ГАЛКА — ПТИЦА СЕМЕЙСТВА ВОРОНОВЫХ…

Часть первая. Случайная встреча.

Был конец рабочего дня пятницы. Галка уже собиралась уходить домой, когда на ее рабочем столе зазвонил телефон. Ей не хотелось отвечать на звонок, но он звонил и звонил. Она недовольно поморщилась:

-Кому-то рабочего времени не хватило! Надо же обязательно в последнюю минуту…-она вздохнула, подняла трубку и заученно ответила: — Добрый вечер! Компания «Альянс», оператор двадцать один…

Но на том конце провода ее нетерпеливо перебили:

-Привет, Галочка!- она услышала голос Алексея Лядова, который после нескольких лет намеков на отношения, в конце концов, смог растопить ее сердце. Нет, Галка понимала, что у нее к нему не то, что огонек, даже искорка не теплится в душе, а отношения возникли скорей от скуки и желания заполнить пустоту.- Галчонок, предлагаю завтра поехать на Синь- гору покататься на лыжах… Мы там с Игорем домик на два дня сняли.

-На Синь-гору гору? — задумчиво переспросила она. — Нет, не могу… У меня же Настя… Ты же знаешь, мама и так ворчит, что дочь меня только по вечерам видит… Леша, прости, не могу… А кто едет? -поинтересовалась она.

-Игорь Карачаев с Оленькой из твоего отдела и мы с тобой…

-И все?

-Правда, там Карачаев  пригласил Воронова с девушкой… Я ее не знаю, а Воронов друг детства… Но это не важно, в основном все свои. Галчонок, соглашайся! Ты подумай, пока я за тобой заеду, еще в машине поговорим. Жди на крыльце!

Алексей недавно купил новую машину и очень  этим гордился. Он и раньше иногда по-дружески подвозил Галку до дома на своей старенькой «Шкоде», когда они еще не встречались, а сейчас стал заезжать за ней каждый вечер. Он не был последним из сотрудников «Альянса» и занимал пост начальника отдела по связям с общественностью, считая, что многого добился в компании, потому что начинал с рядового служащего. Он был совсем не интересен Галке, но так получилось, что она приняла его ненавязчивые ухаживания и согласилась с ним встречаться. Ее подруга Оленька, узнав об этом, сказала: «А говорила, что придурок… Правильно, лучше синица в руках, чем журавль в небе… Нам уже не пристало ждать королей, они все разобраны давным — давно… Да и им больше двадцатилетние принцесски нужны без мозгов и ветрил, а не мы умудренные жизненным опытом тридцатилетние, понюхавшие пороха семейной жизни, тетки. Ты правильно сделала, что согласилась. Он так долго за тобой ухаживал, что от радости сделает тебя счастливой…» Но Галка не чувствовала себя счастливой и ей все чаще казалось, что она живет не своей жизнью, а чужой. Алексей ― это совсем не тот мужчина, который должен был быть с ней рядом, но она не хотела его обижать и ссориться с ним.

Он заехал за ней, а потом проводил до квартиры, а когда дверь открылась, и на пороге появилась Галкина мама, воскликнул:

-Дарья Федоровна, добрый вечер! Вот доставил вашу дочь в целости и сохранности!

-Добрый вечер, Алексей!- улыбнулась Дарья Федоровна. — Не хотите зайти и попить чаю?

-Нет, извините, я спешу. Завтра едем утром кататься на лыжах… Спорткомплекс на Синь- горе, надо вещи собирать. Вот Галочку пригласил, а она отказывается, говорит, что…

-Галочка отказывается? -удивилась Дарья Федоровна, и, повернувшись к дочери, воскликнула: -Конечно поезжай… Погода чудесная, снег, отдохни, разве ж я против? С Настенькой в зоопарк мы сами сходим и посмотрим, как живут бабочки.

Галка, широко открыв глаза, смотрела на мать и ничего не понимала. Еще вчера вечером та пилила ее, что у нее совсем мало времени остается на дочь, которая растет и задает много разных вопросов, да и с ребенком надо куда-то ходить, хотя бы в тот же самый зоопарк…

-Мама, но я сама хотела сходить…

-Ничего доченька езжай, езжай… Спасибо, Алексей, что ты вытащил эту домоседку из дома… А, знаете ли, она не дурно ходит на лыжах, ведь в детстве занималась лыжным спортом и подавала надежды…

-Мама, это никому не интересно, — остановила ее словоизлияния Галка.

-Хорошо, я поеду с тобой. Но поеду с условием, если ты пообещаешь мне, что…

-Я понял, можешь не продолжать,- улыбнулся Алексей. — Но я очень хочу, чтобы ты поехала со мной, как моя женщина…

-Мы с тобой на эту тему уже говорили. Пойми, я еще не готова, чтобы наши отношения перешли в другую плоскость… Не обижайся…

-Я терпеливый и подожду, — обреченно согласился Алексей. — Завтра за тобой заеду в восемь. Успеешь собраться?

-Да.

-Кстати, там новый подъемник открыли, — зачем-то сказал он, а потом наклонился и поцеловал Галку в щеку. -До завтра!

-До завтра. Пока, — закрывая за собой дверь, сказала Галка.

Она устало сняла с себя шубку и зашла на кухню, где в это время Дарья Федоровна накрывала на стол.

-Ишь, чего удумала,- вдруг воскликнула она, увидев дочь.

-Мама, ты о чем?

-О чем, о чем, будто не понимаешь! И не смотри на меня так! В кои-то веки появился нормальный мужик, а она от него отбрыкивается. Вижу, что Алексей хороший мужчина, не то, что твой Андрей, у которого только деньги и есть самое важное в жизни. Ему ни ребенок, ни ты по большому счету не нужны были. Только деньги, деньги, деньги, много денег…

-Мама, давай не будем об этом.

-Езжай и не упусти свой шанс, он может оказаться последним. Да и Насте отец нужен. А Леша будет ей хорошим отцом, я чувствую. Он к ней хорошо относится, да и она к нему тянется.

-Мама, да откуда ты можешь это знать. Ты видела его всего-то несколько раз. Мама, я любить хочу, а не его любви…

-Хорошего человека за версту видно. И хватит мне тут слезы про любовь распускать… Тебя любовь уже один раз, как чертово колесо, прокатила, высоко подняла, а потом опустила. Слава богу, что из-за этой любви, ребенка жизни не лишила, и ты не послушала этого урода…

-Тихо, мама, тихо, а то Настя может услышать. Она еще маленькая, чтобы знать…

-Ладно! Но ты постарайся не обижать Алексея, он может оказаться тем самым последним, кого тебе бог посылает для жизни… А то потом захочешь что-то изменить, но, увы, будет поздно ― никому не будешь нужна. Одни окажутся для тебя слишком молодыми, другие слишком стары и скучны, а третьи, кто будет интересен, заняты другими,- сказала Дарья Федоровна и крикнула: — Настена, иди ужинать.

Настенька вбежала на кухню и, увидев Галку, воскликнула:

-Мамочка, мамулечка, а я не слышала, как ты пришла!

-Добрый вечер, котенок! Мы тут с бабушкой разговаривали… Как у тебя дела?

-Все хорошо! Мы сегодня на занятиях букву «Б» проходили. Барабан, бубен, баран, буран… банан, — весело защебетала Настенька.

-Замечательно. Умница, — похвалила Галка и прижала к себе дочь. -Давай ужинать, а потом я тебе сказку прочитаю.

-Про Белоснежку и семь гномов?

-Хорошо, про Белоснежку и гномов, — согласилась та. -Я завтра еду кататься на лыжах. Меня бабушка отпустила, а ты с ней пойдешь в зоопарк смотреть бабочек.

-Зимой бабочки не живут, -возразила дочь. — Ой, бабочки — слово на букву б, — весело воскликнула девочка и захлопала в ладоши.

-Там они живут, и их много – много  разных цветов и размеров. Есть большие, как птицы, — улыбнулась Галка.

Утром в восемь Алексей заехал за Галкой. В машине уже сидели Карачаев и Оленька. На улице шел снег, но было совсем не холодно. Снежинки, кружась, сталкивались друг с другом, образуя большие хлопья, которые уже от тяжести медленно падали на землю, облепляли ветки деревьев причудливой бахромой.

-Всем привет!- поздоровалась Галка, садясь в машину. -Все в сборе…

-Воронов со своей новой пассией приедет самостоятельно, — ответил Алексей.

-Ху из Воронов? — спросила Галка. — Я его не знаю…

-Да, так… Друг детства, я же тебе говорил… Сто лет не виделись, а тут на семинаре встретились пару месяцев назад… Нормальный мужик, только с бабами ему не везет, — весело ответил Алексей. -Не то что мне!

На заднем сидении Оленька с Карачаевым многозначительно переглянулись и заулыбались.

Когда они приехали на Синь-гору, снег закончился. Жилые домики стояли в живописном лесу среди вековых сосен и елей, на ветвях которых лежали огромные шапки снега. Галка стояла среди этого великолепия и наслаждалась красотой пейзажа, вдыхая зимний, чуть пахнущий хвоей воздух, как в спину ей прилетел снежок. Она наклонилась и, скатав снежный комок, кинула в Алексея. Она смеялась и веселилась, как ребенок и уже совсем не жалела, что поехала с Алексеем сюда. Так увлеклась, что даже не сразу заметила высокую стройная девушку лет двадцати в вызывающем ярко красном спортивном костюме и белой с помпоном, как у маленького ребенка, шапочке и высокого спортивного вида  мужчину в черной аляске с капюшоном. Его лица в этой суматохе она не смогла рассмотреть. Галкино веселье продолжалось, пока она  не получила прямо в лицо удар ледышкой. Рядом с ней стояла та самая девица в красном костюме и улыбалась:

-Извини, я не думала, что это лед. Все нечаянно получилось,- сладко прощебетала она.- Следующий раз я буду внимательнее.

Галка, ничего не понимая, вытерла  лицо снегом и направилась в сторону домика, а девица тем временем подошла к мужчине в черной куртке и повисла у него на шее, будто объявляя всем, что это ее собственность, и она никому не позволит на нее покуситься. Галка пожала плечами, а девица оглянулась, продолжая висеть на шее мужчины, мстительно посмотрела в ее сторону.

-Кажется, мне объявили войну, только не понимаю за что или кого, — тихо сказала Галка.

-Что ты там бормочешь себе поднос? — смеясь, переспросил Алексей, неожиданно появившийся рядом с ней.

-Нет, ничего. Я просто замерзла и хочу согреться.

-Идем в домик. Там камин, дрова трещат, тепло… Вот бы вдвоем и посидеть на шкуре оленя у камина с тобой… А самое главное, чтобы только ты и я… Мечта! — Галка так на него глянула, что он пробормотал: — Все забыл… Забыл… Я помню о нашем договоре… Никакого секса, только за ручку, как пионеры. Галка, ты когда-нибудь согласишься выйти за меня замуж? — неожиданно спросил он.

-Леша, не торопи события, пожалуйста, — смутилась она и вошла в домик.

Там было тепло и очень уютно. Она сняла куртку и прошла к камину. Потирая ладони, Галка засмотрелась на огонь: его языки причудливо прыгали по поленьям, заставляя их потрескивать и выбрасывать вверх маленькие фонтанчики искр, сразу улетающих в дымоход. Скоро подтянулись и все остальные. В комнате стало шумно. Галка все еще стояла лицом к камину, когда Алексей, потирая руки, громко сказал:

-Ну что, давайте знакомиться! Это Галя… Галочка ― моя девушка и, можно так сказать, почти невеста. — Услышав эти слова, Галка повернулась к Алексею и удивленно посмотрела на него. — А это мой друг детства Захар Воронов со своей подругой. Тина…

-Тоже подруга детства? — улыбаясь, неожиданно спросила Галка. Она понимала, что в этот момент она выглядела очень глупо.

-Нет, — весело ответил Алексей. — Когда мы сидели с Захаром в одной песочнице, это прелестное создание еще не появилось на свет.

Галка, сохраняя идиотскую улыбку на лице, старалась, чтобы ее голос звучал весело, произнесла:

-Очень приятно! Галина…

-И мне, — ответил Захар, чуть коснувшись ее протянутой руки. Приятно…

-А мне ― нет, — с вызовом сказала Тина. -Тина ― это по аналогии с Тиной Тернер, что бы не путали. Я тоже пою… У меня будет сольная карьера.

Она в этот момент сняла шапочку и выпустила на волю свою блондинистую шевелюру из мелких кудряшек, которые в беспорядке рассыпались по плечам и торчали, как антенны, в разные стороны. На ней была ядовито-зеленый свитер с высоким воротником, подчеркивающим длину ее лебединой шеи, но этот цвет ей совсем не шел, отчего ее светлая кожа казалась зеленоватой. Тина с пренебрежением окинула взглядом комнату и собравшихся в ней, особенно пристально посмотрела на Галку и Оленьку, а потом мертвой хваткой вцепилась в руку Захара. Галка вдруг поняла, что никогда не сможет подружиться с этой Барби по имени Тина или как там ее зовут. Захар пристально смотрел на Галку, совсем не обращая внимания на щебечущую о своем имени Тину. Для Галки эта встреча тоже была совсем неожиданной. Они стояли и смотрели, не отрываясь друг от друга. Тут подошел Алексей и вывел Галку из состояния «комы».

-Галчонок, мы сегодня обедать будем? — как-то по — свойски, положив руку на ее талию, спросил Алексей. — Вас три женщины и думаю, мы не умрем здесь за эти два дня с голоду? Все припасы мы уже положили в холодильник… Вы пока готовьте, а мы  разомнемся с лопатами. Немного снег у домика расчистим, а то совсем не подойти.

Когда мужчины ушли, Тина воскликнула:

-Я устала и пойду отдохнуть. К вашему сведению, готовить совсем не умею. Так что от меня вам не будет никакой пользы.

-А картошку почистить или салат постругать? — удивилась Оленька. — Для этого большого умения не надо.

-У меня маникюр. Да и маску надо сделать, а то кожа на лице начнет краснеть, а потом шелушиться, как у торговки на рынке… Бррр, а Захару нравится моя кожа ― гладкая, нежная, шелковистая, как у ребенка. Так что я не могу рисковать…- и Тина поднялась по лестнице вверх, где находились еще три маленьких комнатушки.

-Я не хочу рисковать… — и Оленька, изобразив, что-то похожее на мину Тины, выставив руки вперед и растопырив пальцы, прошлась, изображая ее походку. — И где у мужика глаза были, когда с такой связался?

-Ну, может, нравятся ему такие… Тут ничего не поделаешь, как говорит моя мама ― чертово колесо любви.

-Да какая уж тут любовь, она в него, как клещ вцепилась, не видела что ли. Такая фиг выпустит из своих ручек жертву живой, — продолжала ворчать Оленька.

-Если он с ней, значит, ему нравится, — констатировала Галка, хотя у нее в душе скребли кошки.

-Но до чего красив, подлец…- вдруг сказала Оленька.

-Ты о ком?

-Да о Захаре… Если бы не Карачаев, я бы с этой куклой еще потягалась… Но  слово дала и буду век ему верна, -процитировала Оленька и с остервенением стала резать колбасу. -Да, мне он сделал предложение, вот!- и Оленька показала безымянный  палец правой руки, на котором красовалось изящное колечко с благородным аметистом лилового цвета.

-Но ты же его не любишь, Оль.

-Да, не люблю… Зато он меня любит. Я с ним чувствую себя любимой. Мне с ним удобно и хорошо. А что еще надо? Тихо и уютно. Знаешь, мне уже тридцать пять, и хочется, чтобы была семья. У тебя хоть Настенька есть, а у меня совсем никого. Рожу ребенка, заживем…

-Но как же без любви? — удивилась Галка. — Это же не на один день или ночь, это же до конца жизни…

-Ничего, у меня терпения хватит, а там глядишь, и полюблю его, — вздохнула подруга. — А вдруг другого шанса не будет. И была я уже под тем колесом любви, как говорит Дарья Федоровна, переехало оно меня. Долго не верила мужчинам, а сейчас решила или пан, или пропал. Лядов тебя тоже своей невестой назвал… Что тоже решила?

-Нет, он погорячился, — усмехнулась Галка.

Обед был готов, когда вернулись Алексей, Карачаев и Захар, который тут же поднялся   в свою комнату. Все дружно уселись за стол, только не было Захара и Тины. Тогда Галка поднялась к ним. Тина лежала на диване с какими-то подушечками на глазах и недовольно бубнила себе под нос, когда Галка постучала к ним в комнату:

-Ребята, идемте ужинать. Мы вас ждем!

-Какого черта! -вдруг завопила Тина, вскочив с кровати. -Тебя не учили стучать перед тем, как зайти?

-Я стучала, — пожала плечами Галка.

Мешочки с лица Тины попадали на пол, и она уже кричала на Захара:

-Слушай, у тебя все друзья такие недоразвитые или выборочно? Они что не поняли, если мы не спустились обедать, значит не хотим и нам есть чем заняться кроме еды? – и, посмотрев на Галку, выкрикнула: — И не делай такие круглые глаза. Если у тебя нет секса, то это не значит, что им не занимаются другие… Вы, две злюки, там моете мне кости и тихо завидуете, что…

Галка не стала дослушивать тираду разъяренной Тины, молча вышла из комнаты, услышав слова Захара:

-Галя, мы сейчас спустимся. Спасибо, что позвала.

Минут через десять, видимо, после уговоров Захара, Тина все-таки соизволила спуститься и откушать то, что приготовили эти две «завистливые злюки». После обеда было решено прокатиться по трассе на лыжах, но громче всех на него отреагировала Тина и, будто безумно рада, опять повисла на шее у Захара. Галка даже не ожидала такого энтузиазма от нее и подумала с иронией: «А как же шелковистая кожа, которую может обветриться северным ветром?» На лыжах Галка была в своей стихии. Она занималась почти шесть лет лыжными гонками. На нее тренер возлагал большие надежды, но при одном неудачном падении она сломала ногу, а на спорте пришлось поставить крест. Перелом был очень сложный, и врачи не давали никаких прогнозов. При неудачном раскладе она могла остаться хромоножкой, а при очень удачном ― все должно было быть хорошо, но о профессиональном занятии спортом надо было забыть. Она и забыла, но каждую зиму с удовольствием вставала на лыжи и неспешно проходила пару ― тройку километров для собственного удовольствия, если представлялась такая возможность. Галка неспешно катила по лыжне и не заметила, как ее подрезал спешащий лыжник. Она сначала упала в сугроб, а потом только услышала: «Осторожно! Поберегись!» Барахтаясь в снегу, услышала голос обеспокоенного Захара:

-С тобой все в порядке?

-Еще не знаю, но, кажется, ничего не болит, — ответила она.

-Давай руку! — и он крепко взял ее за руку, почти выдернув из сугроба. — Идти сама сможешь?

-А если нет? Ты меня на руках понесешь? — Галка с вызовом посмотрела на него с улыбкой.

-Понесу, — уверенно ответил он.

-Не надо, со мной все хорошо. Я сама.

-Нет, я тебя провожу до подъемника.

-Не надо, а то твоя Тина…

-Не обращай внимания, — буркнул он. – Ты, почему тогда уехала? Ведь у тебя еще оставалось два дня.

-А ты хотел, чтобы твоя неожиданно прилетевшая невеста и курортная любовница случайно встретились? И это к сегодняшнему дню совсем не относится,- ухмыльнулась она.- Да… Видимо, это у тебя диагноз… Твоя невеста, а теперь уже жена, надеюсь, и Тина очень похожи, как сестры близнецы. Ты специально таких выбираешь, или они тебя…

-Не ерничай, — попросил он.

-А вот и она, как крейсер несется на всех парусах. Того и гляди собьет… У нее странная особенность, оказываться с тобой рядом в любую минуту, как джин из бутылки,- опять ехидно заметила Галка. -Прости, мой подъемник.

Уже поднимаясь по канатной дороге, Галка заметила, как Тина о чем-то говорила с Захаром, а потом опять висела на его шее, болтая ногами. «Это уже не моя история и не моя сказка…»- с сожалением подумала она. Потом нашла на горе Алексея и сказала, что уезжает. Тот удивился и спросил:

-Что случилось?

-Мама звонила, сказала, что у Насти температура, — соврала Галка.

-Я тебя отвезу, — предложил он.

-Не надо. Я тут видела несколько такси на стоянке, а ты оставайся. Я не хочу портить тебе выходной.

-Галя, но мы приехали вместе…

-Ты приехал не только со мной, а с друзьями. И их больше, так что останься с ними, а я на такси.

-Я тебя провожу.

-Хорошо. Сейчас в домик за вещами только зайду, равнодушно ответила она и пошла по тропинке.

Алексей шел за ней следом и что-то говорил, говорил, но Галка его совсем не слышала. У домика они натолкнулись на Захара и Тину, которая, завидев Галку, вдруг опять повисла на шее у него, а  поцеловав в губы, крикнула: «Я сейчас!» и юркнула в дверь. Алексей остался стоять с Захаром.  Галка зашла в дом и стала собирать вещи.

-Ой, что мы уезжаем? — вдруг спросила Тина, спускаясь по лестнице.

-Я уезжаю… Ребенок заболел.

-А, ну да, ну да… Правда же Захар душка? — вдруг спросила Тина.

-Ты это зачем спрашиваешь? Тебе лучше знать, — ответила Галка, застегивая молнию на спортивной сумке.

Чувствуя, что она сейчас уйдет, Тина затараторила:

-О, он не только красив, как бог, но и любовник обалденный. Мы с нив ездили не так давно в Альпы. Представляешь, жили в шале, только не в таком убогом, как это… Сидели у камина, слушали, как завывает ветер в трубе, и он любил меня, любил прямо на ковре у камина… Это так восхитительно и романтично, но где тебе понять…

-Да уж, где уж нам, — фыркнула Галка. — Жаль, что твою оценку не слышит Захар.

-Ой, я опять сболтнула лишнего. Он не любит, когда много говорю о наших отношениях…

-Он вроде бы женат? И ты так спокойно рассказываешь о своих отношениях с ним…

-Мне все равно женат он или нет… И вообще у него там было все сложно ― сложно… Когда  решит все свои проблемы, мы с ним поженимся обязательно, и он мне подарит кольцо с бриллиантом размером…

-С булыжник… — ехидно заметила Галка.

-Все может быть! Он меня любит, -легкомысленно воскликнула Тина. — Кстати, я у него видела фотографию с тобой… Это, кажется, был курортный роман.

-Что? — не поняла Галка.

-Да стоит у него на столе какая-то фотография… Там он с друзьями в Шарм аль Шейхе. И с какого-то перепугу ты с ними затесалась. Я тебя, кстати, сразу узнала, когда только вошла. Ты нисколько не изменилась, но меня совсем не интересует, что было между вами, сейчас он мой. Я его никому не отдам, даже если мне придется за него воевать с такими, как ты, и грызть вас зубами.

-Не стоит портить зубы, их можно нечаянно сломать, -ответила Галка и вышла на улицу.

Алексей проводил ее до стоянки такси и, усадив в машину, попросил позвонить, когда доедет домой.

Она сидела в машине всю дорогу молча, борясь со слезами, которые подступали к горлу. Она и сейчас была уверена, что тогда три года назад поступила правильно ― уехала домой, прервав отношения с Захаром. Уже ночью, лежа в постели на нее нахлынули воспоминания трехлетней давности, которые она пыталась забыть.

Часть вторая. Три года назад.

Всем привет! – задорно крикнула Галка прямо с порога, широко распахнув дверь, и, будто демонстрируя свой южный загар, походкой модели прошлась между рядами столов.

-О, отпускница явилась! – воскликнула Галина Ивановна. – А загорела – то как! Не то, что мы тут сидим, как в бункере и света белого не видим, а на улице то снег, то метель… Ой, девочки, скорей бы лето! Так хочется тепла, солнца. Бабочки летаю, стрекозы. Ммм, красота, — и громко вздохнула.

-Размечталась! Еще только февраль! До мая, как до Москвы пешком… Да… Уж… — в тон ей ответила Людмила Сергеевна, закончив разговор с клиентом по телефону.

И в кабинете вдруг неожиданно наступила тишина, что стало слышно, как над головами прожужжала муха почему-то проснувшаяся раньше срока. Галка, улыбаясь, окинула взглядом помещение и легкой походкой, постукивая железными набойками каблучков, прошла к своему столу. Было видно, что пока она отсутствовала, ее стол использовали, как резервный и за ним сидели все кому не лень. Она слегка поморщилась и стала разбирать сложенные в кучу бумаги.

-Кто сидел за моим столом? – спросила она.- Просила же…

-Кто пил из моей чашки? – тоненьким голоском передразнила ее Оленька. – Кто сидел на моем стуле?..

-Сколько раз просила, если пользуетесь столом, то убирайте за собой… Я, так понимаю, что это никому не нужно?.. А в ответ тишина. Хорошо! Все это отправляется в далекое путешествие, — она сгребла со стола кипу бумаг и кинула в мусорную корзину.

-Ладно тебе ворчать, — миролюбиво заметила Галина Ивановна. – Лучше расскажи, как съездила. Как погода в Ебипте?

-Нормально, — ответила Галка и стала протирать стол.

-Что-то ноне девушка у нас не очень разговорчива. Или что-то случилось? – дружелюбно спросила Людмила Сергеевна и приготовилась слушать. – Может, влюбилась?..

-Все хорошо! В моем расписании нет пункта: «Любовь», это уже пройденный этап, — ответила Галка. — Сейчас фото на ком перекачаю, и сами увидите море, пальмы и белый песок…

-Ты какая-то не такая вернулась из путешествия. Уж не влюбилась  в молодого и красивого египтянина? А?.. — хитро заметила Оленька, поддержав Людмилу Сергеевну…

-Там русских больше, чем египтян, -фыркнула Галка.

-Ну, тогда в нашего соотечественника – загорелого с красивым спортивным телом, белозубой улыбкой и синими, как море, глазами, — произнесла Оленька и мечтательно закрыла глаза.

-И богатого, как Крез, — хихикнула Галина Ивановна.- Ой, Галка, замуж тебе надо, замуж…

— Галина Ивановна, какой замуж, издеваетесь? У меня даже камнеломка дохнет, а тут муж… Это совсем не цветок, — отмахнулась Галка.- И если честно, то после похода в ЗАГС туда и обратно, мне почему-то не хочется повторить этот путь…

-А в одном направлении не пробовала сходить без обратно? – спросила Людмила Сергеевна.

-Так с кем туда идти-то? – воскликнула Галка. – Может с Епифанцевым или Лядовым…

-А почему бы и нет. Они оба за тобой, как бычки на веревочке, ходят, —  заметила Галина Ивановна.

-Н-да, за кем-то юноши толпой бегут, а у кого-то совсем ни одного, -с досадой вздохнула Оленька.- А Лядов ничего себе так… Симпатичный…

-Не завидуй, подруга, — усмехнулась Людмила Сергеевна.- У нашей птицы Галки на их счет другое мнение…

-Я и не завидую, -фыркнула Оленька и уткнулась в монитор.

-Замуж? О, нет, Галина Ивановна! Я там уже была! Обслуживание не соответствует прейскуранту, — ухмыльнулась Галка. – И тем более за одного из этих придурков…

-Ну, почему придурки? Нормальные молодые мужчины. А тебе, конечно же, Ивана – царевича подавай, — съязвила Людмила Сергеевна.

-Зачем, Иван – царевич, уже пройденный этап, не очень хорошо закончившийся. И как показала практика – в этой сказке надо было и пироги печь, и рубашки стирать и штопать, да еще и перед гостями плясать. Все знакомые говорили: «Галка, как тебе повезло- дом с башенками, муж деньги зарабатывает, не жизнь, а малина…

-Когда фотки будем смотреть? – нетерпеливо воскликнула Оленька.

-В обед, — отмахнулась Галка.- Сейчас разобраться с бумагами надо.

До перерыва на обед время пролетело незаметно и ровно в час дня все обитательницы кабинета собрались у Галкиного стола. Она с восторгом рассказывала, как отдохнула в Шарм Эль Шейхе. Листая фотографии, объясняла, что это за места – отель, пляж, перед дайвингом, о парках и садах… Галка попыталась пропустить те фото, где она находилась в компании молодого араба с печальными  глазами. Она смутилась и пробормотала:

-Это не интересно, — и попыталась пропустить фотографии.

-Так, так, так! А это просим показать! А говорила, что не было романа! – воскликнула Оленька.

-Это не роман, а инструктор по дайвингу, — ответила Галка.

-Конечно, это теперь так называется, — продолжала подначивать Оленька.- А как он тебя обнимает…А как смотрит… Мммм… Я тоже хочу, чтобы на меня смотрели такими влюбленными глазами…

-Девчонки, честно, у меня с ним ничего не было. Он просто очень хороший парень и учил меня нырять с аквалангом. Ой, вы бы знали, как там красиво под водой, как в аквариуме. Какие там красивые рыбки, а вода прозрачная – прозрачная, — попыталась увести разговор в сторону Галка.

-Ты нам зубы не заговаривай, давай колись! – настаивала Оленька.

-Оль, он просто очень хороший парень. Зовут Керим, учит таких дамочек, как я, правильно нырять и вести себя под водой. Вот и все.

— А этот кадр прошу остановить, — вдруг воскликнула Галина Ивановна. – Это кто?

-Захар… Фамилию не знаю, не спрашивала. Он случайно оказался на фото, — опять смутилась Галка.

-И так пятнадцать раз, — хмыкнула Галина Ивановна.

-Ну, просто у нас была общая компания, так получилось…

-Я его где-то видела, но не могу вспомнить где… — задумалась Людмила Сергеевна. – Где же я его видела?

— Это не важно… где вы его видели…- пробормотала Галка и чуть покраснев, постаралась, как можно быстрее пролистать фотографии.

-Да ладно, не смущайся, чего только не бывает на курорте, а ты у нас девушка свободная… Так что тебе не о чем переживать, — усмехнулась Галина Ивановна.

-Ой, девчонки, я ж вам сувенирчики привезла, чуть не забыла! – воскликнула Галка и достала штук десять фигурных флакончиков, наполненных какой-то жидкостью. – Выбирайте! Это ароматизированное масло, можно сказать почти духи.

Женщины, отвернулись от монитора и стали разглядывать диковинные флакончики, наполненные экзотическими пряно-сладкими запахами. В это время Галка стала быстро – быстро  пролистывать фотографии, как бы пытаясь скрыть те, что не предназначались для всеобщего просмотра.

-Ой! – вдруг воскликнула Оленька, удержав Галкину руку. – Просто Шемаханская царица! Девчонки смотрите, какая чудная фотография, просто портрет восточной красавицы на фоне заходящего южного солнца. Галка, ты, что танец живота исполняла на закате? Интересно, кто тот счастливец?.. Девочки, смотрите какая фотка!

-Это не важно…-фыркнула Галка и закрыла папку с фотографиями. Кадр ей и самой очень нравился. Она стояла у самой кромки воды,  на фоне южного заката босая в полупрозрачном парео, волосы трепал ветер, а руки двигались в такт воображаемой восточной музыки, но ей еще больше нравился тот, кто снимал это фото, хотя о нем товаркам знать и не обязательно.

Его Галка приметила еще, когда летела в самолете. Ее кресло находилось рядом с вип  салоном и в те моменты, когда стюардесса проходила и откидывала штору, отделяющую его от эконом  класса, она видела веселую компанию молодых мужчин, которые о чем-то оживленно переговаривались между собой. Захар почему-то сразу обратил на себя ее внимание. Она, глядя на него, еще тогда почему-то подумала: «Рюриковичи мы, Рюриковичи…Достояние республики, блин…» Он действительно очень походил на тех русских богатырей, что рисуют на иллюстрациях к былинам или сказкам. У него были правильные черты лица, четкие брови в разлет и серо-зеленые глаза, гордо посаженная голова с непокорной русой шевелюрой, а широкие плечи обтягивал тонкий белый хлопковый свитер, под которым скрывалось не менее красивое спортивное тело. Ей в какой-то момент показалось, что он тоже смотрел иногда в ее сторону. Но, размышляя по этому поводу, Галка пришла к выводу, что такие мужчины смотрят на смертных женщин, как она, с высоты орлиного полета. Никогда не обращают внимания, конечно, если они не бизнес-леди или не дочери богатых родителей, а она была не то, ни другое, и даже не красавица. Она считала, что рядом с такими мужчинами всегда находятся стройные смазливые девочки – модели с обложки в дорогих мехах и с большими запросами. Тем более, что она, Галка, уже побывала замужем и пожила, правда не в золотой, а только золоченой клетке, из которой еле удалось унести ноги живой, не потеряв чувства собственного достоинства. Тогда ее сердце разбилось на мелкие кусочки, а чтобы его собрать, потребовалось почти три года… Андрей не был таким красавцем, как Захар, но, имея эгоистичный характер, шел к своей цели, как слон в слоновьем лесу, ломая все на своем пути, если это мешало ее достижению. В его планы не входили дети, и он их по какой-то непонятной причине патологически ненавидел. Когда Галка сказала Андрею, что у них будет ребенок, он не говоря ни слова, молча взял ее за руку, посадил в машину и отвез в частную клинику с требованием, чтобы она избавилась от него немедленно. Когда после осмотра доктор сказал, что делать операцию опасно, и она в последствии не сможет иметь детей, если они вдруг захотят, то Андрей начал кричать на него: «Вот и замечательно… Мне не нужны дети. Делайте то, что вам сказали! Я вам плачу!» Послушав его крики, Галка вдруг сказала, что ничего делать не будет и хочет он, Андрей, или не хочет, но ребенок родиться на свет. Она тогда решительно сказала «нет». Андрей прокричал тогда, чтобы она катилась к чертовой матери, а он подает на развод, и пусть даже не мечтает ни о каких бонусах за его счет. Свое слово он сдержал, а она у него и ничего не просила, хотя лучшая подруга тогда твердила: «Дурой будешь, если у него ничего не отсудишь!» Через семь месяцев она родила Настюшку, без которой сейчас даже не представляет свою жизнь, да и бабушка безумно любила внучку. Глядя, как бабушка возится с Настей, Галка где-то на уровне подсознания думала с завистью, что ее в пять лет так не любили и не баловали…

Ее мысли опять вернулись к поездке в Египет. В аэропорту после прилета, она потеряла из виду компанию из вип салона и почему-то подумала: «И к лучшему!» Потом уже в отеле выяснилось, что эта веселая мужская компания поселилась по соседству на одном с ней этаже. Вечером она случайно столкнулись в ресторане с Захаром, который  долго извинялся перед ней за свою неловкость. После ужина Галка переоделась и решила прогуляться по опустевшему пляжу. Она шла по самой кромке песка, а теплые волны едва касались ее ступней. На горизонте уже догорал закат, когда устав, она присела, а потом и прилегла на еще теплый песок в паре метров от лениво плескавшихся волн. Закат желто-бордовым заревом разливался по небу, и за линией горизонта медленно тонул в морских глубинах… Она задумалась и не сразу заметила, что на берегу появился еще кто-то. Она лежала на песке, а ее мысли были где-то далеко-далеко в космосе. С небес на землю ее вернуло чье-то тихое покашливание, от чего Галка  вскочила на ноги:

-Ой!.. Кто здесь?

-Привет! — вдруг весело сказал тот самый красавчик из вип  салона и из ресторана.

-Вы кто, и что вам здесь надо? — воскликнула она.

-Сколько вопросов! Наверное, то же, что и вам ― тишины и покоя… Умиротворения, гармонии с небесами… — ухмыльнулся он.- Мы с вами прилетели сюда вместе, а потом я вас нечаянно толкнул, а еще нас поселили на одном этаже… Сейчас столкнулись здесь на пляже… Это судьба!

-С чего вы взяли, что это судьба? Я предпочитаю называть случайностью. Мир тесен, а шарик круглый, — ответила она и хотела уйти.

-Пожалуйста, не уходи, — попросил он.

-А мы уже на ты? — удивилась она. -Я даже не знаю вашего имени…

-Захар… Зачем эти формальности? Может, я не очень вежлив, но мы люди, слава богу, не преклонного возраста и не на официальном приеме… Смотри, какой красивый закат! Рядом теплое море… Красота! Здесь можно расслабиться и забыть о скорости, спешке, делах, прочей ерунде, присущей мегаполису… Здесь от всего веет умиротворением, — улыбнулся он. — Кстати, ты тоже не назвала своего имени.

-Галка, то есть Галина… — как-то не очень уверенно ответила она.

-Галка ― птица семейства вороновых… — опять улыбнулся он. — Странная птица галка…

-Слышь, орнитолог, я не птица! — воскликнула Галка и направилась в сторону отеля.

-Я не хотел тебя обидеть! — догнал он и взял ее за руку.

-Не трогай меня! Я повода не давала! – и она вырвала руку.

-Да постой же ты! Я хотел сказать, мы завтра едем в Гизу… Местный проводник, взяли машину в аренду… Ты не хотела бы поехать с нами?

-С чего это? — удивилась она. — Я никуда с вами не поеду. И вообще, в вашей компании я никого не знаю… Может вы какие-нибудь насильники или маньяки… никуда я с вами не поеду, — резко ответила она.

-Да постой же ты. Мы нормальные люди, не придумывай… И ты уже из нашей компании знаешь одного…

-Это кого же я знаю?

-Меня, — не моргнув глазом, ответил он. — Ты находишься под моей защитой.

-Мели Емеля, твоя неделя, — буркнула Галка и пошла еще быстрей.

-Да остановись ты, в конце концов!

-Скажи, зачем тебе это надо? – недовольно  спросила Галка.

-Просто ты мне понравилась, — улыбнулся он.

-Вот так вот сразу взяла и понравилась?- ухмыльнулась она. — У таких, как ты, ничего просто не бывает.

-У каких таких? — удивился он.

-У таких…

-Да откуда ты знаешь, какой я? Мы с тобой знакомы всего час, а ты уже сделала выводы… И совсем не в мою пользу.

-А почему они должны быть в твою пользу? Ты приехал сюда отдохнуть на полную катушку в компании друзей… Мужскую компанию надо разбавить женским присутствием… На курорте одиноких женщин много, вот ты… Только я не завожу курортные романы. Они мне ни к чему!

-Ты сейчас наговорила целую кучу ерунды. Мне тоже не нужны курортные романы, тем более, что у меня свадьба через месяц… А сюда мы приехали с друзьями просто отдохнуть. Такой затянувшийся мальчишник, — будто оправдываясь, сказал Захар.

-Тем более…-почти прошептала Галка.

-Просто у нас есть место в машине, а мой друг Юра ― он египтолог, читает лекции по истории Египта в университете… Просто хотел тебя пригласить…-смутился Захар. — Если надумаешь, то выходи завтра к шести на ресепшн, — и он быстро пошел в сторону отеля. Галка не стала его догонять и присела на скамейку под пальмой. Она решила, что никуда не поедет, но утром в шесть часов уже стояла у стойки, где ее встретил Захар. Увидев ее, он весело сказал:

-Привет! А я знал, что ты поедешь, и не хочу даже скрывать радости по этому поводу…

-Доброе утро! Я сама не знала, а ты знал…-фыркнула в ответ Галка.

Через пять минут друзья Захара уже стояли у отеля и ждали, когда подойдет машина, что арендовал их друг Юрий. Он был единственным, кто мог общаться с местными жителями на их родном языке и знал эти места, как пять своих пальцев, потому что большую часть времени проводил здесь, а домой возвращался, когда начинал скучать о зимних морозах и снеге. Они побродили по Гизе, постояли у вечного Сфинкса, обошли величественные пирамиды, а вечером, когда стемнело, прокатились на лошадях верхом. Это Захар со своим другом ― египтологом договорился с охраной, заплатив деньги, на такую прогулку. Их окружали пустыня и далекое бездонно черное бархатное небо, усыпанное мириадами звезд, среди которых затерялось созвездие Ориона, с которого прилетают на Землю Боги. Где-то вдалеке лаяли собаки охраны. Галка была легкомысленной и обворожительной. Ей казалось, что ее окружает совершенно нереальный сказочный мир, а рядом с ней находится один из Рюриковичей, сошедший на время с какого-то полотна Васнецова…Здесь Захар поцеловал ее первый раз, и она вдруг поняла, что ей сейчас все равно есть у него невеста или нет, женится он или нет… Они были вдвоем, и им было от этого очень легко. Он поцеловал ее, и, нежно обняв, прижал к себе, прошептав:

-Прости, я не знал, что ты живешь на этом свете…

Она тогда прижала к его губам палец и попросила:

-Ничего не говори… Пусть сказка продлится хоть на несколько минут подольше.

С этого дня они почти не расставались днем. Он заходил за ней в ее номер, и они шли завтракать, а потом шли на пляж или бродить по магазинчикам при отеле. В одной лавке она увидела фигурку из слоновой кости кошки Бастет, но она стоила по ее меркам целое состояние. Галка с сожалением поставила ее на место и выбрала другую, за которую могла заплатить. Захар ее остановил:

-Тебе понравилась совсем другая…

-Ну и что… Она стоит слишком дорого для меня.

-Я могу ее купить тебе, — настаивал он.

-Не надо.

-Почему?

-Я не знаю, кто ты, чем занимаешься, и не хочу знать. Я понимаю, что ты крут, только не надо показывать свою крутизну, и я никогда не попрошу у тебя что-то мне купить.

-Но мне, может быть, приятно сделать подарок женщине, которая мне нравится…

-Не надо… Это слишком дорого. И я не хочу тебе нравиться, — здесь она покривила душой потому, что не хотела, чтобы он узнал о ее чувствах к нему.

-Глупая птица Галка, — улыбнулся он. — Я не буду настаивать, но мне тоже нравится эта статуэтка. Я ее покупаю.

Они расплатились и пошли в отель. Ему вдруг пришла мысль, что пора окунуться в море и посмотреть, как там живут всякие караси и медузы. Галка смеялась и твердила, что карасики не живут здесь, он тоже смеялся и оправдывался, что  так называет всех рыб. Захар познакомил ее с Керимом, который учил ее, как правильно нырять с аквалангом. Было весело. А потом они с Захаром и его друзьями очень долго сидели в ресторане. В какой-то момент Галке стало скучно, и она пошла, как говорит Дарья Федоровна, в разнос. Утром она проснулась от жуткой головной боли и сильной жажды. Ощущение было такое, что в ее глотке находится целая пустыня Гоби с ее верблюжьими колючками и перекати полем. В памяти остались какие-то обрывки: она танцует у сцены какой-то дикий восточный танец, потом что-то пьет у чужого стола, а потом полный провал. Она застонала и с трудом разлепила веки: самое ужасное, что она не поняла сразу, где находится.

-Господи, где я? — простонала Галка.

-Не волнуйся, все в порядке. Только выпей вот это, и голова перестанет болеть… — голос Захара подействовал на нее успокаивающе, но тут же в душе вспыхнул пожар стыда: она напилась, что на нее  совсем не похоже. Галка  не помнила, как оказалась в номере Захара. «Только этого мне еще не хватало!» — подумала она и повернула голову, но в тот же миг в ее голове заработали отбойные молотки, и, казалось, еще секунда,  голова разлетится на мелкие кусочки.

-Как я здесь оказалась?

-Молча, — ухмыльнулся Захар.

-Извини, я к себе пойду…-Галка попыталась встать, но обнаружила, что почти полностью раздета. — Это ты сделал?

-Я…

-И у нас что-то было?

-Ты меня за кого принимаешь? Или у тебя до сих пор в голове мысль, что я маньяк и насильник.

-Нееет, -попыталась отрицательно покачать головой Галка, но тут же дали о себе знать отбойные молотки всех шахтеров планеты, по какому-то совсем дикому случаю, оказавшиеся все вместе в ее голове. — Я так не думаю…

-Вот, выпей все-таки, это поможет. Может, тебе было бы лучше, если сейчас какой-нибудь араб раздевал тебя и ласкал в своем гареме….

-Что? Ой… — воскликнула Галка.

-Тебя вчера так понесло, что ты была согласна уехать на край земли с каким-то арабом и жить в его гареме… Правда ты не понимала, что он тебе говорил, но ты качала головой, давая понять, что согласна.

-Вот ужас…

-Знаешь, еле отбил, а друг мой Юра, ему объяснил, что ты моя женщина, но слегка пьяная, -улыбаясь, говорил Захар.

-Как стыдно-то, — простонала Галка и зарылась с головой в простыни.

-Ничего, ты была вчера прекрасна! А твой танец живота бесподобен…

-Хватит издеваться, — закричала Галка, и в него полетела подушка.

-Ты мне нравишься, — сказал Захар и нежно поцеловал в висок. — Все хорошо. Есть будешь?

-Нет… Но голова почти перестала болеть, и шахтеры вернулись в свои шахты…

Чего-чего?

-Да так, — отмахнулась она.- Я хочу к себе в номер.

-Иди. Вот твоя одежда.

Галка схватила ее и потребовала, чтобы он отвернулся. Захар засмеялся и сделал, как она просила. Через десять минут, принимая в своем номере душ, Галка сгорала от стыда за свое поведение. Она не могла понять, как это ей удалось напиться до потери памяти, если она выпила только пару слабоалкогольных коктейлей. Но больше всего ей было стыдно перед Захаром, и она совсем не знала, как сможет показаться ему на глаза. Она решила, что лучше умрет с голоду, чем его увидит. Вечером Захар сам пришел к ней, а через десять минут после его прихода, стюарт принес ужин в номер. Она сначала прятала глаза, но он подошел к ней и сказал:

-Не переживай. Все в порядке, — и поцеловал.

Она подняла глаза и виновато посмотрела на него. Он воскликнул:

-О, как прекрасен этот взгляд! Я хочу, чтобы ты всегда смотрела на меня так.

-А вот фигушки! — воскликнула она.

-Так, теперь я вижу, что ты совсем поправилась. Пойдем, искупаемся в бассейне. Сейчас там народа совсем немного. Идем, странная птица Галка.

-Орнитолог, тоже мне нашелся,- заворчала она.

-Идем, идем…- он вытащил ее из постели и поставил на ноги. — Как бы я хотел, чтобы это время…

Но она закрыла ему рот ладошкой и воскликнула:

-Все в этой жизни конечно, так же как и время! Я уезжаю через четыре дня.

-А я через неделю. Идем купаться.

Они только успели дойти до бассейна, как Юра догнал их и отдал громко звонящий телефон:

-Это твоя Леночка звонит… Я устал слушать его вопли. Она за последний час позвонила раз пятьдесят, так что отвечай.

О чем Захар говорил с Леной, Галка не слышала, но он вернулся с заметно испорченным настроением. Это не помешало им хорошо провести вечер. На следующий день, когда они возвращались с пляжа, где пробыли до самого заката, и где Захар сделал ее самое красивое фото на фоне заката, он сказал:

-Завтра приезжает Лена. И я скажу, что не могу на ней жениться, потому что встретил тебя.

-Что? Знаешь, это твое курортное увлечение, и оно может закончиться для тебя плохо. Ты в своем уме? Если собрался на ней жениться, значит, для тебя она что-то значит. Я не позволю тебе разрушить из-за меня свою жизнь и не дам тебе повода упрекнуть меня в этом. Не стоит этого делать.

-Но я знаю, я чувствую, что я тебе тоже нравлюсь.

-Нравится ― это не значит любить,- ответила она.- Так что не делай глупостев…

Галка заперлась в номере и позвонила на ресепшн с просьбой перебронировать ее билет на завтра, что и было сделано. Невеста Захара прилетела рано утром. Галка столкнулась с ними уже на завтраке. Она сделала вид, что его не знает, но есть совсем расхотелось, потому что еда показалась абсолютно безвкусной и пресной. Галка дождалась такси и уехала в аэропорт. Когда уже поднималась по эскалатору, она увидела внизу Захара. Он что-то кричал ей вслед и махал руками. Она крикнула ему: «Я тебя люблю!», но он не расслышал и продолжал набирать воображаемый диск телефона. Но она -то знала, что позвонить ему не сможет, а даже если бы и могла, то никогда этого не сделала бы. Она вернулась домой и началась ее прежняя жизнь, в которой не было места ни Захару, ни любви к нему. И если бы она не встретила его случайно на Синь- горе, то, наверное, со временем совсем забыла о нем, но чертово колесо любви продолжало делать свой очередной круг.

Часть третья. Новый сосед.

Прошло около месяца. Алексей продолжал ухаживать за Галкой, пытаясь ненавязчиво уговорить ее выйти за него замуж и доказать слова Дарьи Федоровны, что он ее чуть ли не единственный шанс обрести семейное счастье. Ей удавалось, не обижая его, мягко отказывать ему. Однажды Галка пришла домой после работы и не поняла, куда  попала. Их дом всегда был тихим и спокойным -жильцы в нем очень редко менялись и его стены, простоявшие больше шестидесяти лет, редко сотрясали отбойные молотки, звук визжащего лобзика и вой перфоратора.

-Мамуля, у нас, что девятый этаж сносят? — удивилась она.

-Нет, появился новый сосед. Он купил двушку над нами и однушку над бабой Таней, а теперь их объединяет, ну и соответственно ремонтирует.

-Я сейчас пойду и разберусь!

-Не трудись! Там кроме двух узбеков, которые твердят в два голоса: «Моя твоя не понимай… Я не знай русский… Хозяина нет дома… Когда будет, я не знаю! Хозяин очень злой. Если мы работа не сделаем, он нас уволит… Прости хозяйка бабушка…» Просто какая-то наша раша, по другому и не скажешь…

-Я сейчас из них душу вытрясу и узнаю, где и кто их хозяин, — Галка выскочила на площадку и вбежала на девятый этаж. Она стучала, колотила в дверь, но ей никто не открыл. Раздосадованная вернулась домой, но, о чудо, в квартире на девятом этаже наступила гробовая тишина.

-А дисциплинированные, какие рабочие… Семь часов, — сказала Галка и включила телевизор.

Там шли «Городские новости». Она хотела переключить на другую программу, как на экране мелькнуло лицо Захара. Он рассказывал о строительстве нового спортивного комплекса с аквапарком на месте старой промзоны в двух километрах от дома, в котором жила Галка. «Ну вот, будет, куда с ребенком сходить и не надо ездить в центр…» — подумала она и переключила на другой канал, где шла очередная мыльная опера о страстях, потерях, встречах и расставаниях.

Прошла еще неделя. Ремонтные работы на верхнем этаже стали тише, и уже совсем не раздражали. Правду говорят, что человек ко всему привыкает… И все бы ничего, если бы  на верху вдруг не решили заливать полы. Вода потекла по стенам, а следом за ней со стен в Галкиной квартире сползли на пол обои. Это стало последней каплей горя, и Галка пошла разбираться со строителями, требуя адрес или телефон нового хозяина квартиры. Рабочие были так перепуганы, что быстренько покидали свои вещички в сумку и растворились в уличной, вечно спешащей, толпе. На следующий день, вернувшись домой, Галка была удивлена еще больше: в ее квартире суетилось несколько маляров, заканчивающих оклеивать залитую комнату обоями.

-Мам, мама, это что у нас происходит?

-А это наш сосед возмещает нам убытки. На редкость оказался порядочным человеком… Десять раз извинился за своих рабочих и вот, вуаля, у нас сделан ремонт.

-Мама, а букет это тоже от него?

-Да и еще торт, как компенсация морального ущерба. Он сказал, что скоро ремонт закончится, и переедет сюда жить.

-С семьей?- спросила Галка.

-Ну да, — уверенно ответила Дарья Федоровна. -Наверное. Конечно… А если не с ней, то зачем ему такие хоромы.

-Мамочка, — с веселым криком выбежала к ней Настена. — Смотри, мне дядя куклу подарил вместо Маши, которую залило водой.

-Очень хороший, я посмотрю, дядя…- задумчиво произнесла Галка.

-Ну, вот будет у нас нормальный сосед… Видно, что человек очень хороший и добрый… И, к тому же, солидный, несмотря на то, что молодой… Вот бы тебе такого… Жаль, что женат. А уж как хорош собой, просто…

-Мама, хватит тебе о нем рассказывать, будто он самый лучший, просто кремовый торт…

-Ой, дочка, когда ты научишься в людях разбираться. Да ну тебя! — махнула на нее рукой Дарья Федоровна.

Прошла неделя. В субботу утром подъехала к дому большая грузовая машина с тентом и несколько разбитных грузчиков до обеда ее разгружали, занося в парадную новую дорогую мебель. Лифт ездил туда сюда практически без остановки. Днем все закончилось, суматоха улеглась, стихли на улице крики: «Давай, давай… На меня… Да держи ты за левый край…» Кумушки, сидя у парадной, уже обсуждали это событие и спорили между собой о том, кто же этот новый жилец, и есть ли у него семья. В конце концов, договорились, что раз мебель завезли, значит, и сами скоро объявятся.

Галку уже начало разбирать любопытство и очень хотелось увидеть этого таинственного соседа, но тот ей все не попадался на глаза. Зато Дарья Федоровна и Настена встречали его, как выяснилось, регулярно.

Как-то вечером Галка подошла к дому и в это время к парадной подъехала дорогая машина, а из нее сначала вышла Дарья Федоровна, за ней следом Настена. Машина уехала. Галка удивленно смотрела на все это, а опомнившись, спросила:

-Мама, что это все значит?

-Ничего, — виновато опустив глаза, ответила та. — Просто Захар Иванович любезно предложил нам воспользоваться его машиной для поездки в музыкальную школу. Я сегодня себя не важно чувствовала…

-Как ты его назвала?

-Захар Иванович, — ничего не понимая, ответила Дарья Федоровна.- И что здесь такого?

-Что-то Захаров в моей жизни становится слишком много. И какая щедрость ― предложить свозить девочку в музыкальную школу. Ты могла вызвать такси… Ладно, я с этим разберусь.

-Чего ты там бормочешь? Не нравится тебе, что добрый человек помогает людям…

-Мама, ты думаешь, что состоятельные люди делают что-то просто так?

-А почему он не может сделать доброе дело просто так по доброте душевной?

-Ты думаешь, у них есть душа? — взвилась Галка. — Нет у них души…

-Ты то откуда знаешь? Не надо судить всех по своему Андрею…

-Я кроме Андрея знаю одного криводушного и…

-Ой, не морочь мне голову, — отмахнулась Дарья Федоровна. — Этот не такой!

На этом разговор закончился.

А утром в кабинет логистов пожаловал сам генеральный в компании представителя нового заказчика. Видимо, заказ был очень большой, что Павел Васильевич, ходил почти на цыпочках вокруг него и сдувал пылинки с его пиджака. Когда они вошли в кабинет, то Галку будто ударило током ― на пороге, рядом с ее директором, стоял Захар. Все женщины отдела от восемнадцати до шестидесяти с явным любопытством уставились на вошедших. Но больше всех их интересовал Захар.

-Ну, вот ― это наш мозг, наш центр. Девушки у нас с большим опытом работы. Вы не пожалеете, что обратились к нам, господин Воронов.

-Поживем, увидим, — задумчиво ответил Захар и внимательно осмотрел помещение. Его глаза остановились на крайнем столе, где за большим монитором спряталась Галка в надежде, что ее никто не заметит. Он ничего не сказал, но, уходя, промолвил:

-Мы с вами будем теперь часто встречаться, — И это было сказано для того, чтобы Галка услышала обязательно.

-Да, да! Мои специалисты, самые лучшие специалисты в мире! — воскликнул Павел Васильевич.

Они ушли, а Галка еще долго пряталась за монитором, боясь, что сейчас дверь откроется и на пороге опять появится Захар. Но через час к ней зашел Алексей и пригласил сходить в соседнее с офисом кафе. После работы Алексей подвез Галку до дома и очень долго о чем-то рассказывал. Она не слушала и только молча кивала головой, будто во всем с ним соглашаясь, хотя ее голову занимали совсем другие мысли… Войдя в квартиру, Галка услышала веселый смех Настены и сдержанное хихиканье мамы. Настя весело кричала: «Лошадка, но, но… Быстрее, еще быстрее…» В комнате у окна стояла Дарья Федоровна, вытирая слезы от смеха.  Настя сидела на плечах  у Захара, обхватив его за шею руками, и смеялась. Заметив мать, Настя  закричала:

-Мама, смотри, дядя Захар ― это моя лошадка! Иди к нам!

-Лошадка, вернее боевой конь, уже есть. Зачем тебе нужно пони, доченька?

-Мама, меня никто и никогда не носил так высоко! Это так здорово! — воскликнула Настена.

-Очень! Так хватит, слезай. Дяде Захару пора, — строго сказала Галка. — Поставьте ребенка на пол и отпустите, — потребовала она. -Настенька, иди в свою комнату, мне надо с этим дядей поговорить.

-О чем? — опустив на пол девочку, спросил Захар.

-А вам не кажется, что вас слишком много стало в моей жизни: на работе, теперь вы ворвались в мой дом…

-Я не врывался, а просто зашел в гости и хотел узнать, как сделали ремонт.

-Все хорошо. Спасибо! — тихо ответила Галка. — Вы можете идти. И, пожалуйста, не попадайтесь больше мне на глаза.

-Увы, этого я не могу обещать, — ухмыльнулся Захар.

-Зачем ты сюда переехал? Что тебе от меня нужно?

-Здесь начинается стройка, я ей руковожу и чтобы не терять время на дорогу, я решил жить в этом доме, — ответил Захар.

-Ты не сказал, что тебе от меня надо? Зачем ты приручаешь ребенка, чтобы она потом переживала, что такой добренький дядя Захар не приходит? Лучше попроси свою Тину пусть она родит тебе ребенка, и ты с ними будешь играть столько, сколько хочешь, а Настю не тронь.

-Знаешь, птица Галка, мне очень нравится твоя дочь… Тина может быть когда-нибудь и родит…

-Вали отсюда и больше не появляйся здесь. Я не хочу тебя видеть, — закричала Галка. — Уходи!

-Я уйду, только сейчас скажу тебе на ушко, чего я хочу. — Захар чуть наклонился и прошептал:- Хочу повторения ночи в Египте. — Она вдруг подняла руку и хотела его ударить, но он успел вовремя перехватить ее. — Больше не делай так, а то…

-Ты мне угрожаешь?

-Нет, предупреждаю… Хочу сказать, это может пройти с твоим Алексеем, но не со мной…

-Шел бы ты отсюда и очень быстро шел, а то могу полицию вызвать…

-Теперь ты мне угрожаешь? — засмеялся он.

-Нет, предупреждаю…- покачала головой Галка.- Вперед! Скатертью дорожка!

Когда Захар ушел, Дарья Федоровна накинулась на Галку:

-Ты за что  набросилась, как фурия,  на хорошего человека? Он нам сделал ремонт, с твоей дочкой играет, а ты… Ты его обидела, ты накричала на него. Как мне ему в глаза смотреть?

-Молча. Мама я не хочу, чтобы он бывал в нашем доме.

-Почему?

-Не хочу! Просто, потому что не хочу, мама.

-Он тебя обидел? — удивилась Дарья Федоровна.

-Нет… Мама, разве ты не поняла, что мне он нра…

-Так это здорово! Наконец-то я слышу то, что должна была услышать! Это же прекрасно!

-Мама, ты не понимаешь, он же женат… Как он мне может нравиться? У меня нет права. Только молча, — вздохнула Галка. — Я его почти забыла, а он делает все для того, что бы чаще попадать мне на глаза…

-Ну, тогда у тебя есть только один выход, — ответила мать. — Ты должна согласиться выйти замуж за Алексея, и все встанет на свои места.

-Мама, не говори ерунды… Лучше уйти в монастырь…

-В мужской, — ухмыльнулась Дарья Федоровна.

Галина хоть и встречалась с Алексеем, но их отношения больше можно было назвать пионерской дружбой, чем чем-то более серьезным. Он еще несколько раз попытался сделать ей предложение, но, получая отказ за отказом, продолжал дарить цветы и приглашать в кино на предпоследний сеанс. Ему даже не помогали хлопоты Дарьи Федоровны, пытающейся наставить свою непутевую дочь на путь истинный. Но Алексей не оставлял надежды и решился на очередную, как уверял себя, последнюю попытку сейчас или никогда…

В этот раз он готовился основательно, как санкюлот к штурму Бастилии. Алексей пришел к Галке без приглашения, возлагая большие надежды на фактор неожиданности и внезапности. В руках он держал шикарный букет и бутылку дорогого шампанского.

-Здравствуй, Галина!- начал он торжественно прямо с порога.

-Привет! Но в чем дело? – опешила она. – Такой красивый букет… У кого-то день рождения?.. Леша, что происходит?

— Я прошу тебя выйти за меня замуж!- громко прокричал он.

В это время на девятом этаже хлопнула железная дверь, и раздались размеренные шаги человека, спускающегося по лестнице.

-Просишь – что? – удивилась Галка.

-Неужели не ясно? Выйти тебя за меня замуж…-произнес он по слогам.

-Аааа… Замуж? За тебя… Да! Лешенька, женись на мне, женись!- вдруг воскликнула Галка, заметив на верхней площадке Захара.

-Забыл… Это тебе… — Алексей сначала опешил, а потом неловко сунул букет цветов Галке в руки…- Ты выйдешь за меня замуж?!

-Да! Неужели ты не понял?

Неожиданно с лестничной площадки раздался сначала один хлопок в ладоши, потом второй, третий… Галка подняла глаза -Захар аплодировал и улыбался. Хлопки становились все громче и громче, а его улыбка, как казалось Галке, все наглее и наглее.

-Бурные аплодисменты переходят в овации. Хороший спектакль, жаль зрителей маловато, — с какой-то ехидцей произнес Захар.

-Леша, я согласна стать твоей женой! – еще раз громко повторила Галка, мельком глянув на Захара.

Алексей еще не верил своим ушам… Он ждал этого несколько лет – и вот оно случилось!

-Не может быть! Какое счастье!- продолжал ехидничать Захар.

-Может! – с вызовом ответила ему Галка, и, взяв Алексея за рукав, произнесла нарочито громко: — Идем, дорогой, пора отметить это событие. Да и мама будет очень рада этому. Она всегда мечтала, чтобы я вышла за тебя замуж.

-Ущипни меня! – вдруг попросил Алексей.

-Зачем?

-А вдруг я сплю, и мне это только снится?- лепетал он, не понимая, как ему в этот раз удалось уговорить Галку и получить согласие.

-Идем, идем! Хватит стоять на пороге, а то все соседи узнают раньше времени… Вон один уже узнал, — затаскивая Алексея в квартиру, воскликнула Галка.

-Постой… Я там, на верху, вроде видел Захара или мне показалось?- воскликнул Алексей.

-Не показалось, — ответила Галка и захлопнула дверь.

-Что он здесь делает? — задумчиво произнес Алексей.

-Живет он здесь…

-И то, правда, жить то ему где-то надо, — согласился он.

Тут в прихожую вышла Дарья Федоровна и строго глянула на дочь, но Алексей опередил ее вопрос и поспешил сообщить:

-Дарья Федоровна, ваша дочь, наша Галочка, согласилась стать моей женой!

Та от неожиданности схватилась за сердце:

-Ой, ой-ее-ей…

-Мамуля, что случилось? Сердце?.. – испугалась Галка.

-Нет, доченька, все хорошо! Это от радости! Наконец-то, мои дорогие. Я ж говорила тебе, — обратилась она к Алексею, — бери не мытьем, так катаньем, если ты женщину любишь… Как я рада, как я рада…

Только почему-то Галка особой радости в голосе матери не услышала, да и сама этому не была рада. Она не чувствовала к Алексею совершенно ничего, кроме какой-то жалости и материнской нежности, но не любви. Почти сразу же пожалела, что дала согласие выйти за него замуж и была готова перед ним извиниться за свою злую шутку.

Вечером, проводив Алексея и уложив спать Настену, Галка стала мыть посуду, мурлыкая себе под нос «Огней так много золотых на улицах Саратова, парней так много холостых, а я люблю женатого…». Вроде бы было все хорошо, все счастливы и довольны, но Дарья Федоровна очень подозрительно посмотрела на дочь:

-Чего-то я раньше не слышала, чтобы ты эту песню пела…

-Мама, какую хочу, такую пою, — буркнула Галка.

-Ну да, ну да… Дочь, а ведь ты Алексея не любила никогда и не любишь…

-Мама!..

-Скажи честно, ты его любишь хоть капельку, хоть миллиграмм?

-Не надо об этом спрашивать… Ты же хотела, чтобы я за него вышла замуж? Ну вот, твоя мечта сбылась…

-А твоя?

-Моя? Моя мечта гуляет на свободе…

-Ясно! Что ты наделала.

-Я ничего. Выйду замуж, перееду из этого дома к Алексею, и буду жить, как все добропорядочные замужние женщины: стирать, готовить, воспитывать дочь, по выходным ездить на дачу, копать грядки, сажать морковь и петрушку…

-Ты еще можешь родить ребенка, — сказала мать

-Зачем, ведь есть Настя…

-Глупая ворона… Все мужчины хотят своих детей и Алексей, наверное, тоже хочет…

-Мама, мы не говорили с ним на эту тему. Есть Настя и этим все сказано, — она резко оборвала рассуждения Дарьи Федоровны. Мокрая тарелка вдруг выскользнула из Галкиных рук, упала на пол и разлетелась осколками по кухне. Она наклонилась и стала их собирать.

-На счастье, на счастье, — сказала Дарья Федоровна и собралась выйти из кухни, но увидела, что дочь плачет. -Так, все, давай рассказывай! Да брось ты эти осколки… Потом соберем.

-Мама, с Захаром мы познакомились в Шарм аль Шейхе три года назад, но туда приехала его невеста… Я сейчас не знаю, где она, но ты же сказала, что он скоро сюда семью перевезет, а тут еще эта Тина… Если бы не случайная встреча, то я его так бы и забыла. Он оказался другом Алексея. Я не знаю, что ему надо от меня, но он после той поездки слишком часто стал встречаться и здесь, и на работе… Фирма, где он работает, заключила с нашей договор… Мама, я запуталась…

-Ты его любишь?

-Да, — ответила Галка и вздохнула.

-Ладно, не вздыхай… Вот именно ты не знаешь, как он к тебе относится, а Алексей любит. Знаешь дочь, да он хорошо собой, он успешный, он даже добрый, но, поверь мне, он тебя вряд ли любит. У таких красавцев один стандарт ―90-60-90 и ноги от зубов, про мозги разговора не идет. Так что, дочь моя, выброси всю эту блажь из головы и иди замуж за Алешку, он хоть и синица, зато в руках.

-Мама, как ты не понимаешь, я люблю Захара.

-Это не любовь, дочка, это страсть, а она проходит и ничего не остается, только пепел. Алешка будет тебе хорошим мужем и хорошим отцом Настеньке, а это главное. А Захару остаются только такие курицы, как Тина… Не дури, послушай свою старую мать и не повторяй ее ошибок. Из-за люби я не вышла замуж за хорошего человека и растила тебя одна, а он женился, и его жена счастливая ― живет, как за каменной стеной. Вот так вот. Иди за Алексея, не пожалеешь. Я иду спать, а ты не реви и выброси этого Захара из головы. Видимо, у него самого мозгов нет, раз ему нравятся, как эта певичка недоделанная…

Галка сделала все возможное, чтобы избежать встречи с Захаром, но по какому-то ей неведомому року, вести дела фирмы «Стойинвест» в отделе поручили именно ей, а Захар просто поселился в их кабинете. При его виде все девчонки просто млели, и каждая в тайне надеялась, что он обратит внимание именно на нее. Но Захар со всеми был одинаково приветлив, только с Галкой был сух и сдержан, но она часто ловила на себе его взгляды, а когда они бывали рядом, то он всегда старался прикоснуться, будто нечаянно, к ее руке… Девчонки в отделе это тоже замечали и шутили:

-Просто детский сад какой-то, младшая группа… Вы, как два слепых ищите выход и не можете найти.

Однажды, когда в кабинете никого не было, зашел Захар и принес ей стаканчик кофе. Она отказалась, но он попросил:

-Выпей, ты сегодня много работала и не ходила на обед…

-Не хочу!

-Пожалуйста…

-Хорошо. Спасибо.

-Галка, почему ты так ко мне относишься?

-Как?

-Так как будто я в чем-то перед тобой виноват?

-Ты не виноват…

-Галка, нам же с тобой было так хорошо в Египте. Помнишь, как мы катались с тобой на лошадях… Звезды, небо, пирамиды…

-Было и прошло, — буркнула Галка.

-А может, не прошло? — вдруг спросил Захар.

-Ты женат, у тебя есть Тина… Третий лишний… лишняя, — ухмыльнулась Галка. — Вот, я закончила, -и она протянула ему флешку.

-Спасибо, — ответил он и вдруг поцеловал Галку.

Она оттолкнула его:

-Зачем ты это делаешь?

-Мне тебя не хватает, я чувствую, что мне без тебя плохо. Не отталкивай меня, пожалуйста. Можно я тебя подвезу? А с Тиной у меня уже все давно закончилось, про Лену я тебе потом расскажу… Только не отталкивай меня, прошу.

-Хорошо, я поеду с тобой, -согласилась она, а у самой сердце билось, как птичка попавшая в силки.

После этого их отношения улучшились, что заметили все окружающие и даже Алексей, который стал с подозрением относиться к его частым приездам и задержкам с Галкой после работы. Галка уже была готова сказать Алексею, что она сделала ошибку, согласившись выйти за него замуж, но, как всегда, в дело вмешался случай.

Галка возвращалась из магазина, как мимо нее по лужам на дороге пронеслась с большой скоростью небольшая красная машина. Ей показалось, что водитель специально ехал так, чтобы как можно больше грязной воды попало на пешеходную дорожку. Волна грязи окатила Галку почти с ног до головы, а машинка даже не притормозила и унеслась вдаль, как олень, установленный у нее на капоте. Но, подойдя к дому, Галка увидела, как из этой машинки вышла Тина, скептически осмотрев двор и дом. Она скривила губы и достала телефон. Кому она звонила, было ясно, как белый день, Галка в этом даже не сомневалась. Подойдя к парадной, она услышала, как Тина сказала:

-Дорогой, в какой дыре ты купил квартиру. Мало того, что дороги назвать дорогами нельзя, а сплошные ухабы и лужи, так дом периода хрущевского застоя, даже не сталинский… Нет, я понимаю, что это наше временное жилье, но я не привыкла жить в таких условиях, ездить по таким дорогам, как в селе… — заметив Галку, Тина вдруг елейным голоском защебетала: — До встречи, дорогой… И я тебя очень люблю. До встречи вечером в ресторане «Золотые купола». Целую, пока – пока.

Оглянувшись, Тина победно посмотрела на Галку, но, сделав шаг, вдруг споткнулась, наступив в лужу, и уже с ругательствами портового докера села в машину и убралась со двора. Галка вздохнула: «Видимо у Захара с этой куклой надолго и всерьез… Конечно, он из другого круга и понятия о жизни у них совершенно другие… Может быть так и надо, что рядом с умными мужчинами легко уживаются особи женского пола с капризами вместо мозгов… Эй, выше нос сверчок и знай свой шесток… Пусть будет Алексей. Он любит Настю и она к нему привыкла, а уж мама в нем, кажется, души не чает… Пусть все остается так, как есть. Решено. Леша вчера спрашивал о свадебном платье… Он, непременно, хотел, чтобы я была в белом платье, хотя и выхожу замуж во второй раз, но он женится в первый. Леша хочет, чтобы все было торжественно и красиво… Завтра пойду и куплю всем на зло самое красивое…» На следующий день Галка действительно поехала в салон свадебных платьев и купила очень элегантное с дорогими кружевами платье. В салоне, когда она его примерила, то все обратили на нее внимание, назвав самой красивой невестой… Хотя, Галке показалось, что это звучало фальшиво, но ей действительно платье очень шло, подчеркивая все достоинства фигуры, но самое главное, что в нем не было ни одной лишней детали или клочка кружев. Фату решила не покупать, а сделать прическу и украсить ее небольшими бутоньерками из цветов чайной розы.

Когда она вернулась домой и зашла в парадную, то от неожиданности даже вскрикнула, столкнувшись там с Захаром. Он стоял у лифта и ждал, когда тот спустится вниз. Двери лифта со скрипом распахнулись, и он зашел в него, но Галка не последовала за ним, а сделав совершенно безучастное лицо, стала рассматривать стену, будто пытаясь прочитать какие-то тайные знаки, хотя кроме слов типа «Вова плюс Лена» или «Роман – баран» там ничего не было… Захар, придерживая рукой закрывающиеся двери, сказал:

-Заходите, я не кусаюсь… Невеста…

-Нет, спасибо. Я кое-что забыла… — и Галка направилась к выходу, но, дойдя до двери, остановилась.

Двери лифта возмущенно заскрипели, и лифт, будто облегченно вздохнув, пошел вверх. Галина остановилась и вернулась к лифту, нажав кнопку вызова, стала ждать. Она понимала, что повела себя глупо, но боялась, что Захар опять начнет зло шутить по поводу Алексея и их свадьбы, а это ее очень задевало и ранило. Она понимала, что погорячилась со свадьбой, но, как говорила Дарья Федоровна, «чертово колесо любви» уже запущено, и остановить его может чудо.

Только Алексей ничего, казалось, не замечал и радовался предстоящей свадьбе с любимой женщиной. Бракосочетание было назначено на последнюю субботу июля и до него оставалось две недели.

Алексей зашел к Галке и предложил съездить в субботу к нему на дачу, пообещав, что там будут только свои. Рано утром он заехал за ней. К обеду они были уже на даче, а к вечеру подъехали Оленька с Игорем Карачаевым и Захар. Не было только Тины, но и она не заставила себя долго ждать. Раздался громкий визг тормозов, и у дома остановилась ее красная машина. Впорхнув во двор, она сразу же направилась к Захару.

-Ну, что не ждал? Это мой сюрприз!- весело воскликнула она.

-Ты же была на гастролях, кажется, в Вилюйске?- удивился Захар.

-А мне дали выходной и вот я здесь!

-Как ты узнала, что…

-Про дачу? Я встретила Алексея, и он меня любезно пригласил на эту дачную вечеринку. А ты разве не рад?

-Но у тебя, как я слышал, новое увлечение или врут?

-Не могу тебе сказать да или нет… Но он сейчас очень далеко-далеко… А как говорят: старая любовь не ржавеет. Кто нам помешает вспомнить все, что у нас было с тобой…

-А что у нас было? — удивился Захар.

-Ну если ничего не было, так не поздно начать, -легкомысленно ответила Тина.

-Я тебе тысячу раз говорил, что между нами ничего нет, и не может быть…

-Только потому, что я подруга Алены? Но ведь вы развелись, и она уже два года, как замужем за другим мужчиной, — хмыкнула Тина.

-Нет, не по этому, — тихо сказал Захар.- Мне нравится совсем другая женщина.

-Уж не та ли, которая наставила тебе рога и выходит замуж за Алексея…

-Не твое дело, — ответил он и отошел к мангалу.

-Нет, это мое дело… Я, может быть, тебя все еще люблю, а продюсер только так… Для того чтобы забыть тебя…-воскликнула Тина.

-Вот и забудь навсегда! — резко сказал Захар.

Весь вечер Тина вешалась Захару на шею, несла всякий вздор, пыталась петь что-то по гитару, но у нее это плохо получалось, и она списывала на то, что гитара плоха и струны расстроились. Галка старалась на них не смотреть, но этот концерт ей скоро надоел, и она ушла спать в мансарду. Только очень долго ворочалась с боку на бок, а потом встала и подошла к окну, в которое светила огромная, как тарелка, луна. Наконец, она почувствовала усталость и легла. Рано утром ее разбудило пение Тины, которое было больше похоже на вопли. Галке не хотелось вставать, но Алексей ее вытащил силой с постели, погнал умываться и завтракать. Они долго валялись на речном пляже, потом всей толпой полезли в воду, где Тина с улыбкой на лице и криком «Берегись!» осознанно чуть не утопила Галку. Ее вытащил из воды Захар и получив утвердительный ответ, что все в порядке, усадил на горячий камень у самого берега. Галка, естественно, испугалась и больше не полезла в воду.

В воскресенье она пошла в деревенскую пекарню за хлебом и на обратном пути ее чуть не сбил на велосипеде деревенский мальчишка. Удар был таким сильным, что Галка отлетела на пару метров и упала в кювет. Вдруг кусты раздвинулись, а в просвете появился Захар и протянул руку:

-Давай руку, я тебе сейчас помогу. У тебя что-нибудь болит?

-Только колено, — промямлила Галка. — Ты как здесь оказался?

-Просто прогуливался, -буркнул он.

-Ты решил стать моим Ангелом ― хранителем?

-Ну, извини, что так получается, — улыбнулся он. — Слава богу, заметила… Ты меня последнее время в упор не видишь…

-Со мной все в порядке, ты можешь поставить меня на землю…- ответила Галка.

Жутко болело колено, и Галка отказалась идти со всеми вместе на речку, чтобы окунуться на дорожку. Она сказала, что идти не может и хочет побыть в одиночестве. Все, похватав полотенца, направились к речке. Захар и Тина шли рядом. Она ему что-то говорила, размахивая руками, потом повисла на его шее, крепко обхватив ее руками. На даче наступила тишина, и стало слышно, как жужжат пчелы среди цветов и громко чирикают в ветвях старого клена какие-то птицы. Галка расплакалась. Она вдруг поняла, что ситуация зашла в тупик. Ей совсем-совсем не хочется выходить замуж за Алексея, даже если ее потом будет ждать тысяча лет одиночества. Она понимала, что любит совершенно другого человека, который любит совсем другую женщину. «Да права мама, что колесо любви крутит вовсе не бог, а совершенно противоположная сущность…»

-Галка, ты где?- раздался голос Захара.

Галка вытерла слезы, закрыла глаза и притворилась спящей. Он присел на корточки напротив гамака и стал рассматривать ее. Потом его пальцы коснулись ее щеки. Она открыла глаза:

-Ты зачем здесь?

-Ты думала, что я смогу оставить тебя одну, — и сел рядом с ней.

-Галка, почему ты решила, что я женат?

-Но Алена…

-Лена…- он задумался, сорвал травинку и стал кусать ее кончик. — Я женился на ней, но наш брак длился всего полгода. Если бы я остался, то ее отец сделал бы меня вице президентом компании, но Алена оказалась наркоманкой… Об этом я узнал случайно. Сначала, я ее пытался лечить анонимно, но не помогло. Она не могла удержаться. Потом я подал на развод и хотел уйти из компании, но ее отец настоял, чтобы остался, а ее отправил в Швейцарию лечиться… Там она встретила такого же, как сама, и вышла замуж… Вот так. А Тина была ее подругой. У меня с ней ничего не было… А когда встретил тебя тогда на горе… С тех и пор не могу забыть. Все время думал о тебе. Чтобы быть ближе к тебе ― я купил эту квартиру, устроил этот договор с твоей фирмой… И никак не могу понять, почему у нас все так получилось глупо. Ты уехала раньше из Шарма, сбежала с горы, ты все время от меня убегала… Только от Алешки узнал, где ты работаешь и живешь… Я не успел тебе сказать, как я тебя люблю, а ты уже его невеста…

Он взял ее осторожно за подбородок и долгим взглядом посмотрел в глаза. Что было в этом взгляде- нежность, любовь, надежда? Его губы были все ближе, ближе, легкое прикосновение, и вот он долгожданный поцелуй…

-Захар, не надо… Я невеста другого человека, понимаешь…-прошептала Галка и постаралась высвободиться из его объятий.

-Нужно… Я ему все объясню… Он же не может быть против счастья другого человека… Он не такой эгоист, чтобы сделать тебя несчастной.

Захар опять прикоснулся к ее губам. Он нежно касался ее лица, будто изучал каждую его черточку. Галка вдруг опять расплакалась, спрятав свое лицо на его груди. Он стал гладить ее по голове, приговаривая:

-Не плачь, Галчонок, не плачь. Все будет хорошо.

-Но я выхожу замуж через десять дней за твоего друга… Я не могу уйти… Я обещала. Все кончено, понимаешь, кончено…

-Поверь, все только начинается. Я не могу без тебя… Прости, что был таким дураком…

Целуя ее, он прилег рядом с ней в гамаке. Она обняла его. Галка вдруг поняла, что счастлива, как никогда раньше… Его рука прокралась под ее тонкую футболку осторожно, будто боясь, что ее попросят оттуда убраться. Она придержала его ладонь на своей груди, чувствуя ее нежность и теплоту… Они потеряли счет времени, но их привел в чувство возглас Алексея:

-Ну, вот все и решилось.

Галка и Захар отпрянули друг от друга и посмотрели на него.

-Да, ладно, чего вы испугались? – удивился тот.

-Леша, теперь ты все знаешь… — вздохнула Галка.

-Я и так все уже давно понял, что ты меня не любишь, — ответил он. – Но я не Отелло… А кого ты любишь, меня Дарья Федоровна просветила… Она просила не брать грех на душу, зная твой характер, если ты дала слово, то и держать его будешь железно, мучиться, но держать. Она мне все рассказала. Я надеялся, что смогу сделать так, что ты меня полюбишь, но факир был пьян и фокус не удался…

-Леша, прости, я поступила глупо… И зло, — Галка заплакала.

-Не плачь, ты радоваться должна, что все хорошо закончилось. Ты с Захаром и счастлива.

-Но ты…- вдруг что-то захотел сказать ему Захар.

-Со мной тоже все будет хорошо… Даже не беспокойтесь. Я понял, что насильно мил не будешь, если сердце другого человека занято.

— Алексей, скажи, зачем ты пригласил сюда Тину? – вдруг спросил Захар.

-Тину?.. Знаешь, была у меня мысль, что ты все-таки будешь с ней, а Галка, поняв это, останется со мной… Но, и этот фокус не удался. Галя, пусть тебя совесть не мучает, что ты расстроила нашу свадьбу.

-Да, извини, что так получилось…- вздохнула Галка.

— Я тебя очень люблю, — прошептал Захар и поцеловал Галку в висок. — Галя, ты выйдешь за меня замуж?

-И ты зря расстроилась, — улыбнулся Алексей. – Свадьба будет твоя и Захара. Ты же его любишь?- Галка молча кивнула головой. – Не слышу!

-Я люблю Захара, — ответила она и спрятала лицо у того на груди, а он ее обнял и прижал к себе.

-Захар! Друг, ты согласен взять в жены Галку, мою любимую женщину? – спросил Алексей. – Смотри, а то передумаю…

-Согласен. И делаю ей официальное предложение, — улыбнулся Захар. – Правда, у меня нет дворцов, заводов, пароходов… Я простой строитель…

-Ну не совсем простой, — перебил его Алексей.

-Хорошо, согласен, что не совсем простой, — согласился с ним Захар. -Галка – птица из семейства вороновых, согласна ли ты выйти замуж за ворона?

-Вот это предложение! Завернул, так завернул, — рассмеялся Алексей. – А можно по-человечески?

-Она меня поняла. Галка, ты согласна выйти за меня замуж? И если мне надо будет ехать строить на другой край света, ты поедешь со мной? – он хитро прищурил глаз, от чего Галке показалось, что он действительно стал похож на мудрого ворона, но чертовски симпатичного и с добрыми глазами.

-Я поеду за тобой туда, куда надо будет ехать.

-И не разу не пожалеешь, что променяла стабильную, уютную жизнь с надежным мужчиной? Алексей надежный, я знаю… С таким перекати полем, как я?

-Галка, не смотри на него так испуганно, он не совсем перекати… Я ответственно заявляю, как друг твоего будущего мужа, — ухмыльнулся Леша.- Единственное, что очень любит ездить – это да, но думаю, со временем остепенится и где-нибудь в сибирской тайге построит дом, что станет основанием нового города под названием Воронград!

-Я согласна! Я же галка из семейства вороновых! – засмеялась она.

-Ну, вот все веселы, все счастливы, — воскликнул Алексей. – Что-то наши друзья закупались. Пора собираться и домой возвращаться. А дату вашей свадьбы никто не отменял. Все готово! Галка, напишешь пригласительный, по старой памяти?

-Какой пригласительный? Ни за что! Чтобы ты увел невесту из — под венца? Ни за что! -повторил Захар, но, заметив удивленный, ничего не понимающий взгляд Алексея, вдруг весело расхохотался. – Конечно, но только с условием – ты будешь моим свидетелем.

-Значит, вот так? Ты хочешь, чтобы я собственными руками отдал тебе самое дорогое, что у меня есть?

-Да!

-Я согласен, здесь уже от меня ничего не зависит. Сам же заварил эту кашу, самому и расхлебывать,- согласился Алексей. Помолчав немного, добавил: — Счастья вам и большой любви!

-Спасибо, Алексей! Мы ведь останемся друзьями? – осторожно спросил Захар.

-И еще будем дружить домами… Когда-нибудь, — сказал  Алексей.

— Это было бы здорово. Леха, ты настоящий друг! Мы поехали, – Захар пожал руку Алексею, а потом, прижал Галку к себе, и они пошли в  сторону его машины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)