Зигзаги судьбы

Рядом с тротуаром остановилась белая иномарка. Из нее выскочила высокая блондинка лет сорока и окликнула женщину с большим пакетом:

— Таня… Таня… Татьяна, остановись же… Постой!

Та остановилась и нехотя оглянулась:

— Нина? Ты откуда здесь? Ты же в Испанию уехала.

— Ну, и видок у тебя… Можешь не рассказывать.  Я и так наслышана… Новость в топе у местного бомонда. О вас с Артуром только и говорят. Все уши прожужжали. Но честно скажу, я бы за своего мужчину боролась… А, ты взяла и ушла. Теперь эта… с низкой социальной ответственностью ездит в твоем авто, живет в твоей квартире… Как насмешка… Неужели не жалко? Вот так вот все бросить и уйти? Я от тебя такого не ожидала. Думала ты боец, а ты, — Нина недоумевая хмыкнула и пожала плечам.

— Знаешь, подруга, я больше не хочу эту тему ни с кем обсуждать. Это мой выбор, мое решение…

— Подумаешь, загулял… Но так миллионы живут. Дом не забывал, деньги, шмотки, все твои хочу на блюдечке с голубой каемочкой… Хотела работать в клинике — пожалуйста. Артур тебе ее купил.  Подумаешь, какая беда — изменяет…  Да я бы ей все перья повыщипала. Хочешь совет, между прочим бесплатный, – встреться с ним и поговори без нервов. Скажи, что погорячилась.

— Нет, я уже решила. Бумаги в суде.

— Да уж… Развод века для нашего городка. Примирение возможно?

— Нет! Противно, что он говорит про меня… Противно его видеть… Нет!

— Ню-ню… Я и не знала, что ты такая гордая. Может, тебя подвезти?

— Нет. Мне здесь совсем рядом.

— Ты где теперь живешь? А работаешь?

— В старой нашей квартире. В поликлинике участковым терапевтом работаю.

— Ну, ты даешь, мать! Мощь! Мадам Викентьева работает участковым врачом, ходит на вызовы, бабушкам уколы ставит. Прикольно.

— Нина, прости, но у меня больше нет времени. Я очень спешу. Пока.

— Я бы на твоем месте такое устроила, что всем стало жарко.

— И хорошо, что ты не на моем месте.

— Ладно, пока… Еще увидимся, город у нас не столица.

Нина вернулась к автомобилю, села в него и была такова, а Татьяна пошла дальше, свернула в арку и оказалась в небольшом дворе — колодце. Набрала код на замке и поднялась на пятый этаж. Открыла дверь и зашла в квартиру. Здесь они с Артуром были счастливы. Она студентка мединститута, а Артур только защитил диплом и получил место прораба на стройке. Он был обычным парнем, добрым и звезд с неба не хватал. В начале двухтысячных здорово повезло его отцу. Тот любил говорить: «Фарт попер… И все началось с маленькой автомастерской, потом еще, еще и еще… А, теперь я почти король авторемонтного бизнеса в городе. » Пять лет назад свекор передал все дела сыну, а сам отправился на заслуженную пенсию.

Артур к тому времени уже работал у отца помощником, но был ему подконтролен. Когда тот удалился от дел, то стал сам себе господином, и деньги просто сорвали крышу. Он думал, что Татьяна не знала о его мелких интрижках и несерьезных увлечениях, пока не появилась статейка в местной желтой газетенке с фотографиями, сделанными в каком-то мотеле, где он и его очередная пассия оказались в не совсем приличном виде.

Тогда Татьяна собрала вещи и ушла на старую квартиру, которая уже пустовала несколько лет, но служила, как она потом выяснила, местом встреч Артура с другими женщинами.

В отместку муж заблокировал все ее банковские карты и сказал, что Викентьевых просто так не бросают. Само собой, ей пришлось уйти из клиники, владельцем которой был Артур. Свекор пытался убедить закрыть глаза на «шалости» сына и вернуться, но она отказалась.

Прошел месяц, и через неделю должен был состояться развод. Она знала, что там будет и была готова к любому исходу. Да и пусть! Только Артур ничего не знал о том, что у нее будет ребенок, о котором она мечтала все эти годы их совместной жизни. Сама врач, лечила от бесплодия других женщин, а тут ошибка природы —  по какой-то причине не получалось. Оба здоровые, нормальные люди, а вот не дано было им детей. Свекор ее иногда упрекал, но Артура их отсутствие в доме не волновало. И вот случилось. Она была счастлива.

Суд состоялся… При разделе имущества Татьяне оставили старую однокомнатную квартиру, купленную специально для них как свадебный подарок. Потом уже Артур купил новую, а эта осталась пустовать, иногда в ней ночевал кто-нибудь из его друзей. Несмотря на то, что развод состоялся, со старшим Викентьевым у нее остались хорошие отношения. Он даже сказал, что если будет нужда, то обращаться к нему за помощью без стеснения по-родственному. Только она знала, что никогда не пойдет ни к одному из Викентьевых что-то просить. А еще ей вернули машину. После суда Артур, отдавая ключи, сквозь зубы процедил:                                  — Принципиальна… дура…, — и вышел.

Татьяна надеялась, что эта встреча была последней, теперь их ничего не связывало, даже фамилия. Она после развода вернула свою девичью фамилию и снова стала Огаревой. Вот такой вот вышел зигзаг, но жизнь продолжалась…

Возвращаясь вечером как-то после работы, измотанная и усталая, день выдался еще тот. Казалось, что все одинокие бабули ее участка как сговорились и решили прийти на прием. Они жаловались на жизнь, бессонницу, ломоту в костях, своих детей и внуков, которые приезжают один раз в году, а звонят только по праздникам. Как обычно, приложила таблетку к домофону, но дверь не пожелала открываться, а из парадной никто не выходил, да и на набор номеров других квартир никто не отвечал. Она была готова разреветься, как к двери подошел мужчина с большой спортивной сумкой через плечо.

-Здравствуйте! Вы хотите войти в парадную?

— Да, только ключ почему-то не открывает, а заклинание «сим — сим откройся» не работает…

— А вы здесь живете?

— Да.

— Снимаете? — строго спросил он.

— Нет, живу здесь…

— Что-то я вас не встречал.

— Я здесь жила раньше, лет десять назад, а сейчас вернулась.

— Давно?

— Простите, это допрос?

— Нет, для информации…

— Полтора месяца назад вернулась… Обстоятельства изменились…

— Вы на каком этаже живете?

— На третьем… В двенадцатой….

— Вот те раз… И почему я такую соседку не замечал?  Я живу в десятой…

— Вас тоже раньше не встречала.

— Я был в длительной командировке на югах… Разрешите представиться — Сергей Васильев.

— Татьяна. Заметила, что загар южный, не наш…

— Тогда просто Сергей. Жаль, но мы уже пришли.  Пока, соседка! Надеюсь, что еще встретимся. Если нужна будет помощь, то обращайтесь, — улыбнулся он и весело подмигнул.

— До свидания, Сергей Васильев, — ответила Татьяна, а сама подумала: «Неужели выгляжу такой беспомощной, что все предлагают мне помощь. Вот еще. Я сама в состоянии справиться со всем…»

В квартире было тихо и темно, но ее это не расстраивало, а даже радовало, что может побыть одна после суматошного дня. Только успела переодеться, как в дверь позвонили. Она ее открыла. На площадке стоял Сергей и на его лице была тревога:

— Татьяна, простите пожалуйста, но маме плохо… Она сказала, что вы врач… Скорую вызвал, но там не сказали, когда приедет. Все машины на вызовах…

— Хорошо, хорошо! Уже иду.

Она вышла следом за Сергеем, прихватив свой чемоданчик.

-Добрый вечер, Мария Анатольевна. Где у вас болит, голубушка?

— Танечка, простите бога ради. Не хотела вас беспокоить, но мне очень плохо, ноги совсем не держат, дышать тяжело…

-Ну, что вы, сейчас все будет хорошо… Укольчик поставим.

Минут через сорок, когда Марии Анатольевне уже стало лучше, приехала скорая помощь. Врач настоял на госпитализации, с сердцем не шутят. Прошло несколько дней, когда Сергей зашел к Татьяне.

— Понимаю, что это бестактно, но у меня нет другого выхода. Мама еще слаба, а меня опять отправляют в командировку, с начальством не поспоришь… Хотел бы вас попросить, если, конечно, согласитесь… Могли бы вы, Танечка, навестить мою маму в больнице хоть пару раз, пока ее не выпишут. Я бы сам справился, но эта командировка совсем не вовремя…

— А отказаться или объяснить не пробовали своему руководству, что вы не можете ехать, что ваша мама…

— Простите, не могу.

— Ясно, старики мало нужны своим детям. Таких мам, бабулек ко мне приходит на прием по пять-семь человек каждый день. Бедные, одинокие, никому не нужные…

— Татьяна, у меня совсем другой случай. Я очень люблю свою маму, но отказаться от поездки не имею права… Так вы мне поможете? Я вам потом может когда-нибудь все объясню.

— Хорошо. Когда уезжаете?

— Сегодня ночью.

— Тогда до свиданья и возвращайтесь скорее.

— До свиданья! Я обязательно вернусь!

За неделю, что Мария Анатольевна еще провела в больнице, женщины подружились. Татьяна приходила к ней почти каждый день, а после выписки та просила не забывать и заходить в гости просто так, по-соседски на чай.

 

***

День выдался трудным, Татьяне ничего не хотелось делать вечером, она и зашла к соседке. Та была очень рада, а Татьяна будто оказалась в другом веке. Они сидели за дубовым столом под круглым абажуром, пили чай из китайских фарфоровых чашек и неспешно беседовали о прошлой жизни, листая семейный альбом с пожелтевшими фотографиями.

Муж Марии Анатольевны был военным моряком. Сын пошел по его стопам – стал военным. Хотя она была категорически против, но Сергей всегда умел добиваться своего. Татьяна слушала с интересом рассказы соседки, как та встречала мужа из походов, и как на пирсе звучал «Случайный вальс».  С мужем они прожили двадцать лет, как говориться, душа в душу. Он безумно любил море, а погиб на суше в нелепой автокатострофе. Сын тогда только поступил в военное училище. На третьем курсе он влюбился, а после окончания училища, женился, но семейная жизнь у молодых как-то не сложилась. Женечка не выдержала кочевой жизни по гарнизонам.  Сергей мечтал служить в спецназе, прошел отбор, и начались командировки в горячие точки и не только. Когда он был нужен дома, его всегда не было. Потом ранение, госпиталь, операция, и снова служба… И у Женечки сдали нервы, она уехала сначала к маме, а потом подала на развод, и вскоре вышла второй раз замуж.  Мария Анатольевна с большой любовью рассказывала о сыне, но сетовала, что у нее нет внуков. Она надеялась, что сын еще раз женится, встретив хорошую девушку. Жаловалась, что Сергей на эту тему только отшучивается, говоря, что женат на службе, а это рождение детей не предполагает.  Вот и весь разговор. Да и служба была у него беспокойная. В любую минуту могли позвонить, вызвать и отправить в неизвестном направлении неизвестно на какое время.

И как-то Татьяна разоткровенничалась, рассказав свою историю, видимо очень устала носить все это в себе. Некоторые знакомые из прошлой жизни, встречая, делали вид, что не знают, проходили мимо или отводили глаза в сторону, но за спиной обсуждали ее «интересное положение» чуть ли не взахлеб. О Татьяниной беременности бывший муж узнал случайно, встретив в супермаркете, а сказав гадость в присутствии своей новой дамы, изобразил на лице истинное блаженство. Татьяна сначала переживала, но поняла, что огорчаться не стоит — ее счастье всегда с ней и вот-вот на свет появится новый человек.

Мария Анатольевна за эти несколько месяцев для молодой женщины стала почти родной. Маму Татьяна не помнила совсем, та умерла, когда было всего четыре года, а отец сразу женился на другой женщине, которая так и не смогла заменить мать, да и не очень стремилась ей стать, потому что родила своих детей.

 

***

Сентябрьским вечером, когда женщины беседовали за кружкой чая, зазвонил телефон, и жена одного из сослуживцев Сергея, сообщила, что завтра их мужчины возвращаются. Мария Анатольевна очень разволновалась и чуть не слегла от радости с давлением, а потом уговорила Таню, чтобы та составила ей компанию.

В четыре часа дня они стояли на перроне вокзала в толпе встречающих. Из вагонов выходили люди, и, наконец, появился Сергей. Он смотрел по сторонам, а, увидев женщин, заулыбался и направился в их сторону.

— Привет, девчонки! Вот я и вернулся. Правда, немного задержался, но зато загорел. С отдыхом не получилось, но жив и здоров!

— Я вот Танюшу уговорила меня сопровождать. Вдвоем спокойнее, да и веселее.  Сынок! Я так рада, что ты вернулся, вот только надолго?..

— Мамочка, я в отпуске на целые две недели! Дача, речка, шашлыки! Не жизнь, а мечта!  Рад, что вы пришли меня встречать. Честное слово! Ну, что домой?

— Ба! Васильев! Ты скрыл от своих друзей факт, что женился, да еще скоро станешь отцом… Дааа, дружище, не порядок, — к ним подошли два сослуживца Сергея. Они похлопали товарища по плечу, весело улыбаясь.

Татьяна стала почти пунцовой и хотела ответить в оправдание, что это не так, и она совсем ему посторонняя женщина, но Сергей слегка сжал ее пальцы в своей руке, опередив слова готовые сорваться с губ.

— Ребята, всему свое время…

— Скрывай не скрывай, а тайное всегда становится явным! Не отвертишься, поляна за тобой! И за отпуск — не забудь!

— В субботу, как и договаривались! — ответил он. Мужчины попрощались и направились в сторону выхода с перрона. Татьяна подняла глаза на Сергея:

— Зачем же ты так? Что же теперь делать?

— Ничего… Придется жениться, — улыбнулся он.

— Это невозможно! — воскликнула Татьяна.

—  Почему?

— Для этого есть много причин… И одно из них, так сказать, на лицо.

— Скажу прямо, ты мне давно нравишься… А я тебе совсем никак?

— Не думала над этим вопросом.

— Танечка, будет время, подумай пожалуйста!

— Сергей, давайте считать, что это была не очень удачная шутка.

— Так, о чем разговор? Я что-то пропустила? — спросила Мария Анатольевна, которая отвлеклась на несколько минут, встретив знакомую.

— Ничего не пропустила. Идемте домой, хватит здесь стоять… Я так соскучился, мама.

— Пойдем, сынок! Я тоже очень соскучилась.

Мария Анатольевна, обрадованная возвращением сына, казалось, даже помолодела. За столом царило какое-то сумасшедшее веселье. Сергей уговаривал Татьяну поехать с ними на дачу, но она категорически отказалась, сославшись на субботнее дежурство в поликлинике. Он очень расстроился.

Две недели пролетели очень быстро. Сергей опять то уезжал, то возвращался… Иногда они встречались в сквере, где Татьяна любила прогуливаться в любую погоду, за исключением дождливой.  Татьяна несколько располнела, движения стали плавными, да и время шло к тому, что она совсем скоро должна стать мамой. И одна эта мысль наполняла ее таким блаженством и умиротворением, что казалось от своего счастья светилась изнутри.

 

***

В тот декабрьский день наконец-то привезли детскую кроватку из магазина «Счастливый малыш», рабочие занесли в квартиру, поставили посреди комнаты и ушли.  Татьяне надо было передвинуть мебель, но сама она не могла, да и попросить было особо некого из соседей.  К Марии Анатольевне она стала заходить все реже и реже, а Сергея просто избегала. Нет, не потому, что он ей не нравился, а наоборот, она в него влюбилась незаметно для себя, переживала, когда он уезжал, радовалась, когда возвращался. Но считала, что та его шутка на вокзале только и была именно шуткой. Такой вот каламбур, зигзаг настроения.

Она стала держаться от него на расстоянии, и не давала воли своим чувствам, стараясь избежать даже случайных встреч, но в этот день ей это не удалось. Вечером зашла Мария Анатольевна и попросила измерить давление. Увидев несобранную кроватку, сказала, что сейчас отправит Сергея, чтобы тот помог, и отказываться бесполезно. Мужчина быстро собрал кроватку и передвинул шкаф. Татьяна в знак благодарности предложила ему выпить чаю, а он согласился.

Они засиделись, разговаривая о том, о сем, но их разговор прервал длинный звонок в дверь. Но каково было удивление Татьяны, когда на пороге увидела своего бывшего мужа.

— Привет! Ты мне не рада? -ухмыляясь спросил Артур, оглядывая ее слегка располневшую фигуру, — Хм, а ты даже ничего так смотришься… Сексуально.

— Ты зачем сюда пришел? Кто тебя звал?

— Я хочу выяснить чей у тебя ребенок… Если мой, то сразу советую ко мне вернуться, а не захочешь, то пеняй на себя. Отец через знакомых смотрел твою медкарту… За деньги можно все. По срокам получается, что это мой ребенок.

— Уходи. Это тебя не касается. Твоим он никогда не будет…

-Я знаю, что ты мне не изменяла, потому что была под колпаком, как Штирлец у Мюллера. Ха-ха-ха, — засмеялся Артур, считая свою шутку удачной и смешной.

— Уходи по-хорошему…

— А если не уйду? Что ты мне сделаешь. Я знаю, что ты дама избирательная и с первым встречным в постель не ляжешь…

— Таня, кто там пришел? — выходя из кухни, спросил Сергей.

— Это мой бывший муж.

— Он что-то здесь забыл?

— А ты кто такой? — задал вопрос Викентьев.

— Я здесь живу. Ты бывший муж, а я настоящий. И ребенок тоже мой. Так что вы ошиблись. Танечка, я сейчас провожу гостя и вернусь.

-Ну и су…- начал было орать Артур.

Сергей взял его аккуратно за локоть и вывел из квартиры, приговаривая:

— Нельзя нервировать беременную женщину. Если что-то с ней случиться, то я тебя просто закопаю…

Сергея не было минут двадцать, но он вернулся очень довольный, потирая руки.

-Ты его не убил? – вдруг заволновалась Татьяна.

— Ну, что ты, просто убедил, вежливо объяснив ситуацию и разъяснив момент. Здесь он больше не появится, не переживай. Но для твоего спокойствия… Таня, что с тобой? Тебе плохо?

— Вызови скорую, а то сейчас будешь учиться роды принимать.

Она стояла, согнувшись пополам от боли, держась рукой за тумбочку.

Скорая забрала Татьяну минут через двадцать, а в три часа ночи она родила светловолосого мальчугана весом в три килограмма и ростом в пятьдесят сантиметров.

Это был для нее самый большой подарок в жизни. Татьяну и малыша выписали на пятый день, под самый Новый год. Ее встречали Мария Анатольевна и Сергей. Он протянул букет роз Татьяне, а медсестре шампанское с большой коробкой конфет. Другая медсестра протянула ему малыша, а он растерялся…

— Ну, что же вы, папаша! Не бойтесь! Берите, берите! Держите крепко! Поздравляем с наследником. Пусть растет здоровым и умненьким!

Сергей взял его на руки, и все пошли к машине. Там он передал ребенка Татьяне, а сам сел за руль. Дома, уложив сына в кроватку, Татьяна наклонилась над ним, поправляя одеяльце, и не заметила, как к ней подошел Сергей:

— Танюша, мне надо с тобой поговорить.

— Тсс… Сережа, давай потом… Я устала, очень…

— Таня, нам надо было уже давно поговорить, еще тогда, в сентябре… Ты молчала, я молчал, думал, что все разрешится само… Я тогда ведь серьезно сказал… Ты подумала над моим предложением? Только не говори, что тебе надо время? Времени было даже слишком много на раздумье, что человек успел родиться…

— Сережа, я помню о твоем предложении, но думала, что это просто шутка…

— Таня, я сейчас скажу тебе одну вещь, а там уж сама решай… Знаешь, после того ранения, у меня не может быть детей… Поэтому и Женя от меня ушла, она хотела ребенка… Когда тебя увидел там, у парадной, помнишь наше знакомство, ты мне очень понравилась, а потом ты пришла с мамой на вокзал… Тогда понял, что влюбился, но мне было страшно сказать правду… Ведь ты, наверное, захотела бы еще детей… Мне было страшно с тобой об этом говорить… А, когда сегодня держал на руках твоего сына, понял, что очень хочу быть его отцом… Теперь ты можешь ответить так, как посчитаешь нужным.

— Сережа, не говори глупости… Я очень хочу, чтобы ты был отцом моему ребенку… Нашему сыну… Люблю тебя. И куда бы тебя не забросила жизнь, я просто хочу быть рядом с тобой…

P.S. Вот так вот закончилась эта история. Татьяна и Сергей поженились. Сына назвали Артемом. Они счастливы. Исполнилась мечта и Марии Анатольевны. Она с огромным удовольствием занимается с внуком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)