Роман Притяжение любви

Пароход не спеша шел по Оби. Таня стояла на палубе, ежась от пронизывающего ветра.
-Здесь всегда так холодно?-спросила она капитана.
-Нет,не всегда. Просто рано еще. Весна,ведь, началась только. А так, летом ничего, сносно.
И впрямь, берега еще даже не начали зарастать молодой весенней травой. Желтые склоны больше напоминали осень.
-Поздно как. А у нас в начале мая уже вовсю яблони цветут!-вздохнула Таня.
-Я знаю. Я сам москвич.
Таня внимательно посмотрела на капитана.
-Вы не похожи на москвича. Они другие. А Вы…
-Что, стал похож на аборигена?-засмеялся капитан.
-Да нет. Москвичи, они словно десять лет за год проживают. А Вы, словно этот рейс-вся жизнь.
-Ну это только так кажется.-Капитан отошел от Тани.
-Я обидела Вас,Николай Ильич?
-Нет, что Вы. Кстати, мы подъезжаем скоро.
Таня внимательно всматривалась в берег. Обрывки детских воспоминаний неслись у нее перед глазами: вот бабушка, улыбается,как всегда, вот кошка Дашка греется на солнышке. И вкус парного молока и свежевыпеченного хлеба! Аж сердце защемило.
-Жива ли еще Ночка?-вслух подумала Таня.
-Кто?-переспросил капитан.
-Да корова наша. Столько лет здесь не была!
Капитан удивленно посмотрел на Таню.
-Здесь мама моя родилась и я здесь в детстве бывала.
-А сейчас есть где остановиться?
-А как же! Бабушка здесь осталась. Наотрез отказалась ехать с нами в Москву,как ни просили.
-Да. В старости трудно что-то в жизни менять.-задумчиво ответил капитан.
-Как-будто в молодости легче.-серьезно проговорила Таня.
-В молодости не задумываешься. Раз — и все по-другому. А в старости о жизни думаешь больше.
-Может и так. Не знаю. До старости еще далеко.-Танино лицо засветилось и стало беззаботным, словно она — маленькая девочка.
Капитан засмотрелся на нее.
-Что это Вы?- смутилась Таня.
-Ничего. Просто залюбовался Вами. Красотой любоваться не запретишь, а с собой не унесешь.
-Николай Ильич, не надо.- строго отрезала Таня.
-Простите. Капитан ушел.
Пароход неспеша причаливал к маленькой пристани. Таня сжала в руках свой чемоданчик.
Вот оно, детство! И бабушка, и молоко, и несколько дней покоя и беззаботности! Тане даже страшно немного стало — как жить без городской суеты, без спешки,шума машин? Непревычно.
-А почему почти никто не сходит на берег?- поинтересовалась Таня у помощника капитана.
-Не время сейчас. Да и ехать сюда особо некому. Да Вы не бойтесь. Там, на берегу, корабль всегда машина встречает. Подрабатывает, вроде такси. Отвезет всех, куда надо.
-Да мне не в район, в деревню надо.- испугалась Таня.
-Ну в деревню так в деревню, какая разница.
Пароход ударился о пристань. Таня качнулась и капитан удержал ее.
-Ну до встречи, Татьяна Владимировна. Я здесь раз в месяц останавливаюсь. Если нужно будет что — приходите. Всегда буду рад помочь.
-Спасибо, до свиданья. Таня сошла на берег.
Как непривычно снова оказаться на земле.Голова все еще кружилась в такт волнам.
Постояв пару минут, она неуверенно пошла вперед.
-До района — двести, до центра — триста.- равнодушно огласил водитель.
-А до деревни?- робко спросила Таня.
Водитель с интересом посмотрел на Таню. Полная женщина с сумками наперевес, словно в подтверждение его взгляда ахнула:
-Так никто ж не ездит в деревню! Кому она сдалась-то? Михалыч, ты что ж нас и впрямь в деревню потащишь?
В машине пошел недовольный ропот.
-Так отвезу. Только на обратном пути. Видишь, шумят.
Таня протиснулась в дальний угол, чтобы быть как можно незаметнее. Только тихо спросила рядом сидящего старичка:
-А далеко до центра?
-Дак, часа два. Да ты не пугайся,- улыбнулся старичок,- дорога уж больно плохая, едем не быстро, поэтому и долго.
И действительно, дорога сильно отличалась от московских трасс. Порой трясло так, что Тане казалось машина вот-вот развалиться. Но постепенно ее стало укачивать и Таня заснула.
Все смешалось во сне: поезд, вокзал, пароход. Вдруг все это стало мутным и померкло. И глаза! Синие, бездонные как магнитом манили ее к себе. Глаза смотрели на нее с нежностью и теплом. И так хотелось греться в этом тепле!
Таня словно плыла по течению и вдруг резкий толчок чуть не выкинул ее с места.
-Приехали. Ну, Михалыч, ты как всегда! Когда ж ты починишь свою калымагу?
-Что случилось?- испуганно спросила Таня.
-Да заглохли мы,- досадовал старичок,- Витька-Шаман на машину, говорят, порчу навел. Обидел его Михалыч чем-то. Вот он со зла и ругнулся.
Полная женщина с сумками досадовала:
-Михалыч, ну сходи же ты к Алексею. Ну сколько можно так! Что ж, Витьке опять все с рук сойдет?
-Ты же знаешь, Петровна, не могу я, совесть у меня есть еще.
-Михалыч, да он простил тебя уже, сам знаешь.
-Дарья Петровна, я сам себя не простил. Так что сам как-нибудь справлюсь. Не дергайте меня только полчасика и поедем. Не впервой.
-О ком это они,- тихо спросила Таня старичка,- о слесаре что ли?
-О слесаре, это ты верно подметила.- засмеялся старичок.- Алексей что хочешь починит: хоть машину, хоть голову, а хоть и душу. Знахарь он здешний.
Таня с немым вопросом смотрела на старичка.
-Вы это серьезно? Ему ж слесарь нужен, а вы мне про знахаря говорите. Чушь какая!
-Кому и чушь, а кому и правда.
Таня, возмущенная, отошла в сторонку и огляделась.
-Хорошо, что в лесу не сломались,- боязливо поежилась она,- а то волки бы задрали или медведи, кто там еще? Кто их знает. Ну народ, машину им знахарь починит! И ведь серьезно говорят. Может, до деревни меня ковер-самолет отвезет?
Таня попыталась успокоиться. Стала вспоминать. что с ней произошло: в поезде, вроде, и вспомнить нечего, в автобусе, до пристани, тоже. Пароход, Николай Ильич… Странный он  какой-то, закрытый, но приятный. Вроде, я ему понравилась.- промелькнуло у Тани в голове. Дорога, сон. И… Ах, да! Глаза! Опять они приснились. Странный сон,- подумала Таня,- и что он все мне сниться? И главное всегда одинаково. Чьи это глаза?
Размышляя, Таня заметила, что народ успокоился и полез обратно в машину.
-Поехали, красавица.- с улыбкой позвал Таню старичок.
Таня быстро пошла к машине. Народ уже устал разговаривать, поэтому остаток пути доехали в абсолютной тишине.
Центр оказался небольшим городишкой, с двухэтажными кирпичными домами и широкими улочками. Машина остановилась на центральной площади.
-Стоянка тридцать минут.- Михалыч повернулся к Тане, внимательно посмотрел на нее и добавил:
-Тут недалеко магазин. Если надо чего — успеете. Вещи только не оставляйте.
-А почему так долго?- поинтересовалась Таня.
-Пока народ соберется. Отъезжающих на пароход повезу. Дороги-то какие! Мало ли, не успеет кто.
-И долго пароход там стоять будет?
-До утра. А там аж месяц ждать.- Михалыч  не спеша закурил.
-Что же, другого сообщения с цивилизацией здесь нет?- насторожилась Таня.
-Ну почему же нет? Поезд есть, только в городе, но там добираться хуже. Автобусом больше суток, да глушью одной. А дороги то, сами видели. Мало ли что?
-Ну, мы тоже не лучшим образом едем. Вот опять если машина встанет, что тогда?
Михалыч равнодушно докуривал сигарету.
-Опять починем, невпервой.
-А в сервис не пробовали отдать?- не унималась Таня.
-Да не поможет сервис, и нет его здесь. Гришка, механик, один на всю округу и запчасти Николай Ильич пока привезет на своем пароходе! Ждать замучаешься. Ну, Вы пойдете в магазин?
-Нет, мне ничего не нужно. Я так погуляю. Устала сидеть.
Таня вышла из машины. Сильный ветер в лицо и засыпал глаза пылью. Таня с минуту ничего не видела. Ей показалось, что полностью во власти ветра и чтобы хоть как-то прийти в себя, пошла в первую попавшуюся сторону.
Людей совсем не попадалось и это было так непривычно. Пройдя метров двести, Таня увидела крупную вывеску-» ПРОДМАГ». Перед магазином рядком стояли несколько человек и каждый чет-то торговал. Старушка продавала сушеные грибы. Дальше шли вязанные носки и варежки, банка с молоком, резиновые сапоги… Таня даже увлеклась и не заметила, как с кем-то столкнулась.
Она подняла глаза, чтобы извиниться, но слова так и не произнесла. На нее в упор смотрел странный мужчина лет тридцати пяти. Длинные волосы его были заплетены в спутанные косы. Меховая куртка была явно не из магазина, а как-будто самодельная, а на плече висело охотничье ружье.
Мужчина тоже молчал и пристально вглядывался в Таню. Тане стало не по себе и ей захотелось прервать этот неприятный момент:
-Извините.- тихо сказала она и хотела пойти дальше, но мужчина тоже прервал молчание:
-Откуда в наши края?
-Из Москвы.- ответила Таня тоном человека не желающего продолжать разговор.
-Из Москвы…- словно сам себе ответил странный мужчина и продолжил:
-А из Москвы тут просто так не ходят.
-А я и не просто так.- отрезала Таня.
Самообладание наконец вернулось к ней и она решительно пошла обратно. И вдруг опять удивилась и испугалась одновременно: перед магазином уже никого не было. Ни старушки с сушеными грибами, ни вязанных носок, ни сапог — никого.
Таня непроизвольно обернулась — мужчины тоже не было, но почему все ушли? Да так быстро? Странно все!
Таня не оглядываясь, быстрым шагом пошла на площадь. У машины уже никого не было.
-А я Вам место удержал, не возражаете?- Михалыч открыл дверь и Таня села рядом с ним.
Бессознательно вглядываясь в окно, ей казалось, что она убегает от опасности.
-Едем уже!- вырвалось у нее.
-Что это с Вами? Испугались чего?- Михалыч завел двигатель.
-Завелся! Слава Богу!- Таня выдохнула спокойнее.
-Ничего. Все в порядке.
Таня увидела свое отражение в боковом зеркале: щеки ее пылали, глаза блестели неестественным блеском. Тане стало стыдно. Она отвернулась и стала смотреть в окно.
-Странно,- подумала Таня,- что это я так отреагировала? Ну мало ли странных людей? Видно, он охотник, а я слышала — охотники все странные. Молчаливые. И ружье отсюда. Надо взять себя в руки.
Так подумав, Таня уверенно посмотрела на Михалыча, будто бы это был не он, а тот странный мужчина. Машина уже ехала по полю, оставляя позади маленький городок и Тане на душе от этого становилось легче, но тяжелый осадок не покидал ее.
Почему-то поселилось смутное беспокойство. Таня вспомнила, что на пристани все еще стоит пароход и, Таня это точно знала, Николай Ильич с радостью отвезет ее обратно. Но Таня сразу взяла себя в руки. Не в ее правилах было отступать, а она твердо решила побыть здесь и узнать все, что может помочь ей в написании диссертации, а может и всему человечеству. От осознания своего, еще не совершенного подвига, Таня приободрилась и все происшедшее с ней показалось вдруг сущим пустяком.
В салоне стоял дружный говор, пассажиры весело рассказывали друг другу о целях своей, столь дальней поездки. Михалыч мурлыкал какую-то веселую мелодию. Жизнь казалась спокойной и безмятежной.
Таня окончательно успокоилась и стала с интересом разглядывать проезжаемую местность. Проезжали реку по неширокому мосту.
-Какая же красота!- восхитилась Таня,- Аж дух захватывает! Сколько простора, свободы. Сколько нерастраченной силы в здешней природе! Так хочется стать частью этой великой силы и мудрости, наполняющей ее. По сравнению с этой мощью — города лишь песчинки. Дунет ветер времен — и нету. А этот простор останется. Вечна Земля и прекрасна!- завороженно думала Таня.
-Что, нравиться у нас?- спросил Михалыч, с гордой улыбкой глядя на Таню.
-Нравиться!- выдохнула Таня, не отрывая взгляда от окна.
-Это еще что! А вот весна возьмет полную силу, так такая красота народиться, что глаз не оторвать. Не то что у вас в городе. Надолго Вы в наши края?
-Как получиться. Месяц уж точно. Пароход ведь через месяц приходит? Хотела бы с ним уехать.
-По делу или навестить кого, может я его знаю?
-И по делу и навестить. И отдохнуть заодно. Спокойно у вас здесь… -Таня вдруг вспомнила свою тревогу и лицо ее опять стало напряженным. Михалыч опять пристально вгляделся в Таню:
-Это кому как. Вам, я вижу, уже не очень-то спокойно. Отчего, может скажете?
-Зачем Вам?
-Ну как? Вы, как никак наша гостья. А здесь без друзей нельзя. Всегда в чем-то помощь нужна. Народ здесь весь наперечет. Так и живем, как одна большая семья. Кто заболеет, кому отвезти — привезти чего. Как без этого? Расстояния большие. Всем вместе держаться нужно.
-Да так, ерунда. Усталость просто, не обращайте внимание.- отговорилась Таня.
-Ну, как знаете. А телефончик мне свой все же черканите, а я Вам свой. Поверьте, так лучше будет. А то случись что, к кому пойдете?
-Хорошо. Я здесь еще никого не знаю. Вам виднее.- Таня достала бумагу и ручку и написала свой номер телефона.
-Таня значит?- прочитал Михалыч,- Очень приятно, Василий Михайлович Осокин. Будем знакомы.-Михалыч протянул Тане руку.
-Татьяна Владимировна Зайцева.- Таня улыбнулась в ответ и пожала протянутую руку.
Она интуитивно проникалась доверием к Василию Михайловичу, почему-то чувствовала себя с ним спокойно и надежно. Толи потому, что Михалыч так же заразительно смеялся в густые усы, как ее умерший отец, то ли потому, что веселые глаза его смотрели добро и внимательно, словно понимали все без лишних слов. Таня была очень рада, что здесь, вдали от дома судьба свела ее с хорошими людьми.
Таня вспомнила еще и Николая Ильича, капитана, который взял ее на борт опоздавшую, когда лимит пассажиров был исчерпан и всю дорогу опекал ее.
Таня с улыбкой посмотрела на Михалыча и окончательно успокоилась.
Тем временем машина приближалась к поселку, въехала в него и, плутая по узким сельским улочкам, подъехала к двухэтажному деревянному дому с крупной табличкой «СЕЛЬСОВЕТ».
-Приехали, кто в район.- Михалыч обернулся в салон.
Две женщины вышли.
-Ну что, новых пассажиров  нет, ждать не будем. Поехали дальше.
-Долго еще?- поинтересовалась Таня, глядя на часы.
-Да нет. Сейчас на пристань, другой дорогой быстрее доедем, а потом Вас отвезу. Да не волнуйтесь, до темна успеете.
И действительно, до пристани доехали быстро. Из машины Таня увидела стоящего на палубе Николая Ильича, но не вышла. Она чувствовала, что он вглядывается в окна машины, но ощущая интерес к себе, Таня не чувствовала такого же интереса, поэтому тихо сидела в машине.
Таня думала о бабушке. Наконец-то она ее увидит. Сколько же лет прошло! И как жаль, что бабушка не захотела ехать с ними в Москву. Не побоялась одна остаться.
Таня представила, как они обрадуются друг другу, бабушка и ее взрослая внучка! Ведь в последний раз бабушка видела Таню еще ребенком.
Как-то раз бабушка привела Таню на небольшую полянку, возле лесного ручья и сказала:
-Запомни, внученька, это место. Здесь тебя встретит твоя судьба.
-Бабушка, зачем ты мне все это говоришь.- Тане стало не по себе.
-А затем, внученька, что ты не признаешь ее и станешь иной судьбы для себя искать. Вспомнишь мои слова и все поймешь, хоть и трудно тебе понять будет.
Таня задумалась. Что это значит? Что бабушка имела ввиду?
Бабушка была не простая. Она знала все: зачем ветер дует, зачем зеленеет трава и выпадает снег. Знала все-все здешние травы, но даже не это главное. Главное, бабушка безошибочно знала, что в душе человеческой происходит. В детстве Таня не очень то задумывалась над этим, а вот сейчас ехала именно к такой бабушке. Диссертация никак не клеилась. Писать ради просто слов Таня не хотела, а суть уловить никак не могла.
Таня врач и знала, сколько людей ежеминутно умирают от рака и никто не в силах им помочь по-настоящему. Ведь выздоровление в каждом конкретном случае — это и есть сам случай, но не каждому он выпадает и получается, что врач бессилен помочь. А с этим Таня смириться не могла. Ей очень хотелось найти разгадку этой страшной болезни, понять, почему она приходит к человеку и вылечить ее. Самое главное. Но как?
С научной точки зрения — ответа нет. Бабушка многое знает. Может и здесь помочь сумеет.
Михалыч сел в машину и включил двигатель.
-Ну вот, можем ехать.
Таня не ответила. Слишком сильно погрузилась в размышления. Долгожданная встреча с бабушкой волновала ее.
Машина проехала большое поле и въехала в лес. Таня обернулась назад. Белый пароход уменьшался. И вот уже совсем не виден. Извилистая дорога закрыла его лесом.
-Кто-то остался там, на пароходе?- заметил Михалыч.
-Да. Друг.- неожиданно для себя ответила Таня.
Где-то в глубине,в сердце,Таня знала, что капитан белого парохода ее лучший друг и что не случайно они встретились.
— Странно,- подумала Таня,- мы оба москвичи, а встретились здесь, на далекой сибирской реке. Я даже не спросила, где он жил в Москве и интересно, почему уехал так далеко.
Таня уже ругала себя, что поддалась глупому смущению и не вышла из машины. Ведь чувствовала же, что капитан ждал ее, хотел ее увидеть.
-Ну, ничего. На обратном пути у нас будет возможность пообщаться.- успокоила себя Таня.
В дали показались маленькие деревянные домики.
-А вон и Ваша деревня.- Михалыч старательно объезжал кочки, но машину все-равно неумолимо трясло.
-Ох, не сломаться бы только! Дорога уж больно лихая.- Михалыч крепко вцепился в руль.- Давно я здесь не был. Весной и осенью здесь только на грузовике или на телеге проехать можно. Вам какой дом-то нужен?
Таня растерялась.
-Я не помню. Давно здесь не была. Все по-другому кажется.
-Когда давно — так всегда кажется. Все здесь сто лет тоже самое. Только народ: кто поумирал, а кто в города уехал. Мало в деревне народу осталось.
-У меня вещей мало. Остановите здесь, я сама дом свой найду. Спасибо Вам большое.
-Как скажете.
Михалыч остановил машину у околицы. Выдохнул тяжело. Таня чувствовала,что он уже жалел, что согласился ее везти и чувствовала себя виноватой.
-Дорога и впрямь плохая. Сколько я Вам должна?- Таня стала расстегивать сумочку.
Михалыч сразу нашелся:
-Ни сколько. Мы же еще на пристани договорились. Мне и самому хотелось приехать сюда. Я ведь здешний. Вырос здесь и родители мои здесь жили. А так, все некогда да некогда. Так что это Вам спасибо. Пассажиры в деревню не ездят, а из деревни по-другому добираются. Вот, думал, так и не доеду до дома родительского.
Таня улыбнулась.
-Ну, тогда до свидания. Вы заберете меня обратно или мне тоже по-другому добираться?
-Конечно заберу. Мы ведь друзья теперь, как-никак земляки. Только позвоните и я у Вас.
Таня пожала ему руку и вышла из машины. За соседним забором громко залаяла собака.
-Ну надо же?- удивился Михалыч,- Живут еще.
-Таня!- окликнул он ее.- А можно я Вас провожу? И Вам спокойнее и свой дом проведаю.
Михалыч бойко вылез из машины.
Таня обернулась:
-Конечно, а то я как-то растерялась.
-Ну вот и хорошо. Пойдемте.

Глава 2

Таня шла не спеша, разглядывая каждый дом. Трогала руками досточки заборов, растущие рядом деревья. Такая душевная теплота окутывала ее, что хотелось жить только этим моментом, чтобы время остановилось.
Постепенно воспоминания стали возвращаться к ней. Таня остановилась перед покосившейся калиткой.
-Я помню.- сказала она.- Я здесь играла с девочкой… Надей. У них еще качели стояли во дворе.
-Надя — это Наташина дочка?- подошел Михалыч.- Наталья Петровна, ее мать. Дояркой работала в районе.
-Да. По-моему так. Вы знали их?
-Да я тут всех знаю. Надина мама мне еще со школы нравилась, а замуж вышла за другого, из района.
-А где они сейчас тоже знаете?
-Наташа в большой город с мужем уехала. Его повысили по службе. А Надя там замуж вышла. Девочек — двойняшек родила. Хорошо все у них.
-А вот в этом доме мальчик жил, Женя.- сказала Таня, повернув на соседнюю улицу.-Он нравился мне, смешно даже.- засмеялась Таня.- Помню, он мне венок из ромашек подарил, засмущался и убежал. Я ему, видно, тоже нравилась. Отец у него военный был, а мать болела все время и из дома почти не выходила. Моя бабушка ей по хозяйству помогала в его отсутствие и лечила ее. Тетя Вера кажется ее звали.
Михалыч не отвечал. Таня обернулась.
-Что с Вами, Василий Михайлович? Вам плохо? Присядьте на скамеечку.- Таня испугалась, увидев его побелевшее лицо.- Сейчас я . У меня лекарства с собой. Посидите.
Таня быстро полезла в сумочку, но Михалыч остановил ее:
-Не надо, Таня. Мне не плохо. Так, немного. Это мой дом, Таня. А Вера и Женя — мои жена и сын.
Таня замерла, села с ним рядом на лавочку.
-Что ж Вы мне не сказали?
-Я не мог. Язык не слушался.
-Что-то случилось?- насторожилась Таня.
Женьку в Чечне убили. Не сумел я его уберечь. Уже меня к тому времени демобилизовали. А Вера умерла с горя. Она и так тяжело болела, а такой удар перенести не смогла.
Таня обомлела:
-Как же так? Господи! Василий Михайлович, простите меня. Я не знала.
-Ваша то в чем вина? Давно это было. Слезы все выплаканы уже. А боль? Она у каждого своя.
Таня и Михалыч сидели молча на скамеечке, вспоминая каждый свое.
-А ты, стало быть, девчонка с синими бантами? Внучка Василисы Егоровны?- Михалыч радостно посмотрел на Таню,- Вот свела то судьба! Ну надо же! Через столько лет.- Михалыч радостно привставал и потирал колени. Красавица-то какая стала!
Таня удивленно и радостно смотрела на Михалыча. Как приятно, словно детство стало ближе.
-А бабушка моя? Как она?- заволновалась Таня.
-Я не знаю.- Михалыч развел руками,- Я , как Веру похоронил, уехал сразу. Не смог один здесь жить.
Мне квартиру дали в центре по-службе. Так там и жил один, а сюда только сейчас вернулся. Зря может. Ждала меня покойная Вера, но не смог я.
Михалыч замолчал.
-Ты иди, Танюшь. Дом твой рядом. Помнишь?
-Помню.- ответила Таня.
-Я домой зайти хочу. Один побыть. Точнее не один, с ними, как раньше. Простишь?
-Конечно, Василий Михалыч. Только с Вами все в порядке? Как же Вы один?- забеспокоилась Таня.
-Да в порядке я. Не переживай. Врач небось?
-Врач.- ответила Таня.
-Вот как судьба сложилась — Василиса Егоровна людей лечила и ты, значит лечишь. Хорошо. Помогать она тебе будет.
-Да. Мне очень сейчас помощь ее нужна. Если бы не это, я навряд ли сейчас приехала бы сюда. Спасибо работа привела. Так давно мы не виделись!
-Да, Таня, затягивает город.- Михалыч тяжело вздохнул и встал. -Если хочешь, я к вам зайду на обратном пути. Навещу старушку Егоровну.
-Конечно, заходите.- обрадовалась Таня.
-Ну, бывай пока.
Михалыч отпер калитку и, казалось, перестал замечать все вокруг. Таня тоже встала, уважая его чувство, и не спеша пошла на свою улицу.  Детские воспоминания переполняли ее. Таня остановилась, думая как ей обойти большущую лужу, перекрывавшую всю дорогу.
-Странно,- Таня размышляла вслух,- лужа эта. Прямо перекрывала собой путь и дорога стала, будто жизнь до и после.
Таня засмеялась.
-Ой! Что это я! Уже вслух сама с собой говорю. И мысли странные какие-то. Лужа — она и есть просто лужа.
Таня хотела было перескочить лужу по выступающим камешкам, но вдруг остановилась, присела на корточки и посмотрела на свое отражение. Чистая весенняя вода отражала все вокруг: и небо, и деревья, и соседние заборы и , конечно, Танино лицо.
-Какая я здесь стала красивая.- удивилась Таня,- Не такая, как в городе. И лицо какое-то живое. Странно, почему так? Ладно. Хватит эмоций. Пора идти.
Таня взяла чемоданчик и пошла вперед. Прямо по луже. Пройдя метров сто, Таня увидела свой дом.
-Здравствуй.- трепетно произнесла она, открывая калитку.
Таня подходила к дому, ощущая странное волнение. Ей уже не хотелось ничего вспоминать, а хотелось поскорее войти. И она вошла.
В доме было холодно и сыро. Это удивило — бабушка всегда топила печь. В ногах появилась непонятная неуверенность. Таня с трудом заставила себя войти из сеней в комнату.  Первыми бросились в глаза занавешенные окна. Кольнуло сердце. Таня быстро обошла дом. Она почему-то молчала. Ей казалось, что скажи она хоть слово, нервы не выдержат. Запылившаяся мебель. Бабушка никогда не отлучалась из дома надолго. Значит, Таня замерла, бабушка ушла навсегда.
-Не успела я.- сказала Таня.
Взгляд отрешенно обвел комнату, ноги подкосились и Таня села на лавочку у стола. Слезы непроизвольно полились градом и Таня уже не могла сдерживать себя. Она не знала, сколько рыдала. Ей даже казалось, что сознание оставило ее, что жизнь теперь идет как-то по-другому: весна, птицы, солнце с одной стороны, а она, Таня, с другой. Душа хотела только одного — умереть, чтобы не чувствовать нестерпимую боль.
-Бабуля, как же так!- причитала Таня,- Что же ты не дождалась, как же ты могла! Ты же наверняка знала, чувствовала, что я приеду. Ты всегда ведь все знала. И бросила меня! Как же я теперь без тебя!
Таня обвела взглядом стол. На столе лежал аккуратно сложенный лист бумаги. Таня с замиранием сердца взяла его. Это было письмо. Перед смертью бабушка написала это письмо:
-«Внученька, дорогая! Я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Прости меня. Так получилось. Не кори себя, что раньше не приехала. Не все то мы можем знать. И в силах наших далеко не все. Вот и я не смогла тебя дождаться. Но я с тобой. Знай это и не плачь. Я всегда буду рядом, как и раньше. Все у тебя будет хорошо! Обязательно. Я очень люблю тебя, внученька. Помнишь полянку у ручья, около леса? Там и ищи мою могилку. И помни — я всегда с тобой.»
Время для Тани остановилось. Она держала в руках письмо и не могла оторваться. Родители умерли и бабушка, как никогда, была нужна ей. Даже дело не в родителях.
Бабушка была особенной. Очень сильной, доброй и мудрой. Пока она была жива Таня чувствовала себя защищенной, уверенно шла по жизни. А сейчас  она потерялась, словно жизнь оборвалась. И как жить дальше, зачем, Таня даже не могла представить. Единственное, чего ей хотелось, это оставаться в этом доме, где так легко было ощущать бабулю.
Бабушка очень любила дом, каждую вещицу, каждое растение на своем участочке. Всем она дарила эту любовь, всем восхищалась и все вокруг, каждая травинка, ощущали это, отвечая бабушке любовью, радуя ее. Казалось, здесь каждая крупинка пространства заполнена этой любовью. И Тане было так приятно, словно бабушка теплом  своей души обогревала плачущую Таню, нашептывала ей-» Не грусти! Я с тобой, мы вместе, все будет хорошо.»
Картинки памяти неслись перед глазами. Таня то улыбалась, то плакала, будто бы целую жизнь прожила и она закончилась. Таня вспомнила лужу — жизнь до и после.
-Ну надо же! Удивительно, словно я это знала.- вздохнула Таня,- Что же будет после, бабушка, ответь?
Таня услышала, что кто-то поднимается по крыльцу. Не в силах встать, она просто ждала.
Вошел Василий Михайлович. Он посмотрел на Таню и ничего не спрашивая, сел рядом. Таня протянула ему письмо. Михалыч прочитал.
-Царство небесное, Василиса Егоровна. Спасибо тебе за все и низкий поклон.
-Не знаю, как жить теперь.- отрешенно вымолвила Таня.
Михалыч серьезно посмотрел на нее:
— Танюша, так не надо. Ты молодая. Жизнь сама ждет тебя, ты только доверься ей. И бабушка тебе поможет. Она же сама об этом пишет. Не огорчай ее. Она ведь и впрямь рядом и она не бросит тебя. Не такая Василиса Егоровна. Не в ее это характере. И сил теперь у нее больше стало! Поверь мне, Танюша, не плачь. Все хорошо будет!
Он взял Таню за руки и они вместе сидели и плакали.
За окном стало темнеть.Михалыч встал, принес дрова и затопил печь. Таня молча наблюдала за его действиями.
-До ночи успеет прогреться.- Михалыч деловито хлопотал у печи,- Таня,надо посмотреть, есть ли у твоей бабушки крупа какая или еще что-нибудь, макароны, например.
-Мне не хочется есть.
-Василиса Егоровна это бы не одобрила.
Михалыч подошел к Тане и погладил ее по плечу:
-Ты ведь с дороги, устала. Знаешь что, я у тебя сегодня останусь, помогу.
Таня немного пришла в себя.
-Не стоит, Василий Михайлович. Вы тоже устали, да и дела у Вас.
-Ничего, подождут дела. В центре не одна ведь машина. Позвоню, предупрежу. Потом, ты не справишься одна. Печь вот даже не растопишь. Поспишь, там и легче станет. Ты сиди. Я сам все сделаю.
Михалыч пошел в кладовку и принес пакет пшенной крупы.
-Вот и ужин будет.
Таня долго не могла уснуть.Все думала о бабушке, как она здесь жила одна. Никогда на здоровье не жаловалась. Настои травяные себе делала. Что ж тут то не сделала!? Или нет его, лекарства от смерти? А от жизни?
Таня не заметила, как уснула.
Тем временем по реке плыл белый пароход. Николай Ильич стоял на палубе. Он смотрел на воду. Вода несла его дальше и дальше от той, с которой он так хотел бы быть вместе. Он думал о Тане.
Странно, в Москве жили — не встретились, а здесь, так далеко от дома, свела судьба. Для чего? Просто ли так?
Капитан тряхнул черными кудрями. Нет, не просто так! Это судьба однозначно! Как только он увидел Таню, ему показалось, что знает ее всю жизнь, просто не видел давно. И вот наконец встретил. Он всматривался в Таню стараясь понять, чувствует ли она тоже самое. Если да, почему она не вышла из машины? Он ждал, он знал, что она там и что специально не вышла. Почему? Может, не поняла еще судьбу или противиться ей?
Николай Ильич Сазонов женился не по-любви. Так нужно было. Ему же. Жена помогла ему стать капитаном большого торгового судна. Перед ним открылись блестящие перспективы. Он всегда мечтал о море. С детства бредил им. Но после учебы бедный провинциальный паренек мог рассчитывать максимум стать капитаном небольшого судна в той же провинции. Повезло с женой.
Ее отец когда-то был капитаном дальнего плавания на большом сухогрузе и сейчас занимал большой пост. Николая назначили помощником капитана и детские мечты стремительно стали сбываться. Жизнь закружилась калейдоскопом красок. Новые страны, повышения по службе. Все вроде бы хорошо. Одно только плохо — домой возвращаться. Жена была совершенно чужим человеком. Непонятным. Даже рождение дочери не сблизило их. И все больше назревал выбор: наслаждаться реализованной мечтой и пожертвовать счастьем или…
Все решилось само. Жена не выдержала долгого отсутствия мужа и однажды, вернувшись домой, Николай обо всем узнал. И не смог остаться. Собрал вещи и уехал домой.
Скандалить жена не стала, но с карьерой капитана дальнего плавания было покончено навсегда.
Но что-то все-таки осталось. Здешние воды тоже красивые и родные к тому же. Счастье коснулось его своим белым крылом и Николай уже ни о чем не жалел. Жалел только, что река несла его вниз по течению, а не вверх.К той, которая завладела его сердцем.

Глава 3

Таня проснулась рано. Солнце уже поднялось. Пахло дымом и пшенной кашей.
Она встала, вышла на кухню. Михалыч проветривал дом и ругался:
-Совсем деревенскую сноровку потерял. И печь дымит и каша сгорела.
Увидев Таню, он улыбнулся:
-Ну вот, Танюша, некудышный тебе помощник достался. Испортил вот все. — Михалыч виновато показал Тане кастрюльку с подгоревшей кашей.
Таня молча подошла и обняла его. Михалыч растрогался: одной рукой обнял Таню, другой смахнул набежавшую вдруг слезу. Понятно ему, что жизнь проходит, а он совсем один. А как бы хотелось, чтобы жена жива была и сын! Внуки бы уже были. Он понял, что незаметно для себя привязался к Тане, словно к дочери.
-Ничего, Танюша, все хорошо. Сейчас другую кашу сварим. Ты не переживай. Все хорошо.
Весеннее солнце бодро освещало комнату. За окном воробьи шумно радовались наступившей весне.
-Что делать будешь? Уедешь обратно?- за завтраком спросил Таню Михалыч.
-Не знаю еще. Нет, наверное.- спутано ответила Таня.- Думала, бабушка поможет диссертацию написать. Скажите, Василий Михайлович, Вы про знахаря здешнего говорили, машина когда сломалась.
— Говорил. А зачем тебе?
-Может, согласиться он поговорить со мной? Я заплачу.
-Денег он, Таня, не берет.
Таня задумалась:
-Странно. Как же мне заинтересовать его? Вы ведь его лучше знаете, помогите мне, пожалуйста.
Таня пристально посмотрела на Михалыча.
-Помочь я тебе, Танюша, не смогу. Да и не знает о нем здесь никто ничего. Не общается он с нами.
-Как же он людям помогает?- удивилась Таня.
-А это он сам решает. Чувствует, что ли, кому его помощь нужна, с тем и встречается вроде как ненароком.
-Вы знаете, где он живет?
-Этого никто не знает. А заинтересовать? Так получается, что знает он все. Сочтет нужным — встретишь его, не сочтет — и искать бесполезно.
-Странно.- опять задумалась Таня.- А как узнать его?
-Узнаешь.- Михалыч стал убирать со стола.
-Вот что, Танюша, я сейчас в центр съезжу, дела улажу. Продуктов куплю и к вечеру вернусь. А ты отдохни пока. Успокоишься и сама решишь, как тебе дальше быть.
-Василий Михайлович, неудобно как-то. Обузой я Вам становлюсь.
Михалыч посмотрел на Таню:
-Не обуза ты мне, дочка, а подарок судьбы. Прости, что я так. Нет ведь у меня никого и не будет уже. У тебя все еще впереди, а моя история закончилась. Так холодно на сердце, а сейчас словно теплее становиться.
Таня благодарно посмотрела на него.
-Спасибо.
-Тебе спасибо.
Михалыч ушел.
Таня осталась одна. Некоторое время она молча сидела, глядя в окно. Солнце так и манило на улицу.
-Что же я сижу?- спохватилась Таня.-Могилку бабушкину не навещаю!
Таня встала, оделась потеплее. Нашла в сенях бабушкины резиновые сапоги и вышла на улицу.
Страх не вспомнить полянку у ручья немного задержал ее, но Таня решила во что бы то ни стало отыскать ее.
-Ничего. Столько всего вспомнила и это вспомню.
Таня решительно пошла к калитке. Постояв за калиткой, она доверилась интуиции и пошла туда, где Михалыч оставлял машину.
Пройдя метров сто Таня вспомнила о вчерашней луже и с удивлением обнаружила, что лужа исчезла.
-Странно. Чудо! Везде лужи остались, а этой как не бывало! Дорога, словно сама меня вперед пускает.- подумала Таня.
Она вышла за околицу и направилась через огромное поле. Таня помнила, что за этим полем начинается лес. Тропинки не было и Таня первая шла по мокрой земле, не прикрытой еще молодой травой.
Пройдя немного она спохватилась, что идет одна. Ей стало немного страшно. Таня привыкла к народу, а тут — пустота, бескрайнее поле и впереди лес. Таня раздумывала, стоит ли идти дальше. Может, дождаться Михалыча и сходить вместе с ним? Но слишком велико было желание навестить бабушкину могилку, слишком пьянил ее простор и Таня поддалась этим чувствам.
-В конце концов,- успокоила себя Таня,- тропинки нет. Значит люди здесь не ходят, да и звериных следов тоже нет. Значит бояться мне нечего.
Таня не спеша пошла вперед. За полем действительно был лес. Таня обрадовалась, что память не подвела ее. Осталось пройти еще совсем немного и тут Таня увидела фигуру мужчины.
От неожиданности она резко остановилась и присела. Мужчина, казалось, не заметил ее и скрылся за деревьями, но Таня успела хорошо его рассмотреть.
Это был тот мужчина, которого она встретила у магазина. Странный ужас охватил ее и Таня быстро стала отползать назад на согнутых ногах. Ей хотелось побыстрее исчезнуть отсюда и видя, что мужчина больше не появлялся, Таня пустилась бегом не разберая дороги.
Порой она проваливалась в полную воды яму и холодная вода заливала сапоги через край. Не помня себя, Таня бежала почти все поле и остановилась только увидев вдалеке деревню. Обернувшись и убедившись, что за ней никто не гонится, Таня быстро пошла домой.
Успокоилась она только закрыв за собой калитку. Таня прислонилась к ней спиной и стояла, чтобы перевести дух. Сердце бешено колотилось, виски пульсировали.
-Что же это я так!- Таня оглядела себя.
Брюки были заляпаны грязью, в сапогах стояла вода. Таня вылила воду и быстро пошла к дому. Она вдруг представила, что Михалыч сейчас приедет и застанет ее в таком виде!
Таня достала воды из колодца, скинула одежду и стала отмываться. Холодная вода отрезвила ее.
-Странно, чего ты так испугалась?- стыдила она себя.- Дался тебе этот мужчина! Охотник видать, вот и ходит по лесу. Что мне до него? Охотники, я слышала, людей не трогают. И не подходят даже. Он бы сам от меня ушел.
Таня развесила выстиранную одежду, пошла в дом и, растопив печь, вскипятила чайник. Но даже дома неясное чувство тревоги не покидало ее.
Таня еще долго стояла у окна, пытаясь понять эту смутную тревогу.
-Танюша, это я!- Дверь открылась и на пороге появился сияющий Михалыч с двумя полными сумками.- Проголодалась, поди. Помогай-ка. Сама печку растопила! Ну, Танюха! Нигде не пропадешь, молодец!
Таня не оборачиваясь стояла у окна. Михалыч поставил сумки, подошел к Тане и обнял ее за плечи. Таня вздрогнула.
-Таня,что -то случилось? Пока меня не было, да? Обидел тебя кто? И почему одежда мокрая на улице висит?
Таня повернулась к нему.
-Вы ведь всех здесь знаете, правда?- тихий голос Тани дрожал.
-Ну, точнее почти всех. Что случилось, Таня?- строго спросил Михалыч.
-Не знаю даже, как сказать. Помните, в центре, на площади Вы ждали пассажиров на обратную дорогу и мне погулять предложили? Точнее в магазин сходить?
Михалыч сел на лавку.
-Конечно помню. Ты бледная тогда пришла, не сказала мне, почему.
-Да потому и не сказала, что говорить вроде было нечего,- Таня села напротив,- может это просто заморочки мои.
-Рассказывай, а мы вместе решим, заморочки это или что-то еще.
-Там, у магазина, я увидела мужчину. Странного очень.
Михалыч нервно напрягся:
-Говори, Таня, не тяни.
-Волосы у него длинные очень, спутанные, в косы заплетены. Куртка из меха, вроде самодельная, и ружье. Я решила, что он охотник. И глаза! Жгучие,черные. Диким,злым огнем горели. Сумасшедшим даже. Кто он?
Михалыч молчал, потирая ладонью колени.
-Вы знаете его?- Таня начинала нервничать.
-Успокойся. Ты не бойся его, Таня. Он не подступиться к тебе. Не посмеет. Нас ему мало что ли?
Витька это. Шаманом его прозвали. Бояться его все, но ты не бойся. Я бы не боялась,- тихо продолжила Таня,- но сегодня…- Она запнулась.
Стоит ли Михалычу говорить?
-Что случилось сегодня?- Михалыч нервничал.
-Я хотела навестить бабушкину могилку. Бабушка мне в письме написала, где она, помните?
Михалыч замер.
-Ты что, с ума сошла? Ты здесь всего ничего, не знаешь ничего! По лесу одной ходить это тебе не по городу.
Таня виновато опустила голову.
-Что я тебе говорил? Здесь без друзей нельзя. Мало ли что? Тем более ты — девчонка городская. Смелость твоя здесь, что дурь. Что еще случилось?
-Ничего.- уже спокойнее ответила Таня.
-Я те дам, ничего! Рассказывай быстро.
-Да правда ничего. Бежала я быстро по полю, вот и заляпала одежду.
-Почему бежала?- не унимался Михалыч.
-У леса я Шамана вашего видела. Испугалась очень, вот и побежала.
-Что он сделал?- ужаснулся Михалыч.
-Ничего. Он не видел меня. Жаль только, до полянки, где бабушка похоронена, я так и не дошла.
Таня замолчала. Михалыч подошел к окну и какое-то время тоже молчал.
-Ну, не убьет же он меня, в самом деле? Ну, заморочки это мои. Странный он, вот и страшно. В городе я таких мужчин не видела. Не обращайте внимание.- виновато протараторила Таня.
Михалыч повернулся к ней:
-Не убьет, говоришь? Есть грех за ним.-Михалыч сел рядом с Таней.
-У нас не город. Пропал человек и с концами. Никто искать не станет. Тайга видишь ли. Милиция к нам не захаживает. Кто пропадет — говорят, тайга съела.
Таня испугалась и отсела на край дивана.
-То есть, как это, тайга съела? Что она, живая что ли?
-Конечно живая. Она чувствует человека. С какими помыслами он к ней обращается, чего и вправду хочет, то и получит. Не обманешь ее. Злого — охотником подстрелит или зверем загрызет.
-Что же она Шамана этого не загрызла? И вправду что ли он колдовать умеет?
-Не знаю. Только разное о нем люди говорят. А может все шишки на него валят.- Михалыч потер руками колени.- Ты вот что, Танюша. Ты без меня никуда пока не ходи. Продукты я привез, а на бабушкину могилку мы с тобой вместе сходим. Ружье вот возьмем и сходим.
Таня обмерла от страха:
-Какое еще ружье? Мы что ж, стрелять будем? В человека?
-Ну, стрелять не стрелять, а так, чтобы видели,что с нами так просто не справиться. А ружье я в чулане видел.
Таня молча встала и вышла из комнаты. Не так она себе все представляла. Ведь ясно уже, что планы рухнули. Стоит ли продолжать? До ружья уже дошло! Уезжать, видно, надо и скорее.
Таня машинально взяла со стула вязаную кофту и сложила ее. Так. Стоп. На могилу сходить нужно. Нельзя так уехать.
Таня решительно пошла на кухню. Михалыч что-то готовил.
-Василий Михайлович, я решила уехать.- Голос Таня был тверд.- Но сначала Вы меня на могилу бабушкину проводите, как обещали. Завтра.
Михалыч не ответил. Он нарочно старался резать хлеб медленно и спокойно.
-Вы слышите меня?- Тане не понравилось его молчание.
-Таня,съешь бутербродик.- Михалыч протянул ей бутерброд.
-Да не хочу я есть. я уехать отсюда скорее хочу.
Таня начинала нервничать. Слезы навернулись на глаза.
Михалыч спокойно подошел к ней и взял за плечи:
-Таня, успокойся. Все будет хорошо. Ничего страшного не происходит.
-Происходит.-  не унималась Таня.- Я теперь точно знаю, что все это не заморочки мои. Я чувствую что-то плохое. Ясно вижу это.
-Танюша, это нервы. Просто ты устала. Бабушкину смерть переживаешь, вот и кажутся тебе страшилки всякие. Отдохни, успокоишься, поешь вот.
Таня с трудом сдерживала рыдания:
-Не хочу я есть. Я домой хочу.
-Все так.- Михалыч снял с печи с картошкой.- Но потерпеть еще месячишко придется.
-Это почему еще?
-Пароход через месяц только будет. Другого транспорта здесь нет.
Таня ошалела.
-Как нет?! Вы же про поезд говорили, автобус?
-Не для тебя это. Поверь мне.
-Почему не для меня?- Таня гордо вскинула голову.
-Опасно это. Можно ведь до поезда и не доехать. Да и билет не день в день купишь, а ждать еще с месяц. Где ждать станешь?
Таня попятилась назад. Потом побежала в свою комнату, упала лицом на кровать и зарыдала. Все было в этих слезах: и безумная жалость к себе, и горечь потери, и вся ее, Танина, жизнь не сложившаяся.
Таня долго не могла успокоиться.
-Господи, зачем я здесь! Что меня сюда потянуло? Жила бы себе и жила. Не так ведь все и плохо было! А теперь что? Страх, потерянность. Как перышко на воде закрутило. Что же мне делать? Как жить дальше?- всхлипывала она.
-Таня, пойдем ужинать. Хватит плакать. Слезами горю не поможешь. Пойдем, картошка стынет.
Михалыч говорил спокойно и твердо и Таня словно спряталась за эту твердость. Она послушно встала, вытерла слезы и пошла к столу. За окнами уже почти стемнело. Тусклый свет от лампы освещал комнату.
-Спасибо Вам.- Сказала Таня, садясь за стол.- Если бы не Вы, я бы с ума точно сошла или бы глупостей натворила.
-Да ты их и так уже достаточно натворила.- Михалыч налил горячий чай.- Ты тихонечко поживи пока, осмотрись, а потом потихонечку и решай, что тебе делать, как себя здесь вести. А то ты не разобравшись, сгоряча все. Нельзя здесь так.- Михалыч задумчиво посмотрел на Таню.- Да и не только здесь. Так вообще нельзя.
Таня с удовольствием ела горячий ужин и грела замерзшую руку о горячую чашку. Ей уже было все-равно. Она вдруг почувствовала себя маленькой девочкой. Совершенно беззаботной и защищенной. Ни о чем не хотелось думать. Хотелось только есть и спокойно поспать.

Глава 4

Михалыч уже уехал. Таня умылась и занялась завтраком. Отчего-то сегодня у нее было хорошее настроение. Таня уже собиралась сесть за стол, как услышала в сенях чьи-то шаги.
Таня испугалась, быстро вскочила и хотела уже что-то предпринять, как дверь открылась и на пороге показался мужичок лет сорока пяти. Он с улыбкой кланялся Тане:
-Здравствуй, хозяюшка. День добренький.
Вид у мужичка был самый безобидный и Таня перестала бояться.
-Здравствуйте.- ответила она.- Вы ко мне?
-К тебе, хозяюшка.- ответил мужичок с блаженной улыбкой, лучезарно глядя на Таню.
Таня немного смутилась:
-Я вообще-то не хозяйка. Хозяйка умерла недавно.
Мужичок с такой же улыбочкой сделал несколько шагов вперед и замялся у стола:
-Приятного аппетита, хозяюшка.
-Присаживайтесь. Чаю?- предложила Таня.
-Не откажусь, угости.
Мужичок сел за стол. Улыбка неизменно оставалась на его лице.
Таня принесла еще одну чашку. Мужичок продолжал:
-Василиса Егоровна, царствие ей небесное, чуть-чуть до твоего приезда не дожила. Да. Повидать, видать, внучку-то хотела.
Таня удивленно посмотрела на него:
-Вы что же, знаете меня?
-Здесь все друг друга знают.- Мужичок еще лучизарнее улыбнулся и взял чашку с чаем.- Деревня наша небольшая. Все как на ладошке.
Он отпил чай и умолк. Таня с интересом села напротив:
-А Вы давно здесь живете?
-Не так и давно. Годика полтора как с женой моей сюда перебрались.
Таня удивилась:
-Что же за нужда такая заставила человека здесь поселиться? Глушь ведь какая! И работать негде.
Мужичок поставил чашку, грея об нее озябшие руки.
-Не скажи, хозяюшка. Место это и не глушь вовсе. А можно так сказать, что и центр вселенной. Сюда люди из других мест едут и работу свою оставляют. Ведь там у них что — работенка скучная, зарплата маленькая, а главное — будущего никакого.
Таня совсем удивилась:
-А здесь что же, будущее что ли есть? Я что-то его не заметила.
— Так ты , видно, хозяюшка, не с того места смотрела, вот тебе и не видать.
Таня уже совсем ничего не понимала:
-А что видать-то?
Мужичок принял величественно-торжественный вид:
-Чудеса здесь творятся великие. И великий человек их творит. Вот мы с женой тоже про это прослышали, квартирку свою в Новосибирске продали и сюда подались. Можно сказать, только жить начали.
-Вот как.- Таня недоверчиво посмотрела на странного гостя, который начал казаться ей сумасшедшим.
-И в чем же эта жизнь состоит?
-В том, хозяюшка,что жизнь эта у всех в хаосе проходит, а здесь истина великая открывается!
Таня начала раздражаться.
Мужичок лукаво посмотрел на нее:
-А вот ты, хозяюшка, вокруг да около ходишь, а разве не за этим сюда приехала? Разве не наскучила тебе суета городская бестолковая? Бабушка тебе перед смертью, видать, весточку-то послала, чтобы спасти тебя, сиротой ведь осталась.
-Простите, о чем Вы? Я ни чего не понимаю?- Тане казалось, что это разговор двух сумасшедших.
-О Спасителе душ людских великом. К нему небось бабушка тебя позвала сюда.
Таня с минуту в шоке смотрела на сумасшедшего. Первым желанием ее было немедленно его прогнать из своего дома и она уже было собралась это сделать, как странное предчувствие остановило ее. Таня села и стараясь как можно спокойнее, продолжила разговор:
-О ком это Вы так? О Господе Боге что ли?
Мужичок хитро прищурил глаз:
-Зачем нам, хозяюшка, Господь Бог? Что нам с него? Ни поговорить, ни пощупать. Нету его. А Виктор всегда рядом. Он реальный. Придешь к нему, так он всегда выслушает, совет истинный даст. С ним и Бог не нужен.
Таню током ударило:
-Виктор? Вы сказали, Виктор? Шаман?
-Это неверующие его так называют. Кто силу его не осознал. Смеются, что ли. Досмеялись уже многие, а другим все уроком не служит.
Таню как приклеило к стулу:
-Как это, досмеялись? Убил он их что ли?- Таня замолчала от охватившего ее ужаса.
-Зачем убил? Вот и тебе уже неверующие наплести успели. Но ничего. Не выйдет у них. Истину они сами нарушают. Виктор здесь не причем. Истина бережет от них его, вот они и исчезают, чтобы вреда ему не причинить.
-Куда исчезают?
-Да кто куда. Кто увидеть правду великую не смог и умом тронулся, кто уехал, а кого и в тайге мертвым нашли.
-Ну все, хватит.- Таня решительно встала.- Ко мне то Вы зачем пришли? Агитировать? Зря время теряете.
Мужичок поставил чашку:
-Зачем агитировать? Помочь пришел. К Спасителю привести. Ты ведь к нему приехала?
-Приехала. Только не к нему.
Мужичок  встал и пошел к двери.
-Ну как знаешь, хозяюшка. Видать рано я к тебе пришел.
Он взялся за ручку двери и хотел выйти, но вдруг обернулся к Тане. На его лице уже не было блаженной улыбки и глаза смотрели злобно и жестко:
-Ничего.Истина сама тебя найдет. Смотри, с дороги лишь не збейся. А то…- Он замолчал.
Таня долго стояла на том же месте. Она слышала, как за ним закрылась дверь,хлопнула калитка,а тело, словно парализованное, не слушалась ее. Таня с трудом заставила себя сесть. И вдруг как ошпаренная подскочила.
-Господи, что же это я!- запричитала Таня, приглаживая волосы на голове.
Она бегом побежала к входной двери и заперла ее на железную задвижку.
-Вот так!- сама себя успокоила Таня.- Истина великая, видали! Секта обычная да и только.
Таня взяла себя в руки, пошла в столовую и села завтракать.
-Испугалась! Я то думала!- иногда восклицала Таня.- Шизик обычный. Из психушки небось сбежал и прячется здесь. Правду люди говорят, что у страха глаза велики.
Таня решила забыть этот разговор и вообще больше не думать о Викторе. Ей стало стыдно, что она не помня себя бежала от него по полю и могилку бабушкину не навестила.
-Трусиха. А эти придурки квартиры свои продали да деньги, небось, ему носят. Конечно! Как же еще! Слушал бы он их иначе. Сумасшедший сумасшедшим, а все к одному сводится.
-Надо с этим кончать.- Таня убрала со стола.- Михалычу нервы треплю. Стыдно даже. Как маленькая. Уборкой вот лучше займусь. Пыли то сколько.
Взгляд Тани упал на чашку, которую мужичок так и не допил.
-Странно,- подумала Таня вслух,- почему я так ему сказала — приехала, но не к этому Виктору, а к кому?
Таня брезгливо вылила в окно чай и помыла чашку.
Весь день она занималась уборкой и вроде бы ей удалось все забыть, только движения ее были резкими и нервными. И сердце по-прежнему сжимал страх.
Михалыч вернулся раньше обычного. Таня твердо решила ничего ему не рассказывать, тем более у него было такое хорошее настроение, что оно невольно передалось и Тане.
-А знаешь, Танюша,- сказал он ей за ужином,- как жить здесь стал, так сразу легче стало, как-будто камень с души упал.
-Почему, Василий Михайлович, из-за меня, что ли?- спросила Таня, прожевывая бутерброд.
-Да не только. Вот, думал раньше, что если уеду подальше отсюда, то забуду все, новую жизнь начну. Ан нет! От себя бежал. Сердце слушать не хотел. А жизнь моя новая вся из старой состоит. Вот живу я здесь и все будто, как раньше. Словно и не было этих лет одиночества.
К семье своей что ли ближе стал.
Взгляд Михалыча стал задумчивым.
Таня захотела приободрить его:
-Василий Михайлович, не надо грустить. Мы с Вами теперь оба одни одинешеньки остались. Ничего, наладится все. Лечит время.
-Может что-то и лечит, но не все. Главное всегда остается. На всю жизнь.
-Да,- выдохнула Таня,- пустоту от потери близкого человека никто не заполнит. Это действительно на всю жизнь.
Михалыч замялся, но все же спросил:
-Танюша, а как получилось, что ты одна осталась? Такая молодая еще. Ты извини, что я спросил.
-Ничего. Это уже далекая рана, не так сильно болит.
Таня разглядывала маленькую беленькую чашечку в голубой цветочек. Потом продолжила, не поднимая глаз:
-Мама рано умерла. От рака. Молодая еще совсем была. Не смогли врачи ее спасти. Мы с папой одни жили. Он прокурором работал. Добрый был, сильный, смелый такой. Бывало, вел дело какое опасное, так нам домой звонили, угрожали, а ему хоть бы что. Только, помню, милиционер у нас часто жил. Меня охранял.
-Что ж, зря опасности он не боялся?
-Может зря, а может и нет.- задумчиво ответила Таня.- Только убили его когда нам никто не звонил и не угрожал. Милиционер тоже в доме не жил. Просто папа не пришел с работы и все.
Таня замолчала.
-Да.- вздохнул Михалыч.- Жизнь не предсказуема.Ничего наперед не знаешь. Живешь, думаешь всегда так будет, ан нет. Судьба порой такое коленце выкинет, только держись.
Таня отставила чашечку:
-Я из этой чашечки маленькая совсем пила, когда мы с мамой к бабушке летом приезжали. Надо же! Помню ее!- Таня улыбнулась.
-Часто к бабушке ездили? Не ближний же свет.
-Каждое лето, пока мама была жива.
-А с отцом, значит, нет?
-Папа занят очень был. Некогда. Я в пионерлагерях была часто или дома оставалась. Очень давно бабушку не видела. Надо же, а помню ее, словно вчера расстались. Все помню. Глаза ее. Лицо. Всегда такое светлое, лучезарное. Помню, как мы с ней за травами ходили. Она мне всегда говорила:
-Ты, внученька, только ту травинку бери, которая, как тебе кажется, сама к тебе стремиться. А если чувствуешь, что не хочет — не рви, не надо. Все в природе лишь по-доброй воле делается. Насильно
добра не сотворишь.
-Да, это точно!- Михалыч посмотрел на Таню.- Ты поэтому врачом стала? Из-за мамы и бабушки?
-Да. Никогда врачам не смогу простить, что маму не спасли.
-А бабушка?
-Не успела она. Мама быстро умерла. Осенью заболела, а в конце зимы ее не стало.
-Зря не приехали. Я помню,бабушка твоя не только травами лечила. Она душу лечить могла. Многих людей спасла.
Таня серьезно посмотрела на Михалыча:
-Простите, но ведь Вашу Веру она не смогла спасти.
Михалыч тяжело вздохнул, помолчал немного, потом ответил:
-Да, Веру она не смогла спасти. Но тут в чем хитрость все состоит: не поможет никто человеку, который сам помощи не хочет. Не примет он ее.
-Что же, Вера сама жить не хотела?- сказала Таня как бы сама себе, словно что-то важное поняла.
-Конечно не хотела. Смерть сына перенести не смогла. В один миг сгорела. Так она бабушке твоей и говорила.
-Да, трудно такое перенести, но у мамы такого горя не случилось. Что же тогда?
Взгляд Тани стал задумчивым. Она замолчала.
Михалыч взял ее руку, лежащую на столе, и сказал ласково:
-Ладно, Танюша, будет прошлое ворошить. Пути господни нам не дано понять. У каждого человека своя судьба.
Таня резко убрала руку:
-Ну уж нет. Что бы ни было, на то и врач, что бы любую болезнь лечить. Иначе не врач это вовсе. А так.
-Может ты и права. Но ведь таблеткой душу не вылечишь и судьбу не изменишь.
Таня удивленно посмотрела на Михалыча:
-А чем же излечишь?
Михалыч вздохнул:
-Если бы я знал, Таня. Наверняка есть ответ. Не может не быть. Но где?
Михалыч встал:
-Ладно. Давай убирать со стола. Засиделись мы с тобой.
Оставшись наедине в своей комнате,Таня еще долго не могла уснуть. Она вспоминали их с Михалычем разговор и думала:
-Да, действительно, таблеткой человека не вылечишь. Человек ведь не только набор химических элементов. Это что-то большее. Не понятное до конца. А если не понятное, то и лечить как, тоже не понятно.
Таня вспомнила утреннего посетителя. Про истину он говорил. Истина это хорошо, но что в его понятии истина?
-Виктор этот,- Таня поморщила нос,- неприятно его вспоминать! Но люди то едут к нему, издалека, за истиной.
Таня перевернулась на другой бок.
-Интересно, что это за истина у него такая, что заставляет других голову терять? Сходить к нему что ли?- Таня занервничала.- Нет, не пойду. Лучше с этим чудаком поговорю. Зачем то ведь он ко мне приходил? Значит, это судьба?
Таня не заметила, как уснула. Приснился ей страшный сон: будто пришла она на бабушкину могилку. Хорошо будто так, тепло, солнечно. Глянь, и бабушка на полянке сидит:
-Здравствуй, говорит, внученька. Ждала я тебя. Рада очень, что пришла ты.
Таня подошла к ней, села рядом, обняла ее и спросила:
-Бабушка, расскажи, как судьбу свою изменить?
Бабушка посмотрела на Таню как всегда добрыми глазами и спрашивает:
-А зачем тебе, внученька, судьбу свою менять? Ты же не знаешь, что она тебе уготовила.
Таня задумалась.
Бабушка погладила ее по голове и говорит:
-Не расстраивайся, внученька, помогу тебе, чем смогу. Подними-ка к небу обе руки и смотри, что будет.
Таня подняла. Словно ниоткуда взялись два голубя: черный и белый. Сели каждый Тане на руку.
-А теперь, внученька, поднеси к глазам поближе черного голубя. Скажи мне, что увидишь.
Таня поднесла и вдруг в глазах все почернело. Облака стали серыми, солнце за них скрылось, все перемешалось как-то, исказилось.
Таня испугалась и убрала руку.
-А теперь белого голубка поднеси поближе.
Таня поднесла и — чудо! Облака вмиг рассеялись. Солнце заиграло на траве. Цветочные запахи ударили в нос и вокруг все так красиво стало! Радостно на душе!
Таня восторженно спросила:
-Бабушка, от чего так, ты знаешь? Расскажи.
Бабушка улыбнулась:
-Конечно знаю, внученька. Голуби — мысли людские и чувства. Темные мысли божью реальность искажают, а светлые еще лучше ее делают. Вот и выбирай ее, свою судьбу.
Таня удивленно спросила:
-Что же это! Значит, человек сам судьбу свою творит?
-А как же? Никто над человеком, дитем божьим, власти не имеет. Он сам творит свой путь.

Глава 5

Таня проснулась с рассветом. Лучи солнца уже вовсю резвились по деревьям. Птицы радовались великолепию весны. Таня тоже была в хорошем настроении. Все хорошо, радостно и, Таня поймала себя на мысли, больше совсем не страшно.
Она встала,оделась. Михалыч еще спал. Таня растопила печь, разогрела нехитрый завтрак.
-Кто это здесь так хорошо поет?- Михалыч улыбаясь вошел на кухню.
-Ой!- Таня удивилась,- А я и не заметила! Доброе утро.
-Доброе, Танюша.- Михалыч улыбался.- Ты, я вижу, сегодня в хорошем настроении?
Таня улыбнулась:
-Заметно?
Михалыч засмеялся:
-А как же? Словно и солнышка не надо —  вон как светло сразу стало! С чего вдруг, можно спросить?
Таня засветилась:
-Бабушка мне приснилась! Как живая! Мы говорили с ней, обнимались. Как же хорошо!
-Это хорошо, Танюша. Грустить-то, оно ни к чему. Лучше радоваться жизни. Так и живется легче. Давай помогу.- Михалыч взял у Тани из рук горячую кастрюльку.- Ух ты, девица-красавица! Ты и салатик приготовить успела? Встала-то, видать, в какую рань!
Таня засмеялась:
-За красавицу спасибо. Василий Михайлович, Вы меня лучше не хвалите, а то я обязательно испорчусь.
Михалыч с восхищением посмотрел на Таню:
-Тебя, Танюша, не возможно испортить. У тебя душа хорошая, без червоточины.
Таня еще больше засмеялась:
-Вы меня еще не знаете. Бывало похвалит кто меня, так потом, словно нарочно все наоборот сделаю.
Михалыч забавлялся:
-Так уж и нарочно?
Таня разыгралась:
-Ну не нарочно, конечно. Но так, в общем, получалось. Маленькая когда была, помою было посуду, мама похвалит, молодец мол, Таня. Так я потом важничала и неделю ничего не делала.
-А мое детство на войну пришлось.- продолжили разговор за завтраком.- Отец на фронт ушел, а мама в колхозе работала. Тяжело ей было. В колхозе вообще одни женщины тогда работали, да не все еще молодые. Молодые тоже на фронт ушли. Жалко мне ее было, так и бегал помогать, где сено косить, где коров подоить. Мама ругалась, прогоняла меня. Видно хотела, чтобы у меня тоже детство было, хоть какое, но беззаботное.
-Да. Детство это хорошо. Что ж, и похулиганить не хотелось?
Михалыч улыбнулся:
-Почему? Конечно хотелось. И по деревьям с мальчишками лазили, и кур гоняли. Только понимали мы, что шалить особо нельзя. Трудное было время.
-Василий Михайлович, — Таня тихо продолжила,- может проводите меня к бабушке на могилку? Чего тянуть?
-Хорошо. Когда скажешь. Вот приеду пораньше когда, так и сходим. Ты только не переживай.- Михалыч пошел к двери.- Сегодня, Танюша, только не обещаю. Может завтра?
-Ничего, что не сегодня. Сходим вскорести и ладно. Все-равно месяц еще ждать.
Михалыч уехал. Таня походила по дому, стараясь найти какие-нибудь дела. Но что-то у нее сегодня не клеилась. Все разговор вчерашний не выходил из головы.
-Может, сходить к этому чудаку в гости, попытаться с ним поговорить?- подумала Таня.- Ну ни к  Шаману этому же идти?
Таня напряженно думала. Какая-то неведомая сила словно толкала ее вперед. Сопротивляться уже не было сил.
Таня одела кофту, взяла на всякий случай телефон и вышла на улицу. Солнце ярким светом резануло по глазам. Лужи еще даже не собирались высыхать. Таня пошла к калитке.
Ее внимание привлекли громкие голоса на дороге. Таня вышла и увидела толпу людей у ее забора.
-Вот она!- громко крикнула пожилая женщина.
Толпа двинулась на Таню. Таня невольно отпрянула назад. Она не испугалась, просто удивилась такому странному вниманию к себе.
Среди толпы Таня увидела вчерашнего гостя. Его лицо по-прежнему светилось такой же блаженной улыбкой. Это Таню немного успокоило. Народ громко галдел. Вперед вышла женщина средних лет и повернувшись к толпе громко сказала:
-Тише, братья и сестры. Сейчас мы сами у нее спросим.
Таня спросила нарочито спокойным голосом:
-Мы с вами не знакомы. Что же вы хотите у меня узнать?
Народ замолчал.
Женщина видимо решила взять на себя роль вожака:
-Мы знаем, зачем ты сюда приехала.
-И зачем же? — спросила Таня, стараясь сохранить равнодушный вид.
-Ты хочешь погубить нас всех. И не только нас. А и тех, кто после нас придет. Мы не можем позволить тебе это сделать.
Таня начинала раздражаться:
-Я не собираюсь ничего делать. Мне до вас вообще дела нет. Уходите отсюда.
-Нет уж, погоди.- начинала закипать женщина.- Конечно ты все нам не расскажешь. Но мы сами все знаем. От нас ничего не скроешь.
Народ одобрительно загудел
-Я могу узнать наконец, в чем дело или позвольте мне пройти, у меня дела.
-Да одно у тебя дело,- крикнул кто-то из толпы,- ты Мир наш совершенный разрушить хочешь и
Спасителя нашего погубить.
Крики стали громче. Отовсюду послышались брань и угрозы.
Таня не на шутку испугалась. Она начала понимать, в чем дело. Совершенно было ясно, что перед ней толпа сумасшедших, или опоенных точно, и нервы здесь не помогут. Таня совершенно отчетливо поняла, что доказывать что-либо совершенно бесполезно, поэтому она уверенно подняла ладонь и сделала шаг вперед. Народ замолчал.
Таня начала:
-Братья и сестры! Я ваша сестра! Я желаю того же, чего и вы. Я приехала сюда так же, как и вы, спасаясь от несовершенства этого мира. Я жажду истины так же, как и вы. Вы не можете доказать обратное, поэтому вы должны верить мне и всячески помогать. Вы ведь уже обрели истинное блаженство, а я только начинаю этот путь и от вас зависит — обретет ли истину еще одна заблудшая душа или так и погибнет темной. Разве не так, братья и сестры? Разве не этому вас учит Спаситель?
Таня обвела уверенным взглядом толпу. Толпа с минуту молчала, не ожидая такого поворота дела. Потом одобрительный гул успокоил Таню.
-И вправду этому нас учит наш Спаситель.- Вперед вышел блаженный мужичок.- Ты правду сказала.
Он повернулся к толпе и ласково сказал:
-Дорогие мои! Это заблудшая сестра наша! Таковой она была еще вчера, но нынче прозрела! Поэтому и приехала к нам. Спаситель светом мысли своей дотянулся до нее и привел сюда.
-А ты откуда, Леший, знаешь?- неодобрительно спросила его женщина-вожак.
-Я, братья и сестры, посетил вчера ее скромный дом и говорил с ней. И она открылась мне.
Толпа одобрительно загудела.
-А что й то ты первый полез?- не унималась «вожак»?- Он тебя просил?
-Нет, не просил.- ласково ответил Леший.- Но ведь у Спасителя к каждой заблудшей душе интерес, вот я и вызвался помочь им найти друг друга. Идите с миром, дорогие мои. Мир вам.
Ай, Леший, всех перехитрил. Ай, молодец! А мы поленились помочь. Стыдно, дорогие.- покачал головой мужчина в первом ряду.- Пойдем же , братья и сестры. Здесь дело уже сделано. Пусть Леший его до ума и доводит.
Одобрительно загудев, народ стал расходиться. Все ушли, а Таня все еще стояла в той же позе.
Она будто не чувствовала  тела. Силой заставив себя шевельнуться, Таня зашла в калитку и автоматически защелкнула щеколду. Сердце колотилось так, словно невидимая пуля пролетела мимо, просвистев у виска.
Уже дома, немного успокоившись, Таня осознала, что произошло. Маховик запущен и назад ходу нет. Таня поняла, что попала в гигантский капкан и выбраться из него уже не возможно. Она села за стол и обхватила голову руками. Мысли мчались с сумасшедшей скоростью, но решение не приходило. Тане стало страшно. Но страх этот стал не интуитивным, как раньше, а как на войне — страшно, а деваться некуда и чтобы выжить, нужно идти вперед. А что будет в конце — не известно.
Таня прошлась по дому и встала у окна.
-Хорошо.- подумала она,- Я принимаю вызов. Только известно, чтобы победить, надо играть по своим правилам. Вот я и начну.
Таня взяла бабушкино письмо, убрала его в карман и вышла из дома.
-Куда ж я это все погружу? Сергей Иваныч, машина и так на ладан дышит. Не потянет она.
-Ты не шуми, Михалыч, нет другой машины и не будет.
-Как это не будет? На чем же мне возить-то тогда?
-Михалыч, ну возишь ведь? И еще повозишь.
-Тебе хорошо говорить, Сергей Сергеич, а я с ней чуть ли не на каждом маршруте глохну. Пассажиры пугаются.
-А чего здесь пугаться-то. -Сергей Сергеич погладил круглый животик,- глушь  она и есть глушь. Здесь маньяки не бегают.
-Зато волки бегают да медведи. И Витька еще воду мутит. Сергей Сергей, ну неужели на него управы никакой нету? Обнаглел вконец, зараза.
Сергей  Сергеич хитро прищурил глаз:
-Может и есть, а кому это надо?
-Сергей Сергеич, побойтесь бога! Как это кому? Люди совсем с ума сходят, деньги все ему тащат.
-А нам-то что? Пусть себе тащат. И нам перепадет. Народу вон сколько понаехало. Торговля наладилась. Жилье сдаем, продаем. Кто нам еще денег подкинет! А так, худо бедно, справляемся.
Михалыч закурил.
-Как бы нам, Сергей Сергеич, эти деньги боком не вышли. Дело-то Витька поганое творит. Да и о нем мы тоже совсем ничего не знаем. Что вот он сюда приехал? Молодой ведь. Что ему в городе не живется?
Сергей Сергеич достал из кармана булочку и откусил.
-А это, Михалыч, не наше дело. Как говориться, меньше знаешь лучше спишь.
Михалыч бросил сигарету и задумчиво сказал:
-Так то оно так. Только у нас бы с ним сон не пропал. Что-то у меня, Сергеич, недоброе предчувствие. Плохо это все закончится.
Сергеич поперхнулся:
-Бог с тобой, Михалыч. Чего беду накликаешь! Нам этого Виктора сам господь послал.Деньги в наш район ото всюду стекаются, а кто он — бес или ангел, мне наплевать.Заводи давай.Только время зря теряем.
-Сергеич, да не доеду я с этим на своей колымаге, глохнет проклятая и все тут. Как быть то?
-Думай, Михалыч, как быть. Здесь каждый на своем месте думать должен. Нам кивать не на кого.
-Нет уж, Сергей Сергеич. Ты глава — ты и думай, как новый транспорт раздобыть. Сам же говорил, деньги есть.
-Есть.- Сергеич лукаво прищурился.- Эй, Михалыч, ты что только что про эти деньги говорил? Добра, мол, они не принесут?
Михалыч смущенно ткнул ногой колесо:
-Так что ж теперь. Ездить на чем-то надо. Эх!- Михалыч махнул рукой.- Будь что будет. Давай загружаться. Эй, Серега, грузи давай поживей. А то боюсь до темна не успею доставить. В лесу куковать как бы не пришлось.
-Ружьишко-то есть?- Сергей Сергеич тихо шепнул Михалычу на ухо,- А то мало ли что? Груз ведь серьезный.
Михалыч отпрянул:
-Что ты, Сергеич, сдурел что ли? Какое еще ружьишко? Так доберусь. Ну тебя!
-Смотри, Михалыч. Ружьишко в дороге надо возить. Ты ведь человек военный. Сам все понимаешь.
Сергеич пристально посмотрел на Михалыча.
-Ладно. Грузитесь тут. А мне пора. Дел по горло. Увидимся.
Сергей Сергеич сел в свой УАЗик. Машина тронулась, выбив салют грязи из под колес.
-Да, Сергей Сергеич,- сказал Михалыч, глядя ему во след,- правду говорят — на чужой беде не разбогатеешь.
Серега, коренастый белобрысый парень, лихо закидывал коробки в машину.
-О чем это  Вы, Василий Михалыч?- спросил он.
-Да, ни о чем. Так.- Михалыч полез в кабину.- Готово?
-Готово, Василий Михалыч.
-Закрывай, Сережа.
-С богом, Василий Михалыч.
Серега подошел к кабине и, наклонившись в окошко, тихо сказал:
-Вы Виктора, Шамана, не бойтесь. Не тронет он Вас.
Михалыч удивленно посмотрел на Серегу:
-А ты откуда знаешь, кого он трогает? Тоже на его удочку попался?
Серега задумчиво крутил в пальцах сигарету:
-Да нет, Василий Михалыч, что я, чокнутый что ли. Сестра моя к нему ходит. Проповеди его слушает.
Михалыч наклонился к нему:
-Ну да? Как же ты допустил то, Сережа? Надо делать что-то!
-Тут ничего не сделаешь, Василий Михалыч. Пробовал я и с ней поговорить и с Витькой этим. Только бес толку все. Дурак он что ли от наживы отказываться?
-А сестра твоя на кой ему сдалась? У нее что, денег что ли много?
Серега стал серьезным:
Да нет. Денег нет у нее, конечно. Дом она наш продала.
Михалыч вылез из машины:
-То есть как, продала? А ты куда смотрел?
-Я узнал поздно. Нам родители дом пополам поделили, так они мою половину по поддельной доверенности продали, а Витька мне сказал: шуметь стану — сестре не жить.
Серега злобно сжал кулак и треснул им по машине:
-Эх, Василий Михалыч, убью я его! Ей-богу убью, тварь поганую!
Михалыч взял его за плечи:
-Успокойся, Сережа. Не надо так. Он и так получит по заслугам. Не стоит из-за него грех на душу брать.
-Из-за этой падлы стоит!- не унимался Серега.
-Нет, Сережа,- спокойно внушал Михалыч,- не нам судить. Каждому своя судьба. Ты лучше сестру береги.
Серега взял себя в руки:
-Ладно, Василий Михалыч, это я так. Езжайте, пора Вам. А Витька Вас не тронет, не бойтесь.
-Это с какой такой милости?
Серега злобно порвал сигарету:
-Он своих не трогает. Свои мы ему теперь, видите ли, гаду.- Серега пошел к ангару.
Михалыч окликнул его:
-Сережа, погоди! А где живете теперь?
Серега махнул рукой:
-Где придется. То там, то тут, так и кантуемся.
Михалыч догнал его и быстро сказал:
-Сережа, послушай, я сейчас в центре не живу. Квартира свободна. Хочешь, на ключи. Перебирайся с сестрой туда.
Серега покачал головой:
-Нет, Василий Михалыч. Спасибо, конечно, но уж нет. Машка, она, в общем, вдруг еще и Вашу квартиру продаст. Нет. Перебьемся как-нибудь.
Серега ушел.
Михалыч стоял во дворе один совершенно растерянный. Жалко ему было Серегу.
-Бог накажет его видите ли! А пока он столько судеб людских переломает. Надо все-таки в город съездить, в милицию пойти. Ну не отмахнуться же они в самом деле?
Михалыч махнул рукой и пошел к машине.
Сильный ветер продувал до костей. Небо не предвещало ничего хорошего. Таня держала рукой воротник, но это не помогало. Дорогу размыло окончательно. Таня жалась к заборам, обходя лужи. Номер дома она не знала. Да и спросить было не у кого: деревня казалась безлюдной и только по лаю собак было ясно, что дома не пустуют.
Таня помнила, как Леший обмолвился, что живет с женой в доме на окраине и шла этим направлением.
-Узнаю как-нибудь, пойму. Почувствую. Не важно.
Таня решительно шла вперед, перепрыгивая через лужи.
-Застать бы только, а там по-обстоятельствам.
Пройдя пару улиц, Таня обнаружила, что деревня кончается. В стороне стоял небольшой домик, не огороженный забором и без собак. К нему Таня и пошла.
-Хозяева! Есть кто дома?- Таня громко постучала в дверной косяк.
Никто не ответил. Постояв немного, Таня постучала в дверь. Дверь оказалась не запертой и она вошла.
Глаза неприятно резанула темнота. Пройдя на ощупь несколько шагов, Таня споткнулась о пустое ведро. На шум тоже никто не вышел. Таня упала на стену и стала исследовать ее руками. Дверная ручка оказалось совсем рядом и Таня вошла в комнату. Стараясь после темноты что-то разглядеть, она прищурила глаза.
У окна стояла узенькая кровать. На кровати лежала женщина и больше в комнате никого не было. Таня сделала несколько шагов и остановилась посреди комнаты. Женщина не реагировала на нее и тихо стонала.
Таня увидела справа еще одну дверь и пошла к ней, но не успела она дойти, как дверь открылась и на пороге показался Леший с чашкой в руке.
Таня от радости, что нашла его и не ошиблась, громко поздоровалась. Леший поднес палец к губам, подошел к кровати и поднес чашку к губам женщины.
Таня обратила внимание, что на его лице не было обычной блаженной улыбки. Женщина не отреагировала на него. Он поставил чашку на столик и заплакал.
Таня подошла к постели. Женщина не открывала глаз и тяжело дышала приоткрытым ртом.
-Что с ней?- спросила Таня.
Леший не отвечал. Он сидел у стола и продолжал плакать.
Таня решительно продолжала допрос:
-Врач был? Вызывали?
Леший молча помотал головой.
Таня потрогала лоб: температура была очень высокой. Она наклонилась к груди и послушала дыхание. Даже не нужен был прибор, чтобы понять, что слышны свистящие хрипы.
-Воспаление легких, видимо.- огласили Таня.- Что сидишь? В больницу нужно везти срочно.
Леший еще сильнее замотал головой:
-Нельзя. Никак нельзя.
Таня удивилась:
-Почему нельзя? Соображаешь, что говоришь?
-Грех это. Не жить ей потом.
-Да ей так не жить!- Таня рассердилась.- А помрёт она здесь, это не грех? Совесть не замучает?
Леший поднял на Таню глаза и уставился не мигая:
-Не помрет. Спаситель спасет ее.
Таня выдохнула:
-Так. Начинается. Чем он ее спасет, как?
Леший показал на чашку.
Таня взяла чашку, понюхала:
-Вода и вода. Ей антибиотик нужен, ты понимаешь?
Леший тяжело вздохнул.Таня продолжила:
-Ладно, дурь ваша с истиной этой. Могу еще понять, если постараюсь. Но когда человек, жена твоя тяжело больна, умереть может! Здесь-то хоть мозги включи!
Таня сильно тряхнула его за плечо. Леший вздрогнул. Таня села рядом на стул.
-Послушай, Виктор тебя напугал? Он угрожал тебе?
Леший молчал. Таня взяла его за руку:
-Ты не бойся его. Ничего он вам не сделает.
Леший поднял голову:
-Ты не знаешь его.
Таня посмотрела на женщину и сказала:
-Теперь, кажется, знаю. Так что, в больницу?
Леший покачал головой:
-Нет здесь больницы. Фельдшер был, но он съехал еще в том году. Невыгодно ему здесь. В центре только больница.
Таня задумалась, вспомнила дорогу, машину Михалыча.
-Нет. До центра она вряд ли доедет. Вот что,- Таня быстро встала,- я врач. Я попробую помочь. Я с собой некоторые основные лекарства взяла. Знала, куда еду. Ты подожди. Я сейчас быстро сбегаю. Возьму все, что нужно. Ты не уходи только никуда. Я быстро.
Леший не успел ответить. Таня выскочила из комнаты и побежала домой. Она уже не обращала внимание на лужи и на ветер. Только одна мысль стучала в сердце — она должна ее спасти. Обязана. Больше не кому.
Таня стремительно влетела в дом, скинула сапоги и побежала в свою комнату. Вытряхнула на кровать содержимое дорожной аптечки, схватила шприц и ампулы с лекарствами. Быстрая мысль заставила ее на минуту остановиться: а если не получится? Таня быстро отогнала ее. Должно получиться. Иначе и быть не может.
-Раз я пришла туда, значит так надо.
Таня быстро пошла к выходу. Сил бежать уже не было и она шла очень быстрым шагом, ловя разгоряченными губами воздух.
-Все получится. Надо собраться.- твердила Таня, как бы настраивая себя на положительный исход.
Таня вошла в дом и застала в дверях Лешего. Он на ходу натягивал куртку.
-Куда ты собрался?- Таня строго окликнула его.
Он мялся, но Таня и сама все поняла. Она закрыла за собой дверь и повернула ключ. Леший стоял не двигаясь. Таня положила ключ в карман.
-Всё. Теперь, пока она не поправиться, никто из дома не выйдет. Ни ты ни я.
Таня принялась раскладывать лекарства на столе, стараясь не обращать на Лешего никакого внимания. Только краем глаза она наблюдала, не ищет ли он другой ключ. Но Леший не делал никакой попытки открыть дверь, а напротив, подошел к столу и стал рассматривать лекарства.
Таня зарядила шприц и сделала укол. Леший сел на стул. Казалось, он уже ни на что не надеялся. Сделав все необходимое, Таня села рядом с ним и взяла его за руку:
-Все будет хорошо. Ты только верь мне. Я знаю, что делаю.
Леший посмотрел на нее грустно и недоверчиво покачал головой.
Таня не отходила от больной до утра. Леший сидел рядом. Они оба молчали. Утром Таня послушала дыхание своей пациентки и облегченно вздохнула. Они с Лешим переглянулись. Все понятно было без слов. Его глаза загорелись огоньком надежды.
-Жить будет.- твердо сказала Таня.
Леший подошел к постели, встал на колени и взял жену за руку. Он что-то шептал ей, гладил по голове. Таня видела это уже сквозь сон.

Глава 6

Таня открыла глаза.
-Трудно представить, что теперь будет. Говорила я , чужая она. А ты!
У окна стояла молодая женщина, которая вчера возглавляла толпу у Таниного дома.
Таня увидела Лешего и хотя глаза его еще были грустные, на лице появилась прежняя улыбка.
-Ничего не будет.- ответил он как обычно, спокойно.
-Ты соображаешь, что говоришь? Вот он узнает и тогда…
-Не узнает.- Леший не дал ей договорить.
Женщина выкатила глаза:
-Как это не узнает?
Леший спокойно продолжал:
-А откуда он узнает? Я не скажу ему ничего. И ты, Маша, не скажешь. И Таня не скажет.
Маша оторопела:
-А разве можно так? Он ведь все знает. Что тогда?
-Ничего он не знает.
Маша испуганно посмотрела в окно, словно их мог кто-то подслушать.
-Ты в своем уме?
Леший продолжил невозмутимо:
-Он не помог Олюшке. Не спас её. Значит никакой он не Спаситель. А Таня спасла. Теперь я всегда буду за нее. И ты, Маша, не станешь вредить ей.
-Почему?- Маша села на скамейку.
Леший сел рядом:
-Потому что я тебе не позволю.
Маша хмыкнула:
-И все? Испугаюсь!
Леший спокойно продолжал:
-Нет Не все. Мы же не сумасшедшие, как бы ему этого не хотелось. Я не променяю Олю на него. А ты не променяешь на него Сережу. Правда ведь?
Маша задумалась.
-Ты можешь сколько угодно продавать квартиру и слушать его проповеди, но ты не причинишь зла родному брату. Так ведь?
Маша помолчав ответила:
-Да, так Леший. Ты пытаешься мне угрожать?
-Нет. Я просто хочу, чтобы ты поняла. И все.
Маша встала и пошла к двери. На пороге она обернулась:
-Я поняла.
Как только дверь за ней закрылась, Таня встала.
-Я все слышала.
-Ну и хорошо.- ответил Леший спокойно.
Таня растерялась. Она не знала, что говорить. Леший тоже сидел молча.
-Я сейчас сделаю еще укол и пойду домой. Вечером приду и сделаю еще один.
Таня вскрыла ампулу и приготовила шприц. Сделав укол, она собралась уходить.
-Ты ничего не хочешь мне сказать?- Таня пристально посмотрела Лешему в глаза.
Леший ответил совершенно невозмутимо:
-Что ты хочешь услышать?
Таня вернулась к столу и села:
-Ты больше ему не веришь?- спросила она прямо.
-Не верю.
Прямого ответа Таня не ожидала.
-И что теперь?- спросила она, немного смутившись.
-Ничего.
Таня обомлела:
-То есть как, ничего?
-А что ты хотела услышать?
Таня даже встала от возмущения:
-Что ты пойдешь и заявишь на него. Ну, или хотя бы уедешь отсюда. Вы ведь не здешние?
Леший спокойно подошел к Тане:
-У каждого есть свой выбор. Мы с Олей тоже сделали свой выбор, когда приехали сюда.
-Что это значит?- не поняла Таня.
-Это значит, что у Него тоже есть выбор.
Таня задумалась:
-Странно ты говоришь. Но ты хотя бы уедешь?
-Не знаю. Нам некуда ехать. Да и не зачем. Жить везде можно. Дело не в месте. Дело в человеке. Ты поймешь. Потом.
Таня ходила по комнате. Мысли путались у нее в голове. Она остановилась:
-Как же так? Ты что же, не станешь ему мстить?
-За что?
-Ну, за жену, за обман. Ты же жизнь свою сломал. Сюда приехал, слушал его. Верил. Этого мало?
-Он не виноват в этом. Это мы сами виноваты. Оля просто простудилась. Я просто сам, душой перестал различать где истина, а где нету ее. Все так.
Таня слушала его и удивлялась:
-Ты так спокойно об этом говоришь? Он же людей убивает!
-У каждого есть выбор. Я тебе уже ответил.
-Странно.- Таня взяла сумку с лекарствами.- Я пойду. До вечера.
-До вечера.- спокойно ответил ей Леший.- Я твой должник, Таня. Я это не забуду.
Таня обернулась:
-Да ладно тебе.
Таня вышла на улицу. Ветер сегодня казался не таким холодным, как вчера. Солнце тоже стало теплее.
-Говорил ведь, завязну! Что вот теперь делать? Ничего не получается.
Михалыч и вправду заглох. И как боялся, прямо в лесу. Что бы он ни делал, машина заводиться не хотела категорически.
Ночь пришлось провести в лесу. Михалыч побаивался волков, но они не потревожили его. В машине было холодно, ужин тоже пролетел мимо него, но это было не главным. Главное — Михалыч не мог дозвониться Тане. Она не отвечала.
-Вот проклятая машина!
Михалыч места себе не находил. С рассветом он опять принялся за двигатель и опять безрезультатно. К утру в телефоне села батарейка и Михалыч остался без связи. И машину с грузом не бросишь и сидеть здесь смысла нет.
-Убью Витьку! Выберусь вот отсюда и первым делом убью гада. И впрямь машину сглазил! Правду люди говорят.
-И что же люди говорят?
Михалыч вздрогнул, застыл неподвижно, но всё же заставил себя обернуться:
-Здравствуй, Алексей. Бог мне тебя послал.
Алексей засмеялся:
-Может и бог, а может… Сами-то как думаете?
-Ничего я уже не думаю. Алексей, помоги, а? С вечера здесь сижу. Не заводиться проклятая.
Алексей опять засмеялся:
-А мне что предлагаете, гайки что ли крутить?
Михалыч разозлился и махнул рукой:
-Да ну тебя!
Алексей перестал смеяться, но все же улыбался:
-А Вы хотите машину здесь, на улице завести?
Михалыч хотел было опять разозлиться, но вдруг быстро побежал к дверце, сел и повернул ключ. Машина крякнула и мерно затарахтела. Михалыч обомлел. Не веря, он стал трогать руками то переключалку скоростей, то панели приборов. Даже руль покрутил:
-Не может быть!- тихо сказал он и посмотрел на Алексея.
Тот, как ни в чем не бывало, так же стоял рядом и улыбался.
-Подвезти тебя?- спросил Михалыч с напускной серьезностью.
-Не откажусь.- Алексей сел рядом с Михалычем.
Михалыч тронулся было, но остановился и хлопнул руками по рулю:
-Ну надо же! Правда, значит, что Витька машину спортил. Скажи?
-Ну, может пару гаек открутил.- Алексей опять засмеялся.
-Я серьезно. Если опять заглохну, что делать-то?- Михалычу было не до смеха.
-Не сломаетесь. Ну, если конечно, время от времени будете машину в ремонт отдавать.
Михалыч не спеша тронулся.
-Как ты здесь?- спросил Михалыч, стараясь не смотреть на своего пассажира.
-Так Вам же помощь нужна была.- сказал Алексей, глядя в окно.
Михалыч продолжил:
-Нужна. Ещё как была нужна. Только вот не думал я, что ты мне помогать придёшь.
Алексей в упор посмотрел на Михалыча:
-Почему не помогу?
-Сам понимаешь.- Михалыч понуро крутил руль.
Машина прыгала по кочкам. Алексей ждал.
-Я Витьке ведь тогда поверил. Таким он прикинулся, как приехал!
-Что с того?
-Если б я тебя тогда сдал?
-Так не сдали же.
Михалыч резко остановил машину. Посмотрел на Алексея:
-Не сдал. Но не потому, что раздумал. Машина заглохла. А пока чинился, милиция уехала. Витька машину сглазил? Он ведь со мной тогда ехал.
-Нет.
-А почему же она глохнуть с того раза стала, проклятая?
Алексей прищурил глаза:
-Сами как думаете?
-Ты что ли навредил?
-Так похож на вредителя?
Михалыч замолчал.
Помолчав, Алексей сказал:
-Вы сами этого не хотели. Вот и заглохла Ваша машина. Вслед за мыслью. А потом глохла потому, что Вы сами себя не простили. Вот и наказывали себя.
Михалыч оторопело посмотрел на Алексея. Вышел из машины и закурил. Алексей ждал его в машине.
Походив, разобравшись в себе, Михалыч сел за руль.
-Прости меня. Я ж не знал тогда, не понимал.
Алексей серьезно посмотрел на него:
-Я знаю. Поедем, может?- он улыбнулся.
Михалыч тоже улыбнулся:
-Знаешь? Потому и пришел? А я то думал, что ты злишься на меня.
-Я никогда не злюсь.- Алексей как ни в чем не бывало стал смотреть в окно.
Михалыч восхищённо посмотрел на него. Машина не спеша объезжала ухабы. Михалыч спросил:
-Тебя где высадить?
-Как дорогу на деревню станете проезжать, так и высадите.
Михалыч помялся:
-Слушай, Алексей, ночь там проторчал. Телефон разрядился. Дозвониться не смог. Мне в деревню срочно нужно. Там тебя и высажу. Пойдёт?
-Нет, не пойдёт.
-Почему? Тебе ж в деревню надо и мне тоже надо.
Алексей невозмутимо отвечал:
-Не надо. Вам в центр надо.
Михалыч удивлённо посмотрел на него.
-Вы груз везёте? Так и везите.- Алексей повернулся к Михалычу и опять весело засмеялся.- Да не бойтесь Вы. Не переживайте. Всё хорошо.
Михалыч смутился, но вопросов больше задавать постеснялся.
-Вот здесь притормозите.
Алексей бодро выпрыгнул из машины:
-Спасибо, что подвезли.- подмигнул он Михалычу и непринуждённо зашагал в сторону леса.
Михалыч поколебался немного, но всё же развернулся и поехал в центр. На душе отчего-то было радостно, совсем не было тревоги. И он не спешил, а ехал совершенно спокойно, чувствуя, что с Таней всё хорошо.
С Таней и вправду было всё хорошо. Придя домой она переоделась и позавтракала. На душе стало гораздо лучше. Тане очень приятно было оттого, что она смогла спасти жену Лешего. К ней вернулась былая уверенность. Она осознала себя не марионеткой в чьих-то руках, а значимой личностью. Она врач. Она в этой жизни кое-что может и понимает и никто не сможет выбить у неё почву из-под ног.
Таня вспомнила, смеясь, как она убегала сломя голову от бабушкиной могилы, испугавшись какого-то психа! Таня встала, посмотрелась в зеркало и с трудом узнала себя: несколько дней здешней жизни очень изменили её лицо. Глаза горели диким огнём. Появилась какая-то отчаянная самоуверенность и только губы немного подёргивались, выдавая подавляемый страх.
Таня расчесала спутанные волосы, улыбнулась и пошла к выходу. Перед дверью всё же запнулась, постояла немного и пошла в чулан. Там, на гвозде висело старенькое ружьё. Стрелять Таня, конечно, не умела. Но и не надо,- решила она. Пусть будет просто так, для острастки.
Она одела ружьё на плечо и уже спокойнее вышла из дома. Белые облака часто обнажали горячее весеннее солнце. Птицы пели о любви на всех языках. Таня шлёпала по лужам, как маленькая. На душе было спокойно и безмятежно.
Таня шла к бабушке. И никакие психи не остановят её.
Разглядывая прекрасную весеннюю природу, Таня не заметила, как прошла поле. Подойдя к лесу, всё же огляделась. У леса ей было уже не так спокойно.
Таня шла очень осторожно, вслушиваясь в каждый шорох. Осталось пройти каких-то сто метров и повернуть за большой холм.
Таня прошла, но повернув за холм, замерла: на бабушкиной полянке сидел молодой мужчина. Таня спряталась за толстый дуб и стала наблюдать. Погодя немного, она опять рассердилась на себя за страх и нерешительность. Всё-таки на этой полянке её бабушка похоронена, а ни чья-нибудь и нечего здесь чужим делать!
Таня сняла с плеча ружьё, навела его на мужчину и пошла вперёд. Таня шла молча и незнакомец, казалось, не замечал её. Подойдя совсем близко, Таня даже рассердилась и громко разругалась:
-Ты чего, оглох? Иди отсюда! Это моя полянка! Убирайся быстро, а то,- Таня вскинула ружьё,- я за себя не отвечаю!
Мужчина повернулся и, наклонив на бок голову, с интересом стал разглядывать Таню.
Тане стало неловко. Она было чуть-чуть опустила ружьё.
Внимательно рассмотрев Таню, мужчина улыбнулся:
-А стрелять то чем будешь?
Таня напряглась и опять вскинув ружьё, отошла шаг назад.
Мужчина засмеялся. Таня совсем почувствовала себя неловко. Она посмотрела в дырки ствола, покрутила ружьё.
-А ты откуда знаешь, что ружьё не заражено? Или на хапок меня взять хочешь?
Мужчина улыбнулся:
-Да надо больно!- Он встал и подошёл к Тане и протянул ей руку.- Ну что, теперь можно?
Таня покраснела. Робко пожала протянутую ладонь.
-Алексей.- просто назвался незнакомец.
-Таня.- тихо ответила Таня, разглядывая лицо Алексея.
Потом смутилась, заметив, что так и не убрала руку.
Одёрнув руку, Таня по-деловому прошлась по полянке. Не обнаружив ни памятника, ни креста, ни даже холмика она недоумённо посмотрела вокруг. Алексей молча стоял в сторонке.
Таня посмотрела на него.
-Можно я покажу?- опередил её Алексей.
-Что покажешь?- сухо спросила Таня.
-Я специально не обозначил место, ни к чему это. Но я его и так знаю.- Он подошёл к краю поляны и присел на колено.- Вот здесь.
Таня подошла, посмотрела непонимающе:
-Что здесь?
-Это я твою бабушку похоронил. Как она просила.- Алексей ласково провёл рукой по траве и замолчал.
Таня присела рядом.
-Почему она так решила, а не на кладбище? И почему ты? Кто ты такой? Ты знал её?
Алексей встал. На лице его уже не было улыбки.
-Извини, что так вышло. Ты на могилу шла, а тут я. Я знаю, ты никого не хотела здесь видеть, но я что-то ничего другого не придумал. Вот и пришёл.
Таня тоже встала. Спросила удивлённо:
-Ты знал, что я сюда приду?
-Да.
-Откуда? Зачем я тебе?- Таня отошла подальше.
Алексей заволновался:
-Ты не бойся меня, не надо. Я объясню тебе всё, потом. Я жил у твоей бабушки, она меня всему научила, что знала сама или почти всему. Я и похоронил её. А на кладбище она не захотела. Это место она любила. Она сказала, что ты его знаешь и придёшь. Прости меня.
Алексей говорил очень взволнованно, сбивчиво. Он выглядел таким растерянным и Таня перестала его бояться. Она подошла и села на брёвнышко у могилки. Внимательно посмотрела на Алексея:
-За что простить?
-Не знаю даже.- Алексей нервно потёр ладони.-Может и есть за что.
Он сказал, помявшись:
-Я пойду. Мне пора. Увидимся.
Таня остановила его:
-Подожди. Расскажи мне, как бабушка умерла.
Алексей сел рядом. Он заметно нервничал и старался не смотреть на Таню.
-Она недавно умерла. Немного тебя не дождалась. Я очень любил её. Она помогла мне.
-Это она тебе про меня рассказала?
Алексей посмотрел на Таню:
-И да и нет.
Таня тоже внимательно посмотрела ему в глаза. И тут её словно током ударило: на неё смотрели те самые синие глаза из сна!
Сердце Тани бешено заколотилось. Она машинально взяла Алексея за руку.
-Кто ты?- Только и смогла выговорить Таня, не отрывая глаз.
Алексей убрал Танину руку:
-Зачем тебе?
Таня тряхнула головой, словно снимая наваждение:
-Я видела тебя раньше.
Алексей встал. Отрезал:
-Это исключено.
-Нет, подожди! Ты ничего не знаешь! Не понимаешь!
Алексей оборвал её:
-Это ты не понимаешь. Мне пора.
Он пошёл к лесу.  Таня хотела побежать за ним, удержать, задать кучу вопросов, но ноги словно не принадлежали ей. И язык не слушался. И только сердце бешено колотилось в груди.
Алексей скрылся из виду. И лишь спустя четверть часа Таня смогла наконец встать. Она возбуждённо прошлась по полянке, глядя ему во след. Потом присела там, где Алексей похоронил её бабушку и зашептала:
-Бабушка, дорогая, что это? Что со мной? Ничего не понимаю. Это же его глаза! Они с детства снились мне. Я точно поняла. Я узнала. Бабушка, ответь, помоги мне. Я ничего не понимаю!
Таня замолчала. Она лишь слушала своё сердце, которое не хотело ей отвечать.
И вроде, ничего не изменилось: в небе всё так же плыли белые облака и птицы в лесу  так же пели о любви на всех языках. Солнце уже собралось падать с неба на землю. Таня с трудом взяла себя в руки. Она воткнула в землю, где была похоронена бабушка, веточку кедра и встала. Она взяла своё ружьё, покрутила его и, вспомнив себя, улыбнулась:
-Так заряжено или нет?
-Я пойду, бабушка. Я вернусь ещё.
Таня ещё раз посмотрела в сторону леса, где скрылся Алексей и пошла домой. Мысли её плыли и ужасно хотелось спать. Спать, чтобы увидеть во сне эти синие глаза. Глаза её мечты.
Подойдя к деревне Таня вспомнила, что должна зайти к Лешему. Она быстро забежала домой, бросила на стол ружьё, взяла лекарство и помчалась на окраину.
Жена Лешего сидела в подушках на постели и пила чай. Леший сидел рядом и оживлённо что-то ей рассказывал.
Таня вошла, скинула сапоги и подошла к постели больной.
Леший встал:
-Познакомься, Оленька — это Таня, доктор. Вот она тебя спасла.
Оля посмотрела на Таню. Потом протянула ей ещё слабую руку. Таня двумя руками взяла её ладонь. Радость переполняла её.
-Спасибо Вам.- тихо поблагодарила её Оля.- Сеня говорил, что чудом я осталась жива. Видно, бог нам Вас послал. Она откинулась на подушки.
Таня потрогала её лоб, послушала дыхание:
-А Вы быстро поправляетесь.
Оля улыбнулась:
-Ещё бы. Я сильная. Спортсменка в прошлом.
Таня зарядила шприц:
-Каким спортом занимались?
-Бегом.
-Оставили спорт?- Таня сделала укол.
-Да вот, бегала бегала и сюда прибежала. Сеня тоже спортсмен бывший, чемпион.
Леший зарделся:
-Боксёр я.
Таня удивилась:
-Ты? Боксёр? Ну надо же! Никогда бы не подумала.
Леший обиделся:
-Это ещё почему? Форму совсем, что ли, потерял?
Таня засмеялась:
-Ну почему потерял? Просто ты, ну, не похож на боксёра. Они какие-то другие, злые что ли, а ты добрый.
-Зачем злые? На злости ведь далеко не уедешь, а я чемпионом дважды был. С любовью побеждал. Иначе не победишь.
Оля забеспокоилась:
-Сеня, ну что ты стоишь? Видишь, доктор устала, чаю собери. Давай быстрее.
Леший покорно подскочил и пошел на кухню:
-Я сейчас, девочки, и вправду.
Таня присела к Оле на краешек кровати.
Оля продолжила:
-Он хороший спортсмен. И я тоже ничего была. Больших медалей не получала, но успех всё же был.
-Что же бросили спорт? Вы ведь молодые ещё.
-Может, по-дурости.- Оля тяжело вздохнула.- Успех, вроде, пришёл, чего ещё желать? Вот и задумались мы, что дальше делать, как жить? Суетой всё бестолковой казалось. А мы такие великие!- Оля засмеялась.- Вот и стали смысл жизни искать.
Таня прервала:
-У Виктора?
Оля отвернулась к окну:
-Нам про Виктора знакомая одна рассказала. Она узнала кое-что про него, съездила сюда, потом вернулась. Квартиру продавать. Вот и нам всё рассказала.- Оля опустила глаза.- Ты думаешь, мы совсем с приветом?
Таня смутилась. Оля продолжала:
-Да. Ты так думаешь. Но не совсем это так. Мы быстро поняли, что здесь к чему. Просто назад уже дороги нет.- Она прервалась.
Леший принёс чай и бутерброды.
-Садись, Таня.
Таня замешкалась.
Оля подбодрила:
-Иди, Таня, поешь. Хоть чем-то сможем тебя отблагодарить.
Таня села за стол. Леший сел рядом.
Таня отпила горячего чаю и ей стало так хорошо, словно и не было длинного-длинного дня. Она с удовольствием поела. Леший унёс тарелки.
-Спасибо вам.- поблагодарила Таня.- Так хорошо отдохнула. А то день сегодня какой-то странный.
Леший вернулся и опять сел рядом.
-Что ж тут у нас может быть странного? Тут всё и так понятно.
Таня посмотрела на него и, смутившись немного, всё же спросила:
-Вы ведь тут давно живёте? Знаете всех, ведь так?
Леший переглянулся с женой:
-Ну, всех не всех и не так уж давно.- Он пристально посмотрел на Таню.- А кто тебя так заинтересовал?
Таня опустила глаза и занервничала:
-Я даже не знаю, как сказать.
Леший подбодрил её:
-Ну как есть, так и говори.
Таня решилась:
-Ну ладно. В общем, я сегодня к бабушке своей на могилку ходила, к лесу, к ручью. Знаешь это место?
Леший кивнул:
-Конечно знаю. Это что за Белым холмом?
-Да. Видно, за ним.- Таня подняла глаза.- Там молодой мужчина сидел. Блондин, глаза синие. Очень красивый.- Таня покраснела и замолчала.
Леший с Олей переглянулись и засмеялись.
Таня возмутилась:
-Чего вы смеётесь? Я на него ружьё направила, а он мне говорит, что ружьё, мол, не заряжено. Откуда он может знать?
Оля с улыбкой:
-Ну ты даёшь, доктор! С ружьём! На него то! Да если б он захотел, ты б и шелохнуться не смогла.
-То есть как это? Он что, колдун что ли?
Леший таинственно улыбнулся:
-Ну, колдун не колдун, а что знахарь местный это точно.
Таня насторожилась, напрягла память.
-Знахарь? Алексей?
-Ну видать, что он.
Таня встала.
-Мне пора. Темнеет уже. Я завтра зайду.- Она пошла к двери.
Леший с женой переглянулись. Он пожал плечами.
-Пора значит пора.
Таня ушла.
Леший удивлённо посмотрел на жену:
-Чегой то она?
Оля улыбнулась:
-Сеня, ты что ж, ничего не понял?
-А чего понимать тут?
Оля похлопала рукой по краю кровати, позвала:
-Иди ко мне, посиди рядом.
Леший послушно сел.
-Похоже, доктору нашему сердце своё лечить пора.
-Как это?
Оля засмеялась:
-Как как? Ну ты даёшь! Влюбилась она. Я точно заметила.
Сеня недоверчиво посмотрел на жену.
-Да ладно! Ты и впрямь так думаешь?
Оля сделала загадочное лицо:
-Думаю, я права.
Леший задумчиво посмотрел перед собой.
-Что с тобой, Сеня?- Оля взяла его за руку.
Он погладил её руку:
-Ничего, Оля. Ничего.- и добавил,- Только если ты права, то не очень это хорошо.
Оля надула губки:
-Сеня, ну почему же не хорошо? Что в любви плохого? Они оба молодые, красивые, ну и бог им на помощь.
Леший вздохнул:
-Не знаю, Оля. Так подумал просто. Может, ты и права, только помяни моё слово, всё здесь из-за этой любви перевернётся. Это точно.
Оля улыбнулась и погладила его руку:
-Ну что ты, Сеня. Всё будет хорошо. Налей мне лучше чайку, а то очень пить хочется.
Леший пошёл за чайником.
-И впрямь, чего й то я?- Он тряхнул головой, но странное чувство всё же не покидала его.
Он решил завтра же поговорить с Таней.
А тем временем, Таня пришла домой. Михалыч сидел за столом и ужинал.
-Добрый вечер, Василий Михайлович. Что-то Вы сегодня поздно. Извините, я очень устала. Пойду к себе.
-Погоди.- Михалыч остановил её.
Таня остановилась.
-Ты где была?
Таня приняла невозмутимый вид:
-У больной. Женщина воспалением лёгких в деревне болеет. Я у неё ночевала.
Михалыч сердился:
-Я не знаю, где ты ночевала! Я про ружьё спрашиваю.
Таня выдохнула:
-Ах, это! Да я просто смотрела его. Вот и всё.
Михалыч недоверчиво прищурил глаза:
-И всё?
-Всё.- Таня собралась уходить, но остановилась:
-А, вот ещё что. Василий Михайлович, а ружьё заряжено?
-А кто его заряжал то! Зачем! А тебе зачем? На кого охотиться собралась?
Таня, изображая равнодушие, ответила уходя:
-Да ни на кого. Просто так, интересно.
Михалыч ворчал ещё сам с собой:
-Интересно ей! Странно всё как-то.
Таня пришла в свою комнату и прислонилась спиной к дверному косяку. Сердце её сильно билось.
-Не заряжено. Откуда он знает? Знахарь! Молодой ещё для знахаря. Старички они все. Тихо, Таня, тихо, успокойся.- Уговаривала Таня сама себя, но сердце уже не слушалось её, как обычно.
Таня упала лицом на кровать. Перед глазами плыли белые облака, звучали птичьи голоса и она снова и снова видела синие глаза Алексея. Мысли тоже не подчинялись ей и Таня решила плыть по течению. Будь что будет!

Глава 7

Никто не знает, что происходит с человеком, когда он влюбляется. И Таня не знала почему, из всего огромного земного шара двое выбирают друг друга. Никто ведь им не говорит, что вот это твоя половинка. Сами знают. Откуда? Что-то вопреки разуму, здравому смыслу, только сердцем. И как получается, что сердце оказывается сильнее всего. А мы, глупые взрослые люди, наивно полагаем, что всё знаем в этой жизни, всё у нас под контролем, всё мы сами решаем. Ан нет! Щёлкнуло где-то там, в груди, и всё. Уже не вырвешся, как ни старайся. И вся теория нашей жизни, сложенная годами, вмиг разбивается.
Таня, как спутанная ходила по дому. Михалыч уже уехал. На тумбочке лежал её, Танин, телефон. Она машинально взяла его, посмотрела пропущенные вызовы — Василий Михайлович 20.00, 21.00, 22.00 и т.д.
-Так, значит он дома не ночевал. Интересно, почему? А я даже ничего не заметила.
Таня посмотрела на себя в зеркало: на неё смотрело совершенно незнакомое лицо. Таня всегда считала себя красивой женщиной. Но сейчас! Все черты её действительно красивого лица будто ожили. Каждая чёрточка светилась новой, неведанной доселе радостью. Губы сами собой складывали улыбку. Тане хотелось смеяться. Она закружилась по комнате.
В дверь постучали. Таня вздрогнула: радость радостью, но всё же не очень-то приятно, когда здесь стучат в дверь. Немного раздумав, она пошла к двери и посмотрела через стекло.
У порога стоял Леший. Таня обрадовалась, что это всего лишь он и открыла дверь.
-Мир вашему дому.-Леший поклонился.
На его лице не было обычной улыбки. Это Таню насторожило.
-Что-то случилось? С Ольгой?- быстро спросила Таня.
Леший улыбнулся:
-Слава богу и нашему доктору.Олюшке горазда лучше.
-А я как раз к вам собиралась. Вот и хорошо. Вместе пойдём.
Леший смиренно кивнул:
-Пойдём. Только…- он замялся,- мне, Таня, очень поговорить с тобой надо.
Таня развела руками:
-Ну надо, так надо. Хочешь, в дом проходи.
Леший замялся:
-Да нет. Лучше в дороге поговорим.
Таня кивнула:
-Подожди, сейчас только лекарства возьму.- Она быстро сходила в свою комнату и вернулась.
-Ну что? Можем идти.
Они вышли и неспеша направились к домику на околице. Леший молчал.
Таня улыбнулась и, посмотрев на него, спросила:
-Ну что ты мне хотел сказать?
Леший начал, стараясь говорить как можно спокойнее:
-Не встречайся больше с ним. Не надо.
Таня остановилась и удивлённо посмотрела на него:
-Почему? О чём ты? Я не пойму что-то.
Леший продолжал:
-Считай, что ты всего не знаешь. Ты же недавно здесь.- Он неспеша шёл вперёд.
Таня тоже пошла за ним.
-Объясни! В чём дело?
Леший молчал.
Таня возмутилась:
-Вы чего себе с Олей надумали? Думаете, я девочка молодая? Голову потеряю из-за местной экзотики? Я, между прочим, врач, учёный, серьёзный человек. Я диссертацию сюда писать приехала.
Леший опять остановился:
-Ты её уже потеряла, только не знаешь ещё этого. Я не могу знать всего, но кое-чему, живя здесь, тоже научился.
Он пристально и серьёзно посмотрел Тане в глаза:
-Между двух огней ты встаёшь. А огонь, он всегда в кого-то попадает.
Таня ошалело посмотрела на него:
-Не понимаю.
-И не надо. Большего я тебе сейчас не могу сказать. Послушай просто совета. Я не только с головы беру. Я чувствую.
Таня даже рассердилась:
-Зачем ты мне всё это говоришь?
-Я твой друг. Я тебе благодарен. Долг платяжём красен.
Они не заметили, как подошли к дому. Переглянулись и вошли в дом. Прекрасное Танино настроение по дороге улетучилось. Она хмурила брови и молчала.
Ольга же, напротив, была в прекрасном расположении духа. Она улыбалась. Густые её волосы были собраны в тугую косу. Ночную рубашку сменила симпатичная кофточка.
-Здравствуй, Танечка. Как хорошо, что ты пришла.
Таня с серьёзным видом подошла к ней.
-А что, разве могла не прийти.
-Могла. Сеня-то, ведь  тебе кое-что сказал?
Таня молчала.
-Сеня, сказал ведь?- Оля погрозила пальцем мужу.- Ох ты болтун! Ты, Танечка, не слушай его.
Сеня строго сказал:
-Оля!
Оля улыбнулась:
-Да да, Танечка, не слушай. Мужчины, они логикой мыслят. А мы, женщины, душой.
Сеня обиделся:
-И что с того?
-А то, что душа всегда любую логику победит, обойдёт.
-Странно ты, Оля, рвссуждаешь. Думаешь, у меня души нет? Мне она и побсказывает.
Оля нежно взяла мужа за руку:
-Я верю, Сенечка, верю. Только тонкостей всех ты всё-равно не углядишь. Это Таня сама лишь углядеть сможет.
Таня рассердилась и нервно спросила:
-Я не пойму что-то, о чём вы?
Оля и Сеня переглянулись. Оля кивнула:
-Виктор про тебя спрашивал. Говорит, что ты не ищешь его.- Сеня опустил глаза.
Таня вздрогнула:
-А что ему до меня?
Сеня продолжал:
-Ему, Танюша, до всех здесь. Это, как бы, его территория и законы его здесь действуют. А ты, вроде как не отметилась.
Таня возмущённо передёрнула плечами. Вспоминать странного «охотника» ей совсем не хотелось.
-И не собираюсь. Псих он, этот Виктор. Его лечить нужно.
Леший опустил глаза:
-Вот я и говорю, между двух огней становишся.
Все замолчали. Таня сделала укол и пошла к двери. Леший проводил её. Они вышли на улицу.
Таня спросила:
-Скажи, где мне найти его, пожалуйста!
-Кого, Виктора? В лесу, у него там что-то вроде лагеря. Шабаш по-нашему.
-Нет. Алексея.
Леший покачал головой:
-Я не знаю. Этого никто не знает.
-Ну почему?- Таня возмущённо тряхнула головой.- Он что, прячется что ли? От кого?
-Так спокойнее ему. Безопаснее что ли.
Таня насторожилась:
-А что, есть кого бояться?
-Да. С Виктором у них, что-то вроде холодной войны.
Сердце Тани тревожно забилось:
-Почему? Алексей, как я поняла, не вмешивается в его дела.
-Ну, во-первых, открыто не вмешивается, а во-вторых,- Леший отвёл глаза в сторону,- я не знаю точно. Говорят, у них давние счёты.
Таня тихо спросила:
-Ты знаешь?
Леший опустил глаза и молчал.
-Знаешь ведь, скажи! Мне нужно знать!
Леший поднял голову. На его лице засияла обычная лучезарная улыбка. Он спросил, как ни в чём не бывало:
-Ты придёшь вечером?
Таня даже сделала шаг назад. Минуту помолчала.
-Ладно.Сама ведь всё узнаю.- и добавила,- Приду.
Таня неспеша пошла домой. И в самом деле, када ей ещё было здесь идти? Шаг за шагом, потихонечку, Таня думала:
-Странно всё. Жизнь у них здесь странная. В городе всё было просто. Понятно. А здесь! Тайны у всех!
Рассуждая так, Тане хотелось как можно дольше не идти домой. И она пошла гулять по деревенским улочкам. Лужи уже почти высохли. Солнце припекало. Погода располагала.
Незаметно Таня перестала думать и просто стала разглядывать всё вокруг. Она с интересом считала кур, сбежавших с какого-то участка, погладила гревшегося на солнышке огромного кота.
Погуляв около часа, Таня огляделась и поняла, что не знает, где она. Улица была совершенно незнакомая.
Расстерявшись, Таня подошла к забору и села на лавочку и поняла, что устала. На участке скрипнула дверь дома и на порог вышла женщина. Таня обрадовалась, что можно спросить дорогу и пошла к калитке.
Она хотела громко окликнуть её, но не смогла: следом за женщиной из дома вышел Алексей. Таня замерла.
Уходить уже было не красиво, а справиться со смущением у Тани не получалось. Женщина не обратила на Таню ни малейшего внимания и ушла обратно в дом, но Алексей в дом не вернулся. Он медленно пошёл к калитке. Таня стояла, как вкопанная. Алексей открыл калитку и остановился, глядя на Таню.
-Здравствуй.- сказал он не отрывая взгляда.
Таня не в силах была ответить, только почувствовала, как щёки её запылали. От этого она ещё больше смутилась. Увидив её неловкость, Алексей попытался разрядить обстановку:
-Ну что, сегодня стрелять не будешь?- Он улыбнулся.
Таня старалась не смотреть на него. Она не могла. Она знала, что глаза выдадут её:
-Я заблудилась.
-Заблудилась?- переспросил Алексей,- Ну так пойдём. Я провожу.
-Ты что, знаешь, где я живу?- сдержанно спросила Таня.- Так же, как и про ружьё моё знал? Откуда? Мы не знакомы.
Алексей напряжённо нахмурил брови:
-Я предполагал.
Таня повернулась к нему спиной и отошла на шаг.
-Не правда. Ты точно знал. Мне кажется, ты ещё что-то обо мне знаешь. А я ничего.- Таня вспомнила разговор с Лешим и его женой и начала раздражаться.- Здесь все что-то знают и скрывают.
Алексей подошёл к ней поближе и спросил:
-А что ты хочешь знать?
-Ну например, почему мы здесь встретились? Ты что, тоже знал, что я здесь пойду?
Алексей молчал.
Таня не сдержалась, повернулась к нему и посмотрела в его глаза:
-Ты это специально подстроил?
Алексей внимательно посмотрел в её глаза и тихо ответил:
-Не я один.
-А кто же ещё?- спросила Таня, не в силах отвести глаза от его глаз.
-Ты сама.
-Ну это уже слишком. Получается, что я тебя специально искала.
-Да. Получается.
-Ты это нарочно так говоришь.- Таня вдруг успокоилась и с интересом продолжала разглядывать лицо Алексея.- Тебе нравиться дразнить меня?
Алексей тоже внимательно смотрел на Таню:
-Нет. Но ты сама не захотела идти домой. Ты хотела увидеть меня, но никто не смог тебе ответить, где я живу.
-Допустим. И ты специально пришёл сюда, чтобы мы встретились.
Алексей опустил глаза:
-Не совсем специально. Здесь девочка заболела. Я пришёл помочь ей выздороветь.
-Вот как?- Тане было интересно играть словами.- А может тогда я смогу тоже помочь? Я врач.
-Нет. Не сможешь.
Таня задорно тряхнула головой и вызывающе посмотрела Алексею в глаза:
-Почему?
Алексей не принял вызов и спокойно ответил:
-Эту девочку вчера только привезли из больницы. Там ей не смогли помочь. Поэтому я и пришёл.
-А ты что ж, сможешь?
-Да. Иначе бы я не пришёл.
-Странно.- Таня посмотрела на дом, где жила больная девочка.- Что с ней?
-Сердечная недостаточность.
Таня посерьёзнела:
-Можно, я посмотрю её?
-Не сейчас. Потом, если захочешь, мы обязательно к ней сходим. Пойдём!
-Ладно. Как скажешь.- Таня неспеша пошла рядом с Алексеем.
Смущение почему-то опять овладело Таней. Она молчала. По пути сорвала с дерева молодой листочек и пожевала его:
-Надо же, сладкий какой!
Таня решилась продолжить разговор:
-А я к жене Лешего ходила. Уколы ей делала. У неё воспаление лёгких. Ты знаешь?
Алексей обернулся:
-Да.
-А почему не пришёл? Боялся не помочь ей?
-Нет. Они не хотели, что бы я пришёл.
Таня с интересом посмотрела на него:
-Почему? Она же могла умереть! Тебе что, всё-равно?
Алексей остановился. Лицо его стало серьёзным:
-Мне не всё-равно.
Таня тоже остановилась и рискнула спросить:
-Это из-за Виктора?
Бровь Алексея еле дрогнула. Таня это заметила.
Он опустил глаза:
-Нет.
-Я не верю.- Таня решила, воспользовавшись моментом, хоть что-то узнать.
-Это правда.- Алексей нахмурился.- У каждого человека всегда есть выбор.
-И они тебя не выбрали?- Таня внимательно следила за реакцией Алексея.
-Что-то вроде того.
-Они выбрали меня?
-Нет. Они выбрали жизнь. Поэтому ты и пришла. Ты ведь могла не прийти.
Алексей ничем не выдавал себя.
Таня пошла вперёд, но ответила, помолчав:
-Могла. Но пришла.- Потом, не глядя на Алексея, тихо продолжила,- И сюда могла не приезжать. И на могилку бабушкину тогда могла не приходить. Только, почему-то всё само так сложилось.
Она посмотрела Алексею в глаза:
-Так разве что-то от нас зависит? Всё ведь и так предопределено. Разве не так?
Таня подошла близко-близко, положила Алексею руку на плечо.
-Значит, нет смысла этому противиться.- И она, сама себя не помня, коснулась губами его губ.
Сердце замерло. Алексей не ответил на поцелуй. Он внимательно и серьёзно смотрел на Таню.
Таня смутилась и убрала руку:
-Странно. Ты хочешь изменить судьбу.
Алексей опустил глаза и тихо ответил:
-Нет. Мне придётся защитить тебя от судьбы.
-Не пугай меня. О чём ты говоришь?- Таня насторожилась.
Алексей поднял глаза:
-Судьба порой непредсказуема. Я сказал лишь то, что сказал. Ничего больше.
Он пошёл вперёд.
Таня догнала его и пошла рядом. Ей трудно было сдерживать себя, но какая-то внутренняя робость не давала кричать о своей любви. Да! Любви! Теперь Таня точно поняла, что она любит. Так сильно, что дыхание замирало.
-Ну почему так? Почему! Неужели он не чувствует, не понимает её? Нет. Он должен чувствовать. Так что же? Его сердце молчит?- Таня остановилась и замерла.
Алексей показал рукой на ближайшую улицу:
-Там твой дом. Дальше ты и сама не заблудишся.
Таня хотела ещё удержать его:
-А ты разве не до дома меня проводишь?
-Нет. Мне пора.
Таня пожала плечами и вздохнула:
-Ну ладно. Иди. Я ещё увижу тебя?
Алексей ничего не ответил. Он дошёл до Таниной улицы и свернул за угол.
Таня проводила его взглядом пока он не скрылся из виду. Расстерянность охватила её. Таня подскользнулась и подвернула ногу. Она вскрикнула. Нога сильно болела. Таня пощупала сустав — вывиха не было. Таня с трудом доковыляла до дома. Чувство досады и обиды не переполняло её. Таня, как маленькая девочка, села за стол и заплакала. Горько и жалобно.
Ей было и стыдно за себя и одновременно она злилась, что не смогла прямо всё сказать. Таня боялась, что любовь, такая яркая и сильная, как молния,  исчезнет так и не успев начаться.
Нога давала о себе знать всё больше и больше. Всхлипывая, Таня поковыляла в свою комнату, достала бинт и туго перебинтовала ногу. По-любому, ходить она пока не могла.  Дома было тошно. Таня легла и попробывала почитать книгу, но строчки сливались перед глазами.
-Таня, Вы дома?- незнакомый голос звал её из сеней.
Таня быстро вытерла слёзы, поправила причёску и поплелась к входной двери. На пороге стоял широкоплечий светловолосый парень. Он мялся с ноги на ногу. Таня дала понять, что ждёт объяснений.
-Сергей.- представился парень,- Вы не знаете меня. Меня Василий Михалыч прислал.
Таня заволновалась:
-Что-то случилось?
-Нет- нет, ничего.- затароторил парень.- Просто,- он замялся,- вобщем, Василий Михалыч нам с сестрой свою квартиру уступил. Ну пожить. Вот он и послал меня кое-какие вещички сюда перевезти. Он-то допозна. Некогда. А у меня сегодня работы мало, вот я и вызвался помочь.
Таня непонимающе смотрела на парня.
Он покраснел:
-Что-то не так?
Таня собралась и быстро заговорила:
-Да нет. Всё так. Вы его родственник?
-Нет. Я грузчик на складе. Как-то разговорились мы с ним, ну, когда он в лесу заночевал. Вот он и предложил у него пожить.
Таня изумлённо посмотрела на Серёгу:
-В лесу? Заночевал?- Она начала понимать. Вспомнила неотвеченные звонки на своём телефоне, когда она ночевала у Лешего.- Как же так вышло?
Серёга развёл руками:
-Да заглох он опять. Груз серьёзный вёз. И бросить не мог и завестись не смог. Так всю ночь в машине и просидел.
-А как же потом? Завёлся?- удивлённо спросила Таня.
Серёга хитро улыбнулся:
-Не. Знахарь мимо шёл. Он машину-то и починил. Теперь — тьфу-тьфу, — Серёга постучал по дверному косяку,- больше не глохнет.
-Да Вы проходите. Чаю хотите?- взволнованно засуетилась Таня.
Серёга бодро потёр руки и поёжился:
-Не откажусь.
Он прошёл в комнату и сел за стол. Таня налила чай и принесла бутерброды.
-Странно.- Таня села напротив.
-Чего, странно?- увлечённо жуя, спросил Серёга.
-Знахарь этот. Он что ж, машину может починить?
Серёга довольно усмехнулся:
-Он всё может.
-А откуда?- Таня поняла, что Серёга расположен поболтать и надеялась хоть что-то узнать про Алексея.
Серёга отхлебнул чаю:
-Ну, я точно не знаю. Мы с сестрой, когда сюда приехали, он уже здесь жил. Они с Витькой-Шаманом почти одновременно появились. Говорят, что Василиса Егоровна, знахарка здешняя Алексея у себя приютила. Всему, что сама умела, его и научила. Витька-то Шаман, говорят, тоже к ней хотел, но она не приняла его. Прогнала.
-Почему?- Таня продолжала раскручивать тему.
Серёга вытер губу и охотно продолжал:
-У Витьки душа чёрная. А злому знания давать, только это самое зло и множить.
Таня разволновалась:
-А у Алексея, что ж, душа другая? Неспроста же бабушка доверила всё ему?
Серёга удивлённо поглядел на Таню и переспросил:
-Бабушка?
Таня улыбнулась:
Да. Я её внучка.
Серёга смутился:
-Ну, Вы тогда больше меня знаете. Что ж я рассказываю.
-Нет-нет.- Таня быстро прервала его.- Когда я приехала, бабушка уже умерла. Я ничего не знаю.
-А!- протянул Серёга,- Ну тогда понятно.
-Скажите,- продолжила Таня,- а почему Виктор с Алексеем враждуют?
-Этого я не знаю. Извините. Пора мне.- Серёга встал.- Я и так у Вас много времени отнял.
Он смущённо протянул Тане руку. Таня улыбнулась и пожала широкую ладонь. Серёга смутился. Он пошёл к двери. На пороге улыбнулся:
-А я и не знал, что у Василия Михалыча такая красивая племянница.
Таня рассмеялась:
-А вещи-то где?
Серёга махнул рукой:
-В машине забыл. Как увидел Вас, всё на свете забыл.
Таня сказала сквозь смех:
-Ну несите, а то обратно увезёте.
Серёга улыбнулся и побежал к машине:
-Я сейчас, мигом.
Тане стало легче. Этот простецкий парень незаметно поднял ей настроение. Таня даже про ногу забыла. Она глянула в зеркало и опять засмеялась.
-Странно.- сказала она вслух,- Не накрашенная, не причёсанная толком, чёрте в чём! А он, кажется, запал.
Серёга притащил сумки и грохнул их на пол.
-Ну вот. Порядок.
Он мялся в дверях, нерешаясь что-то сказать.
Таня благосклонно улыбнулась.
-Я подумал вот что. Таня, Вы вот тут всё время одна. Может, — он замялся,- в кино сходим?
Тане стало совсем весело:
-В кино? Оно в лесу что ли?
Серёга обиделся:
-Почему это в лесу? В центре есть кинотеатр. И машина у меня теперь есть.
-Понятно. Может, и сходим, как-нибудь. Мне ещё здесь долго сидеть.
Серёга посмотрел на Таню:
-А сейчас? Завтра?
Таня лукаво покачала головой:
-А сейчас у меня нога болит. Вот, видишь?- Она выставила вперёд забинтованную ногу.- Поправлюсь вот.
-Ну ладно.- Серёга мялся.- А может помощь нужна, врач?
-Я сама врач. Так что всё в порядке.
Серёга топтался, как конь и не уходил:
-Я, наверное, пойду?
Таня засмеялась и быстро сказала:
-Иди-иди.
Серёга смутился и быстро пошёл к машине. Таня посмотрела в окно, как он уехал.
-Ну вот ещё один кавалер.- улыбнулась она,-  В городе никого не было. А тут и народу-то нет, а кавалеры находятся.
Она перестала улыбаться. Вспомнила, как попыталась поцеловать Алексея.
-Странно, почему он не ответил?- Таня задумчиво села на кровать.
Ей захотелось ещё увидеть Алексея. В надежде, она накинула кофту и поковыляла в домик Лешего.
-А вдруг, — рассуждала Таня,- я опять его встречу?
Идти было очень больно, но Таню это не остановило. Шла она очень медленно, вглядываясь в каждый дом, в каждый поворот, но Алексея нигде не было.
Таня дошла до дома, где жила больная девочка. Постояв немного в нерешительности, Таня зашла в калитку.

Глава 8

У колодца стояла молодая крепкая женщина и стирала бельё.
-Кто это к нам пожаловал?- приветливо окликнула она Таню.
Таня смутилась, не зная, как начать.
-Да ты проходи, не стесняйся. Раз пришла, значит надо чего.
Женщина посмотрела на Танину забинтованную ногу:
-А.- протянула она,- Понимаю. Ты, видно, знахаря нашего ищешь?- Женщина отёрла руки и подошла к Тане.- Только где он живёт я не знаю. А вот к нам он действительно заходит.
Таня быстро нашлась:
-А сегодня зайдёт?
Женщина понимающе посмотрела на Таню:
-Нет. Он уже был сегодня. Завтра приходи. Наверняка с утра придёт.
-А он Вас не предупреждает, когда придёт?- удивилась Таня.
-А зачем? Он сам знает, когда надо. Так и приходит. Танечка всегда дома, даже если я отлучусь.
-Понятно.- Таня замялась.- А скажите, он правда лечит Вашу дочь?
Женщина протянула Тане руку:
-Я Марина,- представилась она,- а тебя как зовут?
-А я Таня.- Таня пожала влажную сильную руку.
-Может, в дом пройдёшь? Чего на пороге-то?
-Спасибо.
-Ну, пошли. Только давай на ты, мы ведь почти ровестницы.
-Давай.-Таня улыбнулась.
Женщины пошли в дом. В доме Марины было очень уютно и чисто. На круглом столе была постелана тонкая кружевная скатерть. На кровати подушка тоже была застелана тончайшим кружевом.
Таня восхитилась:
-Какая красота!
Марина перехватила её взгляд:
-Ты о кружевах что ли? Так это я сама плету. Наплету разного и продам. По реке раз в месяц сюда пароход приходит. Так я отвезу и отдам капитану. Он сразу и платит. Хороший человек.
-Николай Ильич?- спросила Таня.
Да.- удивилась Марина,- Ты тоже его знаешь?
-Знаю. Он меня привёз сюда.
-Ах, так ты не здешняя!- протянула Марина.- А я то не пойму! Странная ты какая-то. Не как наши, местные. Ой!- спохватилась Марина,- Нога-то! Ты проходи, садись. Сейчас пирог принесу.
Марина торопливо ушла на кухню и принесла красивый сладкий пирог.
-С брусничным вареньем, сама варила.- гордо сказала Марина, -Угощайся, чай в самоваре уже закипел.
Таня с удовольствием стала есть пирог, так как с утра ничего не ела.
-Вкусный!
-На здоровье.- улыбнулась Марина.
-Я не совсем не здешняя.Здесь моя бабушка жила и мама тоже. Она потом в город уехала и я там родилась. А к бабушке мы приезжали.
-А! А кто твоя бабушка?
-А ты здешняя? Давно здесь живёшь?- переспросила Таня.
Марина засмеялась:
-Да сколько себя помню. Вся родня здесь жила.
-Ну тогда ты знаешь — Василиса Егоровна Ковалькова. Знаешь её?
-Господи!- охнула Марина и всердцах прижала руку к груди.- Как же её не знать-то? Царствие ей небесное.- Марина горячо перекрестилась.- Таня? Ты? Забыла меня? Не узнаёшь?
Таня изо всех сил напрягла память. Немного помолчала, вглядываясь в лицо Марины и вдруг просияла:
-Куколка?
-Куколка!- громко вскликнула Марина.
-Ну надо же,- запричатала Таня,- совсем всех позабыла! Прости, Марин, давно ведь не виделись.
Марина охала радостно:
-Да ну что ты! Я ведь тоже тебя не признала. Совсем ведь маленькими были.
Таня с Мариной не удержались и обнялись. Рабость обеих переполняла.
Марина чуть-чуть отстранила Таню и разглядывала её:
-Тебя город-то как изменил! А была — девчонка конопатая. Деревня-деревней.
-Да! Я, похоже, опять деревней становлюсь.- засмеялась Таня.- А ты по-прежнему красавица. Куколка и есть!
Марина грустно улыбнулась, села на стул:
-Да уж, куколка. Была когда-то, в девках. А сейчас!- Марина махнула рукой.- Ну да ладно.
Она придвинулась поближе к Тане:
-О себе то расскажи? Замужем? Как Нина Евгеньевна поживает?
Таня чуть напряглась. Тихо ответила:
-Мама умерла. Мне двенадцать лет было.
-Ой!- Марина опять прижала руку к груди.- Как же так, Тань? Молодая ведь совсем.
Таня грустно улыбнулась, вспоминая мать:
-Да. Молодая. Красивая. Жить бы да жить.
-Царствие ей небесное.- Марина быстро перекрестилась.- Сердце?
-Нет. Рак.- Таня опустила глаза.
-Господи!- охнула Марина.- Вот и впрямь беда.
Таня выдержала паузу. Потом продолжила:
-Я не замужем.- И добавила,- И не была. Детей тоже нет. А у тебя, знаю, дочка? Расскажи?
-Дочка.- засветилась Марина.- Крошечка-ховрошечка. Вся в отца.
Таня налила себе ещё чаю из самовара:
-Ты, значит, замужем?
-Была.- Марина грустно посмотрела на висящую на стене фотографию.- Умер он. Два года, как мы с Танюхой осиротели.
-Как же так?- сочувственно спросила Таня.
-Деревом зашибло. На лесоповале.- Марина отёрла слезу.- Душа в душу жили. Приезжий он был, из Питера. Как увидела его, так и пропала. Весёлый. А добрый! Любил нас очень.
Таня погладила Марину по плечу:
-Прости, я не знала.
-Да что там.- всхлипнула Марина.- Я что? А вот Танюха заболела очень. Сердце у неё больное. В больнице, вот, только что лежала. Врачи отказались. Говорят, не лечится это. Пересадку сердца если.- Марина опустила голову.- Дорого это, да и риск огромный. Вот домой и вернулись.
-А Алексей? Он что говорит?
Марина подняла голову, вытерла слёзы и улыбнулась:
-Он говорит, что вылечит. Но не сердце, душу. А потом, говорит, и сердце пройдёт. В душе, говорит, у дочки боль сильная, вот и сердечко поэтому болит.- Марина машинально поправила скатерть.- Надеяться нам больше не на кого. Жаль вот, бабушка твоя умерла. Она бы уж точно Таню вылечила.
Тане очень хотелось успокоить подругу. Она попыталась утешить её:
-Марин, ну Алексей же учился у моей бабушки! Значит он всё так же умеет, как и она. Все так говорят. Я здесь недолго и знаю мало. Но его очень люди хвалят. Он вылечит Танечку, вот увидишь!- Таня погладила Марину по руке.
-Да, хвалят. Только,- Марина серьёзно продолжила,- бабушка твоя всегда здесь жила, из поколиния в поколение знания в твоём роду передавали. А он пришлый. Бизнесом, говорят, занимался. А теперь вот людей лечит.
-Бизнесом?- внимательно переспросила её Таня.- Как же он сюда попал, разорился что ли?
Нет. Тут серьёзнее всё. Его милиция искала. Человека он убил. Вот и скрывается здесь.- Марина поправила косынку.- Ладно, Тань. Что-то я лишнего взболтнула. Забудь.- Она встала.- Погоди, бельё заберу, а то высохнуть не успеет.
Марина вышла.
Таня сидела, как парализованная. Шок! Ни одной мысли в голове. Он, её любимый, убийца! Сердце резануло пополам. Таня быстро стала тереть руками виски.
-Не можит быть! Не может быть!- быстро повторяла она.
-Чего не может быть?- Детский голос заставил её очнуться.
В комнату вошла маленькая девочка. Таня обернулась. Девочка спокойно подошла к окну и отворила его.
-Душно дома.- пояснила она.
Таня постепенно начала выходить из ступора. Она встряхнула головой и спросила девочку:
-А на улицу не хочешь пойти, если душно?
Девочка влезла с ногами на кровать и взяла куклу. Потом ответила:
-Может и хочу. Только не могу пока. Мне трудно ещё ходить.
-Меня Таня зовут.- начала Таня.
Девочка вскинула большие синие глаза:
-И меня Таня.- Она улыбнулась.
-Тёзка значит.
Таня сочувственно смотрела на девочку. Она задумалась.
-Ты зачем приходила?- прервала тишину Танюша.
Таня очнулась.
-Да… К маме твоей заглянула, поболтать.
Танюша неспеша причёсывала куклу:
-Поболтали?
-Да, поболтали.- задумчиво отозвалась Таня.
Входная дверь широко распахнулась и в комнату, держа в руках таз с чистым бельём, вошла Марина. Она радостно улыбнулась дочке:
-Уже встала, Танечка! Погоди чуть-чуть. Сейчас ужинать будем.
Таня спохватилась:
-Я, пожалуй, пойду.
Марина поставила таз на пол.
-Танюш, оставайся, поужинай с нами. Мы гостям рады. Правда, Танечка?- Марина улыбнулась дочери.- А то одни всё да одни.
Девочка спокойно продолжала заниматься куклой:
-Конечно рады. Только мы не одни. Алёша к нам приходит. И завтра придёт.
-Откуда ты знаешь?- между делом спросила Марина.
-Он мне утром сказал. По-секрету.
Марина засмеялась:
-Танюх, по-секрету же! А ты нам разболтала.
Девочка невозмутимо ответила:
-А я и вам по-секрету сказала. Вы ведь никому не скажете.- Таня посмотрела на женщин своими синими глазами.
Марина переставила с дороги таз с бельём:
-А кому нам говорить то?
Синие глаза пристально смотрели на Таню.
Таня смущённо опустила глаза и ответила:
-Я тоже не скажу. Не переживай.
Танюша оставила куклу и села за стол. Марина принесла винигрет.
-Садись, Танюх.
Таня решительно встала, нахмурила брови:
-Нет. Я пойду.
Марина непонимающе посмотрела на неё:
-Ты чего? Из-за того, что я тебе сказала так напряглась? Так ты зря. Всё хорошо.
-Нет. Не хорошо.- Таня пошла к выходу.
Марина растерянно опустила руки.
-Ну ладно. Так ты завтра, с утра зайди. Алексей придёт и ногу твою посмотрит.
Таня обернулась:
-Нет, не стоит. Я сама как-нибудь.
Марина быстро подошла к Тане и взяла её за руку:
-Тань, ну ты что? Как сама то? А он и впрямь поможет. Ногу-то ему просто вылечить. Это уж точно.
Таня тяжело вздохнула и поджала губы:
-С каких это пор убийцы лечить стали?
Марина с Танюшей растерянно переглянулись.
Марина смущённо начала:
-Ну, Тань, это ведь давно было. Сейчас он другой совсем. Да и тогда, когда приехал сюда, тоже хороший был. Может, это случайность? Мало ли чего в жизни бывает.
Таня подняла глаза и, с трудом сдерживая себя, выдавила:
-Из-за такой вот случайности я в юности потеряла отца. А кроме него у меня, там, в городе, никого не было.
-Господи!- перекрестилась Марина.- Его что, убили?
-Убили.- сухо сказала Таня.- Такие вот, случайные.
Танюша прервала их разговор:
-Алексей не такой. Я точно знаю.
Таня и Марина несговариваясь, посмотрели на Танюшу.
Она серьёзно продолжала:
-Он, как ангел. Он не злой. Мне это моё сердечко говорит.
Таня хмуро спросила:
-Вот как. А ещё что он тебе говорит?
Таня так же серьёзно ответила:
-А ещё оно мне говорит, что его сердечко очень страдает. Раненое оно.
-Откуда ты знаешь? Он что-то тебе рассказывал?- спросила дочь Марина.
-Нет, не рассказывал. Я сама знаю.
-Ладно.- Таня взялась за дверную ручку.- Это всё слова.
Марина задумчиво сказала:
-Может и слова. Только бабушка твоя, зная всё больше нас с тобой, его приняла. Знания свои ему открыла. Значит, вреда он никому не причинит. А Витьку прогнала. Вот так.
Таня молча посмотрела на неё и вышла из дома.
Марина села к Танюше за стол:
-Вот так, дочка. Видно лишнее мы ей сказали.
Танюша спокойно рассудила:
-Нет, мама. Правда лишней не бывает.
Таня вышла из дома. Сильный ветер лихо растрепал ей волосы. Таня вышла за калитку и быстро пошла. Она даже не думала, куда идёт. Ей хотелось идти быстрее и быстрее. Так не думалось. Думать не хотелось.
Повернув к околице, Тан опять подвернула больную ногу.
-Ай!- вскрикнула она и машинально присела.
-Зачем так быстро шла, если нога больная.
Таня подняла голову. Алексей быстро шёл к ней. Он наклонился и пощупал Танину ногу:
-Зря бинтом перетянула. Мешает он.
Таня резко встала и раздражённо ответила:
-Я знаю, что делаю. Я врач. А ты кто такой? Голову всем морочишь? Чем ты тогда лучше этого Шамана? А может и не лучше, а просто хитрее?
Таня попыталась было пойти, но нога отдала резкой болью. Таня остановилась, поджав губы.
-Идти всё-равно не сможешь.- Алексей протянул к Тане руки.
Таня отстранилась.
-Как-нибудь.
Алексей отошёл.
-Как хочешь.
Таня с минуту стояла молча. Разные чувства кипели в её сердце. Она обернулась к Алексею и, не глядя на него, сказала:
-Ладно.Просить больше всё-равно не кого.- И протянула Алексею руку.
-Только мне к Лешему сначала надо. Домой потом. Проводишь?
Алексей не спешил подходить. Он спросил Таню:
-Зачем тебе туда?
Таня вспыхнула:
-Ты что, забыл? Я же лечу его жену. Мне укол ей нужно сделать.
-С ней всё в порядке.
Таня серьёзно посмотрела на Алексея:
-Откуда ты знаешь?
-Я иду оттуда.
Таня усмехнулась:
-Ты же не хотел туда ходить. Зачем пошёл?
Алексей опустил глаза.
-Потому-что ты не дошла бы. Потому-что уколов больше не надо.
-Ах, не надо!- ответила с сарказмом Таня.- Хорошо. Пусть так. Но я сама бы это решила. Я всё таки врач.
Алексей ничего не ответил. Он протянул ей руку:
-Опирайся. Я провожу тебя до дома.
Таня молча опёрлась о протянутую руку и попыталась идти. Получалась слишком уж медленно. Солнце уже скрылось за горизонтом.  Таня остановилась и её глаза встретились с глазами Алексея.
По телу Тани пробежала лёгкая дрожь. Она ругала себя и не могла оторвать взгляд. Его синие глаза, словно магнитом, притягивали Таню к себе.
Таня непроизвольно провела рукой по его волосам. Сердце готово было вылететь из груди!
Таня пошатнулась. Алексей подхватил её на руки. Таня провела рукой по его щеке а прошептала:
-Ты ведь знал, что я туда пойду. Поэтому пришёл?
Алексей ответил так же не отводя взгляда:
-Ты хотела меня видеть. Передумала?
-Нет. Не знаю.- шептала Таня, разглядывая его лицо.
-Откуда ты всё знаешь? Мне страшно с тобой.
Алексей остановился и поставил Таню на землю.
-Страшно? Почему?- Он напряжённо вглядывался в её глаза.
-Человек, который раз спустил тормоза, может их ещё раз спустить и ещё!
Алексей опустил глаза, но тут же поднял их:
-Что ты хочешь от меня?
-Ничего. Неси меня домой.
Алексей подхватил Таню на руки. Никогда ещё Тане не было так хорошо. Розовый закат успокаивал её и хотелось жить только этим моментом. И какая сейчас разница, что было до и что будет после! Главное — это сейчас! Любовь пылала в Танином сердце, отодвигая всё остальное на задний план.
Таня провела рукой по щеке Алексея, отодвинула прядь волос и встала на дорогу. Вторая её рука скользнула по его плечу и Таня закрыла глаза, наслаждаясь этим моментом.
Вдруг тёплые губы Алексея коснулись её губ. Таня, не помня себя, обхватила его голову руками и отдалась сладостной неге поцелуя. Время, казалось, остановилось.
Господи! Как хорошо!- Пронеслось у Тани где-то в голове.- Не кончалось бы это мгновенье!
Алексей отстранился слегка и улыбнулся.
-Я люблю тебя! Я не могу без тебя!- страстно зашептала Таня.-Не уходи. Не оставляй меня. Я хочу быть с тобой. Только с тобой!
Алексей ничего не ответил. Он только продолжал улыбаться Тане.
Таня обхватила его голову руками:
-Я не могу без тебя, слышишь?
Алексей опустил её руки. Взгляд его стал серьёзным и грустным.
-Ты не понимаешь, что говоришь. Это пройдёт.
-Вот как! Пройдёт!- Таня тряхнула головой, словно сбрасывая налетевшее наваждение.- Ты это тоже знаешь?
Таня сделала шаг назад.
-Ты думаешь, я экзотики захотела? Развлекаюсь здесь с тобой? Время интересно коротаю, да?- Таня махнула руками.- Дурак ты после этого, а не знахарь. Зря только моя бабушка на тебя время потратила!
Алексей внимательно смотрел на Таню. Онт ничего ей не отвечал.
Таня повернулась к нему спиной и закрыла лицо руками:
-Нет. Это я дура. С ума сошла. Точно. Что ты ещё можешь обо мне думать?
Алексей подошёл и обнял её за плечи. Он тихо сказал:
-Не говори так. Не надо.
Таня резко повернулась к нему:
-Ну тогда скажи, что со мной происходит? Кто я по-твоему?
Алексей лукаво улыбнулся:
-Ты очень красивая.
Таня шмыгнула носом:
-И всё?
Алексей наклонил голову на бок:
-Дай подумать. Ещё ты очень смелая. И добрая.
Таня грустно улыбнулась и покачала головой:
-Ты не сказал ничего главного. Так говорят, когда не любят! Скажи, ты ничего не чувствуешь ко мне?
Алексей аккуратно поднёс палец к её губам:
-Тихо! Не говори больше ничего.
Таня убрала его руки с плеч:
-Ты не любишь меня.
Она шаг за шагом шла спиной к дому. Она не могла оторвать глаз от своего любимого.
-Ты не любишь меня.- тихо повторяла она.- Я сама дойду.
Алексей не возражал. Он продолжал стоять там же. Ветер трепал его кудрявые волосы. Он тоже смотрел на Таню. Таня закрыла за собой калитку. Она втайне надеялась, что Алексей подойдёт, скажет, что это не так. Что она тоже важна для него. Что он влюблён, но Алексей продолжал стоять на месте. Горький ком перехватил горло. На глаза навернулись слёзы.
Таня обхватила руками штакетины калитки и громко крикнула:
-Тебе не всё-равно! Зачем ты врёшь? Кому? Себе? Мне?- Таня вытерла бегущие слезы.- Мне твоя ложь не нужна! Ты любишь меня! я чувствую это! Скажи же, не молчи?
Алексей повернулся и быстро пошёл прочь. Таня не ожидала. Она ударила с досады кулаками по калитке и закричала:
-Врёшь! Врешь. Зачем?
Она обхватила лицо руками и зарыдала. Стоять сил уже не было и Таня села на старенькую лавочку.
-Танюша, что случилось?- Михалыч сел рядом.
Он убрал её руки от лица:
-Что с тобой?
Таня уткнулась ему в плечо и зарыдала ещё сильнее. Михалыч гладил её по голове и причитал:
-Не надо, Танечка, не надо. Мы всё решим, что бы ни случилось. Не переживай так.
Таня перестала рыдать. Она лишь тихо всхлипывала. Какое-то время они сидели молча.
-Он не любит меня.- отрешённо произнесла Таня.
Михалыч обнял Таню и погладил по спине:
-Любит, Танюша, любит.
Таня замотала головой.
-Он обидел тебя, Алексей-то?
Таня удивлённо посмотрела на Михалыча:
-А Вы откуда знаете?
-Да я встретил его у дороги. Невесел он был, Танюша.
-Дядя Вася! А может у него девушка есть? Ну, в смысле, любимая?
Михалыч рассмеялся, похлопал Таню по спине:
-Никого у него нет, Танюша. Просто,  ну сама смотри, вот ты о любви говоришь, а сама — бжик! И уедешь скоро. А ему как быть? Вот он в омут с головой и не кидается. Не такой он парень.
Таня недоумённо посмотрела на Михалыча.
-Ну разве не так? Уедешь ведь и бросишь нас тут.- Михалыч грустно смотрел перед собой.- Я вот, дуралей старый, к тебе привязался. Знаю, что больно будет, а сделать с собой ничего не могу. А он, видать, так не хочет.
Таня села ровно, вытерла слёзы:
-Почему Вы так говорите?
Михалыч с грустной улыбкой смотрел на неё:
-А что скажешь, не так? Пароход скоро приплывёт и ты уедешь. У тебя своя жизнь, у него своя. С тобой-то он уехать не сможет, и ты не останешся. Так что, Таня, ты не мучь ни его ни себя. Алексей не такой, кем поиграть можно.
Таня обиделась:
-А я и не играю. Я правда люблю! Мне почти тридцать лет. Я никого ещё не любила.
Михалыч встал и сказал серьёзно:
-Я не знаю, что тебе посоветовать. Не мостак я. Но одно точно скажу — забудь его. У вас будущего нет. Извини, Танюх, но со стороны виднее. Он, вот, понял. И ты поймёшь. Пойдём в дом.
Таня оперлась на Михалыча и с трудом дошла до дома. Она села на кровать. На душе кошки скребли.
Таня понимала, что Михалыч прав. Но как же быть ей, Тане?
Таня посмотрела на забинтованную ногу:
-Ну надо же! Врача будет ещё учить!- Таня сняла с ноги бинт. Кровь прилела к больному месту и оно запульсировало. Таня улыбнулась.

Глава 9

Таня несколько дней не выходила из дома. Потихоньку нога стала проходить.
Михалыч рано уехал и Таня завтракала одна. Аппетита совсем не было. Косой дождь громко барабанил в окна и Таня не слышала, как постучали в дверь.
В комнату вошёл Леший. Он поклонился Тане:
-Мир тебе.
-Здравствуй. Проходи, садись.- Таня налила чай.
Леший снял плащ и повесил его на вешалку. Он с удовольствием обхватил ладонями горячую чашку:
-Холодно сегодня. Правильно делаешь, что дома сидишь.
Таня равнодушно отпила чай, посмотрела в окно:
-А что ещё делать?
-Ну не скажи. Событий и здесь хватает.
Таня удивлённо посмотрела на Лешего:
-Каких ещё событий? С меня хватило. Ничего не хочу.
Леший улыбнулся и помазал хлеб маслом.
-Олюшка тебе привет передаёт.
-Как она?
-Хорошо. Алексей совсем её на ноги поставил. Представляешь,- Леший восхищённо посмотрел на Таню,- я думал, что он к нам не придёт. Ну после секты этой. И главное, что всё обошлось. Витька не появлялся.
-Вот как.- Таня нахмурилась.- А ты ещё его Спасителем звал. Помнишь, когда ко мне впервый раз приходил?
Леший хитро улыбнулся:
-Так это я тебя проверял. В Витьке мы с Олей давно разобрались. А ты новенькая. Многие сюда к нему едут. Вот я и проверил.
Таня рассердилась:
-Проверяльщик выискался! Почему прямо не спросил?
-А как я мог? Вдруг ты и вправду в секту приехала, да Витьке бы про меня настучала! Нет. Мне это не к чему. Мне здесь жить ещё.
Таня всердцах хлопнула ладошкой по столу:
-Да что ж вы его тут так боитесь все? Вот он и пользуется этим. А не боялись бы, так и прогнали б его давно.
Глаза Лешего было загорелись, но он тут же взял себя в руки:
-Не все ведь против него. Народу за ним стоит много. Видно, гипнозом он обладает.
Таня удивилась:
-А ты-то откуда про гипноз знаешь?
Леший усмехнулся:
-Так мы же спортсмены с женой. А там как, допинг-контроль не обойдёшь, так гипнозом частенько пользовались.
-Ну надо же! А я думала, там всё по-честному.
-Ни одной честной медали не выиграешь. Вот и изощряются кто как.
Таня задумалась:
-Странно. А он откуда гипнозом владеет? Кем он был до приезда сюда, не знаешь?
Леший притих.
-Говори. Я никому не скажу.- начала волноваться Таня.
Леший прищурил глаза и изучающе глянул на Таню:
-Врачом он был. Учёным. В секретной лаборатории работал. Это людей ещё больше притягивает к нему. Если б артист или бизнесмен. А так, врачам люди доверять привыкли. Вот и ему доверяют.
Таню эти слова задели. Она передёрнула плечами и возмутилась:
-Ну уж нет! Он только позорит профессию врача. Настоящий врач никогда не опуститься до обмана.
-А может он и не обманывает? Может он сам в это верит?
Таня хмыкнула:
-Ну тогда он просто шизик. Значит, не так и опасен.
Леший внимательно посмотрел на Таню и спросил:
-Я вижу, тебе это интересно? Так сходи сама и послушай.
Таня насторожилась:
-Вот ещё! Мне приключений и так хватило. Мало ли что?
Леший хитро улыбнулся:
-А ничего. Он свой шабаш завтра собирает. В лесу, за ручьём. У него там стойло своё. Народу тьма будет, так что ничего страшного. Он в открытую не охотиться. Хочешь,сходи, развлекись.
Таня передёрнула плечами. И хотелось и страшно.
-А ты со мной сходишь?- Она просяще посмотрела Лешему в глаза.
Леший поджал губы:
-Не хотел бы. Но ради тебя… Я, ведь, твой должник.
Таня тихо прошептала:
-У меня ружьё есть. Только оно не заряжено. Можно взять.
-Нет. Не надо. Это будет означать, что ты ему не доверяешь и этим вызовешь подозрение. Да и народ решит, что ты для Спасителя опасна.
Таня тряхнула головой и согласилась:
-Да, ты прав. Так пойдём. Во сколько завтра?
-В десять.
-Утра?- переспросила Таня.
-Нет. Он по ночам «шабашничает». Так, в темноте, видать ему сподручнее народ дурить.
Таня поёжилась.
-Не бойся. Я за тобой в девять зайду. Идти не близко, так что будь готова.
Таня промолчала. Она уже пожалела, что согласилась, но какая-то неведомая сила тянула её туда.
-Хорошо. Слушай, если всё так, то почему знахарь ваш с этим не покончит? Силёнок, что ли не хватает?
Леший удивлённо посмотрел на Таню:
-Так он один. И потом, он что ж, по твоему, в тайге его из ружьишка снять должен? Или в рукопашную? Он же не бандит.
-Не бандиты людей не убивают.
-Ах вот ты о чём? Так он не ради прихоти своей убил. Причина у него серьёзная была.
Таня нахмурилась:
-Это его не оправдывает.
Леший согласился:
-Да, не оправдывает. Только всою вину он уже сполна искупил. Не нам его судить.
Таня опустила глаза.
Леший встал:
-Спасибо за чай.
Он одел плащь. В дверях обернулся к Тане:
-И вот еще что. Он просил тебе передать, чтобы ты к нам больше не приходила.
Таня удивлённо вскинула голову:
-Это ещё почему?
-Чтобы Виктора зря не злить. До завтра.
Он ушёл.
Таня задумчиво продолжала сидеть за столом. С одной стороны — зачем ей всё это? Уедет она себе скоро и забудет всё, что здесь происходило. А с другой, её словно подмывало во что-то ввязаться! Она и сама не понимала во что. Но это было нужно  и Таня это точно чувствовала.
Заброшенная диссертация так и лежала в тумбочке. Писать было явно нечего.
Таня усмехнулась:
-Может поменять тему и писать про психопатов?
Таня обхватила голову руками: она тосковала по Алексею. После разговора с Михалычем она попыталась убедить себя забыть его. Но, как говорят, сердцу не прикажешь.
Таня подумала и захотела ещё раз сходить к бабушке на могилку. Может, легче станет.
Таня положила в карман телефон. Дождик перестал. Таня надела резиновые сапоги и вышла из дома.
Таня врала себе. Ей очень хотелось увидеть Алексея. Она втайне надеялась, что встретит его там, как в прошлый раз. Таня прошла поле, повернула за Белый холм и остановилась. На поляне стоял Виктор. Он смотрел прямо на Таню. Таня почувствовала, как ноги у неё похолодели. Она захотела убежать, но Виктор протянул в Танину сторону руку и она не смогла сдвинуться с места. Виктор стал вращать ладонью и Таня машинально пошла вперёд. Когда она подошла совсем близко, он опустил руку.
-Ну вот так то лучше.- сказал он сухо.
Виктор недобро разглядывал Таню:
-Ну, здравствуй.
-Это моя поляна. Зачем ты здесь?- спросила Таня.
Виктор ухмыльнулся:
-Не меня хотела здесь увидеть, не так ли?
-Это не твоё дело.
Таня изо всех сил старалась говорить сдержанно, но у неё не получалось. Внутри всё кипело и только страх сдерживал более резкие слова.
-Ошибаешся. Здесь всё моё дело.- Виктор сел на брёвнышко, на котором Таня ещё недавно сидела с Алексеем.- Вот и свела нас судьба.
-Ты знаешь меня?- спросила сухо Таня.- Я тебя не знаю.
Виктор опять усмехнулся:
-Узнаешь ещё. Всё и сразу знать хочешь? Это опасно.
Он в упор смотрел на Таню и в глазах его блеснул злой огонёк.
Сердце Тани похолодело, но она не подала виду:
-Ты меня не пугай! Я не боюсь тебя. Если тебе что-то от меня нужно, говори сразу, мне некогда.
Виктор засмеялся:
-Нам всем одно на свете надо — справедливости.
-Вот как. И в чём она, твоя справедливость?
Виктор зло улыбнулся. Он встал и подошёл к краю поляны.
-Пока всё. Остальное потом узнаешь.
Таня не двигаясь следила за ним взглядом. У холма он обернулся и Таня заметила нездоровый блеск в его глазах:
-Знахарь тебе не пара.
Таня хотела было возмутиться, но он опередил её:
-Знаю, что говорю.
-А я не могу узнать?- вызывающе спросила Таня.
-Узнаешь ещё.
Виктор вытянул вперёд руку и тряхнул кистью. Таня почувствовала, что ноги стали слушаться её. Словно наваждение спало.
Виктор уже скрылся за холмом. Таня провела рукой по лбу и села на брёвнышко. Некоторое время она просто сидела. Таня не ожидала этой встречи. Она думала, что Виктор где-то там, а вот он здесь, рядом с ней. И ему явно что-то от неё нужно. Но что?
Тане было не приятно. Её очень поразило, что Виктор и вправду обладал гипнозом. Таня всегда считала себя не гипнабельной. Но тут! Жутко ощущать себя во власти такого человека. Таня вспомнила нездоровый блеск в его глазах:
-Точно псих. Это ещё хуже.
Таня встала, собрала веточки с бабушкиной могилки и подумала:
-Что же делать? Вот бабушка была бы жива!
Тане стало не по себе. Вдруг кто-то сзади обнял её за плечи. Таня резко обернулась: синие глаза Алексея лаского смотрели на неё.  Таня прижалась к нему сильно-сильно. Ей словно хотелось спрятаться за него. Алексей погладил Таню по голове.
-Ты не бросишь меня, да?- прошептала Таня.- Ты защитишь меня?
Алексей не ответил. Таня подняла голову и посмотрела ему в глаза. Ещё недавно ласковые глаза Алексея смотрели очень серьёзно. По его лицу Таня поняла, что происходит что-то, чего она до конца не понимает. Тане стало страшно. Почему-то казалось, что она в ловушке и счастливого конца здесь не будет.
Таня опасливо посмотрела на холм, за которым скрылся Виктор, потом перевела взгляд на лес:
-Ты знаешь, я всегда думала, что всё могу контролировать, что со мной происходит, а тут он просто выключил моё тело. Я пошла прямо к нему, хотя очень хотела убежать. Он мог ведь сделать со мной всё, что захотел бы!
-Не мог.- Алексей сильнее обнял Таню.
Таня подняла глаза:
-Ты был рядом? Ты знаешь?
Алексей кивнул.
-Тогда почему же ты не вмешался! Я чуть не умерла со страху!- упрекнула его Таня.
Алексей тяжело вздохнул и нахмурил брови:
-Я не мог. Нельзя было так, впрямую. Хуже было бы. Потом хуже.
-Странно всё. Ничего не понятно.- задумчиво произнесла Таня. Она резко отстранилась от Алексея:
-Скажи, ты всегда успеешь быть рядом?
-Я постараюсь.- сдержанно ответил знахарь.
-Значит, гарантий нет. Понятно.
Таня отошла от Алексея и вызывающе оглядела лес.
-Что ему надо от меня? Ты ведь знаешь, я чувствую, что ты знаешь. Скажи, может это поможет.
Нет, не поможет. Не проси меня.
Таня насторожилась:
-Скажи, а он и тебя ТАК может, ну, как меня, выключить?
Алексей грустно улыбнулся:
-Нет. Кишка тонка у него.
-Да? Ну ладно.- успокоилась Таня.- А то, мало ли…
Алексей подошёл и обнял Таню сзади за талию и положил голову ей на плечо. Таня тоже наклонила голову. Алексей поцеловал её лоб, потом щёку. Таня обернулась и внимательно посмотрела на него.
Вдруг она поняла, что здесь и сейчас больше ничего не существует! Только они одни в огромном мире.
-Я люблю тебя.- просто сказала Таня.
-Я люблю тебя.- тихо ответил Алексей.
Они не отрывали взгляда друг от друга. Руки их встретились и по телу Тани пробежала лёгкая приятная дрожь. Она закрыла глаза. И душа и тело затрепетали в предвкушении чего-то очень значимого и приятного.
Губы Алексея коснулись её губ.  Таня обняла его за шею и подалась вперёд всем телом.
Дальше всё слилось для неё: балое небо, птичьи голоса, гул леса, запах травы. И только синие глаза Алексея — как ценрт вселенной!
Тане казалось, что она растворилась в пространстве тайги. Стала единой с ней.
Сердце бешенно стучало.
-Я люблю тебя! Я люблю тебя.- шептали губы.
Таня пришла в себя. Одежда намокла от травы и слегка холодила. Приятная нега охватила её всю!
Она повернула голову: Алексей опёрся на руку и смотрел на неё.
Таня слегка улыбнулась:
-Наверное, так люди чувствуют себя в раю!
Алексей улыбнулся:
-Мы и были в раю.
-Странно.- Таня внимательно посмотрела на него.- Никогда ничего подобного не чувствовала. Ты волшебник?
Алексей нежно смотрел на Таню:
-И ты тоже! И ещё — любовь. Я люблю тебя.
Таня посмотрела на плывущие облака:
-Да. Любовь. Она божественна. Спасибо тебе!- благодарно сказала Таня, глядя в небо.
-Ты Его благодаришь?
Таня улыбнулась:
-Да. Ведь это Он любовь придумал. И всё он придумал. Как я раньше этого не замечала!
Таня повернулась к Алексею, который с интересом слушал её:
-Ну что ты так на меня смотришь?- засмеялась она.
-Как?- улыбнулся в ответ Алексей.
-Как-будто смеёшся надо мной! Перестань!-Таня прикрыла рукой его губы.
Алексей сжал в своей ладони Танину руку.
-Я не смеюсь. Просто интересно тебя слушать.
-Почему?- Таня внимательно вглядывалась в его лицо.
Он хитро улыбнулся:
-Надо же! Доктор, материалист до мозга костей! И вдруг такое сказала! Обалдеть можно!
-Я серьёзно.- Таня привстала на локте и опустила глаза,- Ты ведь тоже материалист. Как так получилось, что ты здесь?- Таня пристально посмотрела на Алексея.
Алексей с секунду задержал взгляд на Танином лице и опустил глаза:
-Так получилось. Мне там больше места нет.
-Ты уверен?
-Да. Абсолютно.
-Ты доволен, что так получилось?
Алексей усмехнулся и посмотрел вдаль:
-Почти.
-Почти?- лукаво переспросила Таня.
Она привстала над ним и отвела пряди волос:
-Ты красивый. Очень.- Она горячо поцеловала его.
-А теперь ты больше доволен?
Алексей схватил её в охапку и перевернул на траву.
-Я люблю тебя, ты же знаешь!
Таня сильно прижеле его к себе за плечи и никто не смог сдержать безудержный поток любви. Сильной и чистой, как вода…
-Мне пора. -Алексей поправил одежду.- И тебе тоже.
Таня сидела на полянке и не отрывала от него глаз.
-Что же дальше с нами будет, ты знаешь?- тихо спросила Таня.
-Если б знал!
Алексей подсел к ней и взял её руки в свои:
-Я не знаю. Ответ здесь не от меня зависит.
Он внимательно смотрел Тане в глаза.  В его бездонных больших глазах Таня впервые прочитала тревогу.
-Тебе страшно?- взволнованно спросила она.
Алексей нахмурился и отвёл взгляд:
-Немного. Ты уже сама всё научилась понимать. Но только ты не бойся.- быстро сказал он, сильнее сжав Танины руки и глядя ей в глаза.- Для тебя в любом случае всё будет хорошо.
Сердце Тани замерло:
-А для тебя?- вкрадчиво спросила она.
-Для меня?- Алексей опустил глаза.- Я тоже постараюсь выдержать.
Он посмотрел на Таню:
-Только не спрашивай больше ничего. И знай, я люблю тебя. Я никогда так не любил. Помни это, что бы не случилось и прости меня.
Алексей встал.
Таня ошалело смотрела на него:
-За что простить?
Алексей грустно улыбнулся, словно сам себе:
-Я не провожу. Ты сама до дома дойдёшь.
Он протянул ей руку. Таня взялась за неё и встала с земли. Она вопросительно смотрела на него.
Алексей серьёзно сказал:
-Иди.- Он посмотрел на мокрую Танину одежду.- А то простудишся. Ты не привычная.
Он сделал несколько шагов, не отрывая взгляда от Тани. Потом решительно повернулся и скрылся за холмом. Таня, совершенно растерянная, осталась одна. Она не знала, что ей делать. Мысли путались в голове. Но она уже знала, что догонять Алексея не надо.
Таня посмотрела на бабушкину могилку и тихо сказала:
-Ба, что же делать?
Алексей тоже не знал, что делать. Он знал одно — он любит Таню. По-настоящему. Ещё совсем недавно здесь, в тайге, ему всё казалось на своих местах, а теперь всё стало совершенно безтолково. И он сам казался себе совершенно нелепым. Таня перевернула всё с ног на голову. Он и боялся отдаться настоящему моменту и в тоже время не мог по-настоящему сдерживать себя.
Бубущее настораживало его. Одно он понимал точно, что Таня появилась здесь не случайно. Это судьба. Но добрая или злая?
Он интуитивно чувствовал опасность и для Тани и для себя, поэтому всё время старался не упускать Таню из виду. И сейчас он чувствовал неладное.
Алексей понимал, что Виктор интересуется Таней, но как? Почему? Точно этого он не знал.
Таня тоже не знала и тоже чувствовала опасность. Но что она могла сделать?
Таня пришла домой, когда уже совсем стемнело. Михалыч, слова богу, уже спал. Таня очень стеснялась своего помятого вида. И потом, ей очень не хотелось, чтобы Михалыч знал про то, что она ходит на бабушкину могилку. Ей не хотелось лишних вопросов и безпокойств.
Несмотря на страх, Тане очень неистого хотелось свободы, ведь свобода довала ей возможность любить! А сейчас Таня как никогда хотела любить. Она жила своей любовью!
Таня не узнавала себя: врач, серьёзная женщина, почти доцент и вдруг — вся в мокром платье, в лесу. Господи!
Таня обхватила голову руками, словно не хотела себя слушать. И тут же прижала руки к груди: сердце так бешенно колотилось, что Тане казалось, будто его слышно! Казалось, ещё секунда и оно улетит вместе с душой, вместе с мыслями туда, где он, её любимый.
Таня переоделась, спрятала мокрую одежду — стирать уже было поздно, и легла спать. Есть совершенно не хотелось. Таня заснула. Никогда ещё она так хорошо не спала! Ей такая снилась красота! То голубое небо, то цветущие поляны и журчащий ручей.
Всё утро и день Таня провела в состоянии блаженства. Её всё радовало, каждая мелочь.
Таня с удовольствием убралась в доме, приготовила еду, даже прополола бабушкины цветы в саду.
День прошёл незаметно и так приятно, что Таня обо всём забыла.
Зазвонил телефон: Михалыч звонил сказать, что задержится сегодня на работе, сказал, чтобы Таня не волновалась — машина-то теперь исправно работает.
Таня сначала расстроилась. Ведь ужин сама приготовила, ждала его, но вдруг вспомнила: Леший за ней зайти должен! А Михалыч уж точно не отпустил бы.
Таня с волнением посмотрела на часы — без десяти девять.
Таня быстро помыла руки и пошла переодеваться.
-Мир тебе.
Леший уже подходил к дому. На его лице не было обычной блаженной улыбки. Наоборот, выглядел он серьёзно и даже торжественно.
-Ты не передумала?- спросил он Таню.
-Нет, конечно.- Таня вытерла руки о висящее на верёвочке полотенце.- Ты знаешь, я очень хочу во всём этом разобраться.
-Как?- спокойно спросил Леший.
-Не знаю пока. Но хочу положить этому конец.
Леший недоверчиво улыбнулся.
-Я сейчас.- Таня быстро пошла в дом и мигом переоделась.- Ну вот, можем идти.
Леший кивнул.
Они молча вышли за калитку и пошли в поле.
-Подожди,- недоумённо посмотрела на Лешего Таня,- это же та дорога, к бабушке моей, к могиле!
Леший пристально всматривался в даль. Он не отвечал.
-Ты чего молчишь?- заволновалась Таня.
В далеке показался столб чёрного дыма.
Таня испугалась:
-Что это, пожар? Лес горит?
Леший перестал всматриваться и повернулся к Тане:
-Нет. Это не лес. Это Шаман призывной костёр разжёг, он всегда так делает перед шабашем.
Таня настороженно посмотрела на чёрный столб дыма.
-А почему дым чёрный?
Леший усмехнулся:
-Ну это он так, для понта.
-А!- протянула Таня.- Теперь я понимаю.
-Что ты понимаешь?
Таня вышла из задумчивости:
-Виктор этот, ну, на могилу к бабушке моей приходил, говорил со мной. Представляешь?
-Не очень.- Леший насторожился.- А о чём говорил?
Таня опять задумалась:
-Да так, ерунду какую-то нёс, про судьбу, про справедливость.
-А дальше?- Леший с интересом слушал Таню.
-Дальше?- Таня нахмурилась.- А дальше он ушёл.
-Просто ушёл?- удивился Леший.
-Да. Просто.- Таня посмотрела по сторонам.
-Странно.-Леший с какое-то время шёл молча.
Вдруг он остановился:
-Слушай, а давай не пойдём?
Таня тоже остановилась, недоумённо посмотрев на своего спутника:
-Как это не пойдём?
-Виктор, он,- Леший замялся,- он так никогда не делал.
-Как?- Таня внимательно смотрела Лешему в глаза.
Леший прищурился:
-Он сам не навязывается. У него и так все на крючке. Зачем ему это?
Таня усмехнулась:
-Да уж! Видно, и я теперь у него на крючке.
Она взяла Лешего за руку и пошла вперёд:
-Пошли. Поздно уже гадать. Уже деваться некуда.
Леший нехотя подчинился.
-Зря я тебе про шабаш сказал.
-Нет. Не зря. Это тоже судьба.- Таня решительно шла вперёд.
Столб чёрного дыма становился всё сильнее и сильнее. Из далека казалось, что горит что-то большое. С разных сторон к лесу подходили люди. Все они шли молча и решительно. Таня с интересом разглядывала их.

Глава 10

На опушке леса был разожжён огромный костёр. Пламя его взметалось настолько высоко, что приковывало к себе всё внимание.
Основание костра располагалось в глубокой яме.
-Странно,- тихо спросила Таня,- а почему костёр разожжён не на земле, как обычно, а в земле?
-Туда он жертвы кидает.- также тихо ответил Леший.
У Тани по спине пробежала дрожь. Она не мигая уставилась на Лешего:
-Какие жертвы?
Леший слегка улыбнулся, чтобы успокоить Таню:
-Никого он туда не кидал ещё. Во всяком случае, я не видел. Не бойся. Он туда пучки трав кидает, для запаха.
-Зачем?
-Народ окуривает.- Леший пожевал травинку.- Видно, так ему легче дурить всех — окурил и дело сделано.
Таня насторожилась:
-Это ж он и нас с тобой окурит? Я не хочу этого. Я на себе и так уже его гипноз испытала, а тут ещё это!
-Что ты предлагаешь?
Таня поозиралась по сторонам:
-Не знаю.Ну, может хотя бы встать не по ветру. Всё меньше вонять будет.
Леший усмехнулся:
-Давай встанем. Только это врятли поможет. У него всё расчитанно.
-Слушай, -тихо спросила Таня,- а сам-то он как не дуреет?
Леший выплюнул травинку и злобно размял её ногой:
-Почему же? Дуреет. Ещё как.- Он посмотрел на Таню.- А ты что ж думаешь, он тут в здравом уме выплясывает? Нет. Он так накуривается, что смотреть страшно!
Таня прислонилась спиной к дереву. Ей совсем не хотелось здесь оставаться. Она уже подумала было уйти, как из-за костра хороводом вышли странные люди. В руке у них был маленький прототип костра, дымящего таким же чёрным дымом.
Люди шли медленно, размахивая огнём. Вновь подошедшие подходили к ним и продолжали хоровод. Люди шли молча, но их движения были очень ритмичными, как-будто все они про себя проговаривали этот один и тот же ритм.
Таня, как завороженная смотрела на это жуткое зрелище. Тем временем хоровод приближался к дереву, у которого она стояла и незаметно Таня оказалась в самом его центре.
Таня растерянно смотрела по сторонам: люди, казалось, не обращали на неё ни малейшего внимания, но кольцо хоровода было плотно сомкнуто именно вокруг неё.  Таня обернулась назад, где ещё пару минут назад стоял Леший. Каково же было Танино удивление, когда она обнаружила, что его там нет!
Таня стала пристально вглядываться в лица людей, но Лешего среди них не было. Таню охватил ужас. Она рванулась в сторону и хотела проскочить сквозь цепь людей, но они начинали раскачивать перед её лицом огнём с чёрным дымом и Таня непроизвольно отступала.
После нескольких попыток она поняла, что это безполезно — сбежать отсюда ей не удастся.
Таня стала отступать к костру. Она потихоньку пятилась назад, пока вплотную не подошла к нему. Пламя уже обжигало, но Таня даже не ощущала этого. Она обернулась и увидела, как из-за костра медленно, тоже словно в каком-то немом ритме вышел Виктор. Таня обомлела. Она стояла не шевелясь и в шоке смотрела на него.
Шаман остановился и подняв руки к небу, громко провозгласил:
-Я есмь царь!
Он простёр руки в стороны и обвёл диким взглядом всех присутствующих. Хоровод остановился. Виктор поднял руку вверх, требуя внимания. Все устремились на него.
-Братья и сёстры!- громко начал он.- Час пробил! Свершиться правосудие.- Он посмотрел на Таню.- Спаситель ваш будет отмщён!
Сердце Тани похолодело. Виктор хлопнул в ладоши и хоровод стал расширяться, громко отхлопывая в ладоши какой-то ритм.
Виктор выхватил огромный бубен и стал кружиться на месте, отбивая тот же ритм. Казалось, что весь лес заполнился этим ритмом.
Над лесом багровел закат. Шаман подбежал к кострищу и бросил в огонь пучок травы. По поляне стал распространяться сладкий запах. У Тани слегка помутнело в глазах.
В это время к берегу причалил белый пароход. На берег собралась высаживаться небольшая команда. Двое людей спускали на берег маленький внедорожник.
-Давайте, ребята, поживее.- Капитан на ходу надевал брезентовую куртку.
-Возьмите, Николай Ильич.- Один из людей протянул капитану небольшое охотничье ружьё.
Николай Ильич понимающе посмотрел на ружьё и проверил заряд.
-Да Вы не волнуйтесь, ружьё в порядке. Недавно охотился. А то мало ли что в дороге. Волки, там, медведи, ну и … Сами понимаете.- Он махнул рукой.- Зря Вы один! Мы б подстраховали.
-Максим,- оборвал его капитан,- я ведь не на войну еду. Проведаю её и вернусь.
-Так то оно так. Только чует моё сердце недоброе.
Они вместе посмотрели в сторону леса, над которым высоко поднимался столб чёрного дыма.
-Лес горит.- Николай Ильич сел за руль.- Разберёмся. Будь на связи.
Машина завелась и унеслась в темноту.
Виктор поднял руку. Сразу всё смолкло. Он подошёл к Тане, остановился прямо перед ней и долго, пристально смотрел прямо в глаза.
Таня занервничала. Во рту у неё пересохло.
Вдруг Виктор сказал:
-Ну, здравствуй, сестра.
Таня недоумённо смотрела на него.
Виктор зло улыбнулся:
-Виктор Владимирович Зайцев.
Таню пот прошиб. Она ещё не успела сообразить, что к чему, но интуитивно уже всё поняла. Она во все глаза смотрела на Виктора.
Виктор продолжал так же зло улыбаться, наблюдая за её реакцией.
Таня протянула к нему руку и пошла вперёд. Виктор резким жестом остановил её. Таня замерла.
-Брат.- Только и смогла она выговорить, не отрывая взгляда от Виктора.
Виктор остался доволен её понятливостью.
С минуту они смотрели друг на друга.
-Ничего не понимаю.- начала Таня.- Как? Почему? Где ты раньше был?
Виктор не ответил. Он быстро посмотрел по сторонам и закружился в сумасшедшем танце, отбивая в бубен зловещий ритм.
Он кружился всё быстрее и быстрее, ритм всё ускорялся и ускорялся и вдруг!.. Он резко замер.
Наступила тишина. Виктор бросил быстрый взгляд в сторону, зажмурил глаза, словно решаясь на что-то и, глядя в Танину сторону, нарочито громко заговорил:
-Да. Я твой брат. Твой отец и мой отец. Знаменитый прокурор имел двойное дно.
Таня от шока не могла даже глазами моргать.
Виктор будто изобразил удивление:
-А ты не знала?- Он опять быстро посмотрел в сторону и продолжил:
-Ну так час пробил!
Виктор поднял руку вверх и начал:
-Да. Я Виктор Зайцев. Врач-биофизик. Я работал в закрытом НИИ, дало которого вёл наш отец.- Он посмотрел на Таню.- Это ты знаешь, не так ли?
Таня с трудом кивнула.
Виктор продолжил:
-В процессе ведения этого дела отца убили. А я вынужден скрываться здесь.
Дар речи потихоньку стал возвращаться к Тане. Она неудержалась и спросила:
-Что-то очень важное ты мне сейчас хочешь рассказать? Так расскажи всё! Для этого ведь ты всё это подстроил?
Виктор хитро улыбнулся. Он прокружился в танце и ударил в бубен. Потом быстро подбежал к кострищу и бросил в него новый пучок травы.
У Тани всё поплыло перед глазами. Она прикрыла глаза рукой и закричала:
-Хватит! Перестань! Хочешь сказать — говори! Я всё готова выслушать.
Виктор яростно заревел, подбегая к Тане:
-А ты мне не указывай, что мне говорить! Кто ты такая! Прокурорская дочка! Всю жизнь жила за отцовской спиной, принцесса хренова! А я сам всего в жизни добился. Сам, своим трудом! Папаша знать меня не хотел. И мать мою знать не хотел! Не смог себе сознаться, гад, что он двоежёнец. Врал! Всем врал!- Виктор безумным взглядом посмотрел по сторонам.
-Я есмь царь! Я гений!- исступлённо кричал он, ударяя над головой в бубен. Людской хоровод ритмично загудел, словно одобряя его слова.
Таню шатало. У неё уже не было сил выяснять всё дальше. Она села на траву.
Вдруг знакомый голос заставил её очнуться. На поляне стоял Алексей. Таня замерла.
-А когда ты опыты свои ставил, людей мутировал, ты тоже считал себя гением?
Виктор вызывающе повернулся к Алексею. Его глаза горели дикой ненавистью.
-Ну наконец-то!- сказал он сам себе сквозь зубы.- Как долго я ждал этого часа! И вот наконец-то правосудие свершиться!
Алексей спокойно спросил его:
-Ты хочешь убить меня?
Таня замерла. Она во все глаза смотрела на двух мужчин.
Виктор засмеялся:
-Нет! Я не слабак. И ты знаешь это. Я хочу честного поединка! Дуэли! Так можно сказать. А ты,- он резко указал рукой на Таню,- будешь нашим секундантом. Слушай внимательно каждое слово. Начнём!
-Ладно. Стреляй первым.- серьёзно сказал Алексей.
-Хорошо.- Виктор подошёл ближе.
-Ты, друг мой, который всегда был со мной вместе. Ты предал меня!
-Мой выстрел?- спросил Алексей.
Виктор протянул руку. Алексей продолжил:
-Ты же знаешь, почему я перестал финансировать твои опыты. Потому, что они чудовищны! Ты же хотел уничтожить человеческую природу!
Виктор резко поднял вверх руку:
-Нет!- провозгласил он.- Я хотел создать её! Новую! Не изведанную доныне, идеальную. Я хотел создать Богочеловека! А ты помешал мне. Ты предал меня!
Алексей прервал его:
-Человек и так есть образ и подобие Бога. Он уже совершенен и здесь твоей заслуги нет. Твои опыты были противозаконны и ты должен был пойти под суд. Ты не можешь не понимать этого! Но вместо этого под суд пошла моя мать! Она ни в чём не виновата. Это ты  свалил на неё свою вину!- отчаянно выкрикнул Алексей.
Дуэль начала затягивать обоих. Будто они этого долго ждали, носили в себе и теперь готовы были выплеснуть всё без остатка. Таня немигая следила за ними.
Алексей наступал, сжимая кулаки:
-Моя мать ни в чём не была виновата, но она умерла в тюрьме. В этом твоя вина, друг!
Виктор швырнул в сторону бубен и тоже сжав кулаки, двинулся на Алексея:
-Твоя мать законченная идиотка! Её никто не просил тебе рассказывать о моей работе! Это она из зависти, что сама так не могла, мышь серая! А я мог! Ей это глаз кололо. И ты из зависти финансировать перестал, не так ли?
Алексей взял себя в руки:
-Ты что, сдурел? Какая зависть? В тебе чёрт сидел, а я на это смотреть, по-твоему, должен? Потворствовать этому?
-Не тебе судить! -Виктор швырнул в костёр ещё пучок травы. По поляне поползла нестерпимая вонь.
Алексей прикрыл глаза и крикнул:
-Зачем тебе это! Хочешь говорить? Давай! Смелости так не хватает?
Виктор подбежал к Тане:
-Смелости у меня на двоих хватит! Не то, что у тебя. Когда ты мои бумаги в газете публиковал за моей спиной, разве не трусом был? Когда твоя мать скачала на компьютер секретную информацию, разве это не подлость? Сейчас она решит, кто из нас прав, а кто проиграл. Ты трус! Ты даже ей ничего не сказал! Смелости не хватило! А я скажу. У меня хватит. Ты мне за всё ответишь!
Алексей посмотрел на Таню. Потом на Виктора:
-Я не знал, кто она такая.
Виктор резко крикнул:
-Не ври! Ты всё знал. Поэтому и спутался с ней. Отомстить. Отца тебе не хватило?
Таня вскочила и тряхнула Виктора за грудки:
-О чем ты говоришь? Отвечай!
-Отвечу.- торжествовал Виктор. Он указал рукой на Алексея и провозгласил:
-Это он убил нашего Отца.
На поляне наступила тишина. От потрясения и от ужасного запаха дыма у Тани поплыло перед глазами. Она ничего не чувствовала и не соображала. Только одно — убийца её отца перед ней!
Михалыч пришёл домой поздно. К его удивлению, Тани дома не было. Нехорошее предчувствие кольнуло его сердце.
Он быстро набрал её номер. Абонент не отвечал. Он схватил ружьё и выскочил из дома.
Ночь. Темно. Куда идти, где искать? Он в расстерянности метался по дороге.
Вдруг он увидел чёрный дым над лесом. Его как током ударило:
-Шабаш! Как же я сразу не догадался!- Михалыч быстро побежал к лесу.
Внедорожник резко остановился. Николай Ильич быстро выскочил и набросился на худощавого мужичка:
-Ты что под колёса кидаешся! Жить надоело?
Мужичок дрожал. От волнения он не мог внятно говорить. Он обнял капитана за плечи и только лепетал:
-Братец, помоги! Богом прошу, не дай пропасть!
Николай Ильич тряхонул его хорошенько?
-Что ты несёшь? Кому пропасть? Успокойся, объясни толком!
Мужичок отчаянно мотал головой:
-Сволочь я последняя. Друга предал. Пропадёт. Спасти надо. Я не могу один. Братец, помоги! Она там.- Леший указал рукой на лес.- Дым видишь? Она там, Таня.
-Таня?- вскрикнул капитан. Он запихнул Лешего в машину.- Быстро. Рассказывай.
Он сел за руль и погнал что есть мочи.
Леший сидел и трясся. Он только лепетал одно:
-Витька-Шаман убьёт её. Спаси, братец.
Большего капитану не было нужно. Он гнал, как мог на чёрный дым. Внедорожник стремительно объезжал деревья и, слепя фарами, ворвался на поляну.
Николай Ильич схватил ружьё  и подбежал к Тане:
-Стоять всем! Не с места!- крикнул он и вскинул ружьё.
Виктор быстро огляделся и обнаружив, что капитан один, самодовольно улыбнулся.
-Таня, Вы в порядке?- крикнул Николай Ильич, продолжая целиться. Он не знал, на кого наводить ружьё.- Что здесь происходит?
-Божий суд!- торжественно провозгласил Шаман.- И справедливость восторжествует!
-Ты, что ли, справедливость?- крикнул капитан, наводя на него ружьё.
-Я есмь Царь и всё здесь происходит по воле моей.
-Ты что, сумасшедший, что ли?-Николай Ильич взял Таню за плечо.- Пойдём отсюда, вы здесь уже и так заигрались!
Таня не шевельнулась. Она не мигая смотрела на Алексея.
-Чёрт!- выругался капитан и потёр глаза рукой.- Чем здесь воняет? Голова кругом идёт!
Он потащил Таню к машине.
Виктор протянул руку вперёд и капитан остановился. Он попытался шагнуть, но ноги не слушались его. Он ошалело посмотрел на Виктора.
-Здесь я решаю, кому отсюда уйти, а кому остаться.
-Отпусти их, пусть идут.- вмешался Алексей.
-А это от тебя зависит, уйдёт она или нет.
Виктор подошёл к нему поближе:
-Ты признаёшь власть и силу мою?
Алексей спокойно ответил:
-Да нет у тебя никакой силы и власть твоя — иллюзия.
Он пристально смотрел на Виктора. Тот сначала было засмеялся, потом потихоньку стал оседать на землю.
-А!- завопил Шаман, строя страшные гримасы.- Я сильнее. Ничего у тебя не выйдет!
Он попытался протянуть руку в сторону Алексея, но рука безсильно упала, ноги его подкосились и Виктор рухнул на землю.
Казалось бы, опасность миновала, но в эту минуту раздался выстрел!

Глава 11

Михалыч вбежал на поляну, когда фары внедорожника уже мелькали за деревьями. В белом чаду дыма он сразу не смог ничего разобрать. Людской хоровод уже исчез, унося с собой Виктора. Удушливый смрад потихоньку рассеивался.
Милалыч протёр глаза и огляделся. У поваленного дерева он увидил Лешего. Михалыч подошёл к нему.
-Господи! Кто это сделал?- Он в шоке посмотрел на Лешего.- Витька?
Леший только мотал головой.
-Он жив?
Леший плакал и не отвечал.
Михалыч потёр рукой грудь:
-Господи.- Он отбросил ружьё и склонился над Алексеем.- Господи. Живой!
Михалыч пощупал пульс и поднял голову на Лешего:
-Хватит хныкать! А ну помогай, спортсмен!
Леший не шевелился. Михалыч встал и сильно потряс его за плечи, крича:
-Да очнись же ты! Нашёл время! Обкурились тут! Эх!- Он досадливо махнул рукой и попытался поднять Алексея.- Эх, стар я стал.- Ничего, держись, сынок, дойдём. Всё будет хорошо.
С трудом он взвалил Алексея на плечо и пошёл.
-Эй, ты,- обернулся он к Лешему,- догоняй! Хватит дурака валять.
Леший вздрогнул, поднял ружьё и поплёлся за Михалычем.
Тем временем внедорожник быстро ехал к реке. Таня сидела рядом с капитаном, взгляд её не двигался. Николай Ильич украдкой смотрел на неё. Он не знал, что произошло в лесу и почему Таня так сильно потрясена. Ему ясно было одно, что Таню нужно во что бы то не стало побыстрее увезти отсюда. Он боялся, что скоро у неё начнётся истерика, когда она выйдет наконец из шока.
-Ничего, Танюша,- тихо сказал он Тане,- сейчас на пароход приедем, а там врач есть, он тебя посмотрит, держись. Главное, что ты жива.
Таня не отвечала. Машина подъехала к берегу. Максим подбежал к машине и хотел помочь выйти Тане.
-Я сам!- крикнул капитан,- Машину, лучше, загоняйтете! Уплываем немедленно!
Он взял Таню на руки и понёс на борт. Через несколько минут пароход уже плыл вниз по реке…
-Серёга, гони к деревне, срочно!
-Зачем? К Вам домой что ли? Случилось чего?- не понял спросоня Серёга.
-Потом всё узнаешь. Гони! Я тебе по дороге попадусь.- Михалыч выключил телефон.
Он аккуратно уложил Алексея на сиденье.
-Садись рядом, держи его, а то сейчас как тряхонёт!- приказал Михалыч Лешему.
Леший покорно сел рядом.
-Ну давай, родимая, не подведи!- Михалыч завёл мотор.
Машина взревела и поехала прочь от деревни.
Серёга не заставил себя ждать, не доезжая до района они встретились.
-Что случилось-то, Василий Михалыч?- выскочил из машины Серёга.
Михалыч вылез и быстро полез в салон, крича:
-Быстрее, Серёга, помогай! В твою машину его перетащим. Она быстрее поедет.
Серёга влез в салон и обомлел:
-Убили?- тихо выдохнул он.
-Не каркай!- резко оборвал его Михалыч.-Жив он. Давай быстрее!
Серёга быстро перенёс Алексея на заднее сидение.
Михалыч вытащил их машины Лешего и запихнул к Серёге в машину и сам сел рядом с ним.
-Гони, Серёжа. Время дорого!
Серёга рванул машину. На горизонте уже занимался рассвет.
В центральную больницу они приехали с восходом солнца. Серёга быстро побежал за врачами. Михалыч остался в машине. Вскорести пришли санитары с носилками и унесли Алексея.
Михалыч с Лешим пошли за ними. Они сели в коридоре. Доктора деловито бегали.
-Уф!- подошёл Серёга.- Никогда такой кросс не здавал! Как ещё машина выдержала!
Он сел рядом и толкнул Лешего:
-Хватит уже молчать! Рассказывай, что произошло.
Леший мял дрожащие ладони. Он испуганно посмотрел на Серёгу и тихо сказал:
-Виноват я очень. Из-за меня всё это.
Михалыч удивлённо повернулся к нему:
-Да ладно тебе! Чем ты то виноват? К этому всё давно и без тебя шло. Витька бы всё-равно не унялся. Это он, сволочь, стрелял?
Леший мотал головой:
-Это Таня.- тихо вымолвил он.
Михалыч с Серёгой вскочили. Серёга тряхнул его и крикнул:
-Ты что, сдурел? Она не могла! Зачем ей?
-Не кричите. Здесь всё же больница.- осадил его проходящий мимо санитар.
Михалыч сказал тише:
-Таня не могла стрелять в Алексея. Я знаю. Она не такая. Она любит его.
Леший поднял глаза и сказал:
-Да, любит. Но Виктор сказал, что Алексей убил её отца. Их отца.
-Кого их?- Михалыч нетерпеливо перебил его.
-Их с Виктором. Оказывается, он её сводный брат.
Михалыч свиснул.
-Вот это да!- ахнул Сегёга.-Так что ж там было то?
В эту минуту к ним подошёл врач и спросил:
-Вы родственники?
-Да!- крикнули все разом.
-Хорошо.- кивнул врач.-Операция была не сложная. Пуля прошла навылет. Везунчик он у вас — сердце как раз в этот момент сократилось. А то — конец бы. Пуля поэтому сербце не задела. Жить будет. Пока в реанимации. Я думаю, скоро в палату переведём.
Михалыч и Серёга выдохнули.
-Слава богу.- сказал тихо Леший.- Хоть смерти нет на мне.
Доктор пристально обвёл их взглядом:
-Надеюсь — вы понимаете: рана огнестрельная. Я должен сообщить в милицию. Вы знаете, кто стрелял?
Михалыч растерялся. Серёга опустил глаза и шепнул доктору:
-Несчастный случай, на охоте.
-Вот как? На охоте?- недоверчиво переспросил врач.- Ну ладно. Раз на охоте. Да. Вы можете идти. К нему ещё не скоро пустят. Так что идите, отдохните.
-Спасибо, доктор.- Михалыч взволнованно пожал врачу руку.
-Это не мне. Это Ему спасибо скажите.- сказал доктор, показывая пальцем на небо.
Он ушёл.
-Василий Михалыч, я Вас отвезу. И тебя отвезу. Так уж и быть.- сказал Серёга.- Пошли.
Он хлопнул широкой ладонью Лешего по спине.
Серёга высадил Лешего у деревни.
-Дойдёшь, Сеня?- спросил Михалыч.
Леший обернулся и только махнул рукой.
-Странный он какой-то.- глядя ему в след, сказал Серёга.- И что там за ерунду он нёс, будто виноват. Чем он тут мог быть виноват? Все ж знают, что у Витьки с Алексеем старые счёты и рано или поздно это бы произошло.
-Не знаю.- вздохнул Михалыч.- Пусть в себя придёт, а там я с ним поговорю. Он сам не свой. Не спроста же.
-Ну да.- согласился Серёга.-А Таня где, дома?
-Наверное. Где ж ей быть. Пойду, заждалась небось. Может, она что-нибудь расскажет.
Михалыч кряхтя вылез из машины.
-Василий Михалыч, может Вас проводить?
Михалыч мотнул головой:
-Сам дойду. Ты лучше езжай домой, отдохни.
-Ну ладно. Созвонимся, да?
-Да. Давай.- Михалыч поплёлся к дому.
А в это время вниз по реке плыл белый пароход.
-Николай Ильич, в больницу бы надо. Вторые сутки в бреду.- Судовой врач поменял Тане повязку на лбу.
Капитан хмурый сидел рядом.
-Может, остановимся хоть в Салехарде?- робко предложил врач.
Николай Ильич посмотрел на врача и спросил:
-Она в опасности?
-Нет, не думаю.- замялся врач,- Просто на лицо сильнейшее нервное потрясение, так что…
-Так что больница не поможет.- отрезал капитан.- Стрессы у нас ещё лечить не научились.
-Ну, как хотите. Я предупредил.- Врач нехотя встал.- Я попозже зайду.
-А если она очнётся?- забеспокоился Николай Ильич.
Врач задумчиво посмотрел на Таню и протянул:
-Ну… Когда очнётся, тогда и поглядим.- И пристально глядя в глаза капитану, добавил:- Неизвестно, как она себя вести будет, что говорить.
-В смысле?- капитан встал.
-В смысле…- Врач замялся.- Всё ли с ней в порядке. Я имею ввиду её адекватность.
-Вы думаете?..
-Я только предполагаю.- оборвал его врач,- Посмотрим. Чего паниковать раньше времени. Вы, главное когда она очнётся, не шумите, не давите, не лезте с вопросами. Просто улыбайтесь. Пусть она поймёт, что ей здесь ничего не угрожает.
-Конечно! Не беспокойтесь!- горячо сказал капитан.
-Ну, вижу, Николай Ильич, Вас учить не надо.
Врач вышел из каюты.
Николай Ильич сел рядом с Таниной кроватью и стал смотреть на неё. Веки Тани вздрагивали. Губы неслышно шептали что-то.
Капитан взял Танину руку и нежно погладил:
-Танюша, я рядом. Всё хорошо.
-Никогда! Слышишь? Никогда!
-Таня! Танечка, что ты? Успокойся!- заволновался Николай Ильич.
-Никогда!- еле слышно шептали Танины губы.
Капитан погладил Таню по голове и спокойно сказал:
-Всё хорошо у нас с тобой будет. Вот увидишь.
-Николай Ильич, к Салехарду подходим. Какие распоряжения?- заглянул в каюту помощник капитана.
Николай Ильич обернулся.
-Заходить будем?
-Нет. Идём в Новосибирск.
-Понял.
Он ушёл.
Таня успокоилась. Николай Ильич подошёл к окну. Над водой летали серебристые чайки. Как никогда капитан был полон решимости:
-Я увезу тебя, Таня.- твёрдо решил он.
Таня, казалось спала. Ночь прошла спокойно. Утром капитан вошёл в каюту:
-Танечка!- Он улыбнулся.
Таня смотрела на него.
-Ну наконец-то!- Николай Ильич быстро подошёл к Таниной постели и сел рядом.
Таня попыталась привстать.
-Не надо, Танечка, полежи ещё.- лаского остановил он её.
-Я долго спала?- спросила Таня.
-Не очень. Ты только не волнуйся.
-Где мы?
-На пароходе. Мы уже очень далеко.
Таня отвернулась.
В каюту вошёл врач:
-Ну как, Николай Ильич, есть изменения?
Таня посмотрела на врача и спросила:
-Я что, больна?
-У Вас сильный стресс. Вам нужно в больницу.- парировал врач,- Здоровье больной для меня, как для врача, на первом месте.
-Я не больна. Вы не так поняли.- слабым голосом ответила Таня.- У меня ничего не болит.
-Так то оно так. Но если не лечить, то ещё заболит.- настаивал на своём врач,- Решать, конечно, Вам.
-Я не поеду ни в какую больницу.- тихо сказала Таня.
Она крепко сжала капитану руку. Он понял.
-Сергей Петрович, я Вас прекрасно понимаю. Но Тане сейчас нужна спокойная, тёплая обстановка, а не казённая больничная.
-Ну, как хотите.- развёл руками врач,- Я вижу, вы сговорились. Я умываю руки. Но лекарства хорошо бы попить.
Таня недовольно посмотрела на него.
-Я посмотрю в судовой аптечке и вернусь.
-Спасибо.- поблагодарила Николая Ильича Таня.
-За что?- спросил капитан.
-За всё.- Таня многозначительно посмотрела ему в глаза.- Если бы не Вы, не знаю, чем бы всё там закончилось. Вы спасли мне жизнь, может быть.- Таня на минуту замолчала. Потом продолжила:- И не только.
-О чём ты?- спросил капитан.
-Там, в лесу.- Таня опустила глаза.- Я ведь стреляла. Не отрицайте. Я помню. Я стреляла. Я убила его?- Таня пристально посмотрела на капитана.
Капитан напряжённо молчал.
Таня привстала:
-Не молчите, Николай Ильич! Вы же знаете! Вы не успели ещё этой дряни нанюхаться.
-Да, странно там пахло.- попытался уйти от ответа капитан.- Наркотик наверное.
Таня сильно сжала его руку:
-Вы мне не ответили.
Капитан опустил глаза.
— Не может быть! Я не верю!- надрывно произнесла Таня.
-Я видел. -тихо ответил капитан,- Прямо в сердце.
Таня не мигая смотрела на него.
-Поэтому ты должна уехать отсюда далеко, домой. Никто не найдёт тебя. В тайге по такому поводу милиция не очень заморачивается. Глушь, тайга, охотники. Всё будет хорошо.- Он погладил Танину руку.- Успокойся, пожалуйста.
-Нет. Уже не будет хорошо.- Таня откинулась на подушку.- Я не должна была стрелять!
-Можно тебя спросить?
-Спрашивайте.
Капитан кашлянул:
-Я не должен наверное, но если всё-таки узнают. Зачем ты стреляла, Таня?
Таня резко повернула голову и сухо ответила:
-Это убийца моего отца.
Капитан внимательно посмотрел Тане в глаза и спросил:
-Ты уверена?
-Абсолютно.- Таня провела рукой по взмокшему лбу.- Сомнений нет. Не спрашивайте меня больше ни о чём. Я не могу об этом говорить.
-Ты только не волнуйся. Я думаю, всё обойдётся.
таня недоумённо подняла брови:
-Разве это сейчас главное?
-Сейчас да!
Таня замолчала. На её лице отразилась такая боль, что капитан испугался.
-Тебе плохо?
Таня только махнула рукой.
-Я сейчас завтрак принесу. Поешь.
Таня замотала головой.
-Надо, Таня. Жизнь продолжается.
К полудню Таня собралась с силами и вышла на палубу. Тёплый ветер приятно обдул лицо. Таня зажмурилась: слишком ярким казалось солнце. Прикрыв глаза рукой, она смотрела на реку:
-Вот и уносит меня река.
-Ты что-то сказала, Таня?- спросил капитан.
Таня вздрогнула.
-Вы так тихо подошли, Николай Ильич. Я не расслышала.
-Таня, я думаю, что уже заслужил, чтобы ты называла меня не на Вы, а просто Коля.
Таня улыбнулась:
-С удовольствием, просто Коля.
Капитан слегка смутился. Он подошёл к краю и с минуту смотрел на воду. Потом сказал:
-Да. Всё уносит вода. И тебя и меня. Помню, как приехал сюда, а теперь обратно.- Он слегка улыбнулся.- Полный круговорот воды в природе.
И вдруг, посмотрев Тане в глаза, спросил:
-А ты, Таня, не хочешь плыть вместе со мной, в одной лодке?
Таня от неожиданности подняла брови. Яркое солнце резануло по глазам.
-Неожиданно.- Таня подошла ближе.
-Неправда.- прервал её капитан,- Ты знала. Не могла не знать. Ещё когда не вышла из машины, помнишь?
-Помню. Господи, это было в другой жизни, Николай Ильич!
-Коля.- поправил её капитан.
-Коля.- поправилась Таня.- Сейчас всё уже не так. И я не такая, какая ехала сюда месяц назад. Почти месяц. Ты вернулся раньше, внепланово. Почему?- Таня пристально смотрела на Николая Ильича.
-Я почувствовал. Не знаю. Я понял, что тебе плохо. Я не мог оставить тебя. Тайга жестока. Там правят свои законы. А ты совсем одна там была.
Таня положила свою ладонь на его руку и тихо сказала:
-Я не одна.
Николай Ильич вздрогнул. Он посмотрел Тане в глаза: Танины глаза горели совершенно новым огнём.
-Только не говори мне, что я опоздал.
Таня убрала руку и отошла. Потом сказала, глядя на воду:
-Ты не опоздал. Это я опоздала.
Таня замолчала. Капитан задумался, потом подошёл и обнял её за плечи:
-Поедем со мной. Тебе нечего здесь больше делать.
Таня обернулась и спросила:
-Не понимаю, что ты хочешь сказать?
Капитан возбуждённо продолжил:
-Неважно, что было. Ты не вернёшся обратно. Ты сама понимаешь это. А мне без тебя не жить. Я… Я люблю тебя, Таня.
Таня вырвалась из его рук:
-Николай Ильич, что Вы говорите!- взволнованно проговорила она.
-Я знаю, что говорю. Как увидел, так с ума словно сошёл! Я дышать не могу без тебя! Я решил, что всё брошу. Раппорт об увольнении я уже написал.
-Опрометчиво.
-Нет. Всё-равно с тобой уеду. Если не позволишь, то рядом поеду, следом, не важно.
Таня пристально смотрела на него и вдруг сказала:
-Я другого люблю. Это тоже не важно?
Капитан резко остановился. Он ошалело смотрел на Таню. Было видно, что он быстро и напряжённо о чём-то думал, потом собрался с духом, поправил фуражку и не глядя Тане в глаза, сказал:
-Так нет его, другого.
-То есть как это нет?- возмутилась Таня.
-Так нет. То есть, был до того,- капитан запнулся,- в общем, до твоего выстрела.
Таня схватила его за плечи и сильно тряханула:
-Что ты несёшь? Что ты вообще знаешь!
Таня перешла на крик.
-Успокойся, Таня, успокойся.- Капитан схватил её в охапку.- Я всё знаю. Мне мужичок один в дороге рассказал. Он меня в лес и провёл. Я же не знал, что ты там. Я вовремя успел, слава богу! Ты жива!
-А он?- Таня умоляюще смотрела на капитана.
-Нет.
Таня резко вырвалась и отпрянула в сторону. Слёзы градом покатились по щекам.
-Не правда! Ты всё врёшь! Нарочно, да? Скажи, что ты всё врёшь?
-Я не смог бы так соврать.
Таня побежала по палубе в рубку:
-Назад! Поверните обратно! Мне надо!- кричала в истерике Таня помощнику капитана.
Николай Ильич догнал её и сжал в сильных объятиях:
-Успокойся, Танечка! Не надо так! Прости меня. Я не должен был так говорить.
Таня с отчаянием посмотрела назад, потом уткнулась капитану в плечо и зарыдала.
Капитан нервно гладил её по голове, пытаясь собрать растрепавшиеся волосы. Он жалел, что поступил так жестоко. Но исправить ничего было уже нельзя.
Он проводил плачущую Таню в каюту. Николай Ильич чувствовал себя очень неловко. Он боялся, что Таня не простит ему правды, да и ружьё было тоже его. Тяжело было у капитана на душе.
Он понимал, что должен уйти и не мог. Таня лежала на кровати и плакала в подушку.
Вдруг она посмотрела на капитана, вытерла слёзы и протянула к нему руку:
-Я поеду с тобой. Или ты со мной. Неважно!
Николай Ильич схватил её руку и стал отчаянно целовать. Таня равнодушно наблюдала за ним.
-Таня, ты полюбишь меня! Я всё для этого сделаю!
Таня погладила его по голове и тихо сказала:
-Время покажет.
В Новосибирск пароход прибыл к утру.
-Прощай, Паша.- Николай Ильич пожал руку помощнику.
-Может передумаешь, Николай?
Капитан улыбнулся, глядя на берег:
-Нет. Мне теперь одна дорога: куда она, туда и я.
-Ясно. Ну, тогда счастливо! Бог даст, свидимся.
Николай Ильич взял чемодан. Таня уже ждала его на берегу. Он радостно поцеловал её в щёку:
-Ты сегодня, как никогда, хороша!
-Перестань.- улыбнулась Таня.
-Это правда!- Капитан обнял её за плечи.- Пошли? Нам нужно сегодня же вылететь. Если не будет прямого рейса на Москву, полетим на перекладных.
-Зачем?- удивилась Таня.- Остановимся в гостиннице и дождёмся рейса.
Капитан покачал головой:
-Нельзя, Танюша. Нам уехать побыстрее нужно!
Таня насторожилась:
-Ты думаешь, меня уже ищут?
-Не знаю. Всё может быть. Лучше не рисковать.
Взяли такси.
-В аэропорт.- скомандовал капитан.
Таня подняла на него грустные глаза:
-Я даже не попрощалась. Василий Михайлович не знает, что со мной. И Сеня тоже.
-Он знает.
-Как?- удивилась Таня.- Откуда?
-Это он привёз меня в лес. Он всё мне рассказал.
-Странно. Он же исчез из вида, как только всё началось. Почему, Коля? Он сказал?
Капитан поцеловал Таню в лоб и обнял её:
-Зачем тебе? Это уже в прошлом. Какая теперь разница?
-Я хочу знать. Это же и моё прошлое!
-Виктор это его заставил. Сказал, что вроде, с женой его что-то произойдёт, если он не приведёт тебя в лес. Я точно не понял, не до того было.- нехотя объяснил капитан.
Таня промолчала.
-Значит, он специально привёл меня туда.- подумала она. А я ему верила!
Таня сердилась на Лешего.
-Если бы не он, ничего бы не случилось.- вслух сказала она.
Капитан посмотрел на неё:
-Не вини себя. Ты ни в чём не виновата. Это судьба.
Таня отвернулась в окно:
-И ты туда же.
-То есть?- не понял капитан.
-Там, в лесу, этот Виктор мне тоже говорил про справедливость. Он хотел её, а получил моими руками! Гад какой! А ещё брат мне!
Николай Ильич поднял бровь и спросил:
-Как, брат? Этот психопат?
-Да. Этот психопат оказался моим братом.
-Ты уверена?
-Ему незачем врать.- Таня повернулась к капитану.- Ты знаешь, я сама начинаю верить, что это судьба. Смотри, я приехала туда именно сейчас. И он туда приехал, словно места на Земле ему другого нет. Разве не судьба? Странно. Видать и впрямь, от судьбы не уйдёшь!
Капитан поцеловал её руку и улыбнулся:
-Благодаря этой судьбе я встретил тебя. Как же я счастлив!- Он восхищённо посмотрел на Таню.
Таня в ответ лишь грустно улыбнулась.
Капитан добавил:
-Знаешь, есть такая мудрость, что всё дело не в наших силах.  Просто, не все двери открыты перед нами.
-Да, наверное ты прав. Только…- Таня вспомнила свой повторяющийся сон,- у тебя карие глаза.
-И что?- удивился капитан.
-Так. Ничего.
Таня замолчала. Синие глаза Алексея навсегда словно отпечатались в её душе.

Глава 12

-Пожалуйста, только не долго, а то Вы утомите его.- вежливо сказала медсестра и вышла из палаты.
Михалыч подошёл к постели. Глаза Алексея были закрыты.
Михалыч сел рядом и тихо спросил:
-Ты спишь, Алексей?
Алексей открыл глаза. Он посмотрел на Михалыча и слабо улыбнулся:
-Я Ваш должник.- тихо сказал он Михалычу.
Михалыч смутился и ответил:
-Что ты говоришь? Ты что, всё знаешь?
-Знаю. И Сергею и Сенеь передайте спасибо.
Михалыч потряс головой:
-Ну уж Лешему-то не за что спасибо говорить! Из-за него всё, мерзавца!
-Не говорите так.- остановил его Алексей.- Он поступил так, как должен был. Его вины здесь нет.
-Как ты можешь так говорить!- возмутился Михалыч.- Это он Таню в лес привёл и бросил там.
-Он должен был.
-Должен!- неунимался Михалыч.- И этого капитана с ружьём привёл! Если б не это ружьё, Таня не стреляла бы и ты бы здесь сейчас не лежал!
-Да. Она бы не стреляла,- согласился Алексей,- но я не знаю, чем бы всё для неё закончилось, если бы её не увезли.
-Ты и это знаешь?- Михалыч пододвинулся поближе и спросил:
-А ты почему не увёл её?
-Я не мог.- Алексей вздохнул,- Травы параллизующие сознание Виктор в костре жёг,Таня была неадекватна. Она бы меня не подпустила к себе и не пошла бы со мной.
-Вот как!- Михалыч кашлянул.- А этого, значит, подпустила? Сеня сказал, она шелохнуться не могла. Виктор, вроде, её загипнотизировал, да?
Алексей опустил глаза и тихо ответил:
-Ну, это убрать удалось.
-А ты что, тоже нанюхаться этой травы успел?
-Немного. Меня трудно этим взять.
-И Виктору всё опять сошло с рук.- выдохнул Михалыч.
Алексей молчал.
-Эх, засудить бы его, да Таня здесь замешена!- Михалыч хлопнул рукой по колену.
Алексей поднял глаза и спокойно сказал:
-Таня не пострадает.
-Алёша, ты знаешь, где она сейчас? Что с ней, скажи!- шёпотом спросил Михалыч.- Сердце не на месте!
Алексей внимательно взглянул на Михалыча и спросил:
-Вы любите её?
-Люблю. У меня никого больше нет.
Алексей опустил глаза и через минуту ответил:
-Она в безопасности. Скоро будет дома.
-Она вернётся ещё сюда?
-Не знаю.
-Как не знаешь?- привстал Михалыч.- А это капитан, он с ней?
Алексей тяжело вздохнул и отвернулся к окну. Солнце пробивалось сквозь шторы.
-С ней.
-Вот как!- Михалыч потёр рукой лоб. Потом добавил:- И ты ничего не будешь делать? Так всё и оставишь?
Алексей повернулся к нему и спросил:
-А что я могу сделать?
-Но ты же любишь её, а она тебя! Или ты в обиде на неё?
Алексей грустно улыбнулся:
-Нет. Я не в обиде. А её любви ненависть сейчас мешает.
-Да, навряд ли она тебя простит.- вздохнул Михалыч.
-Вам пора уходить.- В палату вошла медсестра.
Михалыч встал.
-Ты не унывай. Ты, конечно, больше меня знаешь, но мне кажется, что Таня вернётся. Вот увидишь.
Алексей благодарно посмотрел на него.
-Я зайду ещё. Ты выздоравливай.
Михалыч ушёл.
В палату зашёл врач и потирая руки, бодро сказал:
-Вот дела! Не думал я, что самого Знахаря буду лечить!
Алексей привстал на кровати:
-Доктор, меня уже выписывать пора.
Врач и медсестра удивлённо переглянулись:
-Это что значит пора?
Алексей улыбнулся:
-Я дома быстрее долечусь. Вы уж не обижайтесь.
-Так! А ты, брат, знаешь, что чудом жив остался?
-Знаю, конечно.
-А раз ты всё так знаешь, значит понимать должен, что вставать тебе ещё рановато. Полежи ещё пару неделек, а там и поглядим.
-Доктор, не могу я пару неделек здесь валяться! Мне идти надо. Дела ждут.
-Подождут. Мне люди не простят, если я тебя не долечу!
Алексей умоляюще посмотрел на него:
-Через два дня выпишите?
Доктор хлопнул ладонью по столу:
-Ты не слышишь что ли меня?
-Так лучше будет.- настаивал Алексей.
Доктор возмутился:
-Сначала я обманываю милицию, а потом больным рискую! Не много ли, а?
-Спосибо за милицию.- серьёзно сказал Алексей.- А на счёт больного, то если не отпустите, так мне здесь хуже станет, будет на Вашей совести.
Доктор ошалело посмотрел на медсестру:
-Чеконутый!
-Да Вы, Степан Сергеич, не волнуйтесь!- с улыбкой заговорила медсестра,- Алексей и вправду лучше сам себя долечит. Он недавно брата моей подруги, охотника, после очень сильного ранения выходил. Даже в больницу не повезли.
-Почему?- ошалел врач.
-Так не довезли бы!
Алексей благодарно посмотрел на медсестру.
-Ладно.- махнул рукой врач,- Убедили.
-Спасибо!- радостно воскликнул Алексей…
-Ну, слава Богу!- выдохнул Николай Ильич, когда самолёт поднялся в небо.
Таня отрешённо смотрела в окно самолёта. Она чувствовала, будто сердце сжала чья-то железная рука.
Белые облака закрывали от её взгляда Землю. Таня не ожидала, что в этой простой поездке с ней такое произойдёт и всё так резко оборвётся. Что дальше — Таня смутно представляла. Одно она ясно чувствовала: рядом с ней летит совершенно чужой ей человек. Да. Пусть спасший ей жизнь, но… Господи!- Таня зажмурила глаза и мучительно вспомнила лесную сцену, — Но если бы не он, она не стреляла бы в Алексея!
-Почему я не стреляла в Виктора?- вырвалось у неё вслух.
Николай Ильич посмотрел на Таню.
-Всё в порядке.- улыбнулась ему Таня.- Я просто задумалась.
Таня отвернулась в окно.
В салон вошла симпатичная стюардесса и объявила:
-Совсем скоро Москва. Пожалуйста, не выходите из салона.
Николай Ильич взглянул на Таню и сказал:
-Танюша, всё не до этого было. Понимаешь, у меня в Москве нет квартиры.
Таня вопросительно посмотрела на него.
Он продолжил, немного смутившись:
-Лучше будет, если я сразу перееду к тебе. Понимаешь?
-Понимаю.- помолчав, ответила Таня, продолжая вопросительно смотреть на него.
Николай Ильич набрался смелости и, глядя Тане в глаза, спросил:
-Ты выйдешь за меня замуж?
Таня подняла бровь.
-Я понимаю. Мжет, я слишком тороплюсь, но зачем тянуть с тем, что и так уже понятно.- Он взял Таню за руку и добавил:-Прости, что не романтично вышло, но поверь, у нас для романтики целая жизнь! Успеем ещё.
Таня осторожно убрала свою руку из его ладони. Она ничего не ответила.
-Ты не ответила.- настаивал Николай Ильич.
-Уважаемые пассажиры! Мы подлетаем к Москве. Пожалуйста, пристегните ремни!
Таня была рада, что этот разговор прервали. Она пристегнула ремень безопасности.
Николай Ильич всё ещё смотрел на неё.
-Ну что же ты, Коля, пристёгивайся!- отвлечённо сказала Таня.
Капитан недовольно пристегнул ремень. Самолёт начал снижаться.
Таня с удовольствием вдохнула жаркий воздух Москвы. Тополиный пух щекотал нос.
-Хорошо дома!- с удовольствием сказала она.
Николай Ильич, похоже, не разделял Таниной радости. Он хмуро огляделся по сторонам и сказал Тане:
-Видишь, нас никто не встречает.
Таня удивлённо посмотрела на него:
-А кто же нас должен встречать?
-Ну как кто? У всех нормальных людей кто-нибудь да есть! Только вот мы с тобой оба бобылями. Нравиться тебе такой расклад?
Таня перестала улыбаться. Она пристально посмотрела капитану в глаза и сдержанно ответила:
-Что ты стоишь, Коля? Иди, возми такси. Сам же сказал, что встречать нас некому.
У Николая Ильича замерло сердце:
-Я сейчас, Танюша! Подожди тут немножко.- Он быстро скрылся.
Таня смотрела ему во след.
-Вот так, Таня,- сказала она сама себе,-вот всё само и решилось. Странно, словно какая-то сила ведёт тебя, словно лодку по течению. И ничего с этим нельзя сделать.
Таня присела на лавочку:
-А ведь действительно, он прав. Никто меня не встречает и не ждёт. Грустно.- ухмыльнулась Таня.- А ведь ещё месяц назад, уезжая отсюда, я так не думала. Всё вроде бы было хорошо: успешная работа, друзья, море планов и вдруг, всё рухнуло!
Таня теребила в руках кончик кофточки и не заметила, как подошёл Николай Ильич.
Он присел перед Таней на корточки и сжал в ладонях её пальцы:
-Ты прости меня, Танюша. Я не должен был ничего говорить.
Таня подняла на него глаза и тихо ответила:
-Ты не виноват, Коля. Это жизнь так сложилась, а мы просто плывём по течению.
-Но мы тоже что-то решаем, меняем.
-Нет, Коля. Это нам так кажется. Нашему самолюбию так нужно. Вот и всё.
Николай Ильич встал и потянул за собой Таню.
-Что-то ты опять загрустила, Танюша. Хватит. Пора идти. Такси ждёт.
-Мы с тобой совсем без багажа.- улыбнулась Таня.
Капитан обнял её за плечо и сказал:
-Багаж дело наживное. Мы с тобой ещё столько добра наживём! Пошли?
Таня кивнула.
Такси крепко застряло в пробке.
-Ну вот, узнаю Москву!- с наслаждением вздохнула Таня, глядя в окно.
Николай Ильич восхищённо посмотрел на неё:
-Какая ты красивая, Танюша!
Таня махнула рукой:
-Перестань, Коля. Ты мне это уже в сотый раз говоришь. Смотри, привыкну!
-А я тебе это никогда не устану говорить. Почему бы к хорошему не привыкнуть?
Он глянул в окно:
-А я, признаться, от пробок отвык. В Сургуте не было их. Да и на реке тоже. Одичал я.
-Привыкните.- отозвался таксист.- Здесь, в Москве, пробки — дело обычное. Раньше днём никого не было. С работы на работу. И все пробки. А сейчас!  Не знаю, не работают что ли? В любое время пробки! Вот и стоишь, бензин жжёшь.
-И долго до Кутузовки?- поинтересовалась Таня.
-Ой!- Таксист только отмахнулся.- Ещё туда и обратно слетать успели бы.
Таня откинулась на сиденье:
-А я рада, что дома. И хорошо, что медленно едем — разглядеть всё успею. Кажется, вечность здесь не была!
Николай Ильич воскликнул, глядя на Таню:
-Ну ты даёшь, Танюха! Даже в пробке плюс нашла!
-А! Вот в чём дело!- громко воскликнул таксист,- Гляньте, какая овария! Вот уж чудо-чудное: машин прорва — скорость не разовьёшь, а они вдребезги! Видать со встречкой влобовую. Вот и ползём из-за них.
Таня посмотрела в окно: по середине дороги валялась перевёрнутая иномарка. В нескольких метрах от неё стояли поперёк дороги жигули. Милиция, видимо, только-что подъехала. Скорая стояла неподалёку.
-Странно,- промолвила Таня,- почему скорая не уезжает?
-А чего ей спешить?- отозвался водитель,- Ей спасать уже некого. Это и так ясно.
-Вы думаете, все погибли?
-Конечно, все. Вон как их покарёжало!
У двери скорой сидела женщина с перевязанной головой.
Николай Ильич сказал Тане:
-Смотри! Женщина жива!
Таня посмотрела на неё: Женщина не двигалась. Видно, была в шоке.
-Вот это да!- воскликнул водитель,- Видал чудеса, но такое! Как же она выжила?
-Она беременная.- заметила Таня.
-Да, бедная!- сказал капитан, провожая взглядом оварию и женщину у скорой,-Муж-то, наверное, не выжил. Жаль! Одна осталась с ребёнком.
Таня не ответила. Она закрыла глаза и откинулась назад.
-Что с тобой, Таня?- забеспокоился капитан,- Тебе нехорошо? Ты из-за оварии расстроилась?
Таня провела рукой по лбу и ответила:
-Нет. Что-то меня укачало. Отвыкла я наверное от машин. Да и душно очень!
-Шеф, останови!- крикнул капитан.
-Что, прямо здесь?- удивился таксист.
-Да. Немедленно! Моей жене плохо!
-Как скажешь, командир.- Таксист начал перестраиваться к обочине.
В плотном потоке машин сделать машин сделать это было не просто.
Услышав слово  «жена», Таня открыла глаза:
-Я не ослышалась, Коля?- спросила она.
-Нет, Таня. Теперь ты моя жена, а я твой муж. Не спорь. Зачем? Ты же сама сказала, что мы лишь плывём по течению. Так давай не будем ломать вёсла!
Таксист наконец припарковался.
Таня с трудом вышла из машины. Она опёрлась на руку капитана и попыталась пройтись.
-Ну как ты?- забеспокоился Николай Ильич.
-Да так, ничего, уже лучше. На улице получше.
-Ты переутомилась. Вот приедем домой, будешь отдыхать.
Таня улыбнулась:
-А работать кто будет?
-Я, конечно. Кто же ещё!- гордо ответил капитан,- Я для тебя, Танюша, горы сверну!
Таня погладила его по щеке:
-Ты, сперва, работу найди. А мне искать не надо. Я просто выйду и всё.
-Знаешь, Коля,- вдруг серьёзно сказала Таня,- не нравиться мне, что мы эту оварию проехали.
-Почему?- насторожился Николай Ильич.
-Ну как? Мы с тобой только приехали, вместе едем можно сказать, в новую жизнь, и вдруг такое! Не хороший это знак.
-Ты что, Танюша, суеверная что ли? Или в тайге понахваталась? Перестань.- успокоил он её,- Мы здесь совершенно не причём. Вот если бы мы в оварию попали, тогда я бы с тобой согласился, а так — нас это не касается.
Таня неуверенно продолжила:
-Я так не думаю, Коля.
-Пойдем, таксист уже заждался. Тебе лучше?- капитан занервничал.
-Да, мне лучше.- ответила Таня.
Они сели в машину. После оварии дорога стала посвободнее.
-Ну вот, Танюша,- облегчённо вздохнул капитан,- побыстрее поехали, ветерок продувает. Больше тебя не укачает.
Таня не ответила. Она отрешённо смотрела в окно. Пейзаж за окном стал знакомым и скоро Таня узнала свой родной Кутузовский проспект.
-Ну вот мы и дома.- вздохнула она, когда таксист уехал.
Николай Ильич с интересом оглядел дом и подхватив сумки, сказал:
-Пойдём скорее! Мне не терпиться увидеть твоё гнёздышко!
У дверей квартиры Таня запнулась:
-Подожди, я забыла, где ключ.
Николай Ильич поставил сумки:
-Может, в твоих вещах посмотрим?
Таня с неохотой глянула на сумки:
-Нет.Рыться в них здесь совсем не хочется. Лучше соседке позвоню. У неё запасной есть.
Таня позвонила в соседнюю дверь. Открыла полная женщина средних лет.
-Танюха!- обрадовалась она,- Ну наконец-то! Живая!
-Маришь, а какая же я должна быть? Неживая что ли?
-Ой! А это кто? Жених с севера?- Мария с интересом выглянула из-за двери.- Познакомь!
-Потом, Маришь, ладно? Устала, как собака.
-А!- понимающе протянула соседка,- Сейчас ключи принесу, погоди.
Она скрылась за дверью и быстро вернулась с ключами:
-Держи.
Таня взяла ключи.
-Я потом зайду?- заговорщецки прошептала Мария.
-Ну конечно, заходи.- улыбнулась Таня.
Всё это время Николай Ильич терпеливо стоял у двери Таниной квартиры, но когда они наконец вошли, он спросил Таню:
-Та, кажется, дружишь с соседкой?
Таня пожала плечами:
-Да, мы дружим с ней.
-А почему ты отказалась представить ей меня?
Таня удивлённо посмотрела на капитана:
-Что, Коля, в дверях прямо? С сумками?
-А какая разница?- завёлся Николай Ильич.
-Будет время ещё. Проходи. Знакомься с домом.
Николай Ильич спохватился:
-Да, что это я! Прям на пороге завёлся.
Он быстро разулся и прошёл в гостиную.
-Ну вот, чем богаты!- развела руками Таня.
Николай Ильич с замиранием сердца разглядывал комнату.
Наконец он воскликнул:
-Здесь всё пропитано тобой! Я счастлив, что могу жить здесь!
Таня разановесила окно и открыла форточку:
-Пусть проветриться. Пойдём, — обернулась она к капитану,- я покажу тебе квартиру.
Николай Ильич поспешил за ней.
Танина квартира была просторной и светлой. Солнце так и гуляло в каждом её уголке.
-А вот это будет твоя комната.- Таня остановилась посредине уютной комнаты.
Николай Ильич тупо смотрел на Таню.
Таня заметила его удивление и спросила:
-Почему ты удивлён?
Николай Ильич взял себя в руки:
-Так. Всё в порядке. Красиво здесь у тебя.- Он оглядел комнату.- Я первый здесь, скажем так, гость?
Таня пристально посмотрела ему в глаза:
-Здесь первый.
-Я понял. Могу распаковываться?- как ни в чём не бывало, весело спросил он Таню.
-Ну конечно. А я пойду холодильник включу.
Таня ушла и капитан остался в комнате один. Он сел на кровать:
-А чего я, дурак, ещё ожидал? Она ведь любит его. А меня нет.- Николай Ильич тяжело вздохнул. Потом добавил:- Ну ничего, время лечит, забудет она его. Обязательно забудет, иначе я бы здесь не оказался.
Он вышел на кухню.
-Ну что, включила холодильник?- бодро спросил он.
Таня улыбнулась:
-Включить-то включила, только он пустой совсем.
-Ну, это не беда! Сейчас оглянуться не успеешь, а я в магазин уже схожу.
-Коля, ты же здесь ничего ещё не знаешь!
-Таня! Не маленький! Не заблужусь! Как-никак, капитан. Разрешите идти?- приложив руку к фуражке, спросил капитан.
-Иди!- засмеялась Таня,- Только адрес на бумажке запиши.
-А это ещё зачем?- развёл руками Николай Ильич.
-Ну как, зачем? Как дорогу искать будешь?- Таня протянула ему листочек с адресом.- Счастливого плавания!
Капитан восхищённо посмотрел на Таню:
-Ты у меня самая лучшая!
-Иди уже!
Таня осталась одна. Она растерянно обвела взглядом кухню:
-Ну вот, и начинается новая жизнь. Однако, надо убраться.- Таня провела пальцем по столу.- Пыль вековая!
Взгляд Тани погрустнел:
-Месяц всего прошёл, а как жизнь изменилась.
Таня подошла к окну. За окном летел тополиный пух. Машины, как всегда, куда-то спешили.
-А может и не было ничего?- спросила себя Таня,- Может, всё осталось, как есть? Ничего ведь не изменилось.
Таня тяжело вздохнула и закрыла глаза: месяц назад белый пароход отвёз её на глухой таёжный берег.
-Ну вот я здесь, в Москве, а ты…- Таня представила лицо Алексея,- словно рядом! Словно и не проделала тысячи километров.
Таня словно погрузилась в сон. Она вспомнила, как впервый раз увидела Алексея. Как бешенно заколотилось её сердце. И свою неудачную попытку поцеловать его и…
Таня резко открыла глаза:
-Отпусти меня.- твёрдо сказала она, словно Алексей мог слышать её.- Всё в прошлом и назад дороги нет.
Тане показалось, что её сердце остановилось и немыслемая тоска сжала голову. Таня обхватила голову руками. В голове шумело.
-Что же я наделала!
Таня автоматически села на стул. Жуткое чувство вины охватило её. Таня винила не только себя. Она винила всех: Лешего, Виктора, капитана, и больше всех своего отца.
-Как он мог?! Мама ведь так любила его! А он! Виктор! Господи, столько лет обмана!
И вдруг Таню как током ударило:
-Мама! Боже мой! Мама знала про обман, поэтому и умерла!
Тане сделалось плохо, в глазах померкло и она потеряла сознание.

Глава 13

Николай Ильич с интересом шёл по совершенно незнакомой улице, ища магазин. Он поднял голову и прочёл вывеску: Супермаркет. Не опуская головы, он шагнул в дверь и столкнулся с женщиной.
Женщина вскрикнула и уронила сумку. Николай Ильич извенился и хотел было помочь собрать выпавшие продукты, как голос женщины заставил его остановиться:
-Коля! Не может быть!
Николай Ильич поднял голову и увидел свою бывшую жену:
-Лена? Вот это встреча! А ты всё так же хороша!
-Спасибо. Какими судьбами?
-Да вот, в Москву перебрался. Живу неподалёку.
-В Москву?- удивилась Лена. -А я думала, ты навсегда потерял интерес к столичной жизни. Что-то изменилось?
-Изменилось.- Николай Ильич замялся,- Слушай, Лен, а твой отец всё там же работает?
-Нет, папа на пенсии.
-Вот как!-Николай Ильич сделал напряжённое лицо.
Жена это заметила:
-А что, что-нибудь нужно?
-Да. Нужно дозарезу! Работа нужна.
-Опять в Мореходстве?
-А где ж ещё! Я, как-никак, капитан.
-Да, капитан.- усмехнулась жена.- Небось не без женщины? Поэтому хлопочешь?
Николай Ильич нахмурился:
-Лен, мы вроде всё выяснили или я ошибаюсь?
-Да успокойся! Больно ты мне нужен, капитан!
Лена собрала сумки и достала мобильный:
-Ладно, диктуй свой номер. Попробую что-нибудь сделать для тебя по старой дружбе.
-Вот спасибо, Ленусик!- обрадовался Николай Ильич,- Я в тебе не сомневался!
Он продиктовал ей свой номер.
-Жди, скоро перезвоню. А пока — счастливого плавания.- съязвила жена.
Николай Ильич, растерянный, всё ещё стоял в дверях.
-Ах ты, господи, меня же Таня ждёт!- хлопнул он себя ладонью по лбу.
Капитан быстро вошёл в магазин. Мысли о жене не выходили из головы.
С одной стороны — это шанс получить хорошую работу, а с другой, он уже наступал на эти грабли!А вдруг опять!
Николай Ильич не доверял бывшей жене. Раньше ему нечего было терять, но теперь у него есть Таня и он не переживёт, если что-нибудь разлучит их!
Словно боясь, что потеряет Таню прямо сейчас, капитан наскоро похватал продукты и побежал домой.
Позвонил в дверь. Таня не открыла. Он открыл дверь соседкиным ключом и увидел Таню на полу:
-Таня! Что с тобой?- Николай Ильич бросился к ней, пощупал пульс.
Таня не двигалась. Он аккуратно взял её на руки и понёс в комнату.
-Танечка, ну очнись пожалуйста!
Подождав немного, он достал из кармана бумажку с адресом и вызвал скорую. Таня так и не пришла в сознание.
-Что с ней?- спросила врач со скорой.
-Она потеряла сознание.
-Почему?
-Не знаю. Меня не было.
-Она на что-нибудь жаловалась раньше?
-Да. У неё был очень сильный стресс. А в машине,- вспомнил капитан,- ей стало плохо.
-Понятно. Не беременная?
Николай Ильич растерялся:
-Да нет вроде.
-Ну тогда в больницу её заберём.
-Может, не надо?- возразил Николай Ильич.
-Вы же говорите, она давно без сознания? Вы муж?
-Да. Муж.
Врач посмотрела на него:
-Ну, тогда можете поехать с нами. Сейчас принесут носилки.
Николай Ильич запротестовал:
-Не надо. Я сам её отнесу.
-Ну, как хотите.
В машине Таня тоже не пришла в себя. Капитан держал её руку. Странное предчувствие закралось ему в душу.
Он вдруг ясно ощутил, что Таня не его и никогда его нет станет. Овария, теперь больница. Да! Что-то не сходиться.
Он отогнал от себя эти мысли, но ощущение, что Таня ускользает, не покидало его.
-Да. Ваша жена действительно пережила сильный стресс.- констатировал доктор в больнице,- Не все анализы ещё готовы, но могу Вас поздравить —  Ваша жена беременна.
-Что?
-А Вы что, не знали?- удивился врач.
Капитан был в шоке.
-Ну да, — спохватился врач,- срок ещё небольшой. Вашей жене придётся здесь полежать. Организм ослаблен и это может не лучшим образом отразиться на ребёнке. Да что с Вами, Вы не рады?
Николай Ильич с трудом вышел из оцепенения.
-Да нет, что Вы, рад. Я рад. Только, вот что, доктор, Вы пока моей жене ничего не говорите.
Доктор удивлённо поднял брови:
-Почему? Сами хотите?
-Нет. Не в этом дело. У моей жены было очень много сильных потрясений и ещё одно ей сейчас не нужно. Понимаете? Не сейчас.
-А!- протянул врач,- Ну что ж, пойду Вам на встречу. Ничего ей не скажу. Но она сама ведь обо всём догадается рано или поздно.
-Ничего. Пусть догадается, но чем позже, тем лучше. Я могу её увидеть?
-Да. Думаю, часика через два её перевезут из реанимации в палату, тогда и увидите.
Врач ушёл. Николай Ильич в растерянности сел на скамью.
-Что же делать?- стучало у него в висках,- Даже после смерти он не отдаёт мне Таню.
Николай Ильич вздрогнул! Одна мысль, как молнией поразила его: а вдруг Алексей не умер? Вдруг он жив?
Капитан тряхнул головой.
-Нет. Не может быть. Таня попала прямо в сердце. Он не мог выжить!- сомнения раздирали его душу,- Но он же знахарь! Может, заговорённый какой? Нет. Бред!
Николай Ильич огляделся по сторонам, словно кто-то мог услышать его мысли. В коридоре никого не было.
-Бред!- воскликнул он,- По-любому Таня думает, что он умер. Нет. Что она убила его. Боже мой — отца своего ребёнка! Она не переживёт! Что же делать?
Николай Ильич нервно тёр виски:
-Ей нельзя знать про этого ребёнка! Ей нельзя рожать его! Тогда точно Алексей останется между нами и уже не важно, живой или мёртвый!
Капитан думал.
-Ну что, Алексей, не торопишся?- беспокоился Михалыч.- Полежал бы ещё? Чего тебе спешить?
-Не могу. Мне нада спешить!
-Ну ладно. Дай хоть отвезу тебя.
-Не стоит. Я сам доберусь.
-Ну, как знаешь. Алексей,- Михалыч напрягся,- не известно, когда увидимся, я тебе скажу — ты к Лешему загляни, как сможешь.
Алексей посмотрел на Михалыча:
-А что с ним?
-Да он, кажись, умом тронулся. До сих пор в себя не придёт.
Алексей нахмурился:
-Хорошо. Зайду.
Они вышли на улицу. По дороге Михалыч рассказал Алексею, что Витька-Шаман совсем Лешему проходу не даёт, словно боится, что тот что-нибудь расскажет. Может и охмуряет как!
-Ты зайди.- Михалыч сел в машину.
-Увидимся.- ободряюще улыбнулся ему Алексей.
Михалыч уехал.
Алексей ещё немного постоял перед больницей. От свежего воздуха у него слегка кружилась голова. Он с наслаждением вдохнул наполненный запахом зелени воздух. Немного стало полегче.
Алексей думал о Тане. Он специально хотел дойти домой один, чтобы подумать о ней. В больнице это плохо получалось. Алексей даже стал бояться, что дар видения у него пропал. Лишь неясная тревога будоражила душу.
Нарочно стараясь не волноваться, он направился домой. Не волноваться не получалось: чем больше он успокаивал себя, тем яснее становилась тревога за Таню.
Не забыл он и о Викторе. Алексей понимал, что Виктор не успокоиться узнав, что он жив и обязательно доведёт задуманное до конца. И теперь он будет действовать наверняка.
Алексей изо всех сил старался сосредоточится, но мысли порхали, как бабочки. Он должен что-то сделать! Но как? Он потерял слишком много сил. Вот если б жива была Василиса Егоровна! Она бы помогла. Точно!
Алексей обрадовался возникшей идее. Он направился на могилку Таниной бабушки:
-Она поможет! Обязательно поможет!
К вечеру, совершенно обезсиливший Алексей пришёл на могилку.
Он улыбнулся — ведь здесь была Таня! Они были здесь вместе и как прекрасно это было!
Приятная нега окутала его тело и Алексей прилег на траву, на то место, где они лежали с Таней и так стало хорошо, что он не заметил, как уснул.
И толи сон, толи явь — слишком ясно он увидел Таню. Будто, она здесь, на полянке. Такая красивая и грустная. Алексей захотел утешить её, протянул было руки, как Таня тоже протянула ему руки и на руки к ней сел белый голубь.
Алексеё замер. Сердце его дрогнуло от неясного ещё счастья. И вдруг поднялся сильный-сильный ветер! И Таня с трудом держала голубя и не могла больше держать!
Алексей хотел было помочь ей, но не смог дотронуться, словно невидимая стена было между ними.
Алексей вздрогнул и проснулся. С минуту он не мог шевелиться от сковавшего его ужаса. Алексей всё понял. Он протянул руку и погладил могилку Василисы Егоровны:
-Спасибо, бабушка.- тихо прошептал он,- Но я же ни чем не могу помочь! Эта стена! Я понял — это значит, что я для неё умер. Поэтому и сила моя нереальна для неё. Помоги! Нужно же что-то делать!
Легкий ветерок словно погладил его волосы. Алексей больше не смог уснуть. Он всё понял: что Таня ждёт ребёнка и что может потерять его. И он здесь совеошенно безсилен.
Алексей не знал, что ему делать.От осознания своего безсилия не хотелось жить. Однако, к утру сил прибавилось. Голова больше не кружилась. И главное — что-то новое появилось в душе!  Неизведанное раньше. Хотелось петь и плясать! И не в силах сдерживать переполнявшие его чувства, Алексей крикнул:
-Я люблю тебя!
Таня вздрогнула и открыла глаза. Солнце нахально пробиралось в палату, не взирая на закрытые шторы.
-Я люблю тебя.- беззвучно прошептали её губы.
Потелу пробежала сладостная дрожь, сердце трепетно забилось.
-Я люблю тебя! Ты слышишь меня? Мне всё-равно, что тебя нет на земле. Я люблю тебя там, в невидимом пространстве. Там, где мои бабушка и мама. И никогда не смогу разлюбить! Прости меня! Я знаю, что ты простишь. Лишь я себя простить никогда не смогу.
Острая боль перерезала горло и Таня замолчала. Она поднесла руку к горлу и нащупала небольшое уплотнение. Тревога закралась в сердце.
Таня привстала на кровати и ощупала горло. Да, сомнений не осталось. Опухоль очевидна.
Таня встала и подошла к зеркалу. Зрительно ничего не было видно. Таня откинула назад спутанные волосы и вышла в коридор.
В коридоре никого не было и Таня пошла вперед, в надежде кого-нибудь встретить.
-Милая моя, куда это Вы собрались?- окликнул её доктор.
Таня обернулась и с трудом выдавила из себя:
-У меня рак.
Доктор развёл руками:
-У Вас очень сильная депрессия. Давайте я помогу Вам вернуться в палату. Там Вы ляжете, успокоитесь и мы обо всём поговорим. Идёт?- Доктор протянул Тане руку.
-Не надо говорить со мной, как с сумасшедшей. Я в здравом уме. Я сама научный работник, поэтому я не могу успокоиться. Я пишу диссертацию о раке. Я точно знаю.
Доктор внимательно смотрел на неё:
-Где Вы работали?
-НИИ № 22.
Врач посерьёзнел:
-Я знаю это НИИ. Пойдёмте в палату.
Таня подчинилась. Она легла на кровать. Врач сел рядом с ней.
-С чего Вы взяли, что у Вас рак?
Таня поднесла руку к горлу:
-Вот здесь. Видимо, щетавидная железа. Очень больно и трудно глотать.
-Разрешите.- Доктор наклонился к ней и внимательно пощупал горло. Он нахмурился.
-Да. Видимое уплотнение на лицо. Но паниковать ещё пока рановато. Давайте так: Вы успокаиваетесь и просто отдыхаете, а мы проведём все необходимые обследования и на основании их уже точно поставим диагноз. Договорились?
Таня кивнула. Доктор направился к двери.
Таня окликнула его:
-Только мужу ничего не говорите.
-Странные вы с ним.- удивился доктор.
-Почему?- спросила Таня.
-Да так! Ничего. Я понял Вас.- доктор только махнул рукой.- А вот и Ваш муж. Извёлся уже. Вы можете зайти.
Николай Ильич вошёл в палату. Взгляд его был безумный, руки дрожали.
-Коля!- обрадовалась Таня.- Ну иди же сюда!
Таня протянула к нему руки.
Николай Ильич дико смотрел на неё и только медленно ходил вокруг кровати.
-Да что с тобой, Коля! — рассердилась Таня.- Ты не рад меня видеть?
-Рад, Танюша, безумно рад.- отозвался он наконец.
-Тото я и вижу, что безумно!- подколола его Таня.- Я жива, со мной всё в порядке, а ты себя ведёшь, словно кто-то умер.
Николай Ильич собрался:
-Не волнуйся, Танюша. Это я так, стресс. Как увидел тебя там, на кухне, чуть сердце не остановилось! Прости.
-Да успокойся уже. Говорю же, со мной всё хорошо. Ты мне веришь?
Николай Ильич молчал.
-Ты мне должен верить, Коля. А я тебе. Иначе мы не сможем жить вместе. -Таня улыбнулась.
-Да, я верю тебе. И ты мне верь. Я ведь люблю тебя.
Николай Ильич окончательно овладел собой. Он сел на кровать.  Таня испугалась его взгляда. Страсть и сумасшествиек переплелось в нём. Таню словно укололо в сердце:
-Нет. Не от этих слов любви я сегодня проснулась!- подумала она, глядя на капитана.
Но она взяла себя в руки:
-Ты знаешь, Коля, я ещё некоторое время побуду в больнице. Ты уж не обижайся на меня. Дома к
-Не беспокойся, Танюша. Я и работу уже почти нашёл. И за домом присмотрю. Всё хорошо будет. Ты только не волнуйся и выздоравливай поскорее.
Взгляд капитана потеплел и Таня немного успокоилась.
-Странно.- подумала она, когда Николай Ильич ушёл,- Раньше он так никогда не смотрел.
Таня не хотела выходить замуж за капитана. Скорее ей двигало чувство благодарности и растерянности. И ещё Таня не знала, как отказаться
Для капитана это всё очень важно. Он прямо вцепился в неё и она уступила. Всё-равно ведь одна. Почему бы и нет?
Таня встала и подошла к окну. Горло дало о себе знать болью. Да и как ему было не болеть, когда словно вся прошлая жизнь сбилась в комок и сконцентрировалась в этой боли!
Будущего не было. Точнее, Таня его не видела. Она даже себя не видела! Может, поэтому и согласилась выйти замуж, мол, всё-равно этого не будет. Ничего не будет!
Таня онколог и она точно знала все за и против. Шанс, конечно, есть, но одной медицины здесь мало. Необходимо ещё желание жить, чётко осознавать, для чего.
Таня не знала. Она стояла у окна и понимала, что жизнь просто ускользает сквозь пальцы и бороться у неё нет ни сил  ни желания.
В палату зашёл доктор:
-Вы готовы?- спросил он Таню.
-Да.- ответила Таня и растерянно посмотрела на врача.
-Когда станет известен результат?- спросила Таня, когда обследование завершилось.
-Примерно через неделю.- ответил врач.
-Не быстро.- поникла Таня.
Доктор нахмурился:
-Вы так говорите, словно сами приговариваете себя. Вы ничего точно не знаете.
-Я знаю.- Таня опустила глаза.- Это мне наказание. И мне от него никуда не дется.
-О чём Вы?- поинтересовался врач.
-Я убила человека. Любимого человека.
Врач рассмеялся:
-Ах, Вы разбили ему сердце! А я-то уж было подумал! Ну что ж, Таня, Вы красивая женщина и сердец, полагаю, разбили не мало. И вины Вашей в этом совсем нет.
Таня не ответила. Она пошла в свою палату и легла на кровать. Ей очень хотелось побыть одной. Слава богу, что Николай Ильич сегодня больше не приходил.
А Николай Ильич, тем временем шел по городу  куда глаза глядят. Весь день он бродил по незнакомым улицам пока не понял, что окончательно заблудился.
Он оглянулся по сторонам, в надежде прочитать где-нибудь название улицы, но указателей нигде не было.
Людей тоже не было. Лишь машины сновали туда-сюда по широченной дороге.
Николай Ильич прошёл ещё немного и увидел неподалёку бомжа, рывшегося в урне. Николай Ильич поспешил к нему:
-Эй, приятель, погоди-ка.
Бомж подозрительно покосился на капитана:
-Чего тебе?
Капитан подошёл поближе:
-Много нарыл?- кивнул он на урну.
-А тебе-то что?
-Да так. Просто.
Капитан огляделся по сторонам:
-Можешь побольше нарыть, если бог пошлёт.
Бомж прищурил глаз на капитана:
-Да я вижу, уже послал.
-Правильно понимаешь.
-Так чего тебе, не тяни, выкладывай.
Николай Ильич достал тысячную купюру и показал бомжу:
-Это аванс. Дело сделаешь, ещё получишь.
Бомж присвиснул:
-А чего делать-то?
-Да ничего. Сущий пустяк. Девушку одну толкнуть.
-Хорошенько?
-Хорошенько.
Бомж отодвинулся:
-Для мокрухи маловато.
Капитан разозлился:
-Сдурел? Я те дам мокруху! Она моя невеста. Так, слегка.
-Беременная что ли?
-Да вроде того.
-А если я не расчитаю?
-Тогда в тюряге кончишь. Выбирай. Силу-то расчитай. прикинь.
Бомж задумался:
-Может, на тебе порепетировать?
Капитан серьёзно посмотрел на него:
-Давай. Порепетируем.
Они зашли в ближайший двор.
-Ну что, попробуем что ли?- неуверенно спросил бомж.
-Да ты смелее, не стесняйся.
Бомж немного отошёл и с разбегу толкнул капитана. Николай Ильич упал на землю.
-Испачкаешся.
Николай Ильич отряхнулся.
-Ничего. Ты только смотри, чтобы она головой не ударилась.
Бомж растерялся:
-Так как это расчитаешь?
-Очень просто. Толкать нужно не в верхнюю часть корпуса, а пониже. Понял? Давай ещё раз.
Бомж не двигался.
-Ты чего, оглох?- крикнул капитан,- Давай! Смелее!
Бомж завёл руки за спину и угрюмо пробурчал:
-Не стану я этого делать. Ты другого дурака найди.
-Тебе что, деньги не нужны?- обалдел капитан.
Бомж серьёзно смотрел на него:
-Да деньги-то, брат, всем нужны. Но грех такой на душу я не возьму.
-Вот как!- Капитан задумался,- Может, денег мало? Ты скажи, договоримся. Я за ценой не постою.
Бомж тряхнул головой:
-Ты, видать, не понял. Думаешь, я себе цену набиваю? Ничего подобного. Жаль мне твою невесту. Влипла она. А ещё капитан! По что так форму-то свою мараешь?
Капитан поднял с земли фуражку и отряхнул её:
-Не суди, чего не знаешь. Не понять тебе.
-Да чего уж тут понимать? Поди, другого любит твоя невеста. И такого тебя точно не полюбит!
-Да пошёл ты!- мрачно отрезал капитан.
Он с трудом нашёл дорогу к дому, упал на диван и уснул.
Утром его разбудил настойчивый телефонный звонок.
Николай Ильич достал телефон. Звонила бывшая жена:
-Здравствуй, Коля.
-М-м-м.- простонал он в трубку.
-Разбудила? Ну уж извини. Скоро спать по утрам некогда станет.- невозмутимо продолжала Лена.- В 11.00 часов в пароходстве. Найдёшь Сергея Петровича Ларина. Скажешь, что от моего папы. Всё понял?
Николай Ильич встрепенулся. Быстро вскочил и протёр рукой глаза:
-Так быстро? Я даже не ожидал! Молодец, Лен, вот спасибо! А что за рейсы то?
-Коммерческие. Это не госструктура, но тебе ведь не важно?
-Абсолютно. Спасибо. Я твой должник.
-Ну всё, пока.- Лена явно была не настроенна на разговор и Николай Ильич в трубке услышал частые гудки.
Капитан с ужасом оглядел себя. Вся форма была грязная и мятая.
Глянув на часы, он быстро стал рыться в своих вещах, в надежде найти подходящую одежду. Все свои вещи он оставил в Салехарде. Времени забирать их не было.
Не найдя ничего, он быстро побежал в магазин. Идти в таком виде было неловко, но выбора не было.
В дверях он столкнулся с Марией:
-Ой!- охнула она,- Что й то с Вами? Случилось чего?
-На меня напали и отняли бумажник.- быстро нашёлся капитан,- Другой одежды у меня с собой нет.
Мария серьёзно оглядела его и вынесла вердикт:
-Ну вот что: в таком виде идти никуда нельзя. Ещё милиция прицепится. Давайте ко мне. Думаю, я смогу помочь.
Капитан без разговоров зашёл в квартиру.
-Ну вот, кажется подойдёт.- Мария принесла из спальни мужской костюм,- Примерьте!
Николай Ильич смутился:
-Мне, право, неловко. Это Вашего мужа?
Мария улыбнулась:
-Да нет. Он мне не муж. Так. Держите, он и не заметит.
Николай Ильич приложил к себе костюм:
-Кажется, подходит. Огромное спасибо! Вы меня очень выручили. Я верну сегодня же.
-Да не спешите. Вот обзаведётесь вещами и отдадите.
Капитан взял костюм и вернулся в Танину квартиру.
Он взял телефон и захотел позвонить Тане, сообщить ей хорошую новость про работу, но тут вспомнил, что у Тани нет телефона, что он остался в таёжной деревне.

Глава 14

Тем временем, Михалыч так и жил в доме Таниной бабушки. Выгонять Серёгу с сестрой из квартиры ему было не удобно да и уезжать ему отсюда не хотелось.
Михалыч очень привязался к Тане и этот дом был единственной связью с ней.
А вдруг Таня вернётся! Тем более все её вещи остались здесь и главное — диссертация. Ведь Таня за этим и приезжала в деревню, а забрать не смогла. Значит, вернётся.
Так Михалыч и рассудил. Он сидел за столом и пил чай.
-Здравствуй, Михалыч.- без стука зашёл Леший.- Приятного тебе чаепития.
-Здорово, Леший.- привстал Михалыч.- Да ты не мнись в дверях-то, проходи, садись раз пришёл. К слову, а чего пришёл- то?
Леший сел за стол:
-Да я вот поговорить. Угостишь чайком?- робко спросил он Михалыча.
Михалыч, кряхтя, налил ему чаю.
-О чём поговорить- то?
Леший, как всегда, бережно обнял чашку с чаем:
-Ты, Михалыч, вроде теперь наш, деревенский. Так?
-Ну допустим. Только почему теперь? Я тут жил, кагда тебя здесь и в помине не было.
-И что, хорошо здесь было жить?- поинтересовался Леший.
-Да, не то, что теперь! Весело все жили, мирно. Народ раньше приветливый был. Это сейчас все набычились, волком друг на друга смотрят.
-Жизнь тяжелая.- вступился Леший.
-Да ладно, жизнь!- оборвал его Михалыч,- Раньше, что ли жизнь лёгкой была? Работали все, денег мало получали, но человеческий облик никто не терял. Не то, что сейчас. Если бы не Таня, не жил бы здесь.
-Михалыч,- Леший опустил глаза и напрягся,- а как ты думаешь, из-за чего всё так стало? Точнее из-за кого?
-Как из-за кого? Ведь не деревня, а перевалочный пункт. Сброд один сюда едет. Дурдом да и только! Витька всё виноват, ясно же!
Леший поднял глаза и внимательно посмотрел на Михалыча:
-А если б не было его? Как ты думаешь, наладиться жизнь в деревне, да и в округе тоже?
-Не знаю. Что с ним станется, с Витькой то? Погоди,- Михалыч внимательно вгляделся Лешему в глаза,- ты на что, Сеня, намекаешь?
Леший наклонился через стол к Михалычу и тихо прошептал:
-Убрать его нужно, пока он всё здесь не уничтожил!
У Михалыча глаза округлились:
-То есть как, убрать? Убить что ли?
-А что ему, премию выписать?- сквозь зубы прошипел Леший.
Михалыч немигая смотрел на него.
-Ну что ты так на меня смотришь? Так и будешь покорно на это смотреть? Неужели тебя всё это не задевает? Ну о Тане хотя бы подумай!
-Тани здесь нет.- автоматически ответил Михалыч.
-Ну, а если вернётся наша Таня, ты подумал, что здесь с ней может произойти? Виктор ведь не получил, чего хотел.
Михалыч задумался:
-Да.- протянул он через паузу,- если Таня вернётся, то худо может быть! Что же делать, может, с Алексеем поговорить?
-Ну нет!- решительно возразил Леший.- Знахарь нам здесь точно не помощник.
-Это ещё почему?- удивился Михалыч,- Витька же враг его?
-Ну и что? Если он за столько времени с Шаманом ничего не сделал, то с чего сейчас сделает?
-А Таня? Ты забыл, он же любит Таню! Он же должен защитить её!
-Да ничего он не должен! — махнул рукой Леший.
Михалыч недоумённо посмотрел на него.
-Был он тут у меня. Успокоить пытался. Я ведь винил себя сильно.
-Ну и как, успокоил?
-Да, полегче мне стало, а то, как порча какая, думал пропаду. Ну да не в этом дело.
-А в чём?- насторожился Михалыч.
-Как тебе объяснить, понимаешь, растерянный он какой-то, отрешённый что ли. Видно, крыша у него слетела маленько.
Михалыч замохал руками:
-Да ты в своём уме? Чтоб у Алексея крыша слетела? Не может этого быть!
Они замолчали.
-Может, он о Тане переживает?- предположил Михалыч,- Поговорить бы мне с ним. По-любому, он больше нас с тобой знает. Может, я помочь ему чем смогу?
-Чем же ты ему можешь помочь?- недоверчиво спросил Леший.
Михалыч махнул рукой:
-Да так, не бери в голову. Но всё ж поговорить с ним надо, а то дров таких наломать можно! Какие из нас с тобой вояки!
Леший встал:
-Ладно. Я сказал, а ты подумай. Но по-любому, делать что-то нужно.
Михалыч молчал. Он даже не заметил, как Леший ушёл.
Меньше всего Михалычу хотелось с кем-то воевать. Нраву он был мирного.
Михалыч допил чай и стал собираться на работу. Уходя, он зашёл в Танину комнату. На тумбочке лежал Танин телефон.
Михалыч покрутил его в руках и сунул в карман.
Повернув к полю, он увидел у машины Алексея. Михалыч обрадовался:
-Здравствуй, Алексей. Хорошо, что ты пришёл.
-Вы хотели меня видеть? Зачем?
-Да.- ещё не отдышался Михалыч,- Ох, дух переведу! Стар стал, ходить быстро не могу.
Михалыч облакотился на машину.
Алексей молча наблюдал за ним.
-Тут вот какое дело: Леший только что ко мне заходил, да видать, совсем умом тронулся! Витьку убить хочет. Представляешь? И меня агитирует. Что делать-то?
-Ничего.
Михалыч вгляделся в лицо Алексея в надежде понять больше, но его лицо оставалось совершенно спокойным. Михалыч насторожился:
-Слушай,- вкрадчиво начал он,- мне тут Сеня сказал, что с тобой не то что-то. Ты из-за Тани переживаешь?
Алексей отвернулся в сторону и промолчал.
Михалыч подошёл у нему поближе и протянул Танин телефон:
-Вот, возьми. Больше я тебе помочь ничем не смогу.
Алексей посмотрел на телефон:
-Зачем мне это? Я для неё умер.
-То есть как, умер?- не понял Михалыч.
-Так. Она думает, что убила меня.
Михалыч прижал руку к сердцу:
-Бедная девочка! Как же ей наверное плохо сейчас!
-Да. Ей очень плохо, а главное, может стать ещё хуже.
Михалыч сел на сиденье:
-Погоди, ты что-то знаешь? Не скрывай от меня!
-Таня беременна.
-Господи!- Михалыч в шоке смотрел перед собой.
Алексей замолчал. Михалыч возмутился:
-Что же ты молчишь? Договаривай! Она же как дочь мне!
Алексей опустил глаза и тихо ответил:
-Я и не думал ничего от Вас скрывать. Просто я вижу, что Вам не просто слушать про Таню.
Михалыч  потёр рукой грудь и расстегнул воротник:
-Ничего, продолжай.
-Я вижу,- сбивчиво начал Алексей,- точнее, я ничего не вижу, я чувствую, что Тане угрожает опасность. И ещё,- Алексей пристально посмотрел на Михалыча.
-Договаривай!
-Таня больна. Очень серьёзно больна.
Михалыч оторопело поднял глаза на Алексея:
-Да когда ж она успела заболеть? Месяца не прошло! Почему, Алексей?- Михалыч нервничал.
Алексей положил руку ему на плечо и пристально стал смотреть ему прямо в глаза — Михалыч успокоился.
-Вот так лучше.
-Уф, отпустило.- выдохнул Михалыч.- Алексей, но ты же можешь! Многим, ведь, помогал и ей помоги! Ты ведь поможешь?
Алексей покачал головой:
-Не могу я ей помочь. Я умер для неё. Она меня не воспринимает.
-Что же делать?
-Не знаю.- Алексей опустил глаза.
Оба с минуту молчали.
-А телефон?- напомнил Михалыч.- Найди её! Леша, ну пожалуйста! Она же любит тебя!
-Вы забыли, я убид её отца. И это тоже стоит между нами. Ладно. Я задержал Вас.
Михалыч вылез из машины:
-Погоди, Алексей, не до работы мне. А с Лешим что делать? Он ведь меня достанет с Витькой то?
Алексей задумчиво посмотрел на лес, где скрывался Виктор и сказал:
-Это наша с ним война. Он не сможет убить Виктора.
-Почему?
Алексей повернулся к Михалычу:
-А как Вы думаете, за столько времени никто не пытался его убить?
Михалыч оторопел.
Алексей продолжил:
-А раненым его кто-нибудь видел? Нет. Вот и вам не стоит. Все такие сейчас в тайге лежат.
-Значит, это правда!- выдохнул Михалыч.
-Всё правда.- Алексей хлопнул ладонью по капоту:- Вам пора. И мне тоже.
-Что ты будешь делать?
-Думать.
Алексей пошёл в сторону леса.
У Михалыча кошки на душе скребли. Ужас сжимал горло при мысли о Тане. Да и Леший всё время не выходил из головы.
Михалыч автоматически завёл машину и поехал в район.
Весь день у него всё валилось из рук. Вечером, уйдя с работы пораньше, Михалыч, предчувствуя неладное, примчался домой и кинулся в чулан. Да так и застыл на пороге: ружья на гвозде не было.
Михалыч с трудом перевёл дух. Сообразив, что к чему он побежал в домик Лешего. Ноги не слушались его. Дыханье сбивалось. С трудом добежав, он стремительно ворвался в дом.
В комнате за столом сидела жена Лешего, Оля. Она плакала.
-Где Сеня?- не поздоровавшись, крикнул Михалыч
Оля закрыла рот рукой и не отвечала.
Михалыч быстро подошёл к столу:
-Оля! Послушай меня внимательно. Я сегодня так разволновался утром после нашего с Сеней разговора, что не запер дверь. Он забрал ружьё. Я зарядил его после случая в лесу. Где Сеня? Может, его ещё можно спасти!
Оля только покачала головой:
-Поздно.- с трудом выговорила она.
-Почему ты так думаешь?
-Он утром ушёл. И больше не вернётся!
Оля заплакала. Потом с укором посмотрела на Михалыча:
-Почему Вы не отговорили его? Вы же понимаете, что всё это безполезно!
-Я не понимал. Мне только утром Алексей сказал.
-Знахарь должен был помешать!- в отчаянии крикнула Ольга.
-Успокойся, Оля.- попытался успокоить её Михалыч,- Алексей ведь не может за всеми смотреть. У него свои дела есть.
-За всеми?- кричала Ольга,- Ведь это Сеня спас его докторшу! Если бы не он, она могла бы погибнуть.
-Оля, Алексей защитил и сам бы её. А Сеня же просто подставил Теню. Это из-за него всё так вышло.
Оля вытерла слёзы:
-Сеня не виноват. Он меня защищал!
-Да. Я знаю это.Защищал. Но он мог предупредить всех нас. Но он этого не сделал! А теперь он хочет загладить свою вину. Но всё это безтолку.
-Да. Безтолку. Уходите. Я никого не хочу видеть.
-Оля,- успокаивал её Михалыч,- ещё же ничего не известно!
Оля оборвала его:
-Мне уже всё известно. Вот здесь.- Оля поднесла руку к груди.
Михалыч ошалелый вышел из дома. Что он мог сделать? Кругом лес, тайга. Он чувствовал себя предателем. Ведь он последний, с кем говорил Леший, а он значения особого не придал этому разговору. Не понял он, что Леший уже всё решил!
Михалыч побрёл к дому. Темнело.
Леший с утра сидел в засаде. Виктор всё не появлялся.
Леший нервничал. Он уже по сотому разу прицеливался. В ружье он обнаружил всего один патрон. Промахнуться было нельзя. Он понимал, что или он, или Виктор.
Всё тело у него одеревенело, но тем не менее, Леший решил во что бы то ни стало дождаться Шамана.
-Эх, только бы до темна успеть!- подумал Леший.
Вдруг чья-то рука спокойно и твёрдо взяла его за плечо. Леший даже не вздрогнул. Он замер.
-Иди домой.- спокойно сказал Алексей.
-Тихо ты! Спугнёшь, гада!- прошипел Леший.
-Он здесь не появиться.- ответил знахарь.
-Откуда ты знаешь?- Леший недовольно обернулся.
-Знаю. А чужое ружьё не хорошо брать.
Леший опустил ружьё.
-Да и стрелять, вообще-то, уметь надо.- усмехнулся Алексей.
-А я, может быть, умею.- обиделся Леший.
Алексей хитро посмотрел на него и сказал:
-А ты думаешь, другие не умели?
Леший удивлённо поднял брови:
-Да умели, небось. А почему он здесь не появился, он что, ясновидящий что ли?
-Не знаю. Ты больше так не делай. Договорились?- Взгляд Алексея был сосредоточен и серьёзен.
Леший притих, но всё же спросил:
-А что ж делать то?
Алексей прищурил глаза:
-Ты сам-то как думаешь? Убивать разве хорошо?
-А что он делает,хорошо? Я, между прочим, квартиру продал из-за этого гада! Это он виноват! А сколько таких, как я?- Леший даже сжал кулаки от ярости.
Алексей слегка улыбнулся:
-Так уж и он виноват?
Леший обалдел и отпрянул назад:
-А кто же? Я же не по доброй воле деньги ему отдал!
-По доброй!
Леший совсем растерялся.
-Ну что ты на меня так смотришь? Он же тебя за руку не тащил?
-Не тащил.
-И денег никаких не просил?
Леший нахмурился:
-Ты о чём это сейчас?
-Да о том, что не надо искать козла отпущения и сваливать на него все свои слабости. Ты внутри сломался, вот поддержку и стал искать. В себя верить перестал. Так?
Леший подумал:
-Ну допустим. Мне без спорта жизни не было.
-Вот ты и пришёл в надежде, что тебе по волшебной палочке жизнь счастливую дадут.
Леший опустил глаза.
Алексей продолжил:
-Ты сам расписался в своей никчёмности. Делать, творить свою жизнь счастливую не захотел. Так кого же ты винишь?
Леший молчал.
-Ну не отдал бы ты ему деньги, что бы ты стал делать?
Леший внимательно вгляделся в Алексея:
-Что?
-Допустим, пить бы начал. Дальше продолжать?
-Нет.- Леший одел на плечо ружьё.- Я понял.
Пройдя несколько шагов, он обернулся:
-А что же теперь делать?
-Жить. Созидать из мелочей. Подумай, чего ты на самом деле хочешь от жизни получить? И главное — не переходи никому дорогу. Своим путём иди.- Алексей улыбнулся и скрылся в лесу.
Леший шёл домой совершенно растерянный. Выходит, зря он! Всё правда: травма, уход из спорта. А Виктор, как наркотик, уход от себя, от реальности. Вроде — кайф, но пощупать то нечего! Ничего ведь нет!
-Хорошо, хоть жизнь не потерял!- Леший тряхнул головой, сбрасывая мрачные мысли.
Он остановился и обернулся назад:
-Спасибо, Алексей!
Постояв пару минут, Леший быстро помчался домой: он вспомнил Ольгу!
Он любит и любим! Это ли не главное в жизни? И он был рад, что выжил и что болезненное наваждение ушло. И появилось желание строить свою, счастливую жизнь!
-Оля!- вбежал он в избу,- Оля, я всё понял! Некому мстить! Месть прекращает поток жизни. Надо, что бы душа свободной была, тогда и счастье будет и будущее, какое хочешь! Я свободен, Оля!
Он схватил жену в охапку и закружил её по комнате.
Оля ничего не ответила. Она не могла. Она лишь тихо улыбалась сквозь слёзы.
-Я знал, что ты придёшь.- глухо проговорил Виктор.
Он сидел на поваленном бревне. Алексей встал рядом с ним.
-Спас ещё одного слизняка? Полегчало? Думаешь так грехи искупить?
-Я ничего не думаю.- ответил Алексей,- Просто живу так, как умею. Оставь его в покое.
-А то что?- усмехнулся Виктор.
-Ничего.- сдержанно ответил Алексей.- Ты, видно, тоже думаешь, что тебе всё с рук сойдёт? Я не пойму никак, чего ты хочешь. Денег? Власти? Объясни.
Виктор рассмеялся и встал с дерева:
-Денег? Власти? Это лишь следствие. Как видишь, я совсем не алчен.
Он вплотную подошёл к Алексею:
-Ты же знаешь, чего спрашиваешь.
-Совершенного Мира? Ты не оставил этот бред?
-Так точно! Я хочу совершенства и я его сотворю! Бог не смог, а я смогу! И никто меня не остановит.  Даже не пытайся! Радуйся, что чудом выжил.
-Я и не пытаюсь — отпрянул назад Алексей,- Я не убийца.
Виктор раскатисто рассмеялся:
-Ладно. Как бы то ни было — у тебя свой путь, у меня свой.
-Видимо, я мешаю тебе?- Алексей внимательно изучал Виктора.
-Всему своё время.- Виктор развёл руками,- Я же ведь тоже не убийца!
Он хитро посмотрел Алексею в глаза.
-Да. Мараться ты не хочешь. Поэтому и устроил то ночное шоу? Хотел, чтобы Таня убила меня?
-Какой ты умный! Просто жуть!- съязвил Виктор.
-Она не смогла бы убить меня. Неужели ты этого не знаешь?
-Это ещё почему! Ты же убийца её отца!
Алексей нахмурился:
-Потому, что Таня любит меня.- И добавил:- Тебе этого не понять.
Виктор насторожился:
-От любви она в сердце целилась?
Алексей опустил глаза и тихо ответил:
— Она вообще не целилась.
-Как? Она опоенная была, ничего не соображала?- подскочил к нему Шаман.- Отвечай!
Он сильно тряхонул Алексея за плечи.
Алексей спокойно поднял глаза и ответил:
-Так душа её решила. Её одурманить ты не смог. И не сможешь.
-Это мы ещё посмотрим!- Виктор стукнул по воздуху кулаком и сжал зубы:- Всё-равно тебе не жить!- быстро сказал он,- И ей тоже.
Он схватил ружьё и быстро пошёл прочь.
Алексей потёр лицо рукой. Он смотрел Виктору во след, пока тот не скрылся за деревьями. Он понимал, что Виктор не отступит от намеченного и развязка близка.

Глава 15

Таня стояла у окна. Хотелось плакать, но слёзы не наварачивались на глаза, а только душили где-то там, в горле. Диагноз подтвердился. Предстояла операция.
Таня собралась и ждаоа, когда Николай Ильич заберёт её. Николай  Ильич не спешил. Он в последнее время всё реже и реже появлялся у Тани.
Таня не понимала, почему, но это её не огорчало. Ей не хотелось его присутствия, поэтому Таня делала вид, что верила в его ужасную занятость.
-Танюша, уже готова?- Наконец то в палату зашёл капитан.
На его посеревшем и осунувшимся лице изобразилась скудная улыбка.
-Да, Коля. Я готова.
-Ну вот и хорошо.
Капитан протянул руки, чтобы обнять её, но Таня отстранилась.
-Я взял такси.- сказал Николай Ильич, беря Танину сумку.
Они молча спустились к машине. Николай Ильич сел рядом с Таней и всял её за руку, нежно и очень твёрдо.
-Я люблю тебя, Таня.
Таня внимательно посмотрела на капитана и ответила:
-Нет, Коля, не любишь.
Глаза капитана округлились. Он так и замер. Потом выговорил:
-Почему ты так сказала? Я сделал что-нибудь не так?
Таня нервно погладила его по руке и ответила:
-Нет, Коля, всё так. Ты просто сам ничего не понимаешь. Тебе только кажется, что ты меня любишь. Любовь, Коля, она другая.
Николай Ильич нахмурился и внимательно посмотрел Тане в глаза:
-Ты думаешь, я любить не способен? Ошибаешся. Способен, Таня и ещё как. Я тебя никому не отдам. Вот увидишь!
Таня покачала головой:
-Интересно, Коля, а как ты меня держать собрался, а?
Капитан дрогнул, но попробовал обратить её слова в шутку:
-А ты что, Танюша, от меня бежать собралась?
Таня опустила глаза и тихо проговорила:
-Ну, бежать не бежать, а мало ли чего в жизни бывает.
Николай Ильич обнял её и весело спросил:
-Ну чего например?
Таня подняла бровь и не глядя на него ответила:
-Ну например, люди умирают.   Капитан засмеялся и поцеловал Таню в щёку:
-Но ты то помирать не собираешся, верно? Нам с тобой ещё рановато. Мы с тобой будем жить долго и счастливо!
Таня ничего не ответила. Она отвернулась и стала смотреть в окно.
Хорошей и счастливой жизни впереди Таня не видела. Да и вообще не верилось, что будет хоть какая-нибудь жизнь.
Предстояла операция и скорее всего грозил сложный курс химиотерапи.
Таня не верила, что выживет. Она считала что то, что произошло с ней вполне справедливо. Что же ещё она могла заслужить?
Машина остановилась у подъезда. Таня не отреагировала.
-Танюша, ну что же ты не выходишь?- Николай Ильич протянул ей руку.
Таня посмотрела на него, словно не узнала. Капитан расстерялся:
-Ты уверена, что совсем здорова?- спросил он Таню, когда она вышла из машины.
-Конечно.- улыбнулась Таня,- Просто задумалась.
-О чём?- улыбнулся капитан в ответ.
Таня хитро прищурила глаза:
-Да не о чём! О чём мне думать, Коля?
-Да и правда, ни о чём!- радостно поддержал её шутливый тон капитан.
Так, весело болтая, они вошли в квартиру.
Таня обалдела: по всей квартире стояли большие букеты цветов. На окнах висели новые светлые занавески. Даже тёмный абажюр в спальне Николай Ильич сменил на красивую люстру.
-Ой, что это ты наделал, Коля!- заворожённо выдохнула Таня.
Николай Ильич стоял рядом и весь светился:
-Я рад, что тебе понравилось!- Он с трудом сдерживал волнение.- Я всегда тебя буду радовать, любимая!
Таня благодарно посмотрела на капитана. Он взял Таню за руку и провёл в гостиную.
Там, посередине комнаты, был накрыт праздничный стол. Таня подошла поближе и опять приятно удивилась: Так красиво и тонко была сделана сервировка.
Николай Ильич зажёг свечи и подал Тане стул. Таня села. Она всё ещё находилась под приятным впечатлением, словно попала в сказку и Николай Ильич уже не казался таким уж чужим.
Капитан открыл вино и наполнил бокалы.
-За тебя, Танюша, за нас, за нашу любовь!- торжественно произнёсон, нежно глядя на Таню.
Таня слегка пригубила вино:
-Спасибо, Коля. Не ожидала.
Николай Ильич расстерялся:
-Почему? Я же люблю тебя!
Таня хотела было что-то сказать, но он лаского прикрыл её губы ладонью:
-Не надо. Ничего сейчас не говори. Я знаю, что ты мне скажешь. Я люблю тебя и моей любви хватит на нас обоих. Я умею ждать и я буду ждать твоей любви столько, сколько потребуется. я ничем тебя не упрекну. Ты поверь мне, пожалуйста. И ни о чём не волнуйся. Да, совсем забыл тебе сказать, меня воссановили в судоходстве. И я теперь снова капитан.
Таня ахнула:
-Как ты мог сразу не сказать? Это же хорошо!
-Конечно хорошо. Теперь моя любимая женщина может жить в своё удовольствие, не забивая свою прекрасную головку какой-то там работой.
Таня смущённо улыбнулась.
-И нечего смущаться. женщина создана не для работы.- Он пристально смотрел Тане в глаза.
-А для чего же?- тихо спросила Таня.
Николай Ильич положил свою ладонь на Танину:
-Для любви, Танюша.
Таня покраснела:
-Коля! Я думала, что ты всё понял.
-Я понял.- не отрицал капитан,- Я же сказал, что буду ждать столько, сколько потребуется. Но мне это не мешает считать тебя женщиной моей мечты и заботиться о тебе, как о своей жене.
Таня ответила ему долгим благодарнум взглядом.
-И когда ты уходишь?- спросила она.
-Скоро, Танюша, только одно дело закончу. Где-то в первых числах августа.
В первый раз со времени приезда Таня успокоилась. Её вдруг стало казаться, что всё хорошо, что всё плохое ей просто приснилось.
Таня с наслаждением легла в кровать и заснула.   Николай Ильич заглянул к Тане в комнату:
-Таня,- тихо позвал он,- ты спишь?
Таня не ответила. Николай Ильич прикрыл дверь.
Мысль о Таниной беременности мешала ему жить. Один за одним в его голове неслись совершенно безумные планы. Но вся проблема была в том, что он очень боялся причинить вред самой Тане. И решить эту проблему он непременно хотел до своего первого плавания.
Капитан безумствовал от ревности и страха. Он лёг на диван в гостиной, продолжая думать. В конце концов сон стал брать верх и капитан поддался, твёрдо решив завтра что-нибудь наконец предпринять.
Не смотря на покой, Таня спала очень плохо. Снились ужасные сны: то она убегала от непонятной опасности, то снился отец и просил не губить себя, то Виктор, прямо на глазах, превращался в Николая Ильича, то в конце концов, перед Таней разверзлась чёрная пропасть и она стремительно стала падать в неё.
Таня вздрогнула и проснулась. За окном уже вовсю светило солнце.
Таня посмотрела на часы: половина девятого утра.
-Коля!- громко позвала она.
Николай Ильич не отозвался. Таня накинула пеньюар и вышла в гостиную.
Диван, на котором так до утра проспал капитан, остался примятым. Николая Ильича нигде не было.
-Странно,- сказала Таня,- где же он в такую рань?
Она было хотела набрать его номер, но вдруг остановилась, пошла в кабинет и достала отцовскую записную книжку.
Таня судорожно перебирала пальцами страницы:
-Ну где же он: о, п, р- вот!- Таня схватила телефонную трубку и дрожащими пальцами набрала номер.
-Алло! Я слушаю!- Таня замерла.
-Я слушаю!- повторил голос в трубке.
-Павел Семёныч,- тихо сказала Таня, почему-то прикрыв трубку ладонью,- Вы меня слышите?
Голос в трубке с минуту молчал:
-Таня?- наконец выговорил он,- Зайцева?
-Да. Это я. Мне нужно с Вами поговорить. Очень-очень нужно. Это срочно.
-Не ожидал. Ну приезжай, если нужно. Я выпишу пропуск на одиннадцать. Успеешь?
-Да. Спасибо большое.- Таня положила трубку не дожидаясь ответа.
Она растерянно смотрела в записную книжку отца, которую всё ещё держала в руке.
-Ну вот и пришло время во всём разобраться.
Таня собралась и вышла на улицу. Она хотела ехать на метро, но на улице то ли от жары, то ли от болезни ей стало плохо и Таня поймала такси.
-В прокуратуру.- скомандовала она таксисту.
Таня думала о предстоящем разговоре и не заметила, как вошла в прохладный подъезд.
-Зайцева. На одиннадцать, к Филимонову.- сухо отпарировала она охране.
Охранник сверил её слова с бумагами, подписал пропуск и отдал его Тане:
-Проходите. 215 кабинет.
-Я знаю.- резко ответила Таня.
Не оглядываясь, она поднялась на лифте на третий этаж и постучала в дверь кабинета.
-Да-да. Войдите.- крикнул голос за дверью.
Таня вошла.
-Таня! Сколько лет, сколько зим!- Прокурор вышел Тане на встречу.
Таня села в пододвинутое её крксло.
-Ты всё ещё сердита на меня? Всё ещё считаешь меня виноватым в смерти Володи?
Таня серьёзно посмотрела на прокурора и ответила:
-Это я и пришла выяснить.
-Так,- Павел Семёнович пригладил волосы и сел на место.- И что ты хочешь узнать? По-моему, я тебе тогда всё сказал.
-Нет. Не всё.- невозмутимо ответила Таня.- Я знаю, кто убил моего отца.
-Вот как!- выдохнул прокурор.
Он откинулся на спинку стула и пристально посмотрел Тане в глаза:
-А откуда ты знаешь?
-Этого я не скажу. Да и не важно это уже.
-Подожди,- остановил её Павел Семёнович,- то-есть, как не важно. Это дело уже пятнадцать лет висяком числиться. Шутка ли? Прокурора убили, а убийца из-под носа улизнул! Где он?
-Этот человек мёртв.- ответила Таня.
Павел Семёнович обалдел. Он наклонился через стол к Тане и заговорщецки глядя ей в глаза, тихо спросил:
-Это он сам тебе сказал?
Таня невозмутимо выдержала его взгляд:
-Нет. Это мне другой человек сказал. Вот про него-то я и хочу у Вас спросить. Мне почему-то кажется, что Вы знаете. Надеюсь, Вы не скроете правду от меня сейчас, потому что, как я и сказала, убийца мёртв и я Вам тоже не опасна.
Павел Семёнович приподнял бровь.
Таня опустила глаза и после паузы, добавила:
-И меня тоже скоро не станет. Мне не нужно разглашать Вашу тайну. Мне просто нужно знать правду.
Прокурор внимательно сверлил её взглядом. Потом он подошёл к двери и повернул ключ.
-Хорошо. Я скажу тебе правду. Толоко услуга за услугу — кто убил этого бизнемена? Уж не ты ли?
-Я.- Таня спокойно подняла глаза.
Прокурор застыл:
-Как? И ты так спокойно сейчас созналась в убийстве?
-Я уже сказала — мне нечего терять. Да и не Вам меня судить. Говорите правду и я не буду судить Вас. Обещаю.
-Гм.- хмыкнул прокурор.
Он сел за стол и стал внимательно изучать Таню.
-Да.- начал он,- Рад бы в рай, да грехи не пускают. Так ведь?
Таня не ответила.
-И меня не пускают.- продолжал Павел Семёнович.
Он тяжело вздохнул:
-Убийцей, видно, быть не просто. Но я никого не убивал. Я очень любил Тамару, Витину маму. Я ей говорил, что не будет она счастлива с твоим отцом. Но она верила, что Володя бросит семью ради неё. Витя уже родился, а она всё надеялась. Нет. Володя их не забывал, но он любил только твою мать. Это она виновата. Если бы она не отталкивала его…
-Мама его не отталкивала.- возразила Таня.
Павел Семёнович скрестил руки на животике и задумчиво смотрел вдаль:
-Ты многого не знаешь, Таня. Володя не раз хотел уйти, и твоя мать тоже уходила, но потом они мирились и всё начиналось с начала. А Тамара ждала.  А когда заварилась эта история, я не мог допустить, чтобы Виктора посадили. Тамара не пережила бы. И что мне было до совершенно чужой женщины! Я знал, что Володя любил её , ещё до встречи с твоей матерью, но она не ответила на его любовь. Володя не простил. Мне не трудно было его убедить в её виновности.
-А когда Алексей опубликовал электронное письмо матери, Вы помогли Виктору скрыться, да?- спросила Таня.
-Именно так. А что я ещё мог сделать?- Павел Семёнович снова тяжело вздохнул и опустил глаза,- Я не виноват в том, что мать Витиного друга умерла в тюрьме. Всего же не учтёшь.
Таня задумалась:
-А почему Алексей убил моего отца? Ведь получается, что он не виноват? Он же не знал правды!
Павел Семёнович серьёзно посмотрел Тане в глаза:
-Он прокурор был, Таня. Он не имел права не знать. И потом, мне кажется, Володя правду не хотел знать. Он хотел отомстить за свою сломанную любовь. Видимо, он что-то сказал её сыну.
Таня подняла глаза.
-Не жди от меня.- разочаровал её прокурор,- Я не знаю. Я лишь предполагаю.
Таня встала.
-Бог Вам судья.- Она пошла к двери.- Скажите, а Алексей ещё в розыске?
-Нет. Зачем? Правда больше никому не нужна.
Прокурор открыл дверь.
Таня молча вышла из кабинета и пошла по коридору. На лестнице у неё закружилась голова и Таня села на ступеньки. Мысли путались. И главное, что мог её отец сказать Алексею, чтобы спровоцировать убийство? Алексей не такой! Таня не понимала, как такое могло произойти!
А в это время Николай Ильич сидел в кафе со своей бывшей женой.
Елена пила коктейль через трубочку, теребя в руке ключи от машины.
-И всё-таки, Коля, зачем тебе машина?
-Лена, ну ей богу! Ты меня в чём-то подозреваешь?
-Да нет.- ответила Лена, прищурившись,- Просто странная просьба.
-Да ничего странного.- заволновался капитан,- Уже вечером машина вернётся к тебе назад.
Елена задумалась.
-Лен, ну правда, очень надо. Мне просто больше некого попросить.
-Держи.- Лена решительно бросила ему ключи.- Да смотри, не разбей.
-Спасибо, Лен, вот выручила!
-Да ладно! Только вот без машины не привычно мне домой добираться.
Николай Ильич сделал шутливо-виноватое лицо.
-Иди уже, капитан!- ухмыльнулась жена.
Николай Ильич, не веря своей удаче, сел в машину.
-Ну вот, сегодня от Таниной беременности не останется и следа!
Отъехав немного, он припарковался у обочины и обхватив голову руками, напряжённо думал.
Да, думать было о чём! Малейшая неточность и Таня может пстрадать или, не дай бог, умереть!
-С ума можно сойти! За что мне это?- выговорил капитан,- в первый раз в жизни люблю больше этой самой жизни, а тут такое!
Николай Ильич напряг память: он хотел вспомнить лицо Алексея, в малейших подробностях.
Красивое лицо знахаря чётко всплыло перед глазами.
-Странно,- удивился капитан,- видел его всего один раз, да и то мельком. Да я и не знал, что Таня его любит! И вот надо же, запомнил!
Николай Ильич потёр лоб влажной ладонью. Лицо Алексея так и стояло у него перед глазами.
-Да что б ты пропал!- выругался капитан и завёл машину.- Не видать тебе моей Тани, как своих ушей! я знаю, что ты не умер. Сердцем чувствую! Но для Тани тебя нет!
Он судорожно крутанул руль и выехал на дорогу.
-Девушка, Вам плохо?- наклонился к Тане проходящий мимо мужчина.
Таня подняла голову:
-Нет. Я уже ухожу.
-Может, Вам чет-то помочь?
-Нет.- Таня быстро пошла вниз по лестнице.
На улице сильный ветер резко ударил в лицо. От жары потемнело в глазах. Боль в горле не давала дышать.
Таня пошла вперёд не разбирая дороги. Она думала об Алексее.
-Он не убийца. Он не мог, это не он.- твердила Таня.- Что же мне делатьЧто делать! Ответь мне! Ответь, зачем ты убил моего отца? У меня же кроме него никого не было! Ты лишил меня детства! Зачем? Как мне простить тебя? Всё было бы по другому, если бы не ты!
Таня не заметила, как переходила дорогу.
Вдруг, словно вспышка молнии, как во сне, она увидела глаза Алексея! Те самые синие глаза!
Таня не выдержала напряжения остановилась и закричала:
-Нет! Я не хочу тебя видеть!
И в это же время скрип тормозов вывел её из транса.
Таня резко обернулась. В шаге от неё остановилась машина. За рулём сидел капитан!
Таня не мигая смотрела на него и не могла сдвинуться с места!
Николай Ильич обхватил обеими руками руль и тоже не отрываясь смотрел на Таню.
-Она остановилась! Она не могла сама остановиться!- только и смог выговорить капитан.
Не сказав ни слова, Таня пошла прочь. Выйдя из шока, она остановила машину:
-В аэропорт.- быстро сказала Таня водителю.
-В какой, сколько?
-В Новосибирск.- не глядя на него ответила Таня и молча достала деньги из кошелька.- Хватит?
Водитель взял пятитысячную купюру и осторожно взглянув на Таню, тихо ответил:
-На Новосибирск далековато. Быстро не получится.
-Ничего.- выговорила Таня,- Это уже не главное.

Глава 16

Ехали той же дорогой, что и с капитаном из аэропорта.
-Странно.- удивился водитель,- Сколько езжу сюда, всё время пробищи такие, что не протолкнуться, а сейчас никого! Чудеса.
-Это судьба.- повторила Таня,- А я сразу и не поняла.
-Да, судьба — штука такая. Её сразу не разберёшь.- Водитель охотно поддержал разговор.- Я вот тоже, как-то раз вёз пассажира в аэропорт. В Одессу ему надо было. А я, сам не знаю почему, его в другой аэропорт отвёз. Ну, пассажир в шоке, он на важную деловую встречу опаздал. А я, что бы Вы думали, в том аэропорту жену свою будущую встретил! Вот в этом самом аэропорту, куда сейчас Вас везу. Вот я её и отвёз до дома, да так уже шесть лет никуда и не уезжаю. Судьба! Да Вы не волнуйтесь так, рейс до Новосибирска часто бывает. Успеете.
До самолёта оставалось несколько минут.
-Девушка, я же Вам объяснила, регистрация закончена.
Таня не отходила и продолжала настаивать:
-Мне очень нужно. Это вопрос жизни и смерти.
-Неужели жизни и смерти?
-Да!- решительно ответила Таня.
-Ну ладно.- выдохнула девушка за стеклом,- Если это так важно — давайте паспорт.
Таня, дрожащей от волнения рукой, протянула паспорт.
-А теперь — быстро по коридору!
-Успею?
-Успеете.
Таня изо всех сил побежала к самолёту. Посадка уже давно закончилась.
-Что ж Вы так опаздываете?- укорил её молоденький стюард,- Вот без Вас бы улетели!
Таня радостно улыбнулась и пошла в салон. Она понимала, что летит в неизвестность. Но почему-то эта неизвестность так её манила, что дух захватывало! Словно от смерти спаслась.
Таня устроилась поудобнее и задремала. Её разбудил голос стюардессы:
-Пристегнитесь, пожалуйста. Самолёт начинает посадку.
Таня открыла глаза и удивлённо посмотрела по сторонам. Потом обратилась к сидящей рядом девушке:
-Скажите, а мы где-то внепланово приземлились? Что-то случилось?
Девушка улыбнулась в ответ:
-Нет. Всё в порядке.  Мы садимся в Новосибирске. Просто Вы так долго спали!
Таня смутилась:
-Да. Я, похоже, проспала всю дорогу.
В аэропорту Таня немного растерялась. Никто её не встречал.
Она подошла к свободному такси:
-Мне нужно к реке. На пароход. Вы отвезёте меня? У меня очень мало денег. Мне очень нужно!
Таксист с интересом посмотрел на Таню. Помолчал с минуту и наконец ответил:
-Да. Я вижу, у Вас проблемы не только с деньгами. Садитесь. Мне всё-равно надо к реке, забрать одного пассажира.
Таня обрадовалась и быстро села в машину. Она нервно теребила пальцами сумочку.
Таксист неспеша тронулся и машина понесла Таню в заветную сторону.
Таксист закурил.
-Не курите, пожалуйста.- Таня положила руку на горло. -Я болею, мне очень плохо.
Таксист внимательно посмотрел на Таню и затушил сигарету:
-Если плохо, зачем в глушь-то ехать? Вам, похоже, в больницу  бы не помешало.
-Не помогут мне в больнице.- грустно ответила Таня.
-А там помогут?- выразил сомнение водитель.
-Не знаю.- вздохнула Таня,-Но я не могу туда не ехать! Я жить иначе не могу!
-Во как!- присвиснул таксист.- Любовь что ли?
Таня молчала.
-Вы простите, если я безтактно.- извинился он,- Просто, странная Вы пассажирка.
-Любовь.- сказала Таня.
-Ну, если любовь,- протянул таксист,- тогда понятно. Если любовь, то на край света поедешь! Это верно.
-Скажите,- взволнованно спросила Таня,- Вы сказали, что пароход ходит по реке, да?
-Конечно ходит. Куда же он денется?
-А мне очень надо сесть на этот пароход.
-А в чём проблема-то?
-У меня денег нет. Я не знаю, что мне делать.
-Это не проблема. Помощник капитана мой приятель. Я попрошу. Вас довезут, куда скажете.
-Не удобно.- покраснела Таня.
-Не удобно спать на потолке.- отрезал таксист,- Если надо, значит надо.
Потом добавил:
-Не случайно же Вы именно ко мне подошли, так?
Таня удивлённо посмотрела на него.
-Значит, мне нужно Вам помочь. Всё просто.
-Спасибо.- благодарно ответила Таня.
Белый пароход стоял у причала.
У Тани замерло сердце: совсем недавно она ехала на этом пароходе. Неизвестность кружила голову.
Таня вспомнила Николая Ильича:
-А новый капитан, он что за человек?
Таксист удивился:
-А Вы откуда знаете, что капитан новый?
-Так. Не важно.- собралась Таня.
-Если Вы опасаетесь, что капитан не возьмёт Вас, то ошибаетесь. Этот юобрый старина ни во что не вникает. А вот и мой друг:
-Олег!- окликнул он коренастого блондина,- Здорово, дружище!
-Привет, Санёк!- Блондин размашисто протянул таксисту широкую ладонь.
-Ну как, этот чудак нашёл себе приключений?
-Похоже нашёл!- засмеялся помощник капитана,- Он всю дорогу только об этих колдунах и трещал!
-Каких колдунах?- вмешалась в разговор встревоженная Таня.
-Да, есть тут два таких экземпляра.
-А этот чудак учёный их изучать приехал. Я его сам на пароход отвозил.- подхватил таксист.
Таня ничего не соображала. Она глохла от ударов своего сердца. Во рту у неё пересохло:
-Вы сказали — два?- с трудом выговорила она.
-Да, два. Вам нехорошо? Вы побледнели!- забеспокоился Олег.
-Да. Нехорошо.- тихо прошептала Таня.
Она тёрла рукой грудь, словно её что-то сдавливало.
-Олег,- сказал таксист,- возьми, вот, пассажирку. По дружбе.
-Не вопрос.- ответил помощник,- Только как ей ехать в таком состоянии?
-Да нормально всё. Это с ней не в первый раз.
-Ну ладно.- замялся помощник,- Пойдёмте, я провожу Вас.
Он взял Таню за локоть:
-Давай, Санёк. Сейчас твой учёный спустится. Жди.
Таня с трудом поднялась на пароход.
-Давайте я Вас до каюты провожу.
-Подождите.- Таня остановилась,- Этот учёный, мне поговорить с ним надо.
-Вот зачем ещё?- удивился Олег,- Простите, не моё, конечно, дело…
-Да.- оборвала его Таня,- Мне очень нужно.
Помощник замялся:
-Ну ладно. Я попробую его найти, если он не ушёл ещё.
-Да, пожалуйста, поспешите!- Таня даже подтолкнула его рукой.
Через несколько минут помощник капитана привёл старичка в очках:
-Вы хотели говорить со мной?- Старичок учтиво поклонился Тане.
-Да!- Таня судорожно схватила его за руку.- Вы в деревне были, да?
-Да, был.- с удовольствием ответил учёный,- И Вы знаете, там такие видел чудеса! Даже поверить трудно. А ещё учёные кричат о материализме Мира!
-Подождите.- остановила его восторженую речь Таня,- Кого Вы там видели?
Таня словно боялась спросить прямо.
-Двух замечательных колдунов! Вы знаете, принято считать, что колдуны это старые беззубые старики, а тут! Два потрясающих молодых красавца! Один другого лучше. Словно бес и ангел!
Таня сильнее сжала его руку, губы с трудом выговорили:
-Виктор и…
-Алексей.
Таня потеряла сознание.
-Ну вот,- помощник захлопотал вокруг Тани,- я так и знал, что этим кончится! Как я её больную, в тайгу-то повезу?
Учёный наклонился над Таней, пощупал пульс, очень внимательно посмотрел на неё и сказал:
-Не бойтесь, она не больная. Она просто беременная.
Помощник остолбенел:
-Ещё лучше! А как Вы поняли?
Старичок встал и протёр очки:
-Я, мой друг, как-никак учёный. Я многое вижу. Отнесите её в каюту и не беспокойте. Я полагаю, девушка знает, что делает.
Помощник стоял рассерянный.
-Давайте, друг мой. Не мне же, старику, её на руки брать! А мне пора. Прощайте.
Учёный взял свой чемоданчик и пошёл к трапу.
Олег осторожно взял Таню на руки и отнёс на диван. Таня приоткрыла глаза.
-Ой, Вы меня и напугали! Хоть бы предупредили, что беременны.
Таня резко открыла глаза:
-Что? С чего Вы взяли?
Помощник покраснел, смущенно ответил:
-Да, чудак этот, учёный, сказал.
-Что он сказал?- резко спросила Таня.
-Что Вы беременны.
Таня быстро села на диване:
-Не может быть!- Лицо Николая Ильича резко всплыло у неё перед глазами.- Так вот, что он хотел!
-Простите?- переспросил помощник.
-Он хотел, чтобы я потеряла ребёнка! Он знал!
-Вам лучше побыть одной.- проговорил вконец смущённый помощник.
-А?- рассеянно вскликнула Таня, не глядя на него,- Да, идите. Мне нужно побыть одной.
Таня подошла к окну:
-Боже мой! Как же я не поняла, не почувствовала!
Она поняла почему там, на дороге, опять увидела синие глаза Алексея.
-Я ведь не спала! Это ты! Ты спас нашего ребёнка! Ты всё знал!- Таня прижала руки к груди:-
-Спасибо тебе!- сердцем сказала она , словно Алексей мог услышать её.
Таня вышла на палубу. Река успокаивала её. Солнце нежно согревало.
У Тани навернулись на глаза слёзы:
-Ты живой!- сказала она еле слышно,- А вот я…
Таня проглотила комок в горле:
-Ну что, видно я это заслужила! Господи, примешь ли ты меня теперь! Простишь ли? Зря я еду.
Алексей сидел на берегу у причала. Он ждал, когда появиться белый пароход.
Михалыч подошёл к нему и присел рядом:
-Так и будешь сидеть? Пойди в машину, утро ведь холодное!
Алексей покачал головой, не отрывая взгляда от реки.
Михалыч прищурился от солнца и тоже всмотрелся в речную даль:
-Слушай, Алексей, а ты точно уверен, что Таня вообще приедет? И именно с этим пароходом? Может ты ошибаешся?
-Нет. Не ошибаюсь.- ответил Алексей.
Михалыч недоверчиво посмотрел на знахаря:
-И как ты это чувствуешь?
Алексей улыбнулся:
-Разве любимого человека так уж сложно почувствовать? Так у всех бывает. И специальных навыков здесь не нужно.
Михалыч задумался. Потом спросил:
-Ты так сильно любишь её?
Алексей опустил глаза и тихо ответил:
-Любовь — она одна. Либо есть, либо нет. А кто сомневается или проходит, думает, она, так это не любовь. Любовь не исчезает никогда! И слабой не бывает.
-А вот уедет Таня обратно в Москву, что тогда станешь делать?- робко спросил Михалыч.
Алексей помолчал, разглядывая бегущие облака. Потом ответил:
-Я этого не могу знать точно. Я могу лишь предполагать.
-Ну и что! Что ты предполагаешь?- занервничал Михалыч.
-От любви нельзя скрыться. Думаю, что и Таня не сможет.
-Вот как!- Михалыч от волнения встал,- А ты знаешь, я ведь тоже не хочу, чтобы Таня уезжала. Я ведь один совсем. Давай мы с тобой её сюда своей любовью так притянем! Чтобы она и думать забыла про свою Москву.
Алексей улыбнулся грустно.
Михалыч удивлённо спросил:
-Ты что же, Алексей, сомневаешся, что у нас это получится?
-Нет. В этом трудно сомневаться. Просто…
-Что просто? Ну договаривай!
Алексей встал. Он внимательно смотрел Михалычу в глаза.
-Что?
-Таня больна. Очень тяжело.
Михалыч побледнел и проговорил:
-Она умрёт?
Алексей вздрогнул, но тут же снова овладел собой:
-Я сделаю всё, что смогу, чтобы этого не произошло.- Потом добавил:- Если она мне позволит.
Они оба замолчали и стали смотреть на реку.
Таня тоже смотрела на реку. Сердце замирало, когда только она представляла лицо Алексея, как она увидит его, подойдёт и скажет… Хотя,- Таня закуталась в кофту,- что тут можно сказать!
-Смысла нет бояться, если еду всё-равно.- сказала вслух Таня,- Будь что будет.
-Это Вы зря.- Олег подошёл неслышно.
Таня обернулась.
-Не стоит так.
-Как?- переспросила его Таня.
-Не знаю: равнодушно, отчаянно что ли.
-Мне нечего терять.
-Не правда. Человеку всегда есть, что терять. Тем более Вам.
Таня пожала плечами:
-А что во мне такого?
-Ну как что? Вы молоды, красивы. Вы ещё и счастья-то не знали. Я прав?
Таня опустила глаза:
-Не знаю. Счастье это было или что!
-Ну вот, видите! Было бы счастье, не сомневались бы.
Олег заботливо тронул Таню за плечо:
-Вы берегите себя.
Таня вздрогнула:
-О чём это Вы?
Олег убрал руку:
-Мы приплываем скоро. И я бы очень хотел, чтобы у Вас всё было хорошо.
Он не оглядываясь пошёл прочь по палубе.
Таня стала внимательно всматриваться в берег. Знакомые пейзажи проплывали мимо и Таня неожиданно поймала себя на мысли, что это всё стало ей таким родным и близким! Вся жизнь здесь была ей понятна. А вот город… Город стал чужим, страшным, как огромная адская машина, без разбора пожирающая людей, их души, желания. Абсолютно всё!
В далеке показалась пристань. Таня с наслаждением вдохнула свежий воздух — воздух свободы!
Она не спешила идти за вещами, а с наслаждением созерцала, как пароход неспеша прокладывал себе путь к берегу.
-Смотри, Алексей, вон он, пароход!- возбуждённо воскликнул Михалыч.
Он приложил ладонь козырьком к бровям, закрываясь от солнца и всматривался в даль, словно с берега он мог увидеть пассажиров на палубе.
-А вдруг нет её там!
Алексей не отвечал. Он встал и, казалось, совершенно спокойно смотрел на подплывающий пароход. Только пальцы, теребящие букетик ромашек выдавали его волнение.
Михалыч побежал на причал. Пассажиров этим рейсом было много.
Не найдя среди них Тани, Михалыч занервничал. Он нервно толкался среди народа, вглядываясь в каждое женское лицо. Отчаявшись, он облакотился на перила трапа и вытер лоб:
-Ну вот, я так и знал! И чего я так завёлся? Поверил Алексею, а ему просто хочется так, вот и всё!
Вдруг чья-то мягкая ладонь легла на его руку.
Михалыч вздрогнул и поднял голову: Таня стояла рядом и улыбалась.
-Танюша.- выдохнул Михалыч.
-Танюша!- крикнул он радостно и они бросились друг к другу в объятия.
Михалыч смазнул слезу, Таня тоже плакала.
-Ну что же ты плачешь-то, Танюха!
Таня улыбнулась:
-Я от радости.
Михалыч вгляделся в Танино лицо. Он вспомнил слова Алексея:
-Танюша, как ты? Вид у тебя что-то не здоровый?
-Ничего. Устала просто. Вот приедем домой, отдохну и всё будет хорошо.
Михалыч покачал головой. Он посмотрел на берег, где всё ещё стоял Алексей.
Таня проследила за ним и встретилась с Алексеем взглядом. Таня не сказала ни слова, только глаз уже отвести не смогла. Алексей тоже не отводил глаз.
-Я это, к машине пойду, Танюшь. Вы тут сами.
Михалыч быстро отошёл к машине. Он нервничал и даже не смотрел, как Таня и Алексей медленно подошли друг к другу.
-Это мне?- тихо спросила Таня, показывая на букетик ромашек.
Алексей даже забыл про них. Он спохватился и протянул Тане цветы.
Таня улыбнулась и понюхала букет:
-Спасибо!- И добавила:- Ты ведь знал, что я приеду?
Алексей молча кивнул.
-И знал, что не одна?
Алексей напряженно смотрел Тане в глаза.
-А что навсегда, ты тоже знал?- хитро прищурила глаза Таня.
-Догадывался.- ответил Алексей.
Таня подошла к нему и прижалась к его груди:
-Ты больше не отпускай меня, хорошо?
-Не отпущу!- Алексей нежно обнял Таню.
Народ на пристани разошёлся. А они всё стояли, забыв обо всём на свете и не заметили, как помощник капитана наблюдал за ними с парохода:
-Я думаю, что теперь всё будет хорошо.- сказал он сам себе,- И жаль, что я не встретил её раньше, чем он!
-Пойдём?- спросил Алексей.
-Пойдём.- ответила Таня.
Они взялись за руки и пошли.
-Я не хочу на машине.- сказала Таня.
Алексей удивился:
-Но ты же устала?
-Не так уж я и устала.- возразила Таня.- Я хочу идти с тобой вот так, по тайге и ни о чём не думать! И потом, я так быстрее отдохну, чем трясясь в душной машине!
-Хорошо, пойдём пешком. Вы езжайте, Василий Михайлович, мы с Таней сами дойдём.
-Как это сами, вы что, с ума сошли?- Михалыч быстро вылез из машины,- Нет, я конечно понимаю, что вам надо поговорить, но будет ещё время! Дорога ведь не близкая!
Таня погладила его по плечу:
-Ничего. Мне лучше так, Вы не волнуйтесь.- Таня положила в машину свою сумку,- Мы, может и не сегодня домой предём, Вы только не волнуйтесь.
Михалыч покачал головой:
-Смотри, Алексей, я тебе поверил. Береги её, ты же сказал…
Алексей прервал его, поднеся палец к губам.
Михалыч замолчал:
-Ладно. Буду дома ждать.- Он нехотя сел в машину и поехал.
-Ну что ж, пошли?- улыбнулся Алексей, слегка потянув Таню за руку.
-Ты никогда не говорил, где живёшь. Покажешь?
-Покажу.
Они отошли с дороги в поле и пошли прочь от белого парохода.

Глава 17

Утреннее солнце начало пригревать. Голубое небо успокаивало и Таня немножко расслабилась.
Она молча шла рядом с Алексеем и отчётливо осознавала, что позади остаётся не только белый пароход, а вся её прошлая жизнь. Предстояло начать всё с чистого листа. Сердце замирало: начать — что начать? Сколько осталось? Боль в горле давала о себе знать.
Таня замедлила шаг и остановилась. Алексей посмотрел на неё и тоже остановился:
-Тебе страшно?- спросил он так спокойно, что Таня расстерялась.
Она подняла на него удивлённые глаза. Мысль о смерти почему-то перестала её пугать:
-Я больна ведь. Смертельно больна.- проговорила Таня, не сводя глаз с Алексея.
Она внимательно наблюдала за его реакцией.
Алексей тоже не сводил с неё своих синих глаз.
-Смертельной болезни не бывает.
Таня слегка наклонила голову на бок:
-Как это? Ты хоть сам-то понял, что сейчас сказал?
Алексей слегка улыбнулся:
-Я многое понял. И не только это. Ты тоже поймёшь. Я постараюсь объяснить тебе.
Он протянул Тане руку:
-Пойдём.
Таня робко взяла его за руку. Ноги сделались ватные. Она тихо пошла за знахарем.
Подумав несколько минут, Таня спросила:
-А почему же тогда люди умирают от болезней, которые считаются смертельными?
-Потому, что не хотят изменять себя и свою жизнь.
-Вот как!
-Ну подумай сама: люди умирают не только от рака или инфаркта. Кто-то умирает и от так называемого гриппа и даже от простуды. А кто-то просто съест что-то не то. А ведь никто не считает эти болезни смертельными. О чём это говорит?
Таня задумалась:
-Ну, врачи считают, что иммунитет разный.
-Иммунитет у всех практически одинаковый. Психика у всех разная.
-А при чём тут психика?- Таня начала понемногу заводиться.
-Ну смотри: тело Бог дал всем одинаковое.
Таня выдернула свою руку и совсем рассердилась:
-Ты не забывай, что с врачом говоришь. Есть же генетика.
Алексей невозмутимо продолжал:
-Генетика, говоришь?- Он повернулся к Тане лицом и продолжал идти.- Вот смотри — у меня две руки. И не может быть по-другому. Потому, что это Бог так создал. Это его генетика. Так почему же печень, почки или сердце у людей должны быть разные?
-Они не разные. Они работают по-разному.
-А что их заставляет работать по-разному?
Таня злобно стрельнула на Алексея глазами:
-Не знаю.
Алексей засмеялся и развернулся лицом к дороге.
-Чего ты смеёшся?- возмущённо спросила Таня.
Алексей повернул к Тане радостное лицо:
-Ну слава богу, что ты призналась!
-В чём?
-В том, что ты ничего не знаешь! Это хорошо очень.
-Ну во-первых, я кое-что знаю. И потом, что тут хорошего? Если бы медики знали, они бы могли спасать людей от смерти, эффективнее лечить их. А так…
-А так они не могут вылечить даже ребёнка от простуды.
Таня возмущённо качнула головой:
-Ну это уже слишком! Ты ведь не врач, так почему рассуждаешь о том, чего не знаешь?
Алексей улыбнулся и остановился. Он горячо посмотрел на Таню:
-Я знаю, Таня, знаю! И всё тебе раскажу, чтобы ты тоже знала. Ты поймёшь всё и выздоровеешь. И ещё,- он продолжил после паузы,- Я очень люблю тебя.
Таня вспыхнула. Алексей продолжал:
-Да. Я знаю, как много нас разделяет. Но мы с тобой всё сможем преодолеть!- Он взял Таню за руку и спросил, вглядываясь ей в глаза:- Ведь ты любишь меня? Правда?
Таня опустила глаза.
Алексей ждал ответа.
Таня посмотрела на него и ответила:
-Да. Это правда. Зачем спрашиваешь, что и сам знаешь?
Алексей улыбнулся:
-Хочу от тебя услышать.
-Да, мы всё попробуем преодолеть.- по-деловому рассуждала Таня,- Иначе бы я к тебе не приехала. Я всё хочу начать с начала. Я хочу быть с тобой!- чуть ли не выкрикнула она и заплакала.
Алексей обнял её и погладил по голове:
-Ну что ты, Танечка, не надо плакать! Тебе не надо ведь волноваться! Ребёнку это не очень хорошо.
Таня перестала плакать:
-Значит, это правда?
-Правда. А ты и не знала? А-я-яй!
Таня вытерла слёзы и слегка отстранилась:
-Подожди. Теперь я всё точно поняла.- Таня задумалась.- Поэтому он и хотел сбить меня! Не может быть!
Таня двумя руками загладила волосы назад. Она сделала несколько шагов вперёд. Потом повернулась к Алексею и воскликнула:
-Как он мог! Я же верила ему! А он так предал меня!
— Он просто боялся тебя потерять.- ответил Алексей.
Таня вспыхнула. Её взгляд сделался злым:
-Зачем ты это сейчас сказал? Ты что, не понимаешь, что он сделал? Он же мог убить не только ребёнка, он мог меня убить! А ты защищаешь его?!
Алексей обнял Таню за плечи:
-Я не защищаю. Я всё знаю. Я практически сходил с ума, потому, что не знал, как тебя защитить. Ты ведь решила для себя, что я умер, поэтому не воспринимала мою энергию. Но у меня всё-таки получилось! Я бы всё-равно нашёл выход!
Он закончил свою пылкую речь.
Таня внимательно смотрела на него:
-Тогда зачем ты так сказал?- спросила она.
-Чтобы ты простила его.- Алексей стал серьёзным:- Тебе сейчас очень важно простить. И не только его. Прощение очень важно. Поверь!
У Тани уже не было сил что-либо говорить. Она просто прижалась к Алексею и старалась найти в себе силы жить дальше.
Темнело. Из леса доносился волчий вой.
Таня боязливо поёжилась. алексей это заметил:
-Не бойся. Волки нам не опасны.
Таня недоверчиво спросила:
-Ты уверен?
-Абсолютно.
Таня покосилась на лес.
-Понимаешь, здесь дикая, если можно так сказать, природа. Дикая в том смысле, что цивилизация сюда мало ещё вторглась. Поэтому животные здесь меньше испытывают неосознанный страх. Они чувствуют гармонию. Мы не причиним ей вреда. Не бойся!- Он крепко взял Таню за руку.
-А нам далеко ещё идти?- робко спросила Таня.
-Нет, не долеко. Просто скоро станет совсем темно, да и ты устала. Так что мы сейчас найдём какое-нибудь удобное местечко и дождёмся утра.
Таня остановилась. Она ошалело смотрела на Алексея:
-Ты что, мне в лесу ночевать предлагаешь? Тебе не кажется, что это уже слишком! И потом,- Таня совсем разволновалась,- я не устала вовсе! Я уж лучше пойду, чем буду здесь сидеть и всю ночь бояться!
Алексей тоже остановился и оглядел растущую рядом траву. Сорвал что-то и потёр в ладонях.
-А тебе и не придётся бояться.- Он потёр Танины виски влажными ладонями.- Ты будешь всю нось спать спокойно. И очень хорошо отдохнёшь.
-Ну не знаю.- уже более спокойно ответила Таня.
Незнакомый приятный аромат уже немного успокоил её. Ещё через минуту Тане совсем не хотелось сопротивляться. По телу разлилось приятное тепло.
Алексей потянул её за руку с дороги. Таня уже не сопротивлялась.
Пройдя совсем немного, Таня в сумерках сумела разглядеть небольшую ложбинку у подножья большущей ёлки.
-Подожди немного.
Алексей ненадолго отлучился и вернулся с охапкой полевых цветов и трав. Он аккуратно разложил их по дну ложбинки и предложил Тане прилечь.
Таню совсем разморило и она с удовольствием легла на ароматную простыню.
Большущие лапы ели закрывали ложбинку и Тане казалось, что это маленький уютный домик.
-Как ты смог найти такой потрясающий ночлег?- спросила она Алексея.
-Я здесь часто провожу ночь. Людям ведь помощь нужна не только в твоей деревне, а транспорта здесь нет. Вот и приходиться так ночевать.- Алексей удобно расположился рядом,- У меня много таких мест.
Лес мерно шумел, как-бы убаюкивая путников. Таня не заметила, как уснула.
И приснилось ей, будто она сидит на бабушкиной могилке. Разговаривает с ней. И вдруг, бабушка идйт из леса. Подходит к Тане и садиться рядом. А небо голубое-голубое и солнышко светит.
Таня вскочила, подбежала к бабушке и радость переполняет её сердце:
-Бабушка!- воскликнула Таня,- Ты живая!
-Конечно живая!- усмехнулась старушка.- Хорошо теперь, смотри-ка, внученька, солнышко засияло! Холодно было. А теперь хорошо!
Таня удивилась и спросила:
-А что же, солнышка раньше не было?
Бабушка лукаво улыбнулась:
-Не было, внученька, а теперь оно уже никуда не денется.
-Почему?- недоумевала Таня.
-А это потому, внученька, что ты белого голубка выбрала. Теперь всегда будет солнышко.
В этот момент действительно прилетел белый голубь и сел Тане на плечо.
-Ну я пойду, внученька.- Бабушка собралась уходить.
-Куда же ты, бабушка? А как же я?
-Теперь я за тебя спокойна. Всё хорошо будет.- Бабушка посмотрела на Тане за плечо и с улыбкой добавила:- Да и не одна ты.
Таня вздрогнула и проснулась. Она огляделась по сторонам.
Алексей приподнялся на локте и лаского смотрел на Таню.
-Ты представляешь,- взволнованно сказала Таня,- мне бабушка приснилась!
-Да? И что она тебе сказала?
-А сказала, что всё у меня хорошо будет.
-Да?- Лицо Алексея стало сосредоточенным.- Значит, всё у нас получится.
-Ты так думаешь?- Таня села и повернулась к Алексею.- А почему ты так думаешь?
Алексей тоже сел:
-Я так думаю, что не спроста меня приняла твоя бабушка, научила многому. Она почувствовала, знала, что мы встретимся и полюбим друг друга. Она благословила нас.
-Ты так думаешь? Но мы с тобой всё-равно бы встретились. Я же полюбила тебя не за то, что ты знахарь. Я бы тебя любого полюбила бы!
-Да, но скорее всего не простила. А я бы не смог тебя вылечить.- Алексей замолчал.
Таня внимательно смотрела на него. Потом проговорила:
-Значит, это сыдьба!
-Да.- ответил Алексей,- Ведь как говорят: рука Господня пишет прямо, даже если строчки идут криво.
Они оба замолчали.
Алексей встал, раздвинул еловые лапы и протянул Тане руку. Они вышли из своего ночного укрытия.
Таня с удовольствием вдохнула в себя лесной воздух:
-Хорошо-то как!- восхищённо выдохнула она,- Ну что, пойдём дальше?
Таня посмотрела на Алексея и заметила, что он напряжён. Она подошла к нему и осторожно спросила:
-Алёша, что-то не так?
Алексей последил взглядом за облаками, потом повернулся к Тане:
-Да. Не так. Я не всё ещё рассказал тебе.- Алексей замолчал.
-Ну говори же?- насторожилась Таня.
-Понимаешь, Виктор, он всё так же здесь. И скорее всего, тебе не избежать встречи с ним.
Таня замерла. Потом сказала серьёзно:
-Я не хочу его больше видеть.
-Это неизбежно. Я не смогу огородить тебя полностью. Но не в этом дело.
-А в чём?
Алексей серьёзно смотрел Тане в глаза:
-Я люблю тебя. Я не хочу, чтобы что-то стояло между нами. Виктор всё для этого сделает.
Таня встрепенулась:
-У него ничего не получится. Я же тоже тебя люблю!
-Да.- Алексей взял Таню за руки,- Я не хотел убивать твоего отца.
Таня замерла. Потом отошла назад:
-Неважно. Я же простила тебя! Зачем ты опять об этом!
-Потому, что ты не простила.
Таня возмущенно вскинула голову и хотела возразить, но Алексей прервал её:
-И ты не всё знаешь.
Он подошёл к Тане поближе:
-В тот день я хотел только напугать твоего отца. Нет. Даже не напугать. Я хотел, чтобы на грани жизни и смерти он понял, почувствовал, что нельзя так поступать. Что человеческая жизнь важнее амбиций и обид. Я спросил его, что он чувствует под прицелом?
От волнения Алексей стал ходить по поляне. Он нервно тёр руки. И говорил, словно не Тане, а сам себе. Он продолжал:
-Но он не раскаялся. Ни сколько! Он сказал, что и не такие его на мушку брали и ничего! И я нажал на курок.
Таня с замиранием сердца слушала его рассказ.
Алексей резко обернулся:
-Ружьё было не заряжено. Я точно знал это. Оно выстрелило. И в нём был только один патрон.
-Как это?- одними губами прошептала Таня.
Алексей взял себя в руки и уже более холодным голосом ответил:
-Я думаю, что это Виктор зарядил ружьё.
Наступила тишина. Таня и Алексей во все глаза смотрели друг на друга.
Таня очнулась первой и села на поваленное дерево. Она обхватила голову руками и зажмурила глаза. На сердце было не спокойно.
-Ты веришь мне?- нарушил тишину вопрос Алексея.
Таня подняла на него полные слёз глаза:
-Не знаю.- тихо прошептала она.
Прошла минут пять. Таня встала, поправила одежду и не глядя Алексею в глаза, сказала:
-Я пойду домой, в деревню.
Алексей удивился и нервно заговорил:
-Подожди, почему домой? Ты же хотела идти со мной? Таня, прости меня, зря я это сейчас всё сказал! Ты же больна, тебе лечиться нужно. И потом…
Таня резким жестом руки прервала его:
-Если хочешь, можешь проводить меня, а то я дороги не знаю.
Она пошла было вперёд, но остановилась. Сзади к ним подъезжал небольшой грузовичок.
Таня проголосовала:
-До деревни довезёте?
-Таня! Ты! Как я рад!- Серега лихо спрыгнул на землю и энергично обнял Таню.- Михалыч мне сказал, что ты приехала! Что ж вы пешком-то! Садитесь в машину. Я вас довезу, куда скажете!
Таня подошла к дверце машины и устало проговорила:
-Домой, Серёжа, отвези меня.
Сергей растерянно посмотрел на Алексея:
-Ладно. Как скажешь.
Он помог сесть Тане и быстро вернулся за руль:
-Извини, брат.- сказал он через окно Алексею.- Вот Михалыч-то обрадуется!
Он радостно потёр руки. Грузовичок неспеша тронулся.
Таня посмотрела в боковое зеркало: Алексей так и стоял посреди дороги.
-Тань,- осторожно спросил Серёга,- он обидел чем тебя? Ты только скажи!
Таня грустно улыбнулась:
-Нет, Серёжа. Это я обидела его.
Серёга недоверчиво глянул на Таню:
-Слушай, Тань, Михалыч сказал, что ты болеешь?
Таня махнула рукой:
-Да так, ерунда.
-Ты и впрямь выглядешь неважно.
Таня посмотрела на себя в зеркало:
-Устала, что ж ты хочешь! Пока к вам сюда доберёшся!
-Да.- вздохнул Серёга,- Это правда. Далековато мы забрались.
Машина подъехала к дому и остановилась. Серёга спрыгнул и помог спуститься Тане.
-Проводишь?- улыбнулась она.
Серёга спохватился:
-Конечно. Ты, небось, и печку-то сама не затопишь.
Они вошли в калитку. Дома было сыро и холодно.
Таня остановилась на пороге и глубоко вдохнула:
-Детством пахнет.
Серёга ушёл за дровами и Таня осталась одна.
-Здравствуй, бабушка. Ну вот я и насовсем приехала.- Таня провела рукой по дверному косяку:- Примешь меня?
На сердце стало спокойно и тепло и Таня поняла, что поступила правильно.
Серёга затопил печь, принёс воды и уехал. Дом начал нагреваться.
Таня неспеша прибралась. Вечерело. Она знала, что скоро приедет Михалыч и ждала его, но на пороге появился совсем другой гость.

Глава 18

Алексей тихо прикрыл за собой дверь. В руках он держал букетик оранжевых хризантем.
Таня встала, тряхнула головой, словно пытаясь сбросить наваждение. Они с минуту смотрели друг на друга. Потом не удержались и улыбнулись.
Таня взяла цветы:
-Это садовые цветы. Ты занимаешся садоводством?- спросила она.
-Нет. Я их попросил, у женщины, помнишь, дочь которой болела. Ты заходила к ней.
-Помню.- ответила Таня.- Хорошо, что ты пришёл.
Таня подошла ближе:
-Мне пусто как-то без тебя.
-В доме? Но ты здесь не будешь одна.
-Нет.- Таня опустила глаза и замерла:- В жизни. Я не могу без тебя.
Она прижалась к его груди:
-Я не могу без тебя.- прошептала она вновь.
-Я тоже не могу без тебя.- ответил Алексей.
Он нежно коснулся Таниных губ и Таня потеряла счёт времени. Её душа то улетала к звёздам, становясь огромной-огромной, то сжималась в маленькую капельку на лепестке цветка. И сердце казалось бьётся уже не само по себе, а в такт с вечностью, производя на свет прекрасное и виликое ощущение счастья.
Таня проснулась, а точнее очнулась от лучика солнца, ударившего в глаза сквозь занавески.
Алексея рядом не было.
-Алёша!- позвала она его.
Алексей не отозвался. Тогда Таня встала и пошла исследовать дом.
В коридоре похло травами. Алексей возился у печи:
-Ой, Танюша,- улыбнулся он,- не успел немного. Сейчас закончу.
Через несколько минут он достал из печи глиняный горшочек с пряно пахнущим отваром:
-Вот. Пусть постынет.
Алексей осторожно, даже трепетно поставил горшочек на стол и снова улыбнулся Тане.
Таня терпеливо ждала, когда он закончит.
-Почему ты так смотришь на меня?- слегка смутился Алексей.
-Любуюсь.- ответила Таня,- Раньше я не знала, как выглядит любовь, а теперь знаю. У неё синие глаза и белокурые кудри.
Алексей поправил упавшую на Танин лоб прядь волос и тихо ответил:
-Нет, это я любуюсь. Прекраснее тебя наверное и быть не может! Хорошо, что мы встретились. Видимо, бог простил меня. А ты?- спросил он через паузу.
Таня опустила глаза.
Алексей быстро сменил тему:
-А я ведь жил здесь раньше.
-Да, ты говорил, с бабушкой.- отозвалась Таня.
-И не только. После её смерти я долго здесь жил. А потом пришлось уйти.
-Почему?
-Из-за Виктора.
-Он угрожал тебе?
-Не только. Он пытался поджечь дом.
Таня вздрогнула:
-Поджечь?
-Да. Я не мог этого допустить. Это ведь не мой дом.
-И с тех пор никто не знает, где ты живёшь?
-Не знали.
-Странно.- задумчиво произнесла Таня.
Она села за стол с чашкой тёплого травяного отвара:
-Виктор хочет убить тебя. Так?
-Да.
-Так почему он этого не сделал? Боиться?
Алексей сел напротив:
-А чего ему бояться? Он совершенно безнаказанно убивал мешающих ему и не раз.
-Да. Я слышала.- Таня внимательно рассматривала чашку,- Так в чём же дело?
Алексей стал серьёзным:
-Я думаю, он чувствует и свою вину, поэтому полагается на судьбу. Справедливости, говорит, хочет. Он думает, что судьба сама определит виноватого и покарает его.
-Вот как!- выдохнула Таня,- Так что же он мне ружьё подсунул? Я что, судьба что ли?
-Отчасти да. Ты же не веришь мне. И ему не веришь. Но сердце твоё знает правду и сделает выбор.
У Тани побежали мурашки по спине. Она поставила чашку:
-Я не хочу ничего вершить. Кто я такая! И потом, я же не убила тебя! Разве это не выбор?
Алексей опустил голову. Потом пристально посмотрел Тане в глаза:
-Мы оба живы. Жребий ещё не брошен.
Таня замерла:
-Не говори так! Мне страшно от твоих слов!
-Не бойся!- Алексей взял её руку в свою.- Я не дам ему обидеть тебя. Я смогу тебя защитить.
Таня замерла и спросила:
-А что может защитить тебя?
Алексей секунду серьёзно смотрел ей в глаза, потом ответил:
-Прощение.
Таня резко отдёрнула руку и встала:
-Ты же знаешь, что я простила тебя.
-Нет. Ты злишся, значит ты не простила.
Таня прошлась по коридору и снова села за стол.
-Если от этого зависит твоя жизнь — то я простила.- серьёзно проговорила она.
-Нет.- ответил Алексей,- От этого зависит твоя жизнь.
Таня удивлённо вскинула глаза:
-Как это? Как это может помочь мне выжить?
Алексей легонько коснулся её горла и внимательно глядя ей в глаза, ответил:
-Вот это и есть твоя обида. Она мешает тебе говорить то, что ты думаешь. Поэтому у тебя болит именно горло.
Таня покраснела:
-Мне трудно с тобой.- серьёзно выговорила она,- Ты всё время проникаешь ко мне в душу. Я не хочу этого.
-Извини. Я не хочу смущать тебя. Я просто действительно научился видеть немного больше, чем обычные люди. Твоя бабушка научила меня этому. Но ведь это не вина. Я просто очень хочу помочь тебе.
Алексей заговорил взволнованно и быстро:
-Я много думал о твоей болезни. Об этой болезни вообще. Ты — молодая, здоровая женщина не могла заболеть просто так. в жизни вообще ничего не бывает просто так. Ты заболела, когда в тебе появилась эта обида. Она очень сильная и болезнь поэтому развилась стремительно. Так?
Таня ошарашенно смотрела на него.
-Скажи честно.- настаивал Алексей.
-Так.- смущённо выговорила Таня.
-Поэтому единственный путь к выздоровлению это прощение. Избавившись от обиды, которая душит тебя, ты избавишся от болезни.- Алексей замолчал.
Таня несколько минут думала. Потом спросила:
-Как? Как мне простить?
Алексей покачал головой:
-Я не знаю. Может быть, твоё сердце подскажет тебе. Его спроси.
Раздался стук в дверь и на пороге появился Леший:
-Можно к вам?- Он как всегда лучезарно улыбался.
-Сеня.- растерянно выговорила Таня.
-Мир вам.- поклонился Леший,- С приездом, Танечка. Хорошо, что ты теперь с нами.
-Да, спасибо.- очнулась Таня,- Проходи, присаживайся. Как ты узнал, что я приехала?
-Так, все уже знают. Здесь народу мало, не то, что в Москве.
Таня пристально посмотрела на Лешего:
-Значит и он, Виктор, знает?
-Конечно знает. Привет тебе передовал, родственники как-никак.
-Вот как!- Таня сжала кулачки.- Родственники значит!
Она взволнованно прошлась по коридору:
-А ещё что он тебе сказал? Он мне угрожал?
-Нет.- протянул Леший,-Шаман никогда не угрожает. Он разит свою жертву молча, неожиданно. А тебе желал скорейшего выздоровления и,- Леший искоса взглянул на Алексея,- просветления.
Таня стукнула кулаком по стене:
-Не оставит он меня, видно в покое! Но я больше не стану марионеткой в его руках. Он думает, что всех может за верёвочки дёргать, как ему вздумается! Ошибается!- возмущённо произнесла Таня,- Я больше не играю по его правилам.
-По его правилам здесь все играют.- Леший опять косо посмотрел на Алексея,- Даже ты! А ведь люди надеются на тебя! Верят!
Алексей изумлённо ответил:
-Верят? Да я им нужен только если что-нибудь случится, а так, в обычном состоянии они тянутся к нему.
-Ну что ты такое говоришь, Алексей! Кто ж к нему тянется?
-Да все! Даже ты! Он ведь здесь негласный хозяин.
-Ты не прав.- покачал головой Леший.
-Если бы я был не прав,- ответил Алексей,- то Виктор здесь не имел бы никакой власти. Вы боитесь его, а он манипулирует вами через этот страх. В чём здесь моя вина?
Таня с Лешим переглянулись
-Да, ты прав.- ответила Таня,- Надо встретится с ним и прямо ему сказать, чтобы он не лез в мою жизнь, в жизнь этих людей, а то…
-Что, а то?- перебил её Алексей,- Застрелишь его?
Таня застыла. Щёки её вспыхнули:
-Ты о чём? И полсе этого будешь мне о прощении говорить?
-Я не о чём.- уже спокойнее ответил Алексей,- Просто ты когда планируешь, видишь конечную цель?
Таня замолчала.
-Не ссорьтесь пожалуйста!- разволновался Леший,- Алексей прав, Таня. Это встреча ничего не даст и людям не поможет. Живи, как живёшь, всё само образуется.
-Как же, образуется оно!- фыркнула Таня,- А мне страшно, понимаете, страшно! За тебя,- кивнула она на Алексея,- за себя. Я жить хочу, долго и счастливо!
-Так и будет.- еле слышно ответил ей Алексей.
Таня вскинула на него глаза:
-Откуда ты это можешь знать?
-Я не знаю, я так хочу!
Наступила зима. Алексей попрежнему жил в доме у Тани. Жизнь в деревне текла своим чередом.
Тане стало легче. Опухоль почти не прощупывалась и Таня очень радовалась этому. Только боль не проходила и попрежнему беспокоила её.
-Алёша,- как-то спросила Таня, выпивая очередную чашку травяного отвара,- а почему всё так же болит? Ведь я же врач, я ясно вижу, что болезнь отступает.
Алексей улыбнулся:
-Подумываешь о своей диссертации?
-Да нет.- засмеялась Таня,- Какая уже тут диссертация! Что я в ней могу написать? Что травы пью, от которых то рвало, то температура подскакивала…
-Это ты просто от всего плохого, лишнего почистилась. Вот тебя и рвало, и температура была поэтому. Что ж тут не написать? Ведь раковая клетка это последняя степень засоренности организма и он этой клеткой говорит, что больше сам не в силах справиться, помощи просит. А вы что делаете, вместо того, чтобы организм почистить, ещё больше губите его химиёй этой вредной. И плохо ведь от этого всегда, организм подсказывает этим, что путь неверный. Но вы не привыкли прислушиваться к себе. Слушаете кого угодно, только не своё тело и не свою душу.
-Как это?- удивилась Таня.
-Да элементарно!- Алексей взволнованно сел рядом,- Вот мы с тобой вместе стали жить, и опухоль спала, а ты всё ещё на боль жалуешся! Значит, по-прежнему тебе что-то мешает.
-Что?
-В душе у тебя боль, вот и горло болит. Таня, я не хотел убивать твоего отца. Я не хотел, чтобы ты осталась сиротой! Так вышло.
-Честно?- спросила Таня,- Я никогда не смогу тебя простить. Это сильнее меня. Не обижайся пожалуйста. Я очень люблю тебя и это тоже сильнее меня. Поэтому мы и вместе. Прости меня.
Таня опустила глаза и замолчала.
Алексей внимательно смотрел на неё. Потом встал. Лицо его было как-никогда серьёзно:
-Никогда ты сказала?- переспросил он.
Таня быстро подошла к нему, коснулась рукой его плеча:
-Прости меня.- голос её дрогнул,- Забудь.
Алексей остановил на её лице взгляд синих глаз:
-Как я могу забыть? Таня, мы вместе и не вместе одновременно! Друзья и враги! Так не может больше продолжаться!
Таня вздрогнула и спросила робко:
-Ты уходишь? Уходишь от меня?
-Ты не оставляешь мне выбора.- сухо ответил Алексей.
-А… А как же я?- растерянно проговорила Таня,- Мне же лечиться нужно. Ты нужен мне! Не уходи!
Таня вцепилась в него обеими руками.
Алексей спокойно и серьёзно посмотрел на неё и ответил:
-Ты здорова. Ты сама это поймёшь. Потом.
Алексей вышел.
Таня так и стояла в оцепенении.
-Как здорова?
Она выскочила на улицу. Алексей уже закрывал за собой калитку.
-Я не могу без тебя!- изо всех сил закричала Таня,- Я не буду жить без тебя!
Алексей обернулся, постоял немного и пошёл прочь.
Рыдания душили горло. Таня замёрзла. Но она не хотела идти домой одна. Она не могла жить одна, без него!
Прошла зима. Но Алексей не возвращался. Проходили дни. Серо и однообразно.
Таня не знала, что делать. Она очень хотела найти Алексея, но не могла на это решиться. Идти одной в заснеженную и безлюдную тайгу было страшно. Но и жить так, в неопределённости, Таня больше не могла.
Она оделась и вышла на дорогу. Ни одной живой души кругом!
Таня не спеша пошла по деревне, вглядываясь в каждый дом, каждое окно в надежде обнаружить признаки жизни.
С крыш капали сосульки, пригретые горячими лучами весеннего солнца и птичий щебет заполнял абсолютную тишину.
Таня остановилась перед незнакомым ей домом. Почему-то ей показалось, что дом не пустой, что кто-то живёт в нём.
Таня тронула калитку. Она оказалась не заперта.
Пройдя несколько шагов, Таня увидела, что чья-то рука слегка отодвинула занавеску. Кто-то наблюдал за ней. Таня испугалась немного, но идти назад почему-то не хотелось.
Дверь открылась и на пороге появилась красивая молодая женщина. Она куталась в большой пуховый платок. Лицо её было недовольно.
-Зачем пришла?- резко спросила она.
-Извините, что я не постучала,- оправдывалась Таня,- просто у Вас открыто было вот я и зашла. Мне поговорить бы с кем, но как нарочно, никого не встретила. Может, Вы ответите мне?
-Что тебе ответить?- угрюмо спросила женщина.
Таня вежливо улыбнулась и подошла поближе:
-Я ищу Алексея, знахаря. Вы знаете его?
Женщина не отвечала.
-Его ведь все знают. Я подумала, может Вы знаете, где он живёт? Мне очень надо его найти.
Женщина, прищурив глаза, в упор смотрела на Таню. Потом произнесла:
-Знаю. Как не знать. До леса дойдёшь по тропе, что через поле и под прямым углом в лес иди, к опушке. Там и есть твой Алексей.
Таня смутилась:
-Мой, Вы сказали?
-Да уж, теперь точно не мой. Скатертью дорога!
Женщина повернулась, чтобы уйти, но Таня окликнула её:
-Подождите! Что Вы сейчас сказали? Я не поняла.
Женщина обернулась. Глаза её пылали злобой:
-Не придуривайся! Ты ведь нарочно ко мне пришла. Разлучница! Москвы тебе мало, так ты и до нас добралась!
Таня растерянно смотрела на неё:
-Я не понимаю.
-Всё ты понимаешь. Он для тебя так, игрушка экзотическая, приключение. Наиграешся и уедешь. А я люблю его. С той минуты, как только увидела. И он бы всё-равно стал моим!
Таня начила понимать, что к чему:
-Я тоже, как увидела.- выдохнуда она.
-Да?- с сарказмом произнесла незнакомка,- И что же дала ему твоя любовь? Облагодетельствовала?
-Это не Ваше дело.- собралась Таня.
-Может и не моё. Только я бы любила его таким, какой он есть, не отталкивала и не судила. А из-за тебя он на себя стал не похож. И стреляла ты в него тоже видно от любви!
Таня повернулась и быстро пошла прочь.
-Зло ты с собой принесла в нашу деревню! Смерть за тобой идёт. Я вижу.
Таня выскочила на дорогу. Сердце её бешенно колотилось. Стыд и гнев переполняли её.
-Какая наглость!- думала Таня,- Так грубо судить чужую жизнь! Виновата? Да. Может я и виновата, но это моя вина и моя жизнь. И я сполна за всё плачу по счетам.
Уже не помня страха, Таня быстро шла в сторону леса. Ручьи из талого снега преграждали ей путь, но Таню уже ничего не могло остановить. Она хотела бастрее увидеть Алексея, объясниться с ним и это было сильнее всех остальных чувств.
Снег уже стал очень рыхлым и Таня порой по колено проваливалась на тропинке. Идти было трудно, но преодолев это препятствие, Таня всё-таки дошла до леса.
Оглядевшись, она вспомнила:
-Под прямым углом, к опушке.
Сделав было несколько шагов, Таня остановилась. Страх опять сжал сердце ледяными тисками. Она вспомнила лесной костёр:
-Не может быть, чтобы Алексей жил вот здесь, в лесной чаще. Не таким я его жилище представляла!
Поколебавшись немного, Таня решительно пошла в лес.

Глава 19

Шаг за шагом в лесу становилось всё темнее. Таня посмотрела на небо: вроде и голубое, но солнечные лучи не проникали внутрь леса. Огромные деревья стояли всё плотнее и плотнее друг к другу.
Таня боялась потерять направление и следила за плывущими облаками. Она уже не думала, стоит идти или нет. Она просто шла вперёд.
Вскоре лес стал не таким густым. Впереди показалась небольшая полянка.
Таня остановилась и стала разглядывать местность. На другом конце поляны возвышался небольшой холм.
Таня подошла поближе. Холм напоминал землянку. Вход в неё был завален еловыми ветками.
Таня позвала. Никто не ответил.
-Вот это сюрприз!- раздался голос у неё за спиной.
Таня не обернулась. Она узнала голос Виктора. Нехорошее предчувствие оправдалось.
Виктор подошёл к землянке и сбросил с плеча большой рюкзак из медвежьей шкуры.
-Добро пожаловать, сестра. Гостем будешь.
Таня изо всех сил пыталась вернуть себе самообладание. Она с трудом сдерживала волнение:
-Не к тебе я в гости шла.
-Знаю. Но дорога-то ко мне привела. Разве это не божий промысел?
-Да. Наверное.- после паузы ответила Таня,- Только зря всё это. Нечего мне здесь делать. Я пойду.
Таня повернулась, чтобы уйти. Она боялась смотреть ему в глаза. Боялась его гипнотического воздействия. Но сделав несколько шагов, всё же остановилась.
-Что же ты, сестрёнка, только пришла, а уже уходишь! Невежливо.- услышала Таня за спиной.
-Отпусти меня.- Таня не оборачивалась.- Ты больше не сможешь использовать меня как тогда, у костра.
-А я и не использовал.- строго прервал её Виктор.- Вы все думаете, будто я вас использую. Но это судьба. Мы все в её руках.
-Неправда. Ты манипулируешь людьми, как куклами.
-Нет. Ты сама взяла в руки ружьё. Не я его тебе дал.
-Да. Но ты подстроил эту встречу. Это ведь ты угрожал Лешему, чтобы он привёл меня!- Таня возмущённо обернулась и посмотрела на Виктора.
Шаман не мигая смотрел на неё. Его огромные чёрные глаза словно приклеили её к себе.
Таня протёрла злага руками:
-Перестань! Ты же хочешь по-честному? Хорошо. Я сама не уйду, пока ты мне не скажешь всё, что хочешь сказать. Пока мы не выясним всё. Освободи меня!
Виктор с минуту так же пристально смотрел на неё. Потом взгляд его стал другим, нормальным.
Таня почувствовала, как ноги снова стали подчиняться ей. Она подошла к Виктору и глядя на него в упор, спросила:
-А теперь скажи, зачем ты заложил патрон в ружьё Алексея?
Губы Виктора передёрнула презрительная усмешка:
-Патрон? В ружьё? Ты с ума сошла!
Таня немного растерялась:
-Как? Алексей сказал, что это ты зарядил ружьё!
-Ружьё изначально было заряжено.
Таня обомлела.
-И ты спроси у знахаря, куда делись остальные патроны?
-А куда они делись?- еле выговорила Таня.
Виктор медленно расстегнул рубашку и Таня увидела следы от пулевых ранений.
Таня отпрянула назад:
-Не может быть!
-Может.- Виктор подошёл ближе,- А ты не думаешь, что твой Алексей просто играет роль?
-Роль?
-Да. Роль доброго, хорошего. А на самом деле он волк в овечьей шкуре?
-Я, я не верю тебе!
-Зря!- Виктор подошёл ещё ближе.- А ведь это он, а не я завёл поисковый отряд в тайгу. Они искали его, а не меня. Это он заказывал генетические исследования и оплачивал их, а я только на него работал и, наконец, это он подставил собственную мать под удар, когда обо всём этом стало известно прокуратуре и поэтому он убил нашего отца!
-Нет!- закричала Таня и кинулась было бежать, но железная рука Виктора обвила её шею.
Он страшно, неистово засмеялся:
-Поверила! Ты мне поверила!- глаза его снова загорелись безумным огнём,- Это и есть высшая справедливость! И совсем скоро падёт божий жребий. Пошли!
Он потащил Таню через лес. Таня спотыкалась и падала, пытаясь вырваться, но страха больше не было. Она вдруг всё поняла. Все события прошлого словно ожили у неё перед глазами. И она тоже хотела отомстить. Даже не отомстить! Таня хотела тоже высшей справедливости.
-Куда мы идём?- спросила она.
-Туда, где свершиться божий суд.- Виктор остановился и обернулся к Тане.- Он тоже идёт туда. Никому не избежать божьего суда! Он знает это.
Таня испугалась. Не за себя, за Алексея. Она дёрнула руку:
-Пусти, сумасшедший!
Виктор усмехнулся.
-Подожди!- Таня решительно остановилась.- Послушай меня: уезжай. Тебя никто не будет искать и всё закончится. Ты ведь не хочешь умереть?
Виктор удивлённо взглянул на Таню:
-А кто тебе сказал, что погибну я? Это может быть каждый из нас.
Таня покачала головой:
-Бог милостив и мудр. Он видит всё и тебе его не обмануть. Моя бабушка, она не приняла тебя. Для меня это уже высшая справедливость!
-Это уже не важно!
Виктор вытащил Таню из леса. Прямо перед ними простиралась река. Воды её всё ещё были скованы льдом, но поверхность была не спокойна и переодический сильный треск нарушал таёжную тишину.
-Пошли!- скомандовал Виктор.
Таня ошалела:
-Ты в своём уме? Ты же слышал треск: лёд может тронуться в любую минуту! Поиграли и хватит!
-А я и не знал, что моя сестра такая трусиха!- со злобным задором ответил Виктор.
Он схватил Таню за руку и они стремительно побежали вниз к реке. У Тани захватило дух. Ужас и одновременно дикое великолепие речного пейзажа захватили её.
Таня понимала, что она близка к обмороку: в глазах почернело, дыхание стало сдавленным, как вдруг на берегу она увидела Алексея. Он неспеша подходил к реке.
-Эй! Знахарь!- крикнул Виктор,-Вот и настало время высшей справедливости!
Он поднял Танину руку и потряс ею в воздухе:
-Жребий брошен!
Алексей не отвечал. Он, казалось, спокойно ступил на речной лёд. Он шёл к ним. И вот их уже разделяли какие-то несколько метров, как раздался оглушительный треск.
-Нет!- закричала Таня что есть мочи и одновременно ледяная гладь треснула и огромные ледяные глыбы вставали над рекой то здесь, то там.
Речной водоворот с неистовой силой закручивал их в сумасшедший танец и казалось, что жизнь остановилась, замерла, созерцая это природное виличие.
Виктор тащил Таню за собой. Они перепрыгивали со льдины на льдину. Ледяные осколки сыпались на голову и вдруг льдина под ногами треснула и взорвалась, разделив Таню и Виктора.
-Вот она, смерть!- едва успело мелькнуть у Тани в голове, как сильная рука Алексея дёрнула её к себе.
Таня только успела выдохнуть, как снова пришлось бежать. Теперь за Алексеем. Они быстро перепрыгивали со льдины на льдину. Берег стремительно приближался и наконец они прыгнули на берег.
Позади раздался крик. Таня и Алексей одновременно обернулись: Виктора больше не было.
Таня сильно сжала руку Алексея. Сердце её замерло.
Они стояли на берегу, а внизу река продолжала свой неистовый бунт против зимы, унося с собой всё, что противоречило виликой божественной гармонии!
-Ну вот и всё.- тихо сказал Алексей, когда Таня немного пришла в себя.- Бог сделал свой выбор.
Таня посмотрела на него. Она не смогла ответить и только покачала головой.
Они взялись за руки и пошли прочь. Пройдя немного Таня остановилась:
-Я хочу сходить на могилку к бабушке. И мне кажется, что мы должны прийти вместе.- серьёзно сказала Таня.
-Пошли.- ответил Алексей.
Дошли как-то особенно легко и быстро.
Таня нарвала полевых цветов и положила на холмик:
-Спасибо тебе, бабушка. За счастье моё спасибо. Это ведь ты свела нас.
-Она просто почувствовала, что мы судьба друг друга.- поправил её Алексей.
-А кто родиться у нас?- обернулась к Алексею Таня,- Мальчик или девочка?
-Девочка.- ответил Алексей.
-Ну тогда я назову её в честь бабушки. Если ты, конечно, не против.
Таня задумалась. Она робко взглянула на Алексея и спросила:
-Почему ты пришёл к реке?
Алексей улыбнулся. Солнечный свет отразился в его синих глазах:
-Я люблю тебя!
-И я люблю тебя!- тихо ответила Таня,- Смотри, никто не смог нас с тобой разлучить! Слишком сильное притяжение…
-Притяжение любви!- договорил за Таню Алексей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)