Вечность

Седой граф зашел в темный подвал своего замка, зажег свечи, открыл золотым ключом ларец, украшенный драгоценными камнями, и дрожащими руками положил в него еще одно разбитое сердце. Потом привычно окинув взоров ненавистный ему подвал закурил трубку, сел в кресло, задумчиво глядя на портрет.

— Ну, здравствуй! — грустно улыбаясь произнес граф.

На портрете была изображена женщина в черном платье, но черты ее лица были надежно скрыты  плотной черной вуалью, сквозь которую виднелся лишь блеск лучезарных глаз да ярко-алые губы, томно призывающие к поцелую. Граф познакомился с этой женщиной в молодости, когда ему было всего 25 лет. Юнец покорил ее с первого взгляда. Впрочем, своей небывалой красотой он всех женщин покорял с первого взгляда, вот и не разглядел тогда в этой красотке свою судьбу, за что и расплачивается по сей день.

Граф достал из бара бутылку эля и вышел из подвала в галерею. Стены галереи  были увешаны портретами молодых женщин. Он шел не спеша, останавливаясь у каждой картины, с любовью поглаживая рамы, как будто здороваясь с каждой из них.

Рыжая Жанна. Огонь была девка. Их сумасшедшему роману позавидовал бы, наверное, сам Казанова. В монастырь, говорят, ушла. Уму непостижимо! Жанна — и в монастырь! Вот воистину пути Господни неисповедимы. С тех пор граф о ней больше ничего не слышал.

Блондиночка Нелли. Ангел во плоти. С каким обожанием она него смотрела, как томно вздыхала на балах, улавливая его взгляды. Замуж вышла, детей нарожала, потом внуки пошли. А муж, говорят, гулял безбожно. И весь город судачил о том, какая Нелли святая, как она любит своего мужа и все ему прощает. Граф ухмыльнулся: «Знаем мы, какая она святая…» Тропинка к озеру, где граф встречался с Нелли лунными ночами, давно уже поросла непролазным терновником.

Брюнетка Эльвира. Сумасшедшая, взбалмошная женщина. Каждый день рядом с ней — это ураган эмоций. Как она любила! А как ревновала! Все или ничего — ее жизненное кредо. Покончила с собой в весьма юном возрасте.

Изабелла, Сьюзи, Илона, Эмилия, София, Эльза, Милана, Арина, Инга… Всех и не перечислить.

Граф повесил на стену портрет еще одной молодой женщины и провел рукой по нарисованным волосам, как будто надеясь ощутить мягкость русых локонов. Альбина. Она была славной женщиной. Вот и прославилась на всю округу своей неприступностью. Наверное, где-нибудь в укромном уголке ее замка тоже есть музей разбитых сердец. И какие только женихи к ней не сватались — всем отказала. Да так и умерла в одинокой старости. Сегодня.

Лестница из галереи выходила в зеркальный зал, наполненный ярким солнечным светом. Граф бросил осторожный взгляд в зеркало, которое издевательски отразило 25-летнего мужчину.

— Да будь она проклята эта вечность!!! — еще одно зеркало, изо дня в день вот уже несколько веков подряд отражающее 25-летнего графа, было разбито брошенной в него бутылкой эля.

-Где??? Ну где, скажи, мне тебя искать? — 25-летний граф 359 лет от роду сел на ступени и обхватил голову руками. В той части груди, где у людей обычно расположено сердце у графа что-то нестерпимо заныло, вызывая жуткие ощущения.

Говорят, эта женщина сейчас ходит в черном саване с капюшоном и зачем-то носит с собой косу. По истине, чудной наряд для роковой женщины…

Вечность: 3 комментария

  1. Да, от вечности можно устать, тем более в одиночестве. Прекрасная сказка!. С уважением. bratchanka.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)