Вот такая вот петрушка!

Пьеса для Петрушки, Актрисы и сундука

Действующие лица и исполнители:
Петрушка – наручная кукла, разговаривающая со зрителем голосом актрисы и двигающийся только благодаря руке Актрисы.
Актриса – Лиза, а может быть – Маша. Петербурженка скромная и очаровательная.
Сундук – некий таинственный предмет интерьера, непонятно откуда возникшей на сцене, и неизвестно куда девшийся. Говорят, что он волшебный.
Голос волшебника.
Грузчик первый – может появляться только в виде голоса, густого и басистого.
Грузчик второй – появляется в виде голоса уверенного, но тонкого, писклявого.
Начальник команды доставки – голос его начальственен и очень весом.

==>Пролог
На сцене темнота. Раздаются голоса.
Грузчик первый: Вроде сюда.
Грузчик второй: Однозначно!
Грузчик первый: Может, в квитанцию заглянем? Номер посмотрим?
Грузчик второй: Да, точно сюда. Я помню эти цифры!
Грузчик первый: А вдруг не сюда?
Грузчик второй: Да сундук-то волшебный! Он бы и сам дорогу к своему волшебнику нашел, мы только для страховки.
Грузчик первый: Здесь открыто.
Грузчик второй: Заносим!
Слышны шаги и будто что-то заносят. Потом шаги удаляются.
Возникает свет. На пустой сцене стоит сундук.
Входит Актриса, она задумчива, проходит по комнате оглядывая предметы обстановки.
Актриса останавливается посредине комнаты, вздыхает.
Актриса: Неужели продавать? Это все равно, что детство продать! Ведь все детство в этом доме прошло. Но вместе с тем и сдавать – не могу. Это все равно прошлое в аренду сдать. Чужих людей в душу пустить. Лучше тогда уж насовсем… А если все-таки оставить? Значит надо приезжать сюда убирать, мыть, оплачивать опять же. Место здесь особенное, волшебное что ли, только жизнь моя по другому адресу переехала. С удобствами и комфортом. И что за прошлое держаться? У меня есть новый дом, жизнь успешная. Продавать? Не продавать? Как выбор иногда тяжело дается… Может, хорошим людям квартира достанется. А вдруг – плохим?
Вздыхает глубоко и печально. Садится на сундук.
Знакомство
Руки Актрисы упираются в сундук. Пальцы ощупывают поверхность. И на лицо Актрисы приходит осознание того, что сидит она на необычном в этом интерьере предмете, в котором может быть и бомба.
Актриса: Ой!
Видимо, Актрисе приходит успокаивающая мысль, что вряд ли в сундуке будет нечто опасное, но некоторое беспокойство остается.
Актриса: А что это за сундук? Его не было здесь. А в сундуке?
Стучит по крышке.
Актриса: Никого.
Приоткрывает крышку, запихивает руку, ощупывает дно.
Актриса: Кажется, пусто. Но откуда он взялся?
Запихивает голову в сундук:
Актриса: Аааааа!
Кажется, что Актрису кто-то держит за нос. Она дергает ногами. В конце концов появляется, потирая нос.
Актриса: Кто-то схватил меня за нос!
Из-за крышки сундука Появляется Петрушка.
Петрушка: (потягиваясь) Так-так-так! Что здесь за чудак? Или чудачка?
Актриса молчит.
Петрушка: Что-то я залежался… Размяться мне надо. Целую вечность никого не бил.
Актриса молчит.
Петрушка: Я Петрушка. А ты?
Актриса: Я актриса.
Петрушка: Актриса – платье из флиса. Кого ты играешь?
Актриса: Тебя.
Петрушка Актрису по лицу – хлоп!
Петрушка: Ты кем себя возомнила!
Хлоп – опять по лицу.
Петрушка: Ой, как хорошо кого-нибудь отмутузить!
Петрушка с радостью вцепляется Актрисе в волосы.
Петрушка: Ух! Хорошо!
Актриса: Эйейей! Ты поосторожней!
Петрушка оглядывается.
Петрушка: Да это театр! Смотри-ка зрители! Вот! Вот! Вот!
Актриса: Где?
Петрушка: Во какой важный сидит! И не улыбается совсем. Нос кверху!
Актриса: Да где же?!
Петрушка: Какая же ты актриса? У тебя воображения, как воробья домового – только жрать да чирикать!
Актриса: Есть у меня воображение.
Петрушка: (Обращаясь к зрителям.) Не, вы видели! Актриса она! Меня она играет! Да любой пожертвует свою руку ради меня!
Петрушка пристает к зрителям, и актриса таскается за Петрушкой, как привязанная.
Петрушка: Вы же пожертвуете рукой? Нет? Ну и зря? А сердцем? Вы? Вы?
Не найдя достойного поклонника своего таланта, пытается подколоть зрительницу-зрителя.
Петрушка: У вас платье какое-то (в зависимости от ситуации) в цветочек (желтое) красное и т. д.. Будете петрушководителем?
Наконец, находит согласного.
Петрушка: Вот! Вот! Нашел.
Хлоп по лицу актрисе.
Петрушка: Что? Что ты мне сделаешь?
Актриса: Голоса тебя лишу.
Петрушка силится что-то сказать, но голоса нет. Он походя влепляет пощечину Актрисе. Актриса отвечает щелбаном. Петрушка беззвучно орет. И начинает знаками договариваться о взаимодействии со зрителем, который почти согласился быть пертрушководителем. Наконец понимает, что без голоса ему плохо и замаливает грехи перед Актрисой. Подлизывается всяческими способами. Как последнее средство: поклоны, поцелуи, обнимашки. Голос возвращается.
Петрушка: Уф! Тебе не кажется, что твое чувство значимости зашкаливает.
Актриса: Не кажется.
Петрушка: Оно – ого-го! Гипертрофировано!
Актриса: Опять начинаешь?
Петрушка: Я вот с приличным человеком договорился! Он будет моим кукловодом! Я ему смогу сколько угодно по лицу хлестать! И ничего!
Обращается к зрителю.
Петрушка: Правда?
Актриса: Голоса лишу!
Петрушка: Ладно-ладно-ладно! Вообще шуток не понимаешь? Как тебя хоть зовут-то?
Актриса: Маша.
Петрушка: Привет, Маша! Дорогая ты наша! И вы, дорогие зрители, привет! А вообще, пока я по мордасам хлопаю, у меня накопилось множество вопросов хлопотных! Поможете их разрешить?
Зрители: Поможем. Или не поможем.
Петрушка: Как крепится мясо к кожице? Почему у ребенка такая морщинистая рожица? Почему у всех животных морда, а только у человека – лицо? Почему не учит курицу яйцо? Не знаете ничего? Позор! Думайте! А я вздремну.
Ныряет в сундук.

==>Музыкальная петрушка
Петрушка: (потягиваясь) Что-то скучно!
Актриса: Пойдем в театр сходим, мне подруга билеты отдала.
Петрушка: Мы и так в театре.
Актриса пожимает плечами.
Петрушка: Билеты куда? В цирк?
Актриса: На концерт.
Петрушка: А чего не в цирк?
Актриса: Что не пойдешь?
Петрушка: Как не пойду? Придется. Мы же с тобой одной рукой связаны!
Актриса: Органный концерт – это замечательно!
Петрушка: Какой-какой?
Актриса: ОргАнный. На оргАне.
Петрушка: То есть не на балалайке, не на гармошке и даже не на ложках? А на Органе? На руке? На ноге?
Актриса: Орган… Тьфу оргАн – это клавшно-духовой музыкальный инструмент.
Петрушка: Ладушки, посмотрим. Хотя я бы лучше ложечный концерт послушал. Или даже принял участие. В столовой. Да и дома по тарелке ложкой погреметь приятно.
Актриса одевается они обходят зрителей будто идут по городу в театр.
Петрушка: Какая большая деревня.
Актриса: Санкт-Петербург называется.
Петрушка: Пафосное название, громкое. Под стать домам. Дома все огромные такие.
Актриса: Красивые, да?
Петрушка: Красивые-красивые… Как кобыла сивая.
Актриса: (с обидой) Все тебе не так!
Петрушка: Это я от стремления к лучшему! Вот если бы меня все устраивало, было бы совсем скучно!
Актриса: И ничего не скучно!
Петрушка: Это ты меня обидеть хочешь! Запомни, только я делаю жизнь прекрасной, как костюм красный.
Актриса: Вот и пришли.
Петрушка: Местный клуб?
Актриса: Ага, концертный зал.
Петрушка: Ничего такой. Стулья мягкие. Чистенько. И плюнуть-то неприлично.
Актриса: Все тихо! Концерт начинается!
Звучит музыка. Петрушка зевает.
Актриса: Это Бах.
Петрушка: Баааах, это когда рояль с пятого этажа падает! Вот это БАХ! А это тягомотина какая-то.
Актриса: Шшшш… Тихо!
Петрушка: Чего ты шипишь-то? В змеищу играешь?
Актриса: Слушать мешаешь.
Петрушка: (громким шопотом) Бах, это когда падает что-то! А это не бах!
Актриса: Бах – это композитор великий!
Произведение заканчивается Актриса хлопает.
Петрушка: Ты зачем хлопаешь?
Актриса: Выражаю восхищение.
Петрушка: А чего так громко?
Актриса: Чтобы музыкант знал, что я здесь.
Начинает звучать следующая мелодия.
Актриса: Это Брамс.
Петрушка: Я тебе дома покажу что такое брамс и что такое бах. Тарелки и ложки железные очень хорошо брамс делают.
Актриса: Тссссс. Смотри! Великолепно играет!
Петрушка смотрит на музыканта вихляется в такт музыке и засыпает. Раздается могучий храп.
Мелодия стихает, раздаются аплодисменты! Крики «Браво!».
Петрушка просыпается и начинает хлопать. Аплодисменты стихают, а Петрушка все хлопает и хлопает.
Актриса: Ты чего все хлопаешь-то?
Петрушка: Эмоцию свою выражаю. Хочу, чтобы он больше не играл!
Актриса: Прекрати!
Петрушка хлопает.
Актриса: Ну, пожалуйста!
Петрушка прекращает хлопать.
Петрушка: Только ради тебя.
Актриса: Сейчас импровизация будет!
Петрушка: Только им?
Актриса: Всем!
Петрушка: Так и надо говорить всемпровизация! А то – им!
Звучит наигранная одним пальцем «Во поле березка стояла»
Зал взрывается аплодисментами. Петрушка хлопает громче всех.
Петрушка: Это я теперь от восторга!!!
Музыкант наигрывает одним пальцем «Калинку-малинку»
Зал начинает хлопать в такт в мелодии. Петрушка очень доволен.
Петрушка: Браво! Браво!
Музыкант начинает импровизацию.
Петрушка: Это чего это?
Актриса: (увлеченно) Импровизация.
Петрушка засыпает. Просыпается только на аплодисментах.
Петрушка: Отличный концерт.
Актриса: Правда? Тебе понравилось?
Петрушка: Конечно! Я отлично выспался! Временами громковато было, но ничего. Терпимо. Пойдем в гардероб пока хлопальщики не набежали. Домой пора. Ложечный концерт устраивать.
Актриса: Ложкой о тарелку?
Петрушка: Ага!
Актриса: Пойдем!

==>Вопросики
Петрушка: В реке полынья. В полынье плавают утки.
Актриса: Да. И селезни.
Петрушка: Кто о чем! А кряква о селезне! Я ей серьезные вещи втираю! А она орнитологию проповедует!
Актриса: Я тебя слушаю.
Петрушка: Утки плавают днем. Только днем! Ночью они не плавают!
Актриса: Да? Не замечала. А селезни?
Петрушка: Что селезни?
Актриса: И селезни ночью не плавают?
Петрушка: Ночью никто не плавает. Только корабли по Неве! И то – только летом! В сезон навигации!
Актриса: И куда деваются селезни?
Петрушка: Это я хотел тебя спросить! Куда деваются утки?
Актриса: Они идут спать.
Петрушка: А куда они идут спать?
Актриса: В гнездо.
Петрушка: Логично. У человека дом. У утки – гнездо. Там они спят. И в сильные морозы, когда полынья замерзает, уток тоже нет.
Актриса: И селезней.
Петрушка: Что селезней?
Актриса: Тоже.
Петрушка: Что тоже?
Актриса: Тоже нет. Вероятно они спят. Дома.
Петрушка: В гнезде.
Актриса: Вот и разобрались.
Петрушка: А вот почему полицейский не смог купить шарф?
Актриса: А к чему этот вопрос?
Петрушка: Видел полицейского без шарфа. И подумал: почему он без шарфа? И напросился единственный ответ: он не смог его купить.
Актриса: Может он его дома забыл?
Петрушка: Абсолютно исключено!
Актриса: Почему?
Петрушка: Полицейские очень ответственные. Проще предположить, что шарф у него его отняли хулиганы.
Актриса: Что же это за полицейский, если у него шарф хулиганы отняли?
Петрушка: Верно. Перебор. Тогда предположим, что это происходило в Африке и последние деньги полицейский потратил на мороженное, а магазин африканского трикотажа был закрыт на переучет. Ты представляешь чем это грозит?
Актриса: Чем.
Петрушка: Правосудие может простудиться и будет кашлять.
Актриса: Очень печальная история. Главное, чтобы не чихало.
Петрушка: Очень верное замечание. Понятно, почему с правосудием иногда проблемы – оно простужено и на всех чихает.
Актриса: Мед и лечебные травы помогут.
Петрушка: У меня другие методы. Но ваше дурацкое современное гуманистическое общество побоев не одобряет.
Актриса: Не одобряет.
Петрушка: А зря! Очень действенный способ… Но у меня созрел следующий вопрос! Очень интересный вопрос: откуда берутся вопросы?
Актриса: Можно предположить, что из гнезда.
Петрушка: Да! Тем более что твоя прическа похожа на гнездо. Вопросы очень похожи на уток. Сначала они спят в домике.
Актриса: Пока ночь или морозы, и полынья замерзла.
Петрушка: Становится светлее, теплее, проитаивает полынья и тут же появляются утки вопросов!
Актриса: И появляются селезни ответов.
Петрушка: Они всегда ходят парами! Как мы с тобой!
Актриса: Гениально!
Петрушка: Да, мы с тобой очень серьезные вопросы решаем. Могу предположить, что мы гении.

==>Женитьба Петрушки
Петрушка: Вот мы с тобой одно целое.
Актриса: Я не разделяю многих твоих взглядов.
Петрушка: это от необразованности.
Актриса: У меня вообще-то высшее образование!
Петрушка: Вот-вот! Если было бы низшее – ближе к земле, к народу так сказать, было бы лучше. А-то напокупают себе высших образований и ходят – нос к верху!
Актриса: Вот я и говорю: мне твои взгляды не близки.
Петрушка: А я тебе другое говорю… Мы с тобой – одно целое.
Актриса: И что?
Петрушка: Пора узаконить наши отношения.
Актриса: Как это?
Петрушка: Давай поженимся.
Актриса: А где цветы? Шампанское? Колечко?
Петрушка: Не вы видели! Вот наглость! Еще замуж не вышла за меня, а уже средства вымогает! Я с утра вообще-то водочки жахнул. А шампанское – это излишество.
Актриса: Я вообще-то замужем.
Петрушка: Разведешься. Мы взрослые люди. Разведешься, выйдешь за меня. Колечки и цветочки – это тоже, кстати, не атрибут взрослости! Детский сад какой-то.
Актриса: Как-то ты не убедителен.
Петрушка: Не мы с тобой уже столько времени провели вместе. Часа три наверное. Ладим вполне.
Актриса: Ты думаешь этого достаточно?
Петрушка: А чего еще надо?
Актриса: Любовь.
Петрушка: Пффффф! Любофффффффффь! Смотри на меня! У меня вот красная рубашка – раз! Я красивый – два! Я веселый – три! Я прикольный – пять-десять-пятнадцать, необходимо и достаточно. Мы одной рукой связаны. Выходи за меня замуж.
Актриса: А мне любовь нужна.
Петрушка: У меня немного в заднем кармане завалялось!
Актриса: (грустно) Ты врунишка!
Петрушка: Тебя и муж не любит.
Актриса: Почему это?
Петрушка: Он тебя бьет?
Актриса: Неееет.
Петрушка: Значит – не любит. Знаешь пословицу? Бьет – значит, любит. Обратное справедливо. Не бьет, значит не любит.
Актриса: А в твоей любви, значит, я могла убедиться.
Петрушка: Ну, да.
Актриса: Не устраивает меня это.
Петрушка: Я и сильнее могу тебя поколотить.
Актриса игнорирует Петрушку.
Петрушка: А кто твой муж?
Актриса: Президент.
Петрушка: Разводись! Срочно разводись!
Актриса: Это почему это?
Петрушка: Все президенты – воры и вруны!
Актриса: А мой – самый честный.
Петрушка: Разводись срочно, я сказал!
Актриса: Я не понимаю твоей аргументации.
Петрушка: Что не понятно? Я же не могу на нем женится, пока он занят! Ты разведешься, я на нем женюсь. Или замуж выйду! Муж президент – это круто.
Актриса: Я пошутила.
Петрушка: (зло) Ха-ха-ха! Очень смешно. Так я и знал.
Актриса: Он президент моего сердца. Он меня очень-очень любит. И я его – очень-очень-очень!
Петрушка: Какое-то неравноправие – он тебя два раза очень, а ты его три.
Актриса: А мне нравится.
Петрушка: Что не пойдешь за меня?
Актриса: Нет.
Петрушка: (обиженно) Ну и ладно.
Отворачивается.

Продать-купить
Петрушка: А дай сто рублей!
Актриса: Зачем тебе?
Петрушка: Ты же слышала пословицу: не имей сто друзей, а имей сто рублей.
Актриса: В моей версии это звучало по-другому.
Петрушка: И как, интересно!
Актриса: Наоборот. Не имей сто рублей, а имей сто друзей.
Петрушка: Не вводи меня в заблуждение! На деньги можно всё купить! И друзей, и жену, и власть!
Актриса: Абсолютно с тобой не согласна. Тем более, что сто рублей – это вообще не деньги.
Петрушка: Копейка рубль бережет. Где с одной стороны орел, с другой – решка – это все средство для приобретения! Моя деньга! Мое богатство!
Актриса: Я думаю продать эту квартиру.
Петрушка: Продавай!
Актриса: Я выросла здесь.
Петрушка: А я там. Я бы десять раз продал это место. Но та помойка никому не нужна. И она мне не принадлежит.
Актриса: А муж мне говорит: не продавай. У нас есть квартира. Все есть. А здесь сделаем нечто особенное. Это хороший дом. Хорошее место.
Петрушка: План такой! Продаешь. Если тебе деньги не нужны, отдай мне.
Актриса: А тебе они зачем?
Петрушка: Я бедный. Меня никто не любит. Я куплю всех! Сколько-то квартирка стоит?
Актриса: Несколько миллионов.
Петрушка: За мильон я сам готов продаться!
Приглушенно слышится голос волшебника.
Голос волшебника: И где этот сундук? Его должны были доставить!
Актриса: Вроде речь о сундуке! Так вот он откуда взялся!
Петрушка: Только не продавай меня!
Актриса: Не продавай? За деньги все можно продать!
Голос волшебника: Сундук – не иголка!
Петрушка: Пожалуйста! Пожалуйста! Не продавай! Я опять стану в сундуке пылиться! Пожалуйста! Или вообще превращусь во что-то другое!
Актриса снимает Петрушку с руки , прячет в сундук и идет к двери.
Голос Актрисы: Кто здесь искал сундук?
Тишина.
Голос Актрисы: Эээй!
Актриса возвращается смотрит в сундук, а Петрушки нет.
Актриса: Спрятался.
Садится на сундук.
Актриса: (задумчиво) Не продавай. Все хотят покупать, продавать, получать прибыль. Но никто не хочет чтобы производили торговые операции с ним. Все хотят быть продавцом, никто не хочет быть товаром.
Я поняла! Я не хочу продавать эту квартиру! Ведь здесь можно сделать театр, или музей кукол! Продав квартиру, я получу море никчемных бумажек, которые могут и не стать полезным! Просто растворяться.
Актриса достает телефон.
Актриса: Алло, милый! Ты был прав! Я не буду продавать нашу прежнюю квартирку! Здесь будет музей кукол! Сейчас прибегу, поговорим!
Актриса срывается и убегает.
Свет гаснет.

==>Эпилог
На сцене по-прежнему темно.
Начальник команды доставки: И куда вы его поставили?
Грузчик первый: Вроде сюда.
Грузчик второй: Однозначно!
Начальник команды доставки: Ну что за петрушка! Пастернак вам в уши!
Грузчик второй: Точно-точно – сюда!
Грузчик первый: Или не сюда.
Начальник команды доставки: И это команда доставки! Разгильдяи! Волшебная (с сарказмом) команда доставки. В понимаете, что за этот волшебный сундук вы можете распрощаться с работой!
Грузчик первый: Простите нас!
Грузчик второй: Мы не специально.
Начальник команды доставки: А если волшебный сундук пропадет? Сказочные разгильдяи!
Грузчик первый: Мы будем внимательнее.
Грузчик второй: Я же говорил, что проверить надо адрес!
Начальник команды доставки: В доме всего две квартиры! Тридцать восемь и восемьдесят три! И занести в другую квартиру!
Грузчик второй: Мы не виноваты, что номера так похожи.
Грузчик первый: Там просто одинаковые цифры, но в разном порядке!
Начальник команды доставки: Точно сюда занесли?
Грузчик второй: Точно.
Грузчик первый: Не исключено.
Начальник команды доставки: Может в другой дом?
Грузчик второй: Мы лучшие в этой службе доставки!
Грузчик первый: Мы стараемся стать еще лучше!
Слышны шаги.
Начальник команды доставки: Вот он.
Грузчик первый: Нашелся!
Грузчик второй: Кто бы сомневался. Я же говорил, что он здесь!
Начальник команды доставки: Забирайте! Вам повезло, что сундук нашелся!
Шаги удаляются включается свет.
Сцена пуста.

Появляется откуда-нибудь Петрушка.

Петрушка: А на сем разрешите откланяться!

За Петрушкой появляется Актриса.

Поклоны.
Конец

Автор: Андрей Демьяненко

Родился в Ленинграде, живу в Санкт-Петербурге. Стихи пишу с 14, прозу с 19. Печатался много где.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)