Сказки старика Хименеса. Дарящая Сны

Над городком висели тяжелые серые тучи. Который день шел дождь. Дорога из Санта Роса стала похожа на небольшую реку. Джип, подвезший меня к бару Хименеса, рванул сквозь тучи брызг дальше, к эстансии Нуэвосов. Водитель, хмурый пеон с потухшей сигарой во рту, кивнул на прощанье. Я приложил два пальца к полям шляпы, купленной в Байресе. Капли холодного дождя стекали по полям шляпы, сигареты в кармане превратились в месиво из табака и бумаги. Я скорее толкнул знакомую дверь.

В баре было пусто. Негромко играло радио. Хименес сидел за стойкой и задумчиво смотрел на какого – то местного пьяницу, заснувшего прямо за столом. Он спал, положив седую голову на натруженные руки, покрытые несмываемой печатью тяжелой работы. Перед ним стояла полупустая бутылка дешевого рома и едва тронутый хамон. Хименес печально качал головой, глядя на этого человека. Увидев меня, старик широко улыбнулся и вытащил из под стойки бара знакомую калабасу для матэ и пару серебряных трубочек.

— Хола, амиго. Рад тебя видеть. Ты совсем промок, выпей рома, пока заваривается матэ. Только не увлекайся, посмотри на Антонио. Он работает, не разгибаясь на своем ранчо. Нет, амиго… Это в Эстадес Униос ранчо – много земли и лошадей. У нас это называется гасиенда. А ранчо – клочок земли и старая хижина. Это вечная песнь нищеты. Антонио щедро полил свою землю потом, но ему едва хватает на еду, а еще надо помогать дочке. Она живет в Хенераль Пико. Он устал и потерял веру. Теперь ищет он её на дне бутылки. В его глазах нет больше огня, они пусты. Я пытался говорить с ним. Но, мне кажется, он не слышит меня, не слышит мира вокруг. В его ушах звучит ласковый шёпот Дарящей Сны. Кто она? Я расскажу…

Все мы – люди, амиго. В наших сердцах боль пробивает дырки и сквозь них течет медленный яд отчаяния. Но, если живы вера и надежда, если мы еще умеем любить, этот яд испаряется слезами, текущими из наших глаз. А когда человек перестает любить, когда его вера теряет силы и тает в пустоте… Когда его ангел на небе начинает плакать над потухающим огоньком свечи его души… Тогда человек видит две дороги. На одной – гремят выстрелы и хохочут шлюхи. Звон золотых монет вместо колоколов церквей. Грязная похоть вместо любви. Ненависть и злоба протягивают руки и зовут за собой к пылающему горизонту, где над бездной стоит черный трон. Ты понял, амиго — кто сидит на нем.

Но, есть люди, которым не хватает сил идти по той страшной дороге. Их души, потеряв веру, засохли, словно осенний цветок. Им не нужно добра и зла, не нужно ничего. Им нужен покой. И, тогда они слышат ласковый шепот Дарящей Сны. Ты романтик, амиго. Нет – это не прекрасная юная дева. Это пожилая, опрятная женщина с черным котом на руках. Она сидит на крылечке дома над озером, гладит кота и тихонько напевает песни твоего детства. Огромные желтые листья медленно падают с веток деревьев в спокойные воды озера. Пахнет чаем и мятой. Мурлычет черный кот. Тишина, обволакивающая тишина царит вокруг. Даже ветры обходят стороной её домик над озером в Ущелье Снов. Там не бывает дождя и снега, не бывает жаркого солнца. Там всегда покой и полумрак. Мурлычет черный кот, негромко напевает старуха с добрым лицом и пустыми глазами. Ты опускаешь руки в теплые воды озера, тебе становится спокойно и хорошо. И ты начинаешь забывать мир. Мир – ранящий твою душу болью потерь, мир – обжигающий тебя пламенем любви, мир – бьющий тебя наотмашь предательством и злобой. Весь этот живой и кипящий мир. Твоя душа засыпает, и Господь больше не слышит её. Ты отказался идти по дороге, что дана тебе. Ты прилег на обочине, и ветер времени насыплет курган из желтых листьев забвения над твоей душой. И Дарящая Сны улыбнется уголком морщинистого рта, она погладит кота и запишет еще одно имя в тетради с вытертой серой обложкой.

Где дорога к Дарящей Сны? Она совсем рядом с каждым из нас, где бы он не был. Отчаяние и усталость покажут её тебе. И если ты пойдешь по этой дороге, она выведет тебя к Ущелью Снов, где ты останешься навеки. Можно ли уйти из этого ущелья? Можно, амиго. Я помню такой случай…

… Когда мы с женой купили этот бар, в Европе еще зализывали раны Великой Войны. Ты слышал про эту войну? Один народ возомнил себя богами и решил, что вправе определять, кому и как жить. Твой дед давил гусеницами своего танка этих богов? Давай выпьем в память этого достойного человека. Так вот, тогда в наших краях было много бежавших от возмездия служителей ненависти. Они покупали землю и строили дома, надеясь рано или поздно вернуться победителями. Напротив моего бара держал лавочку солидный мужчина с военной выправкой. Его звали Хайнц Магель. Вежливый и корректный, только в глазах его была пустота. Анна -Мария, увидев его в первый раз, сказала мне – « Себастьян, поговори с ним. Мне кажется он слышит голос Дарящей Сны». Я послушался жену и пытался говорить с ним. Он не слушал меня. В его душе уже умерло все, было слишком поздно. Он верно служил дону Адольфо Хитлеру и, когда его поставили командовать лагерем, где уничтожали людей только за то, что они по другому верили в Бога и в их жилах текла другая кровь, Магель не отказался. Он честно выполнял свою страшную работу. Я не верил в это, но – я видел глаза человека, рассказавшего мне правду об этом военном. В этих глазах было столько горя и боли, что они не могли лгать.

Этот человек казался ангелом мести. Он назвал себя Баар Леви. Позже – я узнал, это было его ненастоящее имя. Он годами шел по следу коменданта лагеря, этого вежливого и воспитанного человека. Он исколесил тысячи легуа, говорил с тысячами людей. И наконец, нашел след коменданта. Здесь, в Аргентине бывшая жертва, а ныне палач Баар Леви нашел коменданта Магеля.

В тот вечер, как и сегодня, шел дождь. Холодные капли били по стеклам окон. Мария ушла спать. В баре остались мы вдвоём – я и Баар Леви. Он пил крепкую водку и не пьянел, только его глаза блестели слезами. Он рассказывал мне о маленьком городке в Польше, об уютной квартирке, где играли его дети и жена готовила обед. Он рассказывал – как красиво играл на скрипке его старший сын, как ласковы и послушны были дочери. Он говорил о том, как любил свою жену. В расстегнутый ворот его рубахи я видел обручальное кольцо, висящее на тонком шнурке на его шее. Он рассказывал – как однажды за ними пришли. Он говорил о ужасах лагеря и страх полз в мою душу. Он, срывающимся голосом, рассказал – как увидел идущих в камеру, где травили газом, свою жену и детей. Он надолго замолчал, опустив седую голову. « Как же ты выжил?» — спросил я его. « Вера и ненависть помогли мне» — тихо ответил он – « Я выжил, что бы воздать по заслугам Магелю и всем остальным магелям, уничтожавшим наш народ». Затем он вытащил из кармана серой куртки пистолет. « Сегодня я поставлю точку в жизни Магеля» сказал мне Баар Леви. Внезапно он вздрогнул. Он увидел, как из своего дома вышел Магель и, не обращая внимания на дождь, пошел в горы. Хлопнула дверь моего бара – Баар Леви тенью скользнул за бывшим комендантом…

Через неделю, ночью, в двери бара постучали. Я открыл дверь. На пороге стоял Баар Леви. Он прошел мимо меня к стойке и налил себе стакан маисовой водки. Выпив, он кинул мне пистолет и сказал –

… « Выбрось его, Себастьян. Я не стрелял из него. Я вообще больше не буду стрелять. Что с Магелем? Я догнал его… В Ущелье Снов. Он сидел на берегу озера и молчал. Рядом стоял дом и какая – то старуха, с котом на руках, пела старую еврейскую колыбельную песню. Я приказал ей заткнуться, махнув пистолетом. Она улыбнулась и замолчала. Я повернулся к Магелю. Это была кукла, Себастьян! Не человек! Из уголка его рта текла струйка слюны, он дышал – но его глаза были мертвы! « Что с ним?» — спросил я старуху. « Он очень устал и спит. Он будет спать, пока Господь не назовет каждого из живущих и умерших по имени. Его имени там не будет. Он просто рассыплется в прах» — добрым голосом ответила Дарящая Сны. « Ты ведь тоже устал, Яков Шмульц? Отдохни, помой руки в озере» — прошелестел голос старухи. Сонная тяжесть навалилась на меня. Всё казалось ненужным и пустым. Хотелось окунуть руки в теплое озеро и забыться. Но, кольцо на моей шее, вдруг раскалилось добела. Боль от ожога вернула мне боль утрат, вернула мне память. « Мне не нужен твой покой. Я верю в Бога и надеюсь предстать перед ним!» — крикнул я в лицо Дарящей Сны. Громко зашипел черный кот на её руках. Она захохотала, брызгая желтой слюной из беззубого рта. « Иди, Яков Шмульц! Иди и вспоминай всё! Пусть твой Бог смилостивится над тобой! Иди и сдохни, одиноким и ненужным!» У меня в глазах полыхнуло пламя. Очнулся я на обочине дороги, ведущей в твой городок, Себастьян. Вот я здесь. Я больше не мщу. Я уеду в Йерушалайм и проживу столько, сколько Господь отпустит мне. Надеюсь – немного. А затем я встречу свою семью, там, в небесном граде, пред ликом Бога моего. Прощай, Себастьян. Спасибо тебе за всё»

Он поклонился и ушел. Через два года Эухенио, наш почтальон, принес мне письмо от Баар Леви. Там была фотография. Он стоял на фоне, каких – то камней, надпись внизу говорила – что это Стена Плача, и в его глазах был покой. Тот покой – что дает истинная вера. Вера в справедливость добра и всемогущество любви. Я храню фотографию этого счастливого человека. Я верю – его разлука с семьей не была долгой. Бог соединил любящие сердца…

…. Вот такая история, амиго. О Дарящей Сны и Баар Леви. Не пускай в свою душу отчаяние, гони отупляющий сон. Плачь, смейся, люби, страдай – но не давай уснуть своей душе. Мир жесток, но он прекрасен, амиго! А, когда Господь назовет тебя по имени – сумей честно взглянуть Ему в глаза. Сквозь боль и страх – верь, надейся и люби…

Сказки старика Хименеса. Дарящая Сны: 12 комментариев

  1. Михаил, прекрасная сказка… Почти каждый раз читая твои сказки, без слез не обходится…
    Вроде и просто все, но написано о очень важных вещах…

  2. Спасибо Миш! Читая понимаю,
    Такие сказки во века нужны.
    И жизни радуясь, я каждый слог внимаю,
    Чтоб не попасть в полон Дарящей Сны.
    С Уважением и Признательностью! Сергей

  3. @ Михаил Ковтун:
    МИША В ЭТОТ РАЗ ДАЖЕ ПИСАТЬ НИЧЕГО НЕ БУДУ. ВСЕ, ЧТО В МОЕЙ ДУШЕ, СКАЗАНО СЛОВАМИ ТВОЕГО ГЕРОЯ:- «…. Не пускай в свою душу отчаяние, гони отупляющий сон. Плачь, смейся, люби, страдай – но не давай уснуть своей душе. Мир жесток, но он прекрасен, амиго! А, когда Господь назовет тебя по имени – сумей честно взглянуть Ему в глаза. Сквозь боль и страх – верь, надейся и люби….
    Ты говоришь через своего героя то, о чем мы под частую в отчаянье молчим, предпочитая сдружиться с Дарящей Сны. Иногда мы словно в пустыне в наших мегаполисах….

  4. @ zautok:

    Мир жесток и все мы слышим песни Дарящей Сны… Жаль, что не у всех хватает сил уйти от этих снов, убивающих душу. Я встречал много людей со спящими душами.

    Знаешь, Надежда — почаще произноси вслух своё имя) Оно прекрасно. Dum spiro- spero

  5. Вовремя Ваша сказка, Михаил, попалась мне на глаза:) Почитала вот и сказала «стоп» унынию и грусти. Хорошая сказка. Есть в ней волшебство:) Весеннего Вам вдохновения для написания новых сказок.

  6. @ Михаил Ковтун: Миша пиши свои сказки. Это то ради чего я остаюсь здесь рядом с твоими героями. Твои рассказы-сказки помогают жить.

  7. @ Михаил Ковтун: Твои герои помогают осмыслить жизнь, Пиши свои сказки, они кладезь мудрости. Кроме тебя никто не может показать этот мир во всех его переплетениях с такой достоверностью, элегантностью и правдивостью, и столь толерантно. Не останавливайся, как бы не хлестала жизнь.

  8. @ Климент:

    Сказки… Я их не пишу, просто записываю то, что рассказывает мне мелкий дождь, стучащий по отливам окон. А что б услышать его нужен покой, нужно время. Сейчас нет: ни того, ни другого… Я не говорю — что не буду больше писать. Просто надо услышать голос дождя за шумом повседневной жизни)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)