Чтобы навек ушло

Как хочется, чтоб в этот день, как миг Меня любили и любили женщины Чтоб я умел красиво ласки им дарить Волной морскою раздвигая каменные трещины Чтобы навек ушло — разбилось в темноте Всё тёмное и злое в этой чудной жизни Чтобы убрались в топь болот все те Кто исковеркал жизнь моей больной отчизне

Зазеркалье

Плаваю в словах и смыслах, я улыбаюсь, мир улыбается мне, во мне отражаются мира мысли, мир – это зеркало, я в зеркале. Говорят о плохом и хорошем, говорят о добре и зле – две стороны одной горошины, молекулы в зеркале. Говорят, что счастье – это выработка каких-то гормонов… Радостно плюю, а мне наплевать! Счастье – … Читать далее «Зазеркалье»

БОГИ И АРХЕТИПЫ

БОГИ И АРХЕТИПЫ 1. Происхождение архетипов. Зигмунд Фрейд утверждал, что источником многих человеческих действий, не имеющих очевидного смысла или мотива, а также не поддающихся отчету психических состояний является наше бессознательное. Карл Юнг пошел дальше, и показал, что бессознательное не только сохраняет следы переживаний или стрессов, пережитых самим индивидом, но и несет в себе многовековой опыт … Читать далее «БОГИ И АРХЕТИПЫ»

Опять мне хочется

Опять мне хочется про осень Как стрелы чёрных журавлей Мне рвали сердце и несносен Был дождь, как серого серей И вмиг стал мир пустой и жуткий И жизнь как будто умерла И на короткий промежуток Всё показалось силой зла Но разве стая не вернётся Не ложь ли осени мираж Весна уж стрелами клянётся И крылья … Читать далее «Опять мне хочется»

Ужас.

Это была обычная степь. Ну вы знаете какими они бывают, степи? Бесконечная, с выжженной солнцем травой, и ещё небо… Ну, небо -это отдельная история. Оно над степью, словно полинялое полотно. Вот было когда-то голубое, а потом на него какая-то неумёха прачка белизны плеснула. Так и пошла вся его голубизна белесыми рваными пятнами. И тянется эта … Читать далее «Ужас.»

ВОДА И ЗЕРНО…

Так быстро сложилась мозаика, На пир собрались тщеславье и зло. Перепутав нить вокруг шарика — Все узнаваемы стали в лицо. . Они свои камни бросают В ранимые души, и им всё равно, Вновь дальше спокойно шагают… Рекою кровавой стекает вино. ., Утоляя плоть кровью, кусают. Вьют черную нить на веретено, Под масками спектакль играют. Переплелись … Читать далее «ВОДА И ЗЕРНО…»

ЭТА ОСЕНЬ УЙДЕТ,НИЧТО НЕ ВЕЧНО….

Белое порой становится черным. Тянуться руки–крюки к моей душе. Бреду по дорогам извилистым горным, Вся жизнь, на каком-то слепом вираже. . Эта осень уйдет, ничто не вечно Пепел ветер разнесет от костра. Я мечтала об огне бесконечно, Но не будет там завтра, и нет вчера. . Перевернуто наше сознанье, Позором стало творить добро, Пребывая в … Читать далее «ЭТА ОСЕНЬ УЙДЕТ,НИЧТО НЕ ВЕЧНО….»

Рыжков Александр. Пробуждающийся разум

Пробуждающийся разум Посвящается непревзойдённому мастеру слова Говарду Филлипсу Лавкрафту Мысли переполняют мою голову. Ещё чуть-чуть, и она взорвётся, разбрызгавшись ошмётками мозгов по всему кабинету, словно тыква от дроби, выплюнутой из ствола Ремингтона. И это не образное сравнение, подвернувшееся для красного словца. Это на самом деле… Над моей волей медленно, но верно начинает довлеть чужой разум. … Читать далее «Рыжков Александр. Пробуждающийся разум»

Горошина или притча о Настоящей Принцессе

сказка На самом деле все было не так. Вернее, не совсем так, как рассказано в известной сказке. В давние-стародавние времена жили-были Король и Королева. Каждый из них по-своему заботился о благополучии королевства и имел свой круг обязанностей. Король оберегал государство от нападения внешних врагов, писал мудрые и справедливые законы, направленные на богатство и процветание своей … Читать далее «Горошина или притча о Настоящей Принцессе»

Рыжков Александр. Богомерзкая тварь

Эта аудиозапись попала ко мне совершенно случайно. Как-то я купил подержанный цифровой диктофон (за сущие копейки, нужно признаться) у одного бомжа. Откуда тот его достал – мне было без разницы. Но если бы и захотелось узнать, вряд ли убогий рассказал что-либо внятное: его глаза были полны испуга, руки тряслись, и, казалось, его больше волновало сплавить … Читать далее «Рыжков Александр. Богомерзкая тварь»