У КРАЯ. Глава 23. Виртуальный миллионер

“Из дальних странствий воротясь”, засел за бизнес-план, чтобы уточнить сроки реализации проекта и потребности в ежемесячных инвестициях. Результаты обескуражили – еще до запуска производства требовалось вложить не меньше трех с половиной миллионов Евро. Инвестор не располагал и половиной этой суммы.

– Что будем делать? – спросил партнеров, собравшихся, как обычно, в ресторанчике на “Динамо”.

– Афанасич, тебе же простили полмиллиона, – напомнил Вангелов.

– Не простили, а отложили платеж на два года, – возразил ему.

– Да и Костя обещал построить цеха в кредит, – вспомнил динамовец.

– Если получится, – мгновенно уточнил Константин.

– Самое смешное, денег нет даже на авансовый платеж, – напомнил собравшимся.

– Надо искать, – глубокомысленно призвал динамовец.

– Мне бы на цех найти, – затосковал Константин, – Есть, правда, мыслишка, – все же проговорился он.

– Какая? – мгновенно среагировал Вангелов.

– Да возьму не астроновский цех, а отечественный. Это вдвое дешевле.

– Ну, вот! – радостно поддержал динамовец, – А ты, Афанасич, что предложишь?

– Китайское оборудование. Тоже вдвое дешевле.

– Ну, вот! – окончательно уверовал партнер, считая проблему решенной.

– Карасёв уже купился на китайцев. Лечится, – напомнил ему, – Говорят, вчера раки были по три рубля, но маленькие… Сегодня большие, но по пять… Жабу вот предложили за рубль, но у нас и рубля нет.

– Что за хрень? – не понял динамовец.

– Анекдот, – уточнил я, – Сережа так постарался, даже жаба не по карману. А мы еще хорохоримся, – поднялся я, считая дальнейшие разговоры бессмыслицей…

Но вечером вдруг позвонил успокоительный Андрей Синцов:

– Афанасич, ты куда пропал? – обрадовался он, заслышав мой голос, – Звоню-звоню, а тебя всё нет и нет.

– В Италии был. Подписал контракт, а вот партнеры подвели. Теперь сижу в растрепанных чувствах.

– Так это же хорошо, что подвели!.. Подъезжай, поговорим… И бизнес-план захвати… Записывай адрес, – продиктовал он адрес офиса банка “Уралсиб”, где теперь работал вице-президентом.

– Есть возможность получить заемные деньги без залога. Конечно, не все так просто, но твой бизнес-план идеально подходит. Можешь мне его оставить?

– Разумеется.

– В общем, я его запущу, и буду информировать, – окончательно успокоил он.

“Если что, пойдут сразу два проекта”, – решил в уме несложную задачку…

– Анатолий Афанасьевич, это Аркадий. Мне надо с вами встретиться, – предложил вдруг голос из трубки.

– Какой Аркадий? – спросил незнакомца.

– Погосян… Адвокат Михайлевского.

– И что?

– Подъезжайте завтра на “Динамо” с документами вашей фирмы. Приведем их в готовность для получения займа.

Что ж, мысль правильная. Пусть действительно все посмотрит специалист. Не помешает.

У входа в ресторан меня встретил обходительный молодой человек приятной наружности.

– Едем на “Станколит”. Там мой офис, – сообщил он.

Мы сели в бесплатное такси вещевого рынка на “Динамо”, и через полчаса оказались в адвокатском офисе. Две девушки, Юля и Катя, принялись за финансовые документы, а сам Аркадий увлекся изучением учредительных документов.

– Ух, как запущено, – сообщил адвокат, просмотрев все и выслушав девушек, – Оставляйте. К завтрашнему утру все будет в полном порядке, – пообещал он.

– Мне сюда приезжать?

– Зачем. Все привезу на “Динамо”.

И ведь действительно привез.

– Афанасич, – радостно встретил меня Вангелов, – Сейчас вас с Катей отвезут в банк. Там переговоришь, как ты умеешь, и вернешься. Тогда поговорим.

– Кто такая Катя?

– Твой бухгалтер. Вы же встречались на “Станколите”.

– Надо же. А я и не знал, что у меня есть бухгалтер.

– Теперь знаешь, – улыбнулся Володя, – Ничего, похоже, проплатить успеем, – добавил он фразу, на которую даже не обратил внимания – мало ли о чем мечтается порой…

Нас привезли в район Новокузнецкой улицы, слегка повозили по переулочкам и высадили у небольшого домика с малозаметной надписью “Банк” на массивной двери.

– Проходите! – даже не взглянув в документы, пропустили в операционный зал охранники.

– Вам сюда, – ни о чем не спросив, показала одна из операционисток на дверь с надписью “Посторонним в…”

– Проходите, пожалуйста, – уже за той таинственной дверью показал молодой человек восточной наружности на другую дверь с солидной надписью золотом “Президент”.

– Входите, Анатолий Афанасьевич, – поднялась из-за стола дама бальзаковского возраста и назвав свое трудное для запоминания имя (во всяком случае, для первого восприятия), предложила присесть в кресло напротив нее.

– Оганесян, Айвазян, Мовсесян, – примерно так назвали себя остальные пятеро из сидевших в том кабинете сотрудников банка.

“Армяне шумною толпою”, – мгновенно подсказала память начальную фразу из какого-то неприличного стишка.

– Анатолий Афанасьевич, посвятите нас непросвещенных в ваши великие дела. А то Сергею верится с трудом. Уж очень у него всё хорошо. Кстати, кто вам делал бизнес-план? Сергей сказал, немцы.

– Немец – это я. Каюсь, но бизнес-план – моя работа, – вызвал я оживление в кабинете.

– Я так и думала, – окинула всех гордым взглядом проницательная дама-президент.

– Но от этого он не хуже. Скорее, наоборот. Тем более, прошел экспертизу во всех ведущих банках страны.

– И вы можете предъявить письменные заключения?

– Сколько угодно.

– Тогда, не вдаваясь в лирику (её мы уже наслушались), огласите, пожалуйста, основные финансовые показатели проекта.

Уложившись в две минуты, выдал обычный экспромт, завершив его данными последней версии бизнес-плана. Выслушав, армяне дружно загалдели.

– А у Сергея были другие показатели, – подвел итоги галдёжа финансовый директор.

– И что?.. Бизнес-план не догма, а руководство к действию. Меняются обстоятельства, меняется план, – ответил ему.

– А откуда вы взяли такую низкую кредитную ставку?

– Это недавнее предложение “Уралсиба”. А что, у вас другая?

– Минимум, в два раза выше, – ответил финансист, тут же удостоившись укоризненного взгляда президента.

– А вам разве Сергей ничего не говорил? – явно отвлекая, спросила она.

– Сергей в Ялте. Информацию оттуда получаю от Вангелова.

– Ох, уж этот Вангелов. Кстати, а где он?

– Подозреваю, на “Динамо”.

– Хорошо, Анатолий Афанасьевич, оформляйте документы. Думаю, завтра авансовый платеж мы уже сделаем, – ошеломила редкой оперативностью руководитель банка.

Нас с Катей усадили в отдельный кабинет, и нам на подпись рекой потекли документы. Вначале пытался читать, но скоро понял, что в условиях аврала это невозможно.

– Все-таки какая кредитная ставка? – спросил забежавшего на минутку финансиста.

– В документах ее нет. Проставим с Михайлевским, – ответил тот на бегу.

“Оригинально”, – подумал я, но предпринимать что-либо в той суматохе не стал, опасаясь остановить процесс оформления авансового платежа.

В конце дня за нами пришла машина. Отправив Катю на “Динамо”, добрался до метро “Новокузнецкая” и уехал домой…

– Лёд тронулся, Афанасич, – радостно встретил Вангелов утром следующего дня, – Только что позвонили из банка. Деньги ушли. Поздравляю.

– Спасибо, конечно. Только ты хоть предупреждай. А то, как в Армению попал… Мутная публика. Так и не узнал их условия, а они уже работают.

– Не переживай, Афанасич. Это же наш карманный банк.

– Армянский банк?! А вы каким боком?

– Да у Серёжи жена армянка. Ты же ее видел в банке. У президента сидела рядом с тобой.

– Да-а-а?! – мысленно представил я соседку, которая, мне показалось, была единственной из армян на моей стороне. Теперь хоть понятно, почему, – Ну, вы даете!

– Ей понравилось, как ты держался. Вот только одет, говорит, не как директор.

– Где уж нам!

– Ладно. Пойдем, познакомлю с Камиллой. Заодно отметим, – повел меня в ресторан Володя.

Кроме Камиллы, за столом уже сидели Катя с Юлей.

– Вы не обижайтесь, Анатолий Афанасьевич. Просто посмотрела на вас со стороны, – первым делом извинилась Камилла.

– Ну, и как?

– Нормально, раз ссуду дали и даже аванс проплатили, – рассмеялась она, – Вы не обижайтесь, но мы решили одеть вас, как директора. Давайте ваши размеры, а девочки подберут что-нибудь.

“И что за блажь у этих нуворишей”, – размышлял над предложением Камиллы, – “Впрочем, как всегда, сначала оденут, а потом непременно обуют”, – мысленно улыбнулся я.

– Не стоит беспокоиться. Просто не знал, куда меня отправил Володя.

– Ох, уж этот Вангелов! – укоризненно посмотрела на партнера Камилла, – Девочки, записывайте размеры.

Пока отмечали успех, делегация вернулась с ворохом одежды. Это было нечто: пальто, плащ, три костюма, ворох рубашек, связка галстуков и, наконец, коробки с обувью. И всё модное, молодежное.

– Да вы что, ребята?! Мне уже за шестьдесят, – возмутился я.

– Не может быть! – воскликнули молодые женщины. Льстили, скорей всего.

Заставили примерить. Как ни странно, все подошло.

– Это подарок от фирмы, – заявила Камилла.

– Учту при выплате оклада, – пошутил я.

– Не вздумайте! Катя, проследи, – дала она указания бухгалтеру.

– Афанасич, теперь придется только в этом ходить, – сочувственно улыбнулся Вангелов, не получивший фирменного подарка.

Меня тут же загрузили в машину и отправили домой…

Уже через неделю “Бретон” прислал полный комплект документации. И я засел за перевод и освоение. Главное, появились строительные чертежи, и вплотную встал вопрос, где все-таки размещать завод. Тем более, сообщили, что, в случае досрочной оплаты, срок изготовления нашего комплекта оборудования может быть сокращен на целых три месяца.

Позвонил МихНику, сообщил, что лёд тронулся.

– Так он у вас уже давно тронулся, – удивился тот, припомнив, очевидно, платеж Синькова.

– То был не тот лёд, а теперь, похоже, тот.

– Поздравляю.

– Спасибо. Оборудование поставят, вот только куда, – поделился с ним теперь уже вполне реальными проблемами.

– Я поищу, – пообещал МихНик.

К моему удивлению, предложение поставщика оборудования было воспринято, и даже с заметным энтузиазмом. Ещё бы! Запустить завод в межсезонье, или в сезон максимального спроса на продукцию… Да и расчеты показывали, что сокращение сроков строительства повышает эффективность проекта.

Как бы там ни было, но уже через неделю меня и Катю направили в банк для оформления досрочного платежа. А через день мы получили сообщение “Бретон”, подтверждающее новый срок исполнения заказа – май месяц текущего года.

Всё. Времени на раскачку больше не оставалось. Именно в этот момент, как по заказу, позвонил МихНик:

– Есть неплохой вариант. Одна риэлторская фирма продает цеха в вашем любимом Сергиево-Посадском районе. Причем, недорого. Завтра утром можем съездить, посмотреть.

Разумеется, согласился.

Прямо с утра МихНик заехал за мной. В районе Мытищ нас ждали представители риэлторов.

– Вы готовы заплатить десять тысяч долларов? – первым делом спросила самоуверенная дама-риэлтор.

– За что?! – с удивлением посмотрел на МихНика.

– Как за что?.. За то, что покажу вам продавца.

– И всё?! А если мы с ним не договоримся?

– Договоритесь.

– Ну, а если?

– На нет и суда нет.

– Хорошо, – вынужденно согласился я.

– Поехали! – решительно скомандовала дама…

И вот мы проехали Сергиев Посад, и поехали по Угличскому шоссе… Пять, десять, пятнадцать километров, – сколько еще?.. Но на семнадцатом километре показалась стела с громадной надписью: “Загорская ГАЭС”. Свернув направо, проехали еще два километра.

– Кажется, приехали, – сообщила дама-риэлтор.

Действительно, в обрамлении лесных чащоб виднелись неплохие корпуса.

Нам показали два цеха, идеально подходившие для размещения оборудования первой очереди.

– Ну, как, подходит? – спросила дама.

– Подходит, – ответил ей.

– Вот мой телефон. Как только будете готовы, встречаемся. Вы передаете мне десять тысяч, я вам – адрес продавца.

На следующий день отправился в офис. Переговорил с Константином.

– Давай, съездим. На месте и решим, – предложил он.

– А Володя?

– А что Володя? Он что ли строить будет?

– Поехали.

В ту поездку отправились всем комплектом полковников. Благо, в микроавтобусе было достаточно мест. Из офиса на Балтийской долетели за час.

В цеху вдруг обнаружили грузовик и несколько человек, демонтирующих цеховую кран-балку.

– Это что за дела? – удивился я, – Виталий Иванович, разберись, – выдал указание старшему полковнику.

Мы переместились в другой цех. А минут через десять подошел Теплинский с каким-то человеком.

– Я начальник службы безопасности, – представился тот, – Насколько понял, вас ввели в заблуждение. Этот объект уже приобрела наша компания. Работы ведутся по указанию нашего руководства, – сообщил он.

– А как в этом убедиться? Ведь я могу заявить то же самое, – спросил его.

– Вы правы. Давайте проедем в управление ГАЭС. Это недалеко. Там подтвердят.

Спорить было бессмысленно. Подхватив начальника, всем экипажем отправились в управление.

Пока ехали, нам рассказали, что собственником площадей является гидроаккумуляторная электростанция. Станция уже сдана в эксплуатацию и теперь продает ставшие ненужными стройплощадки.

Электростанция оказалась режимным объектом, и без собственника “наших” цехов нас вряд ли допустили на ее территорию. Но нам оформили пропуска, и мы отправились куда-то вниз по склону. А перед нами во всей красе предстала долина небольшой речки Кунья с ее громадным рукотворным водохранилищем.

– Ничего себе! – воскликнул кто-то из полковников, – И рыба есть?

– Всё есть, только ничего нельзя. Важный объект. Особенно верхнее водохранилище, – махнул наш сопровождающий куда-то вверх, – Пока шла стройка, рыбаков там было больше, чем рыбы. А сейчас всё огорожено колючкой и охраняется.

Меж тем вышли на плотину и подошли к зданию станции. Оглянувшись, увидел нависающую гору, по которой к телу плотины спускались шесть водоводов фантастических размеров.

– Вот это, да-а-а! – не удержался от восторгов.

Нас пропустили в здание, и вскоре мы оказались в кабинете одного из руководителей.

– Этот объект действительно продан, – подтвердил тот, – Что-то еще осталось, но продажей занимается “Мосэнерго”. Могу дать адрес. Общаться надо с ними. По моим сведениям, не продан всего один объект. Если заинтересует, будем рады хорошим соседям, – закончил он разговор.

Нам дали сопровождающего, и минут через десять мы оказались на объекте. Огороженный участок в два гектара. Большой, но низкий цех. Железнодорожная ветка рядом с цехом. Большая бетонированная площадка с козловым краном. Еще три каких-то сооружения.

Конечно же, первый участок лучше, но на безрыбье…

– Ну, как? – спросил Константина.

– Чем меньше построек, тем дешевле. Все равно их сносить, – определил он.

– Значит, годится?

– Годится!

И тут к нам подошел бородатый крепыш средних лет.

– Андрей, – представился он, – Я смотрю, вас эта площадка заинтересовала?

– Ну, да, – ответил Костя.

– Вон мои грузовики, – показал он на стоявшие в отдалении многотонные развалюхи, – Я здесь один из арендаторов. Надеюсь, не выгоните? Я местный, могу сгодиться, – предложил он свои услуги.

– Это интересно, – согласился Костя.

– Нам грузовики понадобятся. Особенно на этапе строительства, – подтвердил я.

– Отлично! Тогда я в вашем распоряжении, – обрадовался Андрей.

Мы усадили его в наш транспорт, и в полчаса он провел экскурсию по поселку Богородское и прилегающим местам. Что ж, оставалось лишь действовать, и действовать стремительно…

Прямо с утра поехали с Костей на “Динамо”. Выслушав наше сообщение, Володя сходу озвучил решение динамовцев:

– Ну, что ж. Если Афанасича всё устраивает, будем брать. Для оформления выделю вам Аркашу, а деньги, Костя, за тобой.

– Как это?! – возмутился Константин.

– Ты же брался за строительство. Так что, давай, работай.

– Но у меня сейчас столько нет.

– Думай, где взять. А мы под это не подписывались

– А под что вы подписывались? – закусил удила Костя.

– Мы покупаем оборудование, – заявил Вангелов.

– Вы оборудование?! Его покупает “АнСтар” на заемные деньги, да еще “Бретон” одолжил полмиллиона лично Афанасичу… Мы пахали.

– Другого ничего сказать не могу. И Серёжа скажет то же самое, – заключил Володя…

В офис возвратились в растрепанных чувствах.

– Так что будем делать? – спросил Константина.

– Не знаю, – ответил тот.

– Попробую переговорить с “Уралсибом”, – предложил ему.

– Подожди, может, что придумаю, – не согласился Костя…

Позвонил Аркадий, и мы отправились в “Мосэнерго”, а оттуда к их представителю, ведущему продажу имущества.

Участок, который нам предложили в управлении ГАЭС, еще не был продан, и Аркадий вместе с представителем приступил к оформлению договора купли-продажи.

Оказалось, процесс оформления прав собственности может занять не один месяц.

– А когда мы сможем начать работы на участке? – спросил представителя собственника.

– Когда оформите все документы в имущественном комитете.

– Ничего себе!.. А если нам надо немедленно?

– В принципе, мы готовы дать разрешение хоть сейчас. Условие одно – вся сумма по договору должна лежать в банковской ячейке с соответствующими правами изъятия.

– Мы согласны, – ответил за нас адвокат Аркадий, ничего не знавший о нашем финансовом положении.

Я же не стал никого разочаровывать. Зато вечером разочаровали меня. Сначала позвонил МихНик:

– Анатолий Афанасьевич, мне только что звонила дама, с которой ездили в Сергиев Посад. Она возмущена.

– Чем?

– Тем, что вы сами вышли на контакт с продавцом.

– Но мы покупаем совсем другой объект. Тот, который она нам показывала, уже продан.

– Ну, и что. Она ошиблась. Привезла не на тот объект.

– Но она и цену не ту назвала. Мы покупаем за цену в два раза меньше.

– Это не имеет никакого значения.

– Как это, не имеет?.. И что она хочет?

– Десять тысяч долларов, как договаривались.

– Но она нам не показала ничего. Ни объект, ни продавца.

– Анатолий Афанасьевич, это демагогия. Она продает все объекты.

– Она ничего не продает. Это вымогатели, я так вижу.

– Ну, и что. Советую с ними не ссориться. Иначе будут неприятности. Лучше заплатите.

– Я доложу своим партнерам. Как решат, так и будет. У меня денег нет.

– Продайте машину.

– Машины тоже нет. Есть машина дочери, но за нее вряд ли можно выручить десять тысяч.

– Займите.

– Михаил Николаевич, мне проще отказаться от участка.

– Откажитесь.

– Вы это серьезно?

– Вполне.

– Что ж, это тоже не я один решаю… Я разочарован, Михаил Николаевич, – окончил я нелицеприятный разговор с человеком, которого уважал.

Не успел пережить этот разговор, подоспел второй:

– Анатолий Афанасьевич, когда отдадите долг? – сходу взяла быка за рога дама-риэлтор.

– Какой долг? Разве я вам что-то должен? За что? – включил я “дурака”.

– Вы уже забыли? Десять тысяч долларов за демонстрацию объекта и сведения о продавце, – опрометчиво ответила та.

– Вы продемонстрировали чужой объект и не дали никаких сведений о продавце.

– Так вы отказываетесь?

– Повторяю. Я вам ничего не должен. Просто, не за что.

– Тогда откажитесь от объекта.

– От какого?

– Вы знаете.

– А вы здесь причем?

– Это наш объект.

– Вы заблуждаетесь. Это объект “Мосэнерго”, а вы никакой ни риэлтор, как представились, а обычный вымогатель.

– Ну, вы об этом горько пожалеете!

– Вы мне угрожаете?

– Считайте так.

– Тогда, предупреждаю. Наш разговор записан. Если я ещё раз услышу что-то подобное от вас или от кого-либо ещё, эта запись окажется, где следует, – завершил я неприятный разговор.

На душе было прескверно, словно кого-то обокрал. И ведь давно знал, что очень скоро поток подобных разговоров будет возрастать в геометрической прогрессии. ”Единственный зримый прогресс перестройки”, – мысленно рассмеялся вслед уходящему вечеру.

– Афанасич, деньги нашел! – через неделю обрадовал Константин, – Подвернулся большой заказ. Выпросил аванс. Теперь придется выкручиваться, пока вы ни раскрутитесь.

– Великолепно! И что теперь?

– Звони Аркаше. Будем закладку делать.

Уже через день увидел, как делаются подобные закладки в банковские ячейки. Пока мы с представителем “Мосэнерго” оформляли кучу банковских документов, возник Аркадий с большим портфелем, заполненным деньгами.

– Не страшно с таким ходить? – спросил его.

– Привык. С детства так ходил. У меня папаша был цеховиком. Вот он рисковал. Под расстрелом ходил. А я, что. Отнес портфель, получил на мороженое, – поделился тот детскими воспоминаниями.

– Ну, ты даешь! – с восторгом посмотрел на адвоката-цеховика.

И еще полчаса вручную пересчитывали миллионы. Наконец, залог оказался в ячейке. Операция “Ы” завершилась. Как и предсказывали, еще около двух месяцев тянулась бюрократическая тягомотина, прежде чем мы в Аркадием получили долгожданные свидетельства о праве собственности.

Но именно с той закладки началась операция “Ъ” по реконструкции бывшей строительной площадки Загорской ГАЭС в современное камнеобрабатывающее производство.

Уже через день получили документацию, а главное, ключи от всех объектов площадки. Но вскрыв основной цех стометровой длины, обнаружили, что тот полностью забит мусором. Словом, вся площадка представляла собой огромный склад чего-то отбракованного, либо просроченного. Выбросить бы, а жалко – вдруг сгодится.

– Да-а-а!.. Крепка советская власть, – оценил всё это безобразие Константин, – Ладно, Афанасич, на днях переброшу сюда два-три бытовки и пяток таджиков. Они порядок наведут. А Бороду попросим вывезти весь хлам на свалку.

– А он согласится? – спросил его, разумеется догадавшись, кто здесь Борода.

– Согласится. А вот и он, легок на помин, – направился Костя к подъехавшему грузовику.

Вскоре Андрей присоединился к полковникам, бурно обсуждавшим диспозицию.

В течение трех дней на площадку были доставлены жилые бытовки, в которые поселили бригаду таджиков. Именно в эти дни начались регулярные поездки в Богородское членов рабочей группы.

В один из дней к Теплинскому и Сотникову присоединился и я. Мы выехали в семь утра и уже в восемь подъезжали к площадке. Удивили столбы густого дыма, исходившего явно оттуда.

– Похоже, пожар. Езжай быстрей, – скомандовал Теплинский.

Лишь подъехав ближе, поняли, что горят огромные костры, вокруг которых суетятся таджики.

– Виталий Иванович, вы что, не предупредили, чтобы вели себя тихо, и не устраивали подобных безобразий. Только штрафов нам не хватало. Погасите немедленно, – обратился я к Теплинскому.

– Есть, – ответил тот и помчался исполнять команду.

Мы с Сотниковым пошли смотреть, что сделано в цеху. Изменения уже заметны, но работы ещё предстояло видимо-невидимо.

Подошел Теплинский с Бородой и бригадиром таджиков.

– Костры погасили, – доложил Виталий Иванович, – Но, похоже, опоздали. Вас приглашают к главе администрации, – обрадовал он.

Ничего не поделаешь, придется знакомиться на негативном фоне.

В кабинет главы вошли с Теплинским. Как ни странно, встретил благожелательно. Представился, Теплинского представил в качестве заместителя.

– О вас, Анатолий Афанасьевич, весь наш городок гудит. Что же вы там строите, такое грандиозное? А главное, чего ждать нашим людям? заинтересованно спросил глава.

Привычно выдал свой экспромт о камне. Воспринял с интересом, но без энтузиазма.

– Это понятно. Вы заработаете кучу денег. А нам одни неприятности, вроде дыма от ваших костров.

Уколол-таки. Да и разговор какой-то пошел, типа, что я буду с этого иметь. Впрочем, сам виноват – рассказал, как для потенциального инвестора.

– За дым приношу наши извинения. Не доглядели за нашими пионерами.

– Какими пионерами? – недоуменно улыбнулся глава.

– Которые костры жгут, – окончательно рассмешил его, – А люди нам потребуются. На первом этапе человек пятьдесят, а на втором – раза в четыре больше. Думаю, молодежь потянется. Техника интересная. Сама работает. Но программируют ее люди – специалисты. Кого-то обучим сами, а некоторых пошлем в Италию. Кстати, вы наверняка знаете средний уровень зарплаты по району.

– Шесть тысяч рублей, – заинтересованно уточнил глава, – А у вас?

– Наши ученики будут получать сразу по десять тысяч. Дальше пока не фантазирую, но думаю, выйдем на московский уровень.

– Что ж, это все хорошо. Но костров больше не жгите.

– Обещаю, не будем, – почувствовал я завершение встречи.

Ан, нет. Не тут-то было.

– Анатолий Афанасьевич, хотелось бы переговорить тет-а-тет, – неожиданно засмущался глава.

– Без свидетелей? – не удержался я.

– Ну, зачем так грубо… Просто, личный разговор.

Я посмотрел на Теплинского.

– Понял, – засуетился тот.

– Я так понимаю, у вас московская организация, – начал глава.

– Верно.

– То есть, все налоги уйдут в столицу. Ну, а мы, что с этого будем иметь?

– Я уже сказал. Хорошую работу для ваших жителей.

– Ну, это тоже их личное дело.

– Ну, не знаю. Намекните, хотя бы, чего вы ждете от нас.

– Намекаю, – обрадовался глава, – Вот автомобиль у меня старенький. Стыдно в таком ездить. Да и дороги у нас, сами видели, колдобина на колдобине.

– Намек понял. Увы, мы только начинаем. В долгах, как в шелках.

– Не смешите меня. Все вы, миллионеры, любите прибедняться.

Заслышав нечто о миллионерах, рассмеялся так, что глава посмотрел на меня уже не с любопытством, а, мне показалось, с испугом.

– Что с вами? – спросил, протягивая полстакана воды.

– Рассмешили с этим миллионером бедного пенсионера.

– Ну, уж не скажите. Я справлялся о вас… Купили такую площадку… Оплатили дорогое оборудование… К тому же, вы единственный владелец.

– Да-а-а… Вам бы в органах работать, – не выдержал я. Справлялся он. Интересно, у кого, – Тогда должны знать, раз справлялись. Всё в долг, всё взаймы. Вот верну долги, тогда поговорим.

– Но с дорогой вы всё же подумайте. Сумма для вас смешная.

– Я подумаю, – решительно встал, считая разговор оконченным. Начали с костров, а окончили дорогами и автомобилями. И ведь никуда не денешься. На душе стало скверно…

“А ведь действительно миллионер. Правда, виртуальный”, – размышлял по дороге домой. Лишь дома подсчитал свое виртуальное состояние – сумма значительно превысила два миллиона Евро. Требуется еще миллион, согласно бизнес-плана, но где его взять. Есть, правда, чисто теоретически, палочка-выручалочка “Уралсиб” в лице Андрея Синцова. Впрочем, действующему заводу любой банк займет с удовольствием…

В следующий раз на площадку попал лишь через неделю.

– Знакомьтесь, Иван Иванович, – представил мне Теплинский бодрого старичка, – Будет жить в одном из вагончиков. Заодно присмотрит за хозяйством.

– А кто ему платить будет? Вы? – спросил доморощенного мецената, пристраивающего “бомжей”.

– Вы не так поняли, Анатолий Афанасьевич. Это наш новый работник. Мой бывший сослуживец. Прапорщик в запасе. Я его пригласил на работу еще в Волоколамске. Костя знает.

– Предупреждать надо, – сердито ответил ему, – Показывайте, что сделано.

А сделано было немало. Хотя вся площадка перед цехом завалена, сам цех сиял чистотой.

– Молодцы! – похвалил бригадира таджиков. Тот просиял в ответ, – Что ж, пора приглашать Воронкова и прикинуть расстановку оборудования.

– Есть, – бодро принял команду полковник…

В очередную поездку на площадку отправились с женой своим ходом, задержавшись по каким-то причинам на час-полтора.

Свернув у стелы, проехал метров сто и остановился на обочине.

– Пройдусь немного, – сказал жене. Она понимающе кивнула. Последнее время я всегда просил Сотникова останавливать машину именно здесь. Старость не радость.

Вошел в лес. Какая красота! Лесная подстилка уже подсохла, комарья еще нет. Листва едва наметилась, и лес прозрачный, как невеста на выданье, уже готовится к взрослой летней жизни. А птицы!.. Нет. Это не передать словами…

Но, что это? Чуть в глубине, за кустиками, виднелся крупный внедорожник. Вот сволочи. Нет, чтобы оставить на обочине. Прутся напропалую. Дойти им трудно. Впрочем, мало ли причин не светиться на обочине. Но любоваться красотой природы и топтать её – не понимаю.

С досады махнув рукой, пошел к дороге.

Еще километр, и мы подъехали к железнодорожному переезду. Прямо у переезда стояла черная “Волга” главы администрации, а за ней несколько милицейских машин с включенными мигалками. Сами милиционеры, вооруженные автоматами, развернувшись в цепь, уже устремились куда-то по путям вправо.

Похоже, что-то случилось. Подъехав ближе, увидел, что дверь “Волги” изрешечена пулевыми пробоинами, а на водительском месте видна лишь откинутая окровавленная голова.

Милиционер у переезда жезлом приказал остановиться.

– Что случилось? – кивнул в сторону “Волги”.

– Встречные не попадались? – вместо ответа спросил тот.

– Нет. Зато в лесу, в ста метрах от стелы видел внедорожник. Похоже, пустой.

– Товарищ капитан! Скорей сюда! – крикнул постовой невидимому начальнику.

Одна из милицейских машин сорвалась с места и подлетела к нам.

– Товарищ видел в лесу машину!

– Где?!

Я сказал, и машина улетела в сторону трассы…

– Автомат нашли, – подошел один из милиционеров к нашему постовому.

– Где?

– Там. Оттуда и стреляли, – показал тот на бугор у лесной опушки метрах в пятидесяти от переезда.

Подъехала скорая помощь.

– А вы куда едете? – спросил, наконец, постовой.

– Вон туда, – показал на видневшиеся вдали цеха, – У нас там работа.

– Ну, и езжайте! Чего встали! – взмахнул он жезлом, – Спасибо за помощь! – крикнул уже вслед.

– Авария? – спросила жена, – Я не смотрела. Страшно.

– Вроде того, – ответил ей.

Минут через пять оказался на площадке. Там шла суета. Из вагончиков выскакивали таджики с вещами и усаживались в микроавтобус.

– Что происходит? – спросил Теплинского.

– Да покушение на местного главу! Кажется, шофера убили. А нам позвонили, предупредили, что будет облава. Могут наших нелегалов зацепить. Сотников с Андреем их сейчас вывезут потайными тропами.

– Пусть только к переезду не едут, – предупредил его.

– А что там?

– Уже перекрыли.

И вот уже автобус сорвался с места, увозя наших таджиков.

На сегодня работа закончилась, так и не начавшись.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)