Тарантино бы плакал, или Прирождённые убийцы…

Тарантино бы плакал
или
Прирождённые убийцы по-русски

Глава первая. Однажды в Ижевске

Этот день всё-таки наступил…
Невеста в чёрных солдатских сапогах, длинной чёрной юбке и чёрной вязаной кофте, и жених в чёрной рубашке, чёрных сандалиях и чёрных фланелевых брюках с чёрными подтяжками, торжественно подходят к Дворцу бракосочетаний. Их сопровождают удивлённые взгляды гостей, тележурналистов и фотографов. Звучит музыка: вальс Мендельсона. Молодых приглашают в зал для совершения обряда. Служащая ЗАГСа в тщательно выглаженном тёмно-зелёном костюме откашливается и начинает произносить речь.
– Властью данной мне государством я объявляю вас Викентий, и вас Катерина, мужем и женой!
Внезапно на Катином личике появляется брезгливая гримаса.
– Властью… данной… государством… – повторяет она кривляясь. – Да что ты знаешь о власти, дура?
Музыка смолкает и в зале становится тихо.
– Успокойся, любимая! Чего ты завелась? – негромко бормочет жених, но Катю уже не остановить.
– Ты знаешь, что значит обладать Властью? – спрашивает она с презрением.
– Знаешь ли ты, в чём Сила?
Изумлённая служащая ЗАГСа только молча качает головой.
– Сила в пальце – холодно произносит девушка. – В обычном человеческом пальце, нажимающем на курок. Сила и власть! Только воспользоваться этой силой может не каждый. А вот я могу! Не веришь мне? Смотри!
Она быстро вытягивает из-за голенища кирзового сапога маленький пистолет и выстрелом разносит голову не успевшей опомниться служащей. В зале слышится пронзительный женский визг и возмущённые крики мужчин.
– Зачем ты это сделала! – раздосадовано говорит Викентий.
Катя поправляет сползшие на нос очки в толстой роговой оправе; огромные круглые стёкла забрызганы чужой кровью.
– Меня достал её тёмно-зелёный костюм!
– Мы ведь запросто можем пожениться и без неё, правда, милый?
– Конечно, любимая! – смягчившимся тоном отвечает Вик. Он берёт ёе маленькие изящные ручки в свои пухлые ладони. Они нежно смотрят друг на друга сквозь перепачканные кровью стёкла очков.
– Ты ведь помнишь, как всё начиналось? – спрашивает Вик.
– Разве я могу такое забыть…

Глава вторая. Ты помнишь, как всё начиналось…

Обычно она стояла возле столба, который торчал недалеко от перекрёстка, и весь был заклеен различными объявлениями. Викентий часто проезжал мимо на своём велосипеде и останавливался на этом перекрёстке перед светофором. В тот день тоже остановился. У столба стояла девушка. Ростом с шестиклассницу в старомодной чёрной юбке ниже колен и кирзовых солдатских сапогах. (!) На носу у неё были очки в толстой роговой оправе с огромными круглыми стёклами, за ушами висели две жиденькие косички. Девушка улыбнулась Викентию, и он заметил сверкающие металлом брекеты у неё на зубах. Он так засмотрелся на девушку, что чуть не пропустил свой светофор. В какой-то момент Викентию даже показалось, что он увидел голодный огонёк её ярко-голубых глаз, многократно увеличенных мощными линзами. Его собственные очки в роговой оправе запотели от возбуждения…
Викентий был типичным «ботаном», пухлым толстяком-очкариком килограмм под девяносто с поросячьей веснушчатой физиономией. Девушки им никогда не интересовались, и его самого интересовали мало. До последнего времени.
Вскоре он понял, что девушка стояла на перекрёстке по вторникам, четвергам и субботам. Викентий специально проезжал мимо перекрёстка в эти дни. Она всегда была на месте. Несколько раз Викентий подъезжал к ней вплотную, останавливая свой велосипед. Они молча смотрели друг на друга и глупо улыбались. И всё.
Однажды вечером Викентий встретился с одноклассниками, такими же ботаниками, как и он сам. Вспоминали. Говорили, смеялись до одиннадцати часов. Выпили ведро пепси-колы.
А на утро он решился. Оседлал свой велик, доехал до знакомого перекрёстка и попытался поцеловать её в щёчку. Неожиданно пропустил удар носком солдатского сапога под дых и уже лежа на земле, наблюдал, как странная девочка медленно топает через дорогу.

Автор: Рамантег

Своё имя пока что оставлю в секрете, так как все равно публикуюсь под псевдонимом Рамантег. Пишу преимущественно прозу, из жанров отдаю предпочтение фантастике во всех её проявлениях. О себе могу сказать, перефразируя цитату одного безумного, но гениального испанского художника: 'Разница между мной и графоманом в том, что я не графоман'.

Тарантино бы плакал, или Прирождённые убийцы…: 20 комментариев

  1. Круть! Тарантина плакаль… 🙂
    И как это у Вас быстро получилось? И много-то как… И по главам, как положено. В мемориз немедленно!

  2. Квентину: Не так уж быстро — два дня писал 🙂 Идея пародии у меня появилась не сегодня, как Вы понимаете. Рад, что понравилось. Спасибо!

    Виктору: Пародия — есть вырождение? Не думаю. Этот жанр зародился ещё в античной литературе, и до сих пор неплохо существует. Сколько великих писателей обращались к этому жанру.
    За «четыре» спасибо!

  3. Не, ну нельзя столько ржать за один вечер)))
    Бывают же такие интересные вечера — я смеялся так голосно, что моя дочка прониклась и тоже смеялась, ползая у меня под ногами)) А я еще больше смеялся с ее беззубого рта!
    Такие К&В, мне пришлись по вкусу! А Брэд, никогда мне не нравился, потому что нравился всем моим подружкам. Наверное это комплекс, но я от души позлорадствовал))

  4. А мне не понравилось.
    Я вообще нормально воспринимаю пародии, но эта просто не понравилась. Мне больше нравится, как написано у Orlando «Кайли и Вальтер. Ссора (пародия)». Вот там я ржала.
    Такое впечатление, что уважаемый Рамантег не полюбил свою пародию, а просто взял и наляпал разных кусков из рассказов Кати и quentin-а, изменив смысл. Грубо смотрится. Как кривая табуретка из неотшлифованных и непокрытых лаком досок.

  5. Про «злорадствуй на здоровье))» — это я moro 🙂
    Теперь Кате: Не нравится, так не нравится. Если бы, как ты выразилась, я свою паролию не полюбил, она бы вообще не была написана. А что касается «наляпал кусков», то пародия зачастую именно так и делается, если ты не знала. Берутся избранные куски произведений или произведения и изменяется их смысл в нужную для пародийных целей сторону)

  6. Зря Вы так. Катя знает, что такое пародия, и как эта пародия делается. Ей не понравился уровень юмора в Вашем сочинении, только и всего.
    Не беритесь её учить — это неблагодарное занятие. Катя вполне взрослый человек и отлично разбирается во всех жанрах литературы.

  7. Я хорошо знаю, что учить кого бы то ни было — это неблагодарное занятие, поэтому никого не учу и учить не собираюсь. А уровень юмора по-моему не так уж низок. Во всяком случае шуток ниже пояса практически не было. Вернее была только одна)

  8. Светлана, спасибо! Я старался.

    moro — я просто хотел сделать В&К наоборот, поэтому Катя не красавица, а Вик толтый, и оба очкарики))
    Рад, что тебя рассмешил — смеяться полезно!
    Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)