Второй шанс или танго для двоих

«Еще так рано, — подумала Рина, нащупав в темноте звонивший телефон. — Кому не спится в ночь глухую… Выходной же…»

– Мама, мамуля, с днем рождения! Мы с Лелькой поздравляем тебя! Ты самая лучшая мама на свете! Любим и скучаем. Как только отпуск дадут, сразу приедем, – кричал в трубку сын.

– Сережка, и я тебя люблю, и Лельку… Спасибо за поздравление. Только, сын, ты на часы смотрел?

– Смотрел, смотрел! У тебя шесть часов утра, у нас уже одиннадцать!

– Привет Лельке! Когда внуком или внучкой порадуете?

–  Опять за старое?! – засмеялся он. — Как только, так сразу. Ты первая и узнаешь! Мама, с днем рождения! И пока! Позвоню вечером!

«Сережка, Сережка… Унесло тебя на самую окраину нашей бескрайней Родины. И Лелька не испугалась трудностей с тобой поехала, родителей не послушала. Любовь! Два года уже среди тайги и комаров. Лейтенант Романов, «– Рина, сунув ноги в тапки, накинула халат и пошла на кухню. Включив свет, достала банку с кофе, насыпала в кофеварку и стала ждать, когда та выдаст чашку бодрящего напитка. Тут же, лениво переставляя лапы, из полумрака прихожей появились кот Лавр и дворняжка Мушка. Они, сев напротив, преданно посмотрели в глаза и стали молча ждать, когда же хозяйка догадается и насыплет в их миски корм.

– Вас кто звал? – спросила женщина, но кот, мурлыкая, прошел и, усевшись рядом со стулом, потерся мордой о ее ногу. Она насыпала корм: – Подхалим! Что уж, раз встали, то гулять пойдём. Еще такая рань… Ешь, Мушка, ешь да не спеши так. Мне еще одеться надо. Там холодно. Брррр…

Они так и вышли на улицу втроем- сначала выбежала Мушка с радостным лаем, который в утренней тишине, наверное, услышала вся улица, следом чинно вышагивал кот, а уж потом Рина.

В этом году зима пришла неожиданно рано, и с середины ноября ночью температура стабильно опускалась ниже минус десяти.  «Да, не май месяц. Ноябрь на дворе. Как быстро летит время…  Вроде только вот было восемнадцать, а сегодня уже отмечаешь сорок три… Кажется, не так давно замуж вышла, между сессиями сына родила… Спасибо маме, что с ребенком помогла… Вместе с мужем защитили дипломы, и он не захотел оставаться в Москве. Долго раздумывать не стал и увез семью в свою Сосновку, где для него нашлась работа, а ее высшее экономическое оказалось никому не нужно.  Со временем любовь куда-то ушла, пропала, растворилась… Развелись пять лет назад… Узнала, что у Виктора в райцентре есть другая семья, а командировки – это сплошное враньё.  Может так и жила в неведении, если бы добрая соседка не рассказала, что у него там двое детей. А зачем мучить себя и его?  Собрала вещи и отправила к ней. Валюха считает, что поступила по-дурацки, надо было бороться за мужика, а не отдавать просто так какой-то фре…   Нет, дети не должны расти без отца. Сын еще вчера в пеленках был, а сейчас где-то в далеком Забайкалье, «- но Мушка, прервав громким лаем не радужные размышления хозяйки, побежала к крыльцу, на котором уже сидел и терпеливо ждал кот.

Едва открыла входную дверь, как эти два хвостато-усатых, толкаясь, влетели в дом, в его тепло и стали гоняться друг за другом.

Они появились у нее почти одновременно два года назад: Мушку кто-то подбросил на крыльцо, а котенка принесла подруга.

Наконец-то очередь дошла до кофе, но пока гуляли, он остыл. Заваривать второй раз было лень, и она поставила кружку в микроволновку. Опять зазвонил телефон.

«Да, что ж сегодня все не спят? Выходной, вроде бы. Воскресенье же…»

Звонила сестра с Камчатки. Тоже поздравляла с днем рождения. Спать расхотелось. Часов в одиннадцать телефон опять спел «Вояж, вояж…» На этот раз звонила подруга Валентина сказать, что скоро зайдет, и зажать день рождения ей, Рине, не удастся.

Через полчаса она сидела за столом и, уминая пирожные, как сорока выкладывала последние поселковые новости, что успела собрать по дороге, пока шла.

– Рина, давай в следующую субботу сходим на вечер для тех, кому за… В клуб… Там танцы будут!

– Какой еще вечер, какие танцы? И когда это в нашем клубе они были последний раз? Летом для отдыхающей молодежи. Сейчас не лето, а мы не молодежь.

– Ты не поняла!  Лена, просила поддержать ее начинание. Я уже поддержала кое-чем, – загадочно улыбаясь, похвасталась Валентина.

Лена — это еще одна их общая подруга, работающая завклубом.

– Сама знаешь же, кто на этот вечер придет, если придет вообще кто-нибудь… Всех героев знаем поименно и в лицо лучше всякой милиции – полиции, — усмехнулась Рина, скорчив смешную рожицу.

– А вот и не правда! К нам на кирпичный завод новый инженер из столицы приехал. Неженатый, кстати. У Савельевны поселился.

– В наш поселок за двести км? Валя, ты нечего не путаешь? Да кто же столицу на наше захолустье поменяет? Если, только от большой нужды. Может он от алиментов скрывается или каких-нибудь бандитов? Денег задолжал и в бега подался. Почему нет?

– Не говори глупости! Ты же променяла, — напомнила подруга.

– Так это когда было? Сто лет в обед. Я за мужем поехала.

–Риночка, ну давай сходим, пожалуйста! Там Федотыч будет, дорожники придут.

– Твой Федотыч — это вообще золотой гвоздь любой программы, а строители, сама понимаешь, что несерьезно. Только демографическую кривую в нашем поселке вверх поднимают.

— Рина, какая ты злая! Бывшего простить не можешь.

— Простила уже давно. И дела до него нет.

— Ну, пожалуйста! Я без тебя не пойду, — жалобно простонала Валентина.

— До субботы дожить надо. Там видно будет.

— Ловлю на слове. Лена обрадуется, что ты придешь. Сначала концерт будет. Артисты нашей самодеятельности споют и станцуют.

— Если только ради самодеятельности, разве что, — согласилась Рина.

Валентина, поняв, что добилась своего, посидела еще минут двадцать, попрощалась и убежала по своим делам.

Женщина помыла посуду, включила телевизор и подумала: «Сегодня объявляется день безделья! А что?  Имею право! День рождения — грустный праздник…»

Последние два года, когда уехал сын к месту службы, у нее не было настроения как-то выделять или отмечать этот день.

Она работала на частной лесопилке, где была учетчиком, бухгалтером и секретарем в одном лице. Хозяин особо не обижал, но и не страдал большой щедростью, но выплачивал зарплату без задержек. И на том спасибо.

Рабочая неделя пролетела, как один день. Когда чем-то занят, то время не замечаешь совсем: вот только был понедельник, как уже наступают выходные.

Вечером в пятницу ей позвонила Валя и напомнила про танцы в субботу:

– Ринка, ты идёшь или опять нашла отмазку? Ну, что ты, ей богу, как старушенция какая-то, только и знаешь дом и работу. Надо развеяться!

– Вот привязалась с этими танцами. Неужели успела соскучиться по всем, кого видишь каждый день с утра до вечера?

– Давай сходим, а?

– Дался тебе этот вечер! – фыркнула Рина.

– Вопрос жизни и смерти! – воскликнула подруга

— Сходим, сходим. Я уже пошла платье гладить.

– Красивую причёску мне сделаешь?

– Сделаю. Хочешь поразить Федотыча, – с иронией заметила Рина.

– Он и так подкатывает, но держу на расстоянии. Нечего баловать. С новым инженером познакомилась! Зовут Владимиром, сорок пять лет, разведённый кстати. Хочет дом здесь купить. Весь из себя тааакой… Ой! Ну, просто мужчина в расцвете лет.

– Ну, точно от алиментов скрывается. Валь, откуда такие подробности? Сам, что ли, рассказал?

– Нет, с отдела кадров Светка поделилась инфой. И нет у него никаких алиментов! Вот!

–В нашей деревне шила в мешке не утаишь. Во сколько танцы?

– В семь. Ты разве афиши не видела? Ленок их на всех перекрестках развесила, чтобы больше народа пришло. Мы с ней два вечера рисовали, — ответила, смеясь, подруга. — Ладно, до завтра… Пока, пока!

Валентина пришла в субботу ни свет — ни заря. Рина почти полдня колдовала над ее прической.

– У тебя прямо золотые ручки. Ты из меня королевишну настоящую сделала. Всем женщинам на зависть, мужикам на удивление. Я не я буду, если сегодня Владимира Ивановича не уведу у всех, – шутила Валентина. — А ты в каком платье будешь?

– Он не бычок, чтобы его уводить, — усмехнулась Рина. — Я? Да вот в этом.

– В черном? Оно какое-то строгое. Когда успела купить? Даже не показала!

– Ничего не строгое… Для танцев самое то.  У него кайма у рюшей белая. Я его года четыре назад купила. Случая не было обновить. Этикетку даже не отрывала.   А сегодня повод… На танцы иду, — отшутилась Рина.

–Какую прическу сделаешь себе? Только чур, не такую как у меня!

– Построить Пизанскую башню на голове у меня волос не хватит. Все будет просто…

К семи часам они вдвоем отправились к клубу. Конечно, нельзя сказать, что у его дверей был аншлаг, но народ, в основном женщины, по двое-трое подходили.

– Ай, опять бабье царство. Мужики у нас скромные. Или горькую пью, или в телик уставились и свой футбол-хоккей смотрят.  Хоть какую им программу устраивай- ничем не завлечь, — посетовала Валентина.

– Ладно, не ворчи… Музыку послушаем, посмотрим, как наши местные артисты танцуют. Просто отдохнем, раз пришли, – ответила Рина.

Пройдя через фойе, они оказались в зале, где были расставлены столы и стулья. Валентина не могла сидеть спокойно и была как на иголках. Наконец, она увидела того, кого ждала, и, привстав, помахала рукой. К их столику подошел незнакомый мужчина. Рина с интересом взглянула на него. Он был чуть выше среднего роста, брюнет с легкой сединой на висках, карими глазами и упрямым, как ей показалось, подбородком.

– Знакомьтесь! Рина — моя подруга, Владимир Иванович – наш новый инженер на кирпичном заводе, – представила их друг другу Валентина.

– Очень приятно, – ответила Рина, непроизвольно протянув руку.

–Владимир, – в руке незнакомца ее ладошка просто утонула, и он, слегка пожав, улыбнулся.

– Присаживайтесь, Владимир Иванович, – хлопотала Валентина.

– Спасибо. Рина – такое редкое и необычное имя.

– Имя как имя, – смутилась женщина и отвернулась.

Заиграла музыка. На сцену вышла Лена и произнесла небольшую речь по поводу открытия вечера «Тем, кому за…», потом выступили местные артисты, и начались танцы. Сначала танцующих было мало, но потом в круг стали входить все новые пары. Объявили белый танец.

– Владимир Иванович, приглашаю вас, — вскочила Валентина, глядя мужчине прямо в глаза.

Он не отказался, но уходя оглядывался и пожимал плечами будто извинялся, что не успел первым.

В глубине души Рина почему-то хотела, чтобы он пригласил ее, но белый танец есть белый танец, да и мешать подруге устраивать личную жизнь в планы не входило.

Она сидела и смотрела на танцующих, слушая музыку. Через несколько минут вернулись Владимир и Валентина, которая смеялась и что-то говорила, говорила…

В начале второй части вечера конферансье весело прокричал в микрофон:

– Объявляю конкурс на лучшее исполнение танго! Победителей ждёт сюрприз! Танцуют все!

– Рина, вы танцуете танго? – поинтересовался Владимир.

– Скорее нет, чем да, — смутилась женщина.

— Я танцую, — вскочила Валя.

–  Валентина, извините. Рина, ничего не бойтесь! Знаю, что у вас все получится, – решительно взяв женщину за руку, он повел к сцене, где уже стояло несколько пар. Зазвучало танго. Мужчина двигался прекрасно, а партнёрше оставалось просто довериться и следовать за ним. Они даже не заметили, как оказались на площадке одни, а остальные отошли в сторону или к стене, освободив место. Зрители с удивлением и каким-то неописуемым восторгом стояли и смотрели на них.

Когда отзвучала музыка, Владимир не выпустил Рину из своих объятий. И тут раздались аплодисменты. Их объявили победителями и единственными претендентами на главный приз — живого петуха, которого немедленно вынесли на сцену.

– И что теперь с ним делать! – воскликнула она, когда получила клетку с птицей.

– Поселить в курятнике, – улыбнулся он, но в кармане пиджака неожиданно зазвонил телефон. Взглянув на дисплей, мужчина проводил партнершу к столику, где ее ждала подруга, извинился и вышел в холл.

 

– Он выбрал тебя, – погрустнела Валентина.

– Глупости, – отмахнулась Рина.

– Может, я и не очень умная, но не слепая точно. Видела бы ты ваши па со стороны! Это танец любовников.

– Не придумывай!

– Не знала, что так классно танцуешь!  Прямо как эти из телевизора, ну которые в бальных платьях…

– В пять лет родители отвели в школу бальных танцев.  В шестнадцать поскользнулась и сломала лодыжку. На этом всё и закончилось. Смешно, но рыдала ночи напролёт не из-за боли, а потому что партнёр по танцам так ни разу и не пришёл.  Он был моей первой любовью…

Подруги не заметили, что Владимир вернулся и стоит рядом, внимательно прислушиваясь к их разговору.

– Рина, вы занимались бальными танцами у Инны Веселовой? – поинтересовался он.

– Да. Вы с ней знакомы?

– Было такое дело. Она и сейчас преподаёт.

Но заиграла музыка, а хоровод, образовавшийся спонтанно, оттеснил мужчину в сторону.

– Жизнь несправедлива! В кои-то веки понравился человек…  Неужели Федотыч моё всё? – вздохнула Валя.

– Вспомнила, а он тут же и появился. Я ухожу. Петуха посели к своим курам. У меня их нет, – попросила Рина.

– Все правильно – тебе мужик, а мне клетка, но не с Жар птицей. Мой же петух ко мне и вернулся. Прохода никому, гад, не давал. Задирал всех без разбора. В суп было жалко, вот и отдала для приза. Ладно, пусть живет. Эй ты, горластый, живи уж! Амнистия вышла, – посетовала подруга.

Подошёл Федотыч. Он был навеселе.

– Ну что, девчонки, заскучали? Валюха, радость моя сероглазая, давай станцуем!

Та кивнула и последовала за ним

 

Рина, постояв пару минут, вышла из зала.

В гардеробе она протянула номерок, но пальто из рук гардеробщика забрал Владимир:

– Ты уже уходишь?

– Пора. Мы уже на ты?

– Можно проводить? Не притворяйся, ты же меня узнала.

– Не сразу, – нехотя созналась она. – Встретила бы на улице, мимо прошла. Да и здесь поняла, что это ты, когда про Веселову сказал… Очень изменился.

Они вышли из клуба. Падал крупными хлопьями снег, от чего на улице стало светло и празднично. Снежинки облепили ветки деревьев белоснежным кружевом, свисающим почти до самой земли…

— Рина, почему ты решила уйти? Хорошо, заметил. Я не хочу больше тебя искать…

— Меня искал? Да ты даже ни разу не пришел!

– А тогда приходил несколько раз, но твоя мама не стала даже разговаривать. Прогнала. Почему-то решила, что травму ты получила по моей вине. Так и не понял, почему она считала, что тебя специально уронил. Когда вернулся из армии, то искал, но ваша семья переехала, а соседи не знали куда. Судьба редко дарит второй шанс, а мне вот посчастливилось, – он пожал плечами.

– А я считала тебя предателем. Почему ты бросил танцы? – спросила она.

Мужчина покачал головой:

– С другой партнёршей не получилось пары. Я не смог… Не чувствовал, как тебя. Потом завалил сессию и с чистой совестью ушёл в армию. Но нисколько не жалею.

– Как ты оказался в Сосновке?

– Случайно. Семь лет назад развелся. Жене предложили выгодный контракт заграницей. Я не захотел ехать, а она не захотела его терять. Детей у нас не было. Вот и развелись. Помотался по стране. Объездил пол России. Однажды в поезде случайно встретил армейского друга, и Олег позвал к себе, предложив работу. Я согласился. Если бы знал, что встречу тебя, то приехал раньше…

– Вот и пришли, — Рина остановилась у калитки.

– Мы, оказывается, соседи! Мне нравится посёлок… И здесь живёшь ты, – Владимир обнял её, а она не отстранила его руки.

– Да, Валя говорила, что ты у Савельевны остановился. Это через три дома по улицы. Удивительно, что ни разу не встретились… Такое бывает, – улыбнулась она.

Они смотрели друг на друга, стараясь прочитать во взглядах то, что ещё не сказано, но готово было вот-вот сорваться с губ.  Пошёл снег. Снежинки медленно кружили, а попав им на лица, таяли, превращаясь в маленькие капельки воды, но мужчина и женщина этого не замечали.

Он слегка наклонил голову и едва коснулся губами родинки на ее щеке, потом глаз, губ…  Она вдруг отстранилась и, пробормотав «извини», хотела уйти, но Владимир не отпустил. Он ушел от Рины рано утром…

На следующий день вечером он ждал ее у лесопилки.

– Ты зачем здесь? – удивилась она.

– Хотел подвезти, – ответил Владимир.

– Не стоит. Не дури голову себе и мне, – усмехнулась она.

– Рина, ты мне нравилась тогда, а сейчас…

–Это все от скуки. То, что произошло этой ночью, просто ошибка, — вздохнула женщина. — Не надо. Все пустое. Мы повзрослели, научены жизнью…

– Не говори глупости. Жизнь продолжается, и для меня это совсем не ошибка. Если, конечно, ты так считаешь, то извини…

– На этом ставим точку, –  прервала она и пошла к остановке.

Владимир попытался ее остановить и объяснить, как много она для него значит, но поняв, что бесполезно, сел в машину и уехал.

Прошла неделя. То, что Рина избегает Владимира Ивановича, заметила даже Валентина. Она зашла к Рине:

– Привет, подруга!

–Зачем пришла? – удивилась та.

–Давно не виделись. Хотела спросить, как дела? Как дела на личном фронте?

– Отстань с фронтом, – отмахнулась Рина. – Все пустое.

– А ты, я вижу, его побоку пустила. Вроде так хорошо начиналось. У него при виде тебя глаз горел. Что случилось? — поинтересовалась Валентина.

– Ничего не случилось.

–  Он грустный ходит, а когда мимо твоего дома идет все на окна поглядывает. Остановится у калитки, постоит и дальше пошел. Печальный такой. Светка попробовала глазки построить, и ничего не получилось. Ему, факт, ты нравишься…

– Да куда мне… «Все прошло, как с белых яблонь дым…» Все в прошлом. Я так и сказала, – вздохнула Рина.

– Так и сказала?.. Сильна, мать! Он, видно, не понял.

– Ну, это не моя, а его вина. Слушай, что ты из меня жилы тянешь, –вдруг закричала Рина.

– Я тебя поймала! – засмеялась Валентина. – Ринка, он же тебе нравится!

– Ну и что? Разонравится, – рассердилась она.

– Тогда не будь собакой на сене. Объясни еще раз, что ему не светит.

– Не буду ничего объяснять!

– Дааа, Попадалово, – продолжала смеяться Валентина. – Боишься не выдержать? И он все поймет и увидит сам, что к нему неровно дышишь. Тогда не пойму зачем весь этот маскарад.

– Валя, пойми, тогда мы были почти детьми. Столько лет прошло. Какая может быть любовь? Какая? Это сейчас у него нахлынуло, а потом поймет, что ничего нет, и все отхлынет. Так что пусть походит, походит и мимо пройдет, – ответила Рина.

– А если не пройдет?

– Пройдет, – уверенно сказала женщина. – Уже проходит! Видела тут с одной…

– Надо тебя спасать, а то загонишь себя, – серьезно заметила Валя.

– Не надо ничего делать. Ему Зиночка из бухгалтерии часто улыбается. Видела, как они под ручку к дому Савельевны шли.

– Ну и что, что шли? Она внучка ее, –  засмеялась Валентина.

– А я в магазине слышала, как Савельевна сказала, что авось у них все сладится, – фыркнула Рина. – И утром они вместе мимо моего дома шли…

– Да, дела в нашем королевстве. Что делается! Вот же ж Зиночка! Девка совсем не промах! Действительно, что там с Пашки взять-то? Только одни амбиции, а здесь солидный мужик. И, когда успела-то? Ладно, пошла я, – подлила масла в огонь Валентина. –  Федотыч ждет. Он, кстати, решил новую жизнь начать. Трезвую…

– Ага, свежо предание, но верится с трудом.

– А я ему верю. Ну, пока! Знаешь, мужикам иногда верить надо. Это их окрыляет, – уходя сказала подруга.

–Тоже мне шестикрылый Серафим твой Федотыч, – крикнула в след Рина.

Вечером позвонила Лена:

– Привет! Тут такое дело, – замялась она. – Мне нужна твоя помощь…

– Лена, знаешь же, что всегда рада тебе помочь, – ответила Рина. –Что нужно сделать?

– Понимаешь, мы по области отбор прошли на лучший самодеятельный танцевальный коллектив. Теперь вот в Москву через два месяца…

– Прости подруга, но что я могу сделать? Думала, что с твоей дочерью надо позаниматься алгеброй. Помню, говорила, что она плохо понимает какие-то уравнения, подтянуть надо.

– И это тоже, но позже. Короче, мне надо чтобы ты научила танцевать танго наших танцоров. Представляешь, выходит не одна пара, а шесть-семь и синхронно танцуют танго.  Наша Рита не может, она до кончиков ногтей народница.

– Ты с ума сошла? Какой из меня учитель танцев?! Вы же всегда на конкурсы «Барыню» возили.

– Ее уже все видели и не один раз! Знают, что мы танцуем только народный танцы. Это уже приелось. А тут о-па и выдаем танго. Первое место будет точно наше!

– Лена, с меня балетмейстер как отставной козы барабанщица, –засмеялась Рина.

– Зря так говоришь! Ведь попытка – не пытка! Если ты хотя бы на пятьдесят процентов научишь танцевать, как вы с инженером выдали на вечере, то уверена, что приз будет наш! – настаивала подруга.

– Вот и пригласи инженера. У него лучше получится, – парировала Рина.

– Его и не знаю совсем. Он чужой человек, приезжий, а ты моя подруга. Подруга, понимаешь! Помоги, пожалуйста!

– Только по вечерам могу и в выходные, – вдруг согласилась Рина.

– Вот, и хорошо! Наши танцоры тоже по вечерам репетируют. Они же работают.

– Ладно, ты можешь собрать их завтра в семь?

– Знала, знала, что ты не откажешься! Спасибо, подруженька! – радостно закричала в трубку Лена. – Ура! Мы тебя ждем!

После нескольких занятий Рина поняла, что не может объяснить, а главное показать, как танцуют танго в паре. По отдельности у танцоров вроде все получалось, а парные движения не шли, хоть убей. Она даже пошла к Лене и попробовала отказаться, но та ее уговорила опять, закончив разговор фразой: «Я что-нибудь придумаю».

И придумала! Когда Рина пришла следующий раз в клуб, то была ошарашена и удивлена, заметив среди танцоров Владимира. Он что-то увлеченно рассказывал и одновременно показывал, как правильно делать хиро – поворот в паре.

Она хотела незаметно уйти, но была перехвачена Леной прямо на выходе из актового зала:

– Привет! Как хорошо, что ты пришла!

– Зачем он здесь? – поинтересовалась Рина.

– Прости, но я обещала что-нибудь придумать. Вот. Если честно, то боялась, что нас бросишь.

– Решила подстраховаться, значит.

– Нет, Риночка, нет. Решила тебе помочь. Вам вдвоем будет гораздо легче моим народникам объяснить и показать, как надо танцевать. Ведь лучше один раз увидеть, чем семь раз услышать, — улыбнулась Лена. – Пожалуйста, не бросай нас. Я уже в комитет конкурса заявку отправила.

– Не буду с ним репетировать!

– Да, что-ты, ей богу, как маленькая! Буду – не буду… Что он такого сделал, что так на него взъелась? Вроде такой безобидный дядька. Как услышал про репетиции, так даже уговаривать не пришлось.

– Нет, ты сейчас говоришь, что я плохая подруга, да? –воскликнула Рина.

– Ну, что ты, нет! Просто он даже обрадовался, что…

– Я ухожу. Балетмейстер у тебя есть, а мне здесь делать нечего, – она хотела выйти, но у самой двери ее перехватил Владимир.

– Здравствуй! Очень рад видеть. Ты мне не могла бы помочь? Танцоры хорошие ребята, но, как понял, лучше понимают, когда видят, что нужно делать. Иначе под музыку аргентинского танго мы увидим «Барыню», – улыбнулся мужчина.

– Да, Владимир, это и есть наш второй, вернее первый, балетмейстер.  Моя подруга Рина. Умоляю, научите их танцевать танго, – тут же подбежала Лена.                                                                                                                                      До поездки на конкурс оставалось ровно две недели. К Елене в клуб зашла Валентина.

– Как там наши голубки? Еще не помирились? – поинтересовалась она.

Та махнула рукой:

– Полная безнадега! Ничего не получается ни с танго, ни с миром. Они все время ругаются, даже когда танцуют. Мои артисты только на честном слове держатся. Хотели уже отказаться, но надежда в Москву съездить пересилила. А этим двум хоть кол на голове теши. Спорят и спорят, а если не спорят, то молчат.  Мне это совсем не нравится, но что делать ума не приложу.

– В этом Зина, Савельевны внучка, виновата, – вздохнула Валя. –К бабке избегалась совсем. То пирожки таскает, то просто так будто в гости прется… По Сосновке уже поговаривают о свадьбе. Пашка бесится, что конь копытом бьет… Я уже намекала девчонке, чтобы в сторону отошла, а она ни в какую. Нам Рину и Владимира Ивановича надо срочно помирить, а то ведь Зина девушка молодая… Он же тоже не железный. Мужик и в Африке мужик. Сама знаешь, седина в бороду, а бес так и норовит ударить в ребро. Не думала, что наша подруга может быть такой фурией.

– Да любит она его, за версту видно. А он тоже хорош, нет чтобы объясниться, все наперекор делает, – вздохнула Лена. – Вот два упертых ду… человека.

— Зина мешает им объяснится. Она будто караулит его. Вот же привязалась.  Надо их изолировать от общества на несколько часов, а лучше на ночь. Вдруг поможет, и они объяснятся, – хитро улыбнулась Валентина.

– Да, надо что-то придумать… И я кажется знаю что, – подмигнула Елена.

Она пришла на репетицию и, неожиданно раскритиковав конкурсный танец, подкинула новую идею: пусть народники делают то, что они умеют делать хорошо, а Рина и Владимир танцуют танго. Сложность заключалось только в том, как это обыграть и объединить в музыке. Елена предложила это обсудить в спокойной обстановке, а завтра перед репетицией рассказать. Владимира она попросила подобрать новую музыку к танцу.

Все разошлись, а Рина и Владимир остались одни в актовом зале. Идея Лены понравилась, да и с танго как-то не совсем получалось. Владимир несколько раз снимал репетицию на камеру и со стороны это выглядело не совсем красиво и гармонично.

Время пролетело незаметно, а взглянув на часы, они даже удивились, что стрелки показывали половину двенадцатого ночи. Женщина тут же засобиралась домой, но выйдя в холл, поняла, что никого нет. Освещение погашено, и только над входом тускло горел зеленым светом указатель «Выход». Дверь оказалась заперта. От неожиданности Рина сначала засмеялась, а потом расстроилась, что Лавр и Мушка остались голодными. Появившись в холле и, поняв, что произошло, Владимир тоже рассмеялся.

– И что теперь делать? Пробовала дозвониться до Лены, но ее телефон в не зоны или отключен.

– Ничего не делать и ждать утра. Завтра придут и выпустят, –ухмыльнулся он. – Есть хочешь? У меня печенье и кофе в термосе есть.

Она пожала плечами, но на кофе согласилась. Рина подошла к окну. За ним в желтых треугольниках, падающих от фонарных ламп, было видно, как сильные порывы ветра поднимают и закручивают в вихри снег. Вдруг на столбе что-то сильно заискрилось, а по проводу будто побежал бенгальский огонь, и в зале погас свет.

Женщина от неожиданности охнула. Владимир подошел к ней и встал рядом:

– Видимо, коротыш. Ветер провода где-то перехлестнул…

– И… и мы вот так вот будем сидеть в темноте до самого утра? – каким-то обреченным голосом произнесла Рина.

– Похоже, да, – Владимир вдруг прижал женщину к себе.

Она попыталась вырваться, но у нее не получилось:

– Отпусти!

– Раз уж мы одни, то нам никто не помешает разобраться, что происходит между нами. Хочу понять в чем провинился перед тобой. Ведь той ночью ты была совсем другой! Что сделал не так?

– Все не так! Зачем я тебе, если Зиночка и моложе, и кра…

Владимир вдруг рассмеялся:

–Так это все из-за нее?

– Видела и не один раз вас вместе. И Савельевна всем говорит, что у вас сладится и…

– Постой, постой! А я никак не мог понять, почему Пашка, Зиночкин ухажер, на меня косо смотрит. Если б не воспитание, то, наверное, в пыль смолотил, – продолжал смеяться мужчина. —  Не знаю, что там придумала моя хозяйка, но между мной и ее внучкой ничего нет и не может быть. Я и парню так сказал, но он не поверил. А это значит Савельевна постаралась. Девушка учится на заочном и попросила помочь с курсовиком по сопромату. И больше ничего!

– Это правда? – растерялась Рина.

– Чистая правда! – Владимир спрятал лицо в ее волосы. – Они у тебя пахнут мятой. Я соскучился по тебе. Не мог понять почему ты меня избегаешь. Когда Лена попросила помочь с танцем и сказала, что ты тоже здесь, то появилась надежда прорвать блокаду и выяснить в чем дело. Почему ты стала меня избегать, и что я сделал не так.

– Все ты сделал так. Только испугалась, что мог подумать обо мне пло…

– Никогда и ни за что… Думал, что обидел…

– Это была самая лучшая ночь в моей жизни, – выдохнула она. – Решила, что так не бывает в жизни. А потом услышала, что сказала Савельевна о тебе и Зиночке… Мы изменились, у нас был у каждого свой жизненный опыт. Мы той ночью просто хотели поймать ускользающее от нас время… Я уже не та смешная девчонка, готовая восторгаться всем и вся, а ты не тот юноша… Все в прошлом и давно!

– Рина, пойми! Да, мне когда-то нравилась та девочка, о которой ты говоришь, но я сейчас не об этом. Ты полюбила своего мужа, а я жену. По воле случая, мы с ними расстались, и по его же воле встретились здесь. Я сейчас испытываю не отголоски юношеской влюбленности к той девочке, а любовь к женщине, которой она стала. Я люблю тебя! И Зиночка здесь совершенно не причем! Мучился вопросом, что сделал не так и чем обидел. Хоть снотворное пей на ночь от этих дум, – сказал Владимир и поцеловал Рину.

Вдруг хлопнула дверь, и внезапно вспыхнул свет. В дверном проеме зала стояла обескураженная Лена.

– Ну слава богу, живы, не поубивали друг друга! – воскликнула она. – Позвонила дежурная баба Аня, сказала, что ушла пораньше перед бураном. Ее спросила про вас, а она говорить, что не видела, как уходили. Я испугалась и побежала проверить… И не зря! Думала, что все –- найду два хладных тела, а вы целуетесь! Значит, как я понимаю, в Сосновке скоро свадьба!

P. S. Через две недели ансамбль народного танца занял первое место на конкурсе, а еще через две Рина и Владимир поженились. Спустя пару месяцев она поняла, что беременна. Владимир был на седьмом небе от счастья. Это его первый и единственный ребенок. Через три месяца после рождения Максимки в отпуск приехал его старший брат Сергей с женой и дочерью, которая оказалась старше своего дяди на целый месяц.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)