ОХОТА НА ДЖЕЙРАНА

Пустыня Кара Кумы, а в переводе с Туркменского, — «Чёрные пески» ошибок не прощает.  Впервые, прибыв поездом в Туркменскую ССР,  ещё на вокзале я услышал, а затем и прочитал нашумевшую в то время жуткую историю.  В местной газете писали, как семья из четырёх человек: муж, жена и двое маленьких детей, выехали  на легковушке из города Красноводск, через Ашхабад в сторону Чарджоу. Асфальт трассы в одном из мест был разрушен или не доделан на протяжении нескольких километров. Проехать легковушке по разбитой большегрузами грунтовке было невозможно. Но там всегда работали трактора шабашников, которые за мзду перетаскивали на прицепе тросом или трейлером, до асфальтной дороги. Очередь бывала длинная и скандальная. Знающие местность водители иногда рисковали объехать эту проблему. Сворачивали в пески пустыни и по такырам проскакивали…. (Такыры, — солевые выходы пустыни, прочные как асфальт, протяжением от нескольких, метров до нескольких километров)

То ли решив не тратиться на дорогую перевозку, или чтобы не терять времени, эта семья решилась на объезд.  Лишь на одиннадцатый день, пустую машину застрявшую в песках, случайно увидел пилот пролетавшего вахтового вертолёта. Обеспокоенные родственники давно и безуспешно обивали пороги местного Райотдела милиции с заявлением о пропаже семьи. Летом в пустыне, печёт до пятидесяти градусов в тени. В милиции их успокаивали, но действий не предпринимали. И всё же кто то из отдела, услышав сообщение пилота, вспомнил о заявлении и начался поиск. Не сразу, но нашли занесённую песком легковушку. Сообщили родственникам. В машине лежала записка написанная карандашом. Женщина сообщала: Мы заблудились! Бензин закончился. Муж четыре дня назад ушёл за помощью и не вернулся… Спасибо сестричка за банку компота, что ты настояла взять при отъезде. Воды нет. Пьём компот по глоточку пятый день. Ждать больше нет сил. Пойдём на восток, ищите в том направлении. Несколько дней спасатели с предприятий, друзья и родственники искали потерявшихся. Но нашли лишь брошенные вещи, которыми женщина с детьми отмечала свой путь. И больше никого. Даже косточек не обнаружили.

Я прибыл в Советскую Туркмению на стройку Нефтеперерабатывающего завода по распределению. Тогда в семидесятые годы, защитив диплом, требовалось отработать два-три года там, куда распределяли. Обычно посылали работать туда, куда укажут партия и Министерство образования.  Лишь отработав два-три года ты имел право получить диплом в руки. Вот и направила меня и моего сокурсника выпускная комиссия в пустыню на стройку народного хозяйства.

Поездом до  Баку, а дальше паромом, двенадцать часов через Каспийское море до Красноводска, пограничного города Туркменистана. Глубокой ночью, с парома, прибыв на железнодорожный вокзал Красноводска мы измученные дорогой, в пустом зале ожидания прилегли на лавку и уснули мертвецким сном. Пробуждение в шестом часу утра было кошмарным. Мы попали в прошлый век. Вокруг нас рядом и около сидели дикие, как нам показалось люди  в тельпеках ( Бараньих папахах) огромного размера и цветных халатах. Туда сюда сновали женщины в длинных до пят платьях. Причём у них до глаз были закрыты  лица платками окутывающими голову. Мужчины похожие на стариков, бородатые, в длинных халатах и удививших нас тельпеках, сидели на полу на кошме и пили чай из пиал. Специфичный, неприятный запах наполнил здание. Мы ошарашенно оглядывали всё это и не верили своим глазам. Выйдя на привокзальную площадь, тут же наткнулись на привязанных десяток верблюдов. Ишаки орали, а лошади хрустели сеном. Вокзальная площадь была переполнена. Рано утром начинал работать базар.

ОХОТА НА ДЖЕЙРАНА: 2 комментария

  1. Спасибо. Прочитал, не отрываясь. Воспоминания, ощущения, забытые впечатления наполнили меня. Бывал несколько раз, не дольше двух месяцев за один приезд. Тяга преодоления и вкус неизведанного, спрятанного надёжно и навечно, каждый раз манили меня побывать ещё раз. Знатоком этих мест не стал, но ценитель и удивлённый гость из меня получились.
    Охота, опасность, подстерегающая на охоте, которая не упустит свой миг, не пощадит и даже тело сделает исчезнувшим навсегда в безызвестность. Охотничья страсть продолжает наполнять теплом мои вены. Сострадание и жалость остужают её, но она готова вспыхнуть в любую секунду. Глаза беспощадного зверя мне тоже приходилось видеть в упор, но мне повезло, а ему — нет!
    Как память, храню нож местного производства с лезвием черного цвета, на котором золотом сделана надпись, которую каждый переводит по своему. Поверхность рукоятки ножа состоит из обработанных и подогнанных друг к другу простых отделочных камней с тщательностью и безошибочностью изготовления сложного ювелирного шедевра. Что-то магическое есть в этом ноже. Рассматривая его, я погружаюсь в далёкое прошлое, которое кажется близким.
    Ещё раз, спасибо Вам.

  2. Прошу прощения за опечатку. Конечно «поделочных» камней, а не «отделочных». Как-то сам собой строительный термин вставился. Думал одно, а вставил второе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)