Его улыбка

Мы бродим по своей жизни, таскаем за собой свои чемоданы, сумки, мы куда-то едим, спешим и видим перед собою цель.

Буратино видел нарисованный очаг на холсте и думал что это его цель, и только нечаянно проткнув его носом, он обнаружил, что цель его была всего-лишь нарисованной и что, оказывается, по-настоящему, нужно ему было то, о чем он меньше всего думал.

О чем думаем мы, когда ставим себе цели? Зачем мы их себе ставим? Что мы хотим доказать? Кому? Себе? Остальным?

Вопрос «зачем я здесь?» относится к разряду философских и думать, а тем более говорить на эту тему считается бессмысленным и наивным занятием бездельников, любящих больше говорить, чем делать.

И с этим нельзя не согласиться, мы в этом мире настолько малы и не значимы в сравнении со всей вселенной, что глупо, даже пытаться поднимать голову вверх, чтобы еще раз в этом убедиться. Мало ли что, там обещают нам церковные служители о вечной жизни и спасении духа, все это несомненно придет и коснется нас там — после смерти, а здесь и сейчас нас подстерегает голод и холод, которые с радостью помогут отправиться нам в вечный путь. Но было бы глупо, согласитесь, преждевременно покидать этот огромный и не изученный мир, в котором мы таким чудесным образом оказались.

Это же надо, вот так взять и не из чего появиться на этом свете. Эй! Я что, кого-то об этом просил? Эй вы там! Вы чего себе позволяете?! Я по-вашему что, почка на вашем дереве, которую можно вот так вот запросто распустить, и дать мне превратиться в ветку с листьями. Я может быть этого и не хочу!

А что толку. От моего желания не зависит вырасту я или нет, умру или нет. Меня просто выращивают и не спрашивают моего мнения. А может мне не нравится, что у меня отросло две руки! Я может три хочу или еще чего.

Но все это бесполезные разговоры, как вы понимаете, выбора у нас нет, ни при рождении, ни при смерти. И нам с вами оставлен в качестве поощрения выбор того как дожить до смерти. И не удивительно, что мы с такой жадностью набрасываемся на эту возможность и используем и используем её, как дети, которых предупредили, что игрушку им дали не на всегда, а только на время. Но они же в это не верят, им-то кажется, что это время не закончится никогда.

Но дорогие мои, мы-то с вами уже люди взрослые и сами уже даже приводим этот пример и разбираем его. Ну дак и что же!? Когда игрушку будем отдавать? А?

Да. Нет ответа, нет ответа, а ведь узнать-то хочется. Что ж это я буду делать, когда время придет?

Вот блин. Пристал со своими вопросами! Зачем почему?! Ты что думаешь, ну ответишь ты на них и сразу легче станет?! А!? Игрушку-то все равно отдавать, что знай, что не знай ответ. Что это за ерунда-то такая?! Что за головоломка? Где ее ответ?!

Ну хорошо, допустим мы все — это большое дерево или большая плесень, которая разрастается по влажной земле и вгрызается всё глубже в её мягкую почву. Но зачем нам — плесени дали сознание? Что бы понять, что мы плесень? Или что? Или чтобы 50 годков побыть здесь — потусить, полюбить и свалить?! Ну вот нафига? Нафига нам нужно осознавать свое присутствие здесь? Мы что, анабиотическим состоянием не могли обойтись?! Нет, вот нужно было сделать так, что бы нам было больно, чтобы мы страдали, мучились, убивали и ходили тут как лунатики в зад и вперед и спрашивали себя: «ну на кой черт я здесь оказался? Ну на кой?».

Да, ходим и мучаемся, а кто-то не ноет и не мучается, а сидит и составляет формулу согласно которой грузовой отсек с запасом еды и кислорода будет пристыковываться к станции МКС.

У этих ребят нет времени думать о том что будет после смерти, потому что они смотрят на нас от туда — с орбиты, а за спиной у них черный космос и они знают, как мы слабы и как малочисленны, чтобы сложить все силы и включить фонарик и посветить туда где мы еще не были и постучать по стенкам сосуда в котором мы заточены и услышать отзвук и вырваться из скорлупы. Мы — яйцеклетка со сперматазоидами, мы зародыш, мы строим наш будущий организм, мы его устраиваем по своему образу и подобию — мы — это попытка стать чем-то больше, больше чем просто я или ты. Мы — это когда я и ты отдаем себя туда где мы нужны и больше ничего. Мы — это когда нечего делить и не потому что мы все равно умрем, а потому, что мы — это только когда мы делаем ето вместе, пускай и не понимая до конца, что именно. Мы — это когда мы чувствуем что мы все за одно — за то, что бы найти ответ — за чем мы здесь?

Итак, согласно только что выдвинутой гипотезе, мы люди зародившиеся на этой планете обрели разум для того, что бы суметь выйти за пределы Земли и увидеть что кроется за чернотой космоса. Мы люди ― это чудесное стечение обстоятельств, которое из неразумного превратилось в разумное и стало искать ответ на вопрос «кто мы?» и «что здесь делаем?» и «как тут оказались?»

Мы люди научились понимать природу вещей, передавать и хранить знания и смогли заглянуть в прошлое и спрогнозировать будущее.

К радости или сожалению мы люди смоги понять, что находимся в окружении материальных вещей и форм имеющих свойство старения. И Звёзды и Планеты и всё что наполняет космос никогда не прекращало изменяться, стареть, затухать, возрождаться. И что срок нашего пребывания здесь тоже ограничен. И не смотря на заведомо огромный срок отделяющий нас от момента затухания Солнца дающего нам жизнь, мы не перестаём думать и реализовать каждую случайную возможность выдавшуюся на наш век, что бы приблизить человечество к возможности переселения на альтернативный космический объект подобный нашему ― Земле.

И так вот, согласно этой, только что выдвинутой гипотезе, сознание у нас ― у людей стало формироваться именно за этим. За тем чтобы спасти свою форму существования, что бы найти способы сохранения себя.

Согласно этой гипотезе, нам людям может показаться, что мы здесь в этой жизни все сами по себе и что живём здесь ради узкого круга людей, но на самом деле, нам просто очень трудно увидеть, что мы здесь подчинены более строгому закону природы ― более строгому природному явлению под названием «Разумная форма жизни». Именно она осуществляет контроль развития и именно в ней заложена программа нашей жизни.

Как вы уже поняли, мы не имеем отношения к выбору нашего рождения и смерти, мы ― это случайные участники этого мероприятия.

Нас рождают и мы трудимся до самой смерти и по капелюшечке вносим вклад в информационное хранилище нашего существа, частью которого мы все являемся.

И так, что же мы получаем? Что рождены мы заведомо для труда и скорее всего без объяснения причины. Мы рождены и единственное что нам могут сказать это: «У вас есть 50 лет ― берите их, пожалуйста. Радуйтесь, плачьте, танцуйте, любите, убивайте ― делайте что хотите ― это ваше право, но всё что вы сделаете, в конечном итоге можно будет посчитать как вклад в спасение «Разумной формы жизни» или как препятствие ему.

Но в сущности, все эти выводы не имеют никакого значения, потому что всё что касается личной оценки каждого, не имеет никакого значения для оценки общего развития «Разумной формы жизни», т.к. организм вцелом, частью которого мы с вами являемся, разумом не обладает. Пока не обладает.

Сейчас этот организм представляет из себя червя раздавленного на автостраде, но клетки которого еще не потеряли возможность к репродукции и восстановлению и замене погибших частей.

Да, мы ― люди ― это клетки большого мёртвого человека, мёртвого, потому что у него не работает мозг, он был раздавлен. А ты это уцелевшая его часть. И сейчас у нас нет никакой другой заботы кроме восстановления его функций и запуска в работу.

В критической ситуации ― в ситуации смерти или близкой смерти ― работает только один механизм ― механизм борьбы за жизнь и восстановления утраченных функций, всё остальное становится не важным, когда нужно выжить.

Сейчас мы исполняем ранее записанные инструкции по восстановлению поврежденного органа. Сейчас мы немые рабы, которые кладка за кладкой, восстанавливают погибший кусок. И те кто заняты восстановлением, те поощряются системой, а те кто отлынивают от работы, отторгаются организмом как бесполезное, отягощающее образование.

И таким образом мы дошли до разделения всех людей на 2 категории ― тех, кто занят восстановлением системы и тех, кто не участвует в общем труде.

Да, сейчас система не разумна и не даёт никаких поблажек. Сейчас она действует по букве инструкции: приносишь пользу ― заходи, нет ― на выход.

Система нема и не даёт никаких объяснений, просто выбрасывает на улицу и всё.

У восстанавливающейся системы нет ещё способности к высшим проявлениям ― таким как любовь и сострадание, этими качествами, пока что обладаем только мы люди. Мы эти качества храним в себе, каждый из нас и это то знание которое мы передадим системе, когда она станет устойчива и из режима восстановления перейдёт в режим жизни. Многие конфессии ожидают этого момента и называют вторым пришествием или царствием божьим, когда мертвый человек, которого мы воскрешаем встанет, вдохнёт, увидит солнце и улыбнётся. Этот человек будет результатом нашего совместного труда и мы все будем его частью. И именно в этот момент, гогда все функции и органы этого человека будут восстановлены, у системы появится и любовь и сострадание, но они уже будут не нужны, бедных не останется, неустроенных тоже, система будет работать как отлаженный механизм и её безмолвными работниками будем мы. Мы будем счастливы от одного того, что мы вместе и в ладу и что совершая усилия мы видим их результат — это Его улыбка. Улыбка, которая будет разрывать наши сердца от счастья.

Его улыбка: 1 комментарий

  1. Хорошая работа!
    Там, мне думается, существует полная гармония. Задача человека попасть туда. Для этого нужно понять бесполезность ненависти, никчемность мира вещей и пройти последний путь отказа от духовной доброты, это последнее мерило, которым искушатся духовно богатый нравственный человек. Такой человек видит «его улыбку». И таких людей много: одни щиплят бабок на завалинке, другие пасут коров, третьи сидят по тюрьмам ну и т.д.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)