегодня и вмешались. А откуда у тебя эти ребята из спецслужбы?

-А откуда ты знаешь, кто они? — удивилась Ирка.

-Я белобрысого знаю и кто он такой, знаю. Кажется, это у них называется «Борьба с промышленным шпионажем, охрана стра­тегически важных объектов и…» тому подобные вещи. Числится этот белобрысый, на нашем ферросплавном заводе кем-то, а за­нимается здесь своей работой. Эти двое, что были с тобой, из этой же шайки-лейки, только, где-то из другого региона. У нас работа такая, что мы всех знаем, кто представляет интерес. В нашей службе подрабатывают всякие ребята, есть и оттуда. Лиш­ние деньги никому не мешают.

Денис с Ириной попили кофе, пожевали бутерброды, побеседо­вали, а от остальных пока ничего не было слышно. Денис нику­да, явно, уходить не собирался, поэтому, Ирка постелила ему на диване и погнала спать. Отдых был просто жизненно необхо­дим. Сама она устроилась в зале и тут же уснула. Ее не мучи­ли кошмары. Она проспала часов до девяти и проснулась от те­лефонного звонка. Денис тоже подскочил, разбуженный телефо­ном.

Звонил Юра и просил Ирку не приходить сегодня к нему. У них намечается сумасшедший день, и он не сможет сейчас выбрать время для решения ее проблем. Ирка не стала расспрашивать, что у него там за дела, нава­лившиеся скопом. Боялась услышать, что это как-то связано с ночной перестрелкой. Они договорились, что Юра сам позвонит в конце дня, и тогда решат, что, где и когда. Ирка повесила трубку и только порадовалась, что на сегодня все отменяется. У нее сейчас абсолютно нет никакого желания заниматься еще и про­блемами наследства.

-Денис, если ты никуда не спешишь, то посиди в квартире и подожди здесь ребят. Мне надо смотаться на рынок и купить продукты. А то, в доме жрать нечего. А сейчас явится голод­ная свора. Они и меня съедят.

-А чем мне заниматься, пока тебя не будет? — спросил Денис.

-Свари кофе, сделай бутерброды, поешь и лежи, смотри те­левизор. Там тебе перекусить еще хватит. Я быстро.

Денис согласился. Ирка схватила ключи от машины и документы и отправилась в гараж. Во дворе встретила старушку соседку с первого этажа.

-Ирочка, а вы слышали, что сегодня ночью творилось?! Стреляли на улице, потом в подъезде. Ужас.

-Слышала, — подтвердила Ира.

-Я хотела вызвать милицию, а дед не дал. Говорит, мол, а что милиция сделает? У них, наверное, и пистолетов-то нет. Поу­бивают их тут всех, да и все. Пусть бандиты сами друг дружку перестреляют. А вы тоже не звонили?

-У меня телефон не работает, — не моргнув глазом, соврала Ирка.

-А многие соседи все-таки пытались позвонить, но у всех телефон, почему-то, работал только в одну сторону, — таинственно сообщила старушка. — Я с некоторыми сегодня успела погово­рить. И в соседних домах, та же история с телефонами. Это ведь, не иначе как специально так сделано.

-Как это в одну сторону? — не поняла Ирка.

-А так. К нам в дом можно было дозвониться, а из нашего дома нет, — объяснила соседка, глядя на Ирку, как на недотепу.

-Такого не бывает. Телефон или работает, или не работает. А вот чтобы он работал в одну сторону, я такого не слыхала, — пожала плечами Ирка. Хотя, про себя отметила, что именно этот факт кое-что и объясняет. Позвонить нельзя, а выйти страшно.

Ирка распрощалась с соседкой и открыла гараж. Вывела машину. Проверила сколько в баке бензина, запихнув туда веточку. Опять не работали показатели уровня масла и бензина. Убеди­лась, что еще литров пять есть, и выехала со двора. По рынку она носилась, как реактивная. Быстро купила мясо, куриные окорочка, капусту, баклажаны и прочую дребедень. Уже выезжая со стоянки, вспомнила о сыре, но возвращаться назад не стала. Решила купить его в магазине, рядом с домом. Она представля­ла, как у нее в квартире сидит голодная толпа и ждет ее появления. Что им приготовить на скорую руку? Яичницу, бу­терброды с колбасой и салат. А потом уже она примется ва­рить борщ, жарить в духовке окорочка и так далее. Ирка оста­новилась у магазина. Взяла сыр, подумала и захватила еще па­ру банок шпротов, майонез и две жирные селедки. С полной сумкой она ввалилась в квартиру и к своему изумлению, никого кроме Дениса, больше в ней не увидела.

-А что, еще не появлялись? — спросила она, хотя и так поня­ла, что нет.

-И не звонили, — сообщил Денис. — Ира, банду Рыжего уничтожили полностью. Тебе сейчас вроде бы ничего не грозит. Я тебя пока оставлю одну и смотаюсь в свою богадельню. Может быть, там что-то зна­ют. А то у меня что-то душа не на месте. Где можно столько ездить? Да и на работу надо показаться. Шеф не знает где мы.

Ирка дала добро и отправилась на кухню, готовить есть. Она уже сварила борщ, поджарила окорочка, разделала селедку, и просто не знала, чем еще себя занять. Никто из ребят так до сих пор и не появился. И Денис исчез с концами, хоть бы телефон какой-то оставил. Ирка посмотрела на часы. Четыре часа дня.

Ну, где их всех черти носят? Что еще могло случиться? Ирка терялась в догадках и страшно нервничала. Но ей ничего не оставалось, кроме, как терпеливо ждать. Что она и делала. А стационарный те­лефон действительно работал только в одну сторону.

————————————————————

У меня был выходной, и я собиралась заскочить к Ирке после обеда. С утра, надо было заняться всерьез машиной. Дело в том, что после Иркиного отъезда меня, вдруг, осенило заехать к одной своей подруге, у которой муж хорошо разбирался в ма­шинах. Опять полностью вышел из строя приборный щиток и поэ­тому, не работал ни один датчик. Плюс ко всему, машина стала издавать какой-то не тот звук. Что именно звучало не так, я понять не могла. Но четко слышала, что звук изменился.

Муж моей подруги проехался на моей машине и пришел в пани­ческий ужас. Сказал, что на такой машине может ездить либо ас, либо придурок, который никогда до этого ни на чем, кроме велосипеда не ездил, и ему по барабану, что водить. Так как к асам я никакого отношения не имела, то стало ясно, что я и есть тот самый придурок.

Решено было, что я прямо с утра еду на станцию техобслужи­вания, потому что, в домашних условиях муж моей подруги та­кие дефекты устранить не может.

Захватив с собой своего соседа, который в данное время ис­правно исполнял роль моего инструктора, я отправилась на станцию. Мы планировали, что специалисты, за двадцать минут проверят проводку, все исправят и окей. Почему нас черт дер­нул заглянуть под днище машины и не знаю. Но, когда машину подняли на высоту человеческого роста, и механик посмотрел ее снизу, проблем стало намного больше, чем можно было даже предположить. Пришлось менять передние тяги, шаровые опоры и делать развал схождения колес. Я проторчала на станции до закрытия. До проводки у нас дело даже не дошло. Мы приехали к десяти утра, а уехали в пять вечера. Торчали там, и я нерв­ничала на протяжении всего этого времени. Причин, чтобы по­нервничать, у меня было предостаточно. Во-первых, в машине находилась сумка с мясом. Я успела до приезда на станцию за­скочить на рынок. Ремонт никак не заканчивался. Бросить ма­шину и уехать домой отвезти мясо я никак не могла. Очень далеко ехать, и здесь без конца нужны были какие-то детали для машины, за которыми приходилось бегать на авторынок. (Слава Богу, что он находился в двухстах метрах от станции техобслуживания). Во-­вторых, к автомеханикам стояла очередь из крутых мальчиков с иномарками. Если бы я только отлучилась, мою машину отста­вили бы и начали заниматься какой-нибудь другой. Но, так как со­сед был знаком со всеми механиками, мы шли вне конкурса. И, в-третьих, мой сосед, который весит больше ста килограмм и, естественно, очень любит поесть, был голодный. Он просто уми­рал с голоду, а нигде, в районе досягаемости, не продавалось ничего съестного. Я отправляла уже его домой, но он боялся бросить меня там одну и стойко оставался на боевом посту.

Приехав домой, я накормила соседа борщом, так как больше ничего готового не было. Достала из сумки мясо. Понюхала и с удивлением отметила, что оно не пропало. Даже малейшего за­паха не появилось. А объяснялось все очень просто. В сумку, куда я вкинула пакет с мясом, по ходу, были закинуты перец, морковка, баклажаны, зелень и так далее. По всей видимости, такая масса свежих овощей удержала температуру на одном уровне и спасла мясо. Да и в ремонтном боксе было холодно.

О поездке к Ирке не могло быть уже и речи, так как предсто­яло готовить еду, гулять с собаками, мыть посуду, стирать и гладить. Мне некогда было даже позвонить. Решив, что если я ей срочно понадоблюсь, она сама мне позвонит, я ушла с го­ловой в работу. Правда, не совсем с головой, так как меня бесконечно отвлекали.

То Женькины друзья, пытались выяснить его местонахождение. Я тоже хотела бы знать, где это чудо лазит. Поэтому, давала им встречное задание. Если найдут, пусть скажут, что он мне срочно нужен.

То трезвонил телефон. Я бы его с удовольствием отключила, но должен был позвонить старший сын и, может быть, Ирка.

В довершение всего, прибежала соседка. Она только что привез­ла к себе внуков, посадила покормить и села умиленно их разгляды­вать.

-Ты, представляешь, я на них смотрю, а у них волосы на голове шевелятся, — выпучив в ужасе глаза, сообщила она.

-От твоего взгляда, что ли? — не поняла я.

-Да нет. Я заглянула в их шевелюры, а там полно каких-то маленьких насекомых. Почти на каждой волосине и все ползают, — она передернула плечами.

-Вшей? — удивилась я.

-Не знаю. Я ни разу в жизни вшей не видела. Пошли, глянешь, что это такое.

Я приключила газ и пошла посмотреть. У детей действительно было полно вшей.

-И что теперь делать? — голосом умирающей мексиканской актрисы прошептала соседка?

-Ну не пристреливать же детей. Иди в аптеку. Купи средс­тво от вшей и обработай. Чего ты из этого трагедию делаешь?

-Я их боюсь! — у нее на физиономии был действительно напи­сан панический ужас.

-Кого ты боишься? — уточнила я.

-Вшей. Они же по всему дому, небось, уже расползлись. Гос­поди, что же делать?

-Представь себе, что никого еще они насмерть не загрыз­ли. И ты, надеюсь, останешься жива. Не ной, а дуй сейчас же в аптеку. Все. Мне некогда. Давай, работай!

-Я эту суку убью! — в сердцах пробурчала соседка, хватая деньги и выбегая следом за мной из квартиры.

Я поняла, что последние слова, очевидно, относились уже к ее дочери, которая довела детей до такого состояния.

По мере того, как работа стала подходить к концу, я все чаще стала думать об Ирке. Интересно, почему это она не звонит? На­шла свой брильянт, или нет? А вдруг ее там уже давно убили, а я тут занимаюсь ерундой всякой. Бросив все дела, я понеслась к телефону. Ирка сняла трубку сразу же, как будто бы сидела рядом с телефоном.

-Ты почему не заехала и не звонишь? — напустилась она на меня. — Я, как дура, торчу у телефона, и никто не подает никаких признаков жизни.

-А сама, что, не можешь номер набрать, парализовало тебя там, что ли? — огрызнулась я.

-Хуже. Я никуда не могу дозвониться. У нас в доме со вчерашнего дня телефоны работают только в одну сторону. Мне еще утром соседка сказала, но я не поверила. А кинулась зво­нить, дудки! Вот и сижу одна весь день и жду, неизвестно чего.

-Так чего ты сидишь? Закрывай квартиру и приезжай. Я к тебе выбраться сейчас не могу. Целый день проторчала на станции техобслуживания. Приехала и не знаю, за что хвататься. Все доели. Гора грязной посуды. Постирать надо, хотя бы то, что завтра одевать. В общем, зашилась окончательно.

-Слушай, твой муж два года ничем не занимался, кроме ре­монта машины. Когда к тебе не придешь, он все в гараже ма­шину ремонтирует. И когда тебе ее отдавал, я своими ушами слышала, как он сказал, что в машине все в порядке, кроме дверных замков и ручника.

-Конечно. Только когда решили ручник поставить и все ра­зобрали, то оказалось, что задние тормозные колодки стерты совсем. Их практически нет. Тормозная жидкость вытекла, по­тому, что потекли оба, кажется, цилиндра. Точно не могу вспомнить название. Какие-то там пружины были закреплены не правильно и наделали кучу металлических стружек. Они смеша­лись с тормозной жидкостью и за счет этой массы, машина еще как-то тормозила. Кроме того, правая передняя тяга вообще не была закреплена, если не считать, что и правая и левая давно пришли в негодность. Полетели справа верхняя шаро­вая опора, а слева нижняя. В общем, я как приехала к от­крытию, так уехала, когда уже у них рабочий день кончился. И до приборного щитка и замков дело сегодня даже не дошло.

-Так чем же в чертовой матери твой муж занимался в гара­же столько времени? — возмутилась Ирка.

-Водку пил. Чем они все там могут заниматься?

-Ну, ты извини, я смотрю на него и только удивляюсь. Или он просто легкомысленный идиот, или хочет от тебя избавиться. Он что, не соображает, что ты, с такими неисправностями, элемен­тарно могла влететь в аварию?

-Он в машинах, как я сейчас поняла, абсолютно ни черта не смыслит. Скорее всего, что и не подозревал, что там творится. Так что, больше подходит твое первое определение. Хотя, он те­перь говорит, что занимался только кузовом и покраской, а ос­тальное не трогал. Считал, что там все в порядке. Может и так. Я, правда, не понимаю, как можно делать что-то сверху, не загля­нув, а что же там делается снизу. Но, в отличие от женщин, мужчины всегда были и останутся более бестолковыми. Хотя, они все считают наоборот. Как говорится: «Как бы плохо мужчины не думали о женщинах, но, даже самая худшая из них, думает о мужчинах еще хуже». Ладно, Бог с ними, с этими мужиками. Приезжай сюда, здесь и поговорим обо всем.

-Слушай, а как я к тебе приеду, если все эти типы уехали в неизвестном направлении и я не знаю, когда явятся назад. Они же приедут сюда.

-Воткни в дверь записку, что ты у меня. Приедут и забе­рут, если понадобишься.

-Ладно. Сейчас так и сделаю. У меня тут событий куча, а по телефону ничего рассказать не могу. Как это я сама про записку не сообразила? Я вообще, после сегодняшней ночи оту­пела окончательно.

-Можно подумать, что до этого ты не страдала таким неду­гом, — проворчала я. — Давай, жду.

Ирка явилась через двадцать минут. Пока я гладила, она си­дела на диване с моим котенком на руках и рассказывала, что у них произошло этой ночью.

-Слушай, ты говорила, что в свой первый приход, Стас и Де­нис оставили тебе, на всякий случай, три номера телефона, — вспомнила я.- Куда ты их дела?

-В сумке, наверное, — удивленно уставившись на меня, про­изнесла Ирка. — Я и забыла об этом.

Она положила котенка на диван и пошла за своей сумкой. Выт­ряхнула все ее содержимое и начала разгребать накопившиеся там сокровища. Через минут пять, Ирка все-таки нашла измятую бумажку с нужными телефонными номерами. Мы сразу же отправи­лись звонить.

Трубку сняли моментально, и приятный женский голос поинтере­совался, что нам надо. Ирка попросила пригласить к телефону Стаса или Дениса.

-Их нет в городе, они в командировке, — сообщил женский голос.

-А когда они будут? — не сдавалась Ирка. — И куда именно уе­хали?

-Я не в курсе. Перезвоните завтра, — ответила женщина, и в трубке зазвучал отбой.

Мы с Иркой переглянулись. Я забрала у нее трубочку и позво­нила на телефонную станцию, чтобы выяснить, что там у нее дома делается с телефонами.

-Как это, вы не можете никуда дозвониться? — удивилась на станции какая-то женщина. — Ведь до нас же вы дозвонились!

-К вам я сейчас звоню с другого конца города, — объяснила я этой тупой.

-А почему же никаких заявок к нам не поступало, если вы говорите, что поломка у вас со вчерашнего вечера? — опять за­дала страшно умный вопрос эта дама.

-Не знаю. Сейчас у вас уже есть заявка, вот и работайте. Я положила трубку.

-Какая еще командировка? — удивилась Ирка. — Денис ушел уз­нать, куда они все делись. И вдруг, оказывается, что он со Стасом в командировке.

-Ладно, не будем сушить мозги. Придется ждать. Давай я дождусь своих мужчин. Покормлю. И мы с тобой поедем все-таки искать брильянт. А то, его точно найдет кто-нибудь другой.

Мы так и сделали. Как только я освободилась, сразу же от­правились к Ирке домой. Проверили, работает ли телефон. Рабо­тал, как часы. Захватив ключи от квартиры Акимыча, мы отпра­вились туда. Тщательно обследовали бачок в туалете. Пусто. Перещупали всю одежду Акимыча. Тоже, абсолютно ничего. Мы сели на кухне, на грязных табуретках и молча стали думать. Куда вообще можно запихнуть небольшую вещичку, учитывая, что за тобой постоянно следят.

-Давай еще раз осмотрим туалет и ванную, — предложила Ирка.

Мы осмотрели туалет самым тщательным образом, разве что унитаз внутри не обследовали. Безрезультатно. Перешли к ванной. Ирка принесла из своей квартиры веник, и мы вымели из-под ванной кучу мусора. Залезть туда было просто не возможно. Заглянуть, тоже. Лежа на брюхе, Ирка выгребла веником из всех углов мусор. И… облепленный старыми кусочками мыла, пред нами предстал пропавший брильянт. Мы, почему-то, даже не обрадо­вались. Просто вздохнули с облегчением. Надоело его искать.

-Господи, неужели конец всем этим неприятностям? — выдох­нула Ирка.

-Вот когда его продашь, и останешься после этого с голо­вой, ногами и так далее, тогда будем считать, что уже конец неприятностям, — охладила я ее радость.

-Все-таки, какие мы умные, а? Это потому, что искали вдвоем. Точно, что одна голова хорошо, а две лучше, — изрекла Ирку известную истину.

-Да, только я считаю, как в том анекдоте: «Одна голова хо­рошо, а с телом лучше». Так что, сейчас главное, это чтобы голова с телом не расстались. А для этого, смотри в оба!

Мы выбросили мусор, отлепили обмылки с брильянта и пошли к Ирке в квартиру, рассматривать это сокровище.

Я, по-видимому, ничего не понимаю в брильянтах, да и вообще в ювелирных изделиях. Они оставляют меня равнодушной. Ну, све­ркает, ну, прозрачный. И на черта он нужен? Ирка тоже поче­му-то не ахала над ним. Покрутила в руках, посмотрела на свет и пожала плечами.

-Стоило ли, из-за этой вот заразы, делать такую кучу тру­пов? Если не появятся Денис и Стас, я все равно не буду знать, что с ним делать. Ни к одному ювелиру с ним не сунусь. Это уж точно. Боюсь. Вот так вот и буду хранить сокровища деда Акимыча в старой коробочке из-под табака, всю оставшуюся жизнь.

-Куда же могли подеваться все эти твои мужики? — мне ниче­го хорошего в голову на этот счет не приходило. Почему-то, я была уверена, что их всех поубивали. Но вслух такие мысли высказывать не стала. Ирка и так нервничает.

Вдруг, зазвонил телефон, и мы от неожиданности обе подпрыгну­ли. Ирка схватила трубку.

-Валик! Слава Богу. Где вас черти носят? — заорала она так, что у меня уши заложило.

-И что вы там делаете? …Когда? …Стас с вами? …А Денис? Нет. Он утром ушел вас искать и до сих пор не вернулся …Хо­рошо.

Ирка положила трубку, а я сгорала от нетерпения узнать, что за сообщение она получила.

-Давай, говори, что там. Одну сторону я слышала. Ты ора­ла так, что тебя, наверняка, весь дом слышал. А вторую — нет.

-Они в Николаеве. Сейчас выезжают сюда. Стас с ними, а Де­ниса нет, и не было. Валик сейчас позвонит кому-то из своих друзей сюда, и его постараются до их приезда отыскать, если он не отыщется к тому моменту сам.

-Короче, все. Программа максимум выполнена. Бери свой брильянт, и поехали отсюда. Ночевать тебя саму я здесь не ос­тавлю. Пиши записку Денису, или Валику, или кому хочешь. За­пихивай ее в дверь и вперед. Уже темнеет.

Не успела Ирка еще собраться, как раздался звонок в дверь. Я сказала ей, чтобы достала пистолет и стала за углом в ко­ридоре, а сама пошла к двери. На пороге стоял какой-то па­рень. При виде меня он удивился и попытался заглянуть за мою спину, явно, отыскивая глазами Ирку.

-А Денис! — радостно проорала Ирка. — Где ты был?!

Я посторонилась и пропустила Дениса в квартиру.

-Да, представляешь, нас со Стасом срочно командировали на одно дело в Запорожье. Я так и не смог его отыскать и поехал туда сам. Не мог же, в конце концов, заложить его шефу. Мол, не знаю, где мой напарник шляется. Позвонить тебе уже не ус­пел. Слава Богу, справился сам. Хотя нам, поодиночке, кате­горически запрещено работать.

Ирка потащила его на кухню. Поставила перед ним еду и ско­мандовала кушать и отдыхать, пока она отвезет меня домой.

Мы с ней сели в машину и направились ко мне. Ирка отдала свой брильянт.

-Пока не хочу никого ставить в известность. Может завт­ра, когда все соберутся, обсудим ситуацию. Посмотрю. Пусть пока лежит у тебя.

-Хоть бы не потерять. Куда бы его пока положить? — я поду­мала и запихнула в карман, предварительно проверив, нет ли там дырки.

Мы договорились, что завтра Ирка меня сама найдет. Если до­ма меня не будет, значит, я на станции техобслуживания. Надо же закончить ремонт, в конце концов. Она уточнила, на какой именно станции я буду и мы распрощались.

Вечер у меня, что называется, не задался. Сначала, я таки по­скандалила с мужем из-за машины. Потом, нечаянно, врезала дверьми котенку по ребрам. Хорошо хоть не очень. Всегда вни­мательно смотрю, чтобы он не подлетел под дверь, а тут, за­была. Котенок вякнул так, что я аж подскочила. Осмотрела по­страдавшего. Вроде бы, на первый раз, обошлось. Может быть после этого, не будет носиться за мной по пятам, как угорелый.

Потом, у меня убежал кофе. И, в довершение всего, кто-то из моих собак вытащил из своей мисочки фаршированный перец и, не доев, бросил его на полу. Я на нем поскользнулась и чуть не убилась. После всего этого озверела окончательно и устроила всем разнос. С кухни тут же улетучились те, кто был виноват и те, кто нет. И моментально легли спать. То их не притолчешь, а теперь, у меня через десять минут после головомойки, спали все, как суслики. Даже, неугомонный котенок.

Я перемыла посуду и наконец-то смогла лечь и спокойно почитать. Красота. Никто меня не дергал. Никто не мелькал перед глазами. Видно, периодически, надо выписывать им такое снотворное.

На кухне осталось включенным радио. Истошно выла какая-то певица. Мне лень было вставать, идти на кухню и выключать это чертово радио. Я полежала и прислушалась, может, сейчас за­звучит что-нибудь нормальное, и под него можно будет спокойно читать. Как бы ни так. Следующая песня оказалась еще хуже. Я в сердцах произнесла: «Чтоб вы сдохли!», и поплелась на кухню.

Выключила радио. Примостила книгу на столе, положила возле себя пачку сигарет, вазу с виноградом и углубилась в чтение.

Когда я читаю что-нибудь интересное, то от меня надо убирать подальше все съестное. Я механически могу сожрать все, что будет находиться в пределах досягаемости. Терпеть не могу яблоки. Но один раз, читая какой-то интересный детектив, я умудрилась слопать целую миску яблок. После этого у меня бы­ла дикая оскома. А яблоки я вообще перестала переносить да­же на нюх. Покончив с двумя огромными гроздями, я спохвати­лась. Взяла вазу с виноградом и унесла в другую комнату. Ина­че, ему будет каюк …и моим зубам, тоже. Наколотила себе чаш­ку чая и опять взялась за книгу. Лучше уж выпить ведро чая, от него хотя бы челюсти потом сводить не будет.

Детектив, который я читала, откровенно проповедовал, что никому на свете нельзя доверять, а особенно близким друзьям.

Все они оказались, в конечном счете, негодяями, предателями и алчными существами, за исключением одного недотепы. Но у ме­ня создалось впечатление, что он, потому и оказался порядоч­ным, что недотепа. Просто, не соображал совершенно, что и из чего там вытекает и какую это сулит ему выгоду или неприятности. Короче, получился героем по недоразумению. А может быть, автор именно так и представляет себе порядочных людей?

Этот детектив натолкнул меня на мысль об Иркиных новых дру­зьях. А друзья — ли они? Я начала тщательно анализировать. Ну, со Стасом и Денисом вроде бы все ясно. Они заинтересованные лица и это не скрывали с самого начала. Похоже, что там при­мешиваются немного и личные симпатии. Стаса я никогда не ви­дела и знаю только по Иркиным рассказам. А Денис у меня от­рицательных эмоций не вызвал. Это, лично мне, говорит о многом. Дело в том, что я, как собака, интуитивно чувствую плохих лю­дей. Причем, чтобы определить плохой человек или хороший, мне достаточно, буквально, несколько секунд. И, тьфу-тьфу, ни разу в жизни еще не ошибалась. Надеюсь, что и этот раз мой нюх меня не подводит.

Валик и Дима. Могли ли они появиться в Иркиной жизни не случайно? Вообще-то, могли. А почему бы и нет? Что если они в сговоре с кем-то? А с кем они могут быть в сговоре? Ну, уж никак не с бандой Рыжего. Они ее уничтожили не дрогнувшей рукой. Со Стаса и Дениса шефом? Вряд ли. Может быть, правда, обычное курортное знакомство, переросшее во что-то большее? Хотелось бы верить, что так. Ладно, посмотрим. По крайней мере, сейчас, я никакой причины их опасаться не вижу. Не при­дя ни к какому выводу, насчет Иркиных друзей, я отправилась спать.

————————————————————

Ирка вошла в квартиру и застала Дениса, крепко спящим у те­левизора. Она прошла на кухню. Посуду после себя он вымыл и разложил на места. Со стола все убрал. Полный порядок. Ирка села к столу и загрустила. Душа требовала чего-то, а чего именно и сама не знала. Может быть поесть? А может луч­ше выпить?

Ирка подумала с минуту, и достала из холодильника бутылку шампанского. Вообще-то, в одиночестве пьют только алкоголики. Она повертела бутылку в руках и все-таки решила ее открыть. Главное, это открыть потихонечку, без шума, чтобы не потре­вожить Дениса. Пусть отдыхает. Она поставила перед собой фу­жер, сняла с бутылки проволоку и зажала рукой пробку, чтобы та не вылетела, а вышла постепенно. Но пробка, вдруг, выс­кочила с такой силой, что Ирка не смогла ее и удержать. Раз­дался громкий хлопок и шампанское, зажатое Иркиной ладонью, как из огнетушителя, пшакнуло во все стороны. Ирка, с пере­пугу, вылила его вместо фужера, в пустую кастрюлю, стоящую на плите.

На кухню, с пистолетом в руках, влетел Денис. Увидев пере­пуганную Ирку с пустой бутылкой в руках и кастрюлей шампанс­кого, он опустил оружие.

-Я уже думал опять перестрелка. А что это ты будешь ва­рить в шампанском? — удивленно спросил он.

-Я из нее буду пить, — вздохнув, сообщила Ирка, показав пальцем на кастрюлю.

-А почему из кастрюли? — опять удивился Денис.

-Потому что, тазика в доме нет. А я хочу шампанского и чтобы в большой емкости, — серьезным тоном сообщила Ирка. По­том не выдержала и все-таки рассмеялась.

Неприятности в наследство. Часть 7.: 14 комментариев

  1. Вот это ледовое побоище! Алена, замечательно все описала))). И как здорово, что брилилант нашли. Вот ведь дед ухитрился)). Ну а дальше-то что. а? Жду, спать не могу)))))!

  2. У меня тоже бывает желание поубивать всех на хер. Так что, тебя поняла. Ржу.Людмила

  3. Ты вспомнила «Великолепный»? Точно! Всех своих врагов в образ «нехорошего человека» и растрелять!!! С улыбкой. Алена.

  4. Действительно, столько трупов из-за какой-то «стекляшки» 🙂

    Посмотрим, будут ли еще или уже всех, кого надо, прикончили 🙂

    Иду дальше

  5. Самое смешное, что и не из-за стекляшки. Там окажется совсем другая причина…. С улыбкой. Алена.

  6. Да, драйв ещё тот… Бедные соседи… Или наоборот? Может, повезло им, что без них с бандитами расправились, даже в милицию звонить не пришлось ))
    Ну, а в том, что подружки найдут бриллиант, я даже не сомневалась ))

  7. Тем и замечательны твои, Алена, детективы, что друзья и подружки по мере драгоценных находок не превращаются в алчных существ и негодяев!!!
    БРАВО!!!

  8. Лучше всяких бриллиантов твои героини-подружки и присоединившиеся к ним мужчины! 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)