ОДНО ЖЕЛАНИЕ ИЛИ 1 АПРЕЛЯ.

Начало.

1988 год 1 апреля. Утро этого дня выдалось не по-весеннему жарким. По голубому небу проплывали маленькие пушистые облака, а поднимающееся из-за горизонта солнце с каждой минутой припекало все сильнее и сильнее, обволакивая город мягкой теплотой. И мало, какому взрослому в этот выходной день хотелось оставаться дома, не говоря уже о детях. Поэтому все Ленинградские дворики постепенно стали заполняться галдящей, прыгающей, бегающей и смеющейся ребятней. Двор, в котором жили три неразлучных друга Андрей, Олег и Игорь мало, чем отличался от других, и все же для местной детворы он был особенным. Была там одна достопримечательность. Это небольшое двухэтажное старинное здание, с огромными колоннами, словно выросшее из-под земли, прямо посредине двора.

В одной половине этого дома расположилось домоуправление, а другую раньше занимала какая-то контора, но несколько лет назад она куда-то переехала, так, что теперь эту часть называли пустующей. А внизу под первым этажом, как и полагается всем старинным зданиям, находился огромный и страшный подвал. Вот его-то и облюбовали дворовые ребятишки. Правда дверь в этот подвал, которая находилась, как раз с заброшенной стороны была крепко накрепко заколочена, но мальчишки давным-давно нашли туда лазейку. Они с легкостью пробирались вниз, через небольшое окошко, находящееся почти на уровне земли.

Про это здание рассказывали много небылиц и страшных историй. Начиная с того, что раньше здесь жила фрейлина королевы, которая к тому же якобы была волшебницей, и заканчивая историями про подпольные собрания и даже пытки. Поэтому-то подвал и был самым излюбленным местом игр всех мальчишек.

Вот и сейчас этим первоапрельским утром три друга, три ровесника, а было им по десять лет, Андрей, Олег и Игорь вышли во двор погулять и остановились у окошка в подвал, размышляя, чем бы им сегодня заняться.

Игорь — высокий, стройный, симпатичный мальчишка, с вьющейся темной шевелюрой, который нравился почти всем девчонкам этого двора. А одна девочка Наташа из первого подъезда была в него просто-таки влюблена. Куда бы, Игорь не пошёл, Наташа всегда оказывалась  рядом и неотступно следовала за ним по пятам. Поэтому их часто дразнили женихом и невестой. И это, конечно, злило Игоря, потому что ни до Наташи, ни  до остальных девчонок, ему не было никакого дела. Единственное, что интересовало его по настоящему —  это велосипед Олега. Игорь так сильно хотел иметь такой же, что когда друг выходил гулять во двор со своим велосипедом, всегда представлял себя на его месте.

Олег — небольшого роста белокурый полный мальчик с пухлыми, румяными щечками. Отчего ребята часто называли его хомяком. Он действительно не расставался со своим велосипедом и всегда и везде возил его с собой. Но кататься на нем он не умел, потому что из-за своей полноты просто-напросто не мог удержать равновесие и постоянно падал, то на один бок-то на другой. Отчего сильно расстраивался и переживал и, с завистью глядя на сильного и ловкого Андрея, ругал и даже ненавидел свою неуклюжесть.

Андрей — мальчик среднего роста, спортивного телосложения, с хорошей физической подготовкой. Он занимался в спортивной футбольной секции и подавал большие надежды. Но и Андрей, также как и его друзья в свою очередь тоже завидовал своему другу. А именно — Игорю. Все дело в том, что он был тайно влюблен в Наташу, из первого подъезда, которая, к сожалению, его даже и не замечала. И часто украдкой взглянув на девочку, отводил глаза и тяжело вздыхал.

— Ну, куда пойдем? Может быть на набережную? — предложил  Игорь.

— Я не хочу, настроения нет, — вяло отозвался Андрей.

— А чего? — спросил Олег.

— А-а! Вчера к нам домой приходил тренер и жаловался на меня, – зло ответил Андрей. — Он сказал, что я единоличник и не дружу с командой, и что ребята из-за этого не хотят со мной играть. В общем, если я не исправлюсь, то он исключит меня из футбольной секции.

Тут он грозно сдвинул брови и попытался передразнить тренера:

— Футбол – это командная игра!!! Ну и пусть! А я всё равно, лучший нападающий! Вот я посмотрю, как они без меня с пятнадцатой школой играть будут!

— Да ладно тебе Андрюха, не кисни, — толкнул его в плечо Игорь. — Давай лучше покатаемся на велике. Олег, дай прокатиться?

— Не-е, — протянул тот и отодвинул велосипед. — Отец не разрешает.

— Ну, а чего ты тогда всё время его с собой таскаешь!? Сам не катаешься и никому не даешь! – разозлился Игорь.

— Ну, таскаю и таскаю, а тебе чего?! — обиделся Олег.
Андрей хотел что-то сказать, но в этот момент увидел Наташу, которая, направлялась к ним и, не сводя глаз с Игоря, широко улыбалась.

Он с завистью взглянул на друга, но тут же почувствовал, что его лицо начинает заливать яркий румянец и, боясь выдать себя, вдруг ехидно захихикал:

— Игорь, опять твоя любовь идет!

— А почему ты думаешь, что моя любовь? – с ненавистью взглянув на девочку, буркнул Игорь. — А может быть она к тебе идет.

— К тебе Игорь, к тебе, — засмеялся Олег. — Все знают, что она в тебя влюбилась!

От этих слов Игорь разозлился еще больше и, чтобы закончить этот разговор, а самое главное, желая поскорее избавиться от этой надоедливой девчонки, вдруг ни слова не говоря, быстро полез в окно подвала.

— Я с тобой! – крикнул Андрей и полез за ним.

— А я? – пропищал Олег. — Ребята, подождите меня! Я сейчас, только велик домой отвезу.

Пробравшись через кучу старого хлама и ненужного мусора, мальчишки забрались в самый дальний угол подвала и уселись на своё излюбленное место – большой старый сундук.

Вскоре к ним присоединился запыхавшийся Олег и, кивнув головой в сторону окна, насмешливо сообщил:

— Игорь, а Наташка твоя всё ещё там! Наверное, тебя ждёт! «Тили-тили тесто, жених и невеста!».

Песню тут же подхватил Андрей, и они запели вдвоем:

— «Тили-тили тесто, жених и невеста!»

— Дура какая-то! И чего она всё за мной ходит?

–  распыляясь от злости, крикнул Игорь и, схватив камень, со всей силы швырнул его в стену.

И вдруг, в том месте, куда Игорь попал камнем, стена неожиданно дала трещину, посыпалась штукатурка, а вместе с ней на пол с шумом упал какой-то предмет.

— А-а!– вскрикнул Олег.

— Вот это да! Что это?– удивленно протянул Игорь, моментально забыв и про песню и про Наташу.

— Кажется это какая-то книга!? – осторожно подойдя к предмету, медленно проговорил Андрей, потом поднял книгу, покрутил ее в руках и сдув пыль и прочитал надпись:

— «КНИГА ЖЕЛАНИЙ».

— Ни-че-го се-бе! – по слогам произнес Игорь.

— Говорили же вам, что здесь жила колдунья! Это, наверное, её, — трусливо пропищал Олег. – А может она заколдованная, а? Лучше не открывай!

Андрей постоял немного в нерешительности, но все же любопытство взяло верх, и он открыл книгу, которая состояла всего из двух толстенных листов бумаги. На первом были изображены какие-то цифры, иероглифы, знаки, а второй лист был совершенно пустым чистым и белым.

— Точно! Это колдовская книга! – уверенно произнес Андрей, внимательно рассматривая странные изображения. — Видите, здесь написаны какие-то заклинания.

— Ага! – тихо согласился Игорь.

— Ребята давайте не будем ее трогать, что-то я боюсь, — отступая назад, заныл Олег. — А если она нас в кого-нибудь превратит?

— Ну, чего ты трусишь? – засмеялся Андрей. – А вдруг и правда эта книга исполняет любые желания? А?

А что, я хочу желание. Пусть исполняет!

— И я хочу! – подхватил Игорь.- Только как она работает?

Обследовав книгу со всех сторон, закрыв и открыв ее несколько раз, даже тряхнув ее, но не получив желаемого результата, мальчишки молча уставились друга на друга, в растерянности почесывая затылки.

Слушайте, а помните сказку про Аладдина? – вдруг оживленно вскрикнул Андрей. — Там нужно было потереть лампу, и появлялся джин! Помните?

— Можно попробовать, — кивнул головой Игорь.

Андрей быстро потер чистый лист, и тут же, как по волшебству, книга в его руках вдруг затряслась, потом засветилась ярким светом и на чистом белом листе стали появляться какие-то слова.

— Ой! — от неожиданности вскрикнул Андрей и, выронив книгу, отскочил в сторону.

— Ничего себе! – прошептал Игорь.

— Что будем делать? – так же тихо, спросил Андрей.

— Может, уйдём? – пискнул Олег.

Но на призыв Олега уйти никто не сдвинулся с места, как впрочем, и он сам. А наоборот, постояв немного, трое ребят как по команде, словно повинуясь какой-то неведомой силе, стали медленно и осторожно приближаться к книге и, наклонившись над ней, хором прочитали:

— «КНИГА ИСПОЛНИТ ОДНО ЖЕЛАНИЕ!».

«ЗАГАДЫВАЙТЕ!!!».

— Я не хочу, — прошептал Олег, вытирая рукой выступивший на лбу пот.

— А чё-ё! А я загадаю, — немного осмелев, сказал Андрей и, подняв глаза к потолку, стал думать.

— И я тоже загадаю, — звонко подхватил Игорь и так же как  Андрей, задрал голову вверх.

Глядя на ребят, Олег почему-то тоже посмотрел на потолок и, отыскав там какую-то точку, стал сверлить её своим взглядом.

— Что же мне загадать? – размышлял Андрей, перебирая в уме различные желания и, вдруг он вспомнил Наташу, которая сейчас стояла там, на улице у окна в подвал и тяжело вздохнул. – Эх! Вот если бы я мог быть на месте Игоря, то тогда Наташа влюбилась бы в меня! И нас бы с ней дразнили женихом и невестой. Ух-ты! Вот было бы здорово!

И довольный своим придуманным желанием, Андрей тут же прокричал:

— Я загадал!

Игорь знал свое желание — велосипед! Но велосипед был у Олега.

— Везет же хомяку! – скосив глаза на толстяка, мысленно с горечью проговорил он. — Его-то отец подарил ему на день рождения велосипед!!! А мне мои родители зачем-то купили это дурацкое пальто. Вот если бы я был на его месте, то велосипед подарили бы мне, и я бы мог кататься на нем днем и ночью без остановки. Ну, конечно!!! Все решено!

И не менее радостный, чем Андрей, улыбаясь и потирая руки, Игорь тут же сообщил всем:

— И я загадал!

— Олег, твоя очередь, — повернувшись к растерянному другу, сказал Андрей. – Ну, хомяк, давай загадывай, не задерживай людей!

— Хомяк! Хомяк! — надувшись, огрызнулся Олег. – А может быть, я не хочу ничего загадывать. У меня все есть и даже велосипед!

— Велосипед? Ха-ха! – засмеялся Андрей. — Так ты же на нем все равно кататься не можешь!

— Конечно, ему-то хорошо, — зло, взглянув на Андрея, пробубнил про себя Олег. — Он и в футбол играет, и отжимается от пола пятнадцать раз. Вон он, какой спортивный и сильный. Вот если бы я был сейчас вместо него, то сразу бы научился кататься на велосипеде. И тогда попробовал бы он назвать меня хомяком. Я бы им всем показал! Ну, да! Вот чего мне не хватает!

— Ну, хорошо, я тоже загадал! – словно делая ребятам одолжение, наконец, выдавил Олег.

И в тот же миг в книге на белом листе вместо прежней надписи появились новые слова:

— «ЖЕЛАНИЕ БУДЕТ ИСПОЛНЕНО!»

«НАЗОВИТЕ ВРЕМЯ».

— Что значит время? – не понял Игорь.

Олег округлил глаза и пожал плечами.

— А, это…, это… А точно!!! – догадался Андрей. – Наверное, нам нужно назвать время, когда мы хотим, что бы исполнились наши желания. Ну, например, сейчас, завтра или… скажем через двадцать лет.

— Я лично хочу сейчас, — решил произнести Андрей, но, немного подумав, вдруг возразил самому себе. — Сейчас мне отец не разрешит дружить с девочкой, да ещё и в футбольную секцию ходить нужно. А если, к примеру, через двадцать лет? А через двадцать лет я буду большим, и Наташа будет большая. Мы даже сможем, как это… пожениться! Точно!

— Я загадал через двадцать лет! – уверенно отчеканил он вслух.

— Андрюха загадал через двадцать лет, — подумал Игорь. — Через двадцать лет я уже буду взрослым, и зачем мне тогда нужен будет велосипед? Мне тогда нужна будет машина. А ведь Олег как-то хвастался, что отец обещал ему, когда он вырастит, подарить машину. Вот это дело!

— Ага! Я тоже через двадцать лет! – засмеялся  Игорь. – Ну, хомяк, твоя очередь.

— Опять хомяк! Ничего, сейчас я стану таким как Андрей и, тогда вам всем покажу, какой я хомяк! – мысленно ликовал Олег. — Ой! А вдруг я сейчас стану спортивным и сильным, а потом через двадцать лет опять буду толстым? Не-ет, я не хочу быть взрослым и толстым. Я хочу быть взрослым и спортивным.

И он поспешно, словно боясь не успеть, крикнул:

— И я хочу через двадцать лет!

А на чистом листе молниеносно высветилась новая запись:

-«ЖЕЛАНИЕ БУДЕТ ИСПОЛНЕНО!»

“ЕСЛИ ВЫ РЕШИТЕ ОТМЕНИТЬ ЖЕЛАНИЕ –

У ВАС БУДЕТ ТОЛЬКО ОДИН ДЕНЬ”.

Книга потухла, и в то же мгновение весь подвал стал наполняться каким-то белым дымом или туманом. И через секунду ребята уже не могли видеть не только ничего вокруг, но даже и друг друга.

Двадцать лет спустя.

2008 год. Раннее утро 31 марта. Олег, небольшого роста полноватый мужчина, с пухлыми румяными щеками и начинающей уже проступать сквозь редкие светлые волосы лысиной, проснулся, в своем шикарном особняке на берегу Невы, и сладко потянулся. Он хотел, было ещё полежать, но, вспомнив, что в девять у него итоговое совещание по строительству нового дома, а значит, понежиться в постели ему сегодня не удастся, поморщился и тяжело вздохнул. Тут в комнату быстро вошла встревоженная Лиля. Это была его жена, симпатичная и очень ухоженная женщина. Лиля нигде не работала и была, как она себя называла домо-упра-вительницей. Они поженились 6 лет назад. И хотя все знакомые говорили, что этот брак по расчету, то есть деньги к деньгам, так как их отцы занимали очень высокие посты и были далеко не бедными людьми, но Олег действительно искренне любил Лилю, да и она, похоже, очень нежно к нему относилась.

— Дорогой, я должна уехать к родителям, — торопливо проговорила Лиля. — Звонила мама, у них что-то случилось.

— Что такое? – взволнованно вскрикнул Олег и вскочил с постели.

— Я не знаю. Мама ничего не говорит, только просит приехать. Может быть, я останусь там на ночь. Так что не задерживайся на работе. Маняша сегодня ночью покашливала. Домработницу я предупредила.

И поспешно чмокнув мужа, она быстро исчезла. А Олег, накинув халат, тут же мигом помчался в детскую. Дети, а их у него было двое мальчик и девочка еще спали. Глядя на них, Олег умиленно улыбнулся и, осторожно поправив им одеяльца, неслышно вышел из комнаты. Дома он был добрым, ласковым, нежным и любящим мужем и отцом. Но, что касается работы, а работал он управляющим огромной строительной компании, принадлежавшей его отцу,

то это был деспотичный, грубый, равнодушный к проблемам других людей человек.

— Сергей, я же сказал, что бы ты был ровно в восемь, а сейчас одна минута девятого!? – свирепо прикрикнул Олег на водителя, когда тот, подогнав к воротам шикарный автомобиль, открыл перед ним дверцу.

Водитель был нем как рыба.

Олег постоял ещё немного, в упор недовольно сверля глазами Сергея, потом грузно плюхнулся на широкое заднее сиденье и властно скомандовал:

— В управление!

Тем же ранним утром в скромной двухкомнатной квартире, на кухне Наталья стройная, миловидная молодая женщина, готовила завтрак для себя и для своего мужа. Наталья работала в туристической компании, а ее муж Игорь, высокий, подтянутый, очень симпатичный мужчина с шикарной вьющейся шевелюрой был актером. С детства Игорь внушил себе, что он самый красивый на всем белом свете и что все должны им любоваться и восторгаться. А где как не в театре и кино показывать миллионам людей свою привлекательную внешность. Поэтому-то он и поступил в театральный институт. Кстати, актером он был не плохим, даже можно сказать талантливым, но как говорил его друг, многочисленные романы с женщинами часто отвлекали его от работы. Вот и сейчас, стоя в коридоре, он, закусив губу, мучительно старался придумать, что бы такое соврать Наташке, чтобы можно было не ночевать сегодня дома, а уехать с друзьями на дачу. Но, перебрав в уме все уважительные доводы и причины, по которым он мог бы отсутствовать этой ночью, Игорь понял, что все это он уже когда-то говорил. В конце концов, так ничего и, не придумав, он махнул рукой и поплелся в ванную.

Игорь и Наташа были женаты уже десять лет, но детей у них не было, хотя Наташа очень хотела, а вот Игорь все отнекивался. Он постоянно говорил, что еще рано, нужно немного подождать, что сначала он должен состояться как личность, как актёрская личность, а уж потом и дети. И она, с необъяснимым упорством, терпеливо ждала. Наташа влюбилась в Игоря сразу, еще тогда, когда впервые увидела его в своем дворе, а было это лет двадцать тому назад, и, несмотря ни на что, продолжала любить его и сейчас.

— Наташа я, наверное, сегодня задержусь, а может быть, вообще останусь в театре на ночь, — выходя из ванной, крикнул Игорь.

— Что случилось на этот раз? —  ухмыльнулась женщина.

— Представляешь, Петров опять заболел и мне придется репетировать его роль. А у него ведь главная роль! Когда я всё успею? Ой, даже и не знаю.

— А кто будет играть твою роль?

— Как кто  — я!

— Бедный ты бедный! – с сарказмом произнесла Наташа. — Как же ты будешь играть две роли сразу? Ведь они же в одной сцене?

Игорь на секунду застыл, моментально сообразив, что сморозил невероятную глупость, но не найдя слов для объяснения такой абсурдной ситуации просто изобразил страдальческую мину и, тяжело вздохнув, развел руками. Что очевидно должно было означать, что он и сам, мол, не знает, а что поделаешь? Но, по всей видимости, его немая игра не возымела должного результата, так как по красноречивому выражению Наташиного лица Игорь понял, что сейчас будет что-то! И не желая дожидаться того, что со страшной силой должно было обрушиться на него, моментально решил опередить события.

— О-о! Я же опаздываю!!! – театрально взвыл он и, подскочив к жене, крепко прижал к себе, затем быстро поцеловал и, не дав ей опомниться, пулей выскочил из квартиры.

— Ну, Наташка, ну умница, всё понимает. И как она меня терпит?  — сбегая по лестнице, думал Игорь. — Ну, всё! Это в последний раз. Нужно остановиться. А, кстати, роль у меня, завтра, на самом деле маленькая, всего-то несколько слов. Так, что при желании я действительно могу заменить Петрова с его главной ролью. А мое отсутствие никто даже и не заметит. Хм! Выходит, что я Наташке, почти и не соврал!

А Наташа, оставшись одна, медленно опустилась на стул, тяжело вздохнула и заплакала. Сколько раз, она, давала себе слово, больше не прощать Игорю его измены, уйти от него, раз и навсегда покончить с этой невыносимой жизнью с человеком который перестал её уважать, всё же каждое утро вставала и покорно шла готовить ему завтрак.

Но сегодня ее чаша терпения, очевидно, переполнилась и она, вдруг резко вскинув голову и глядя куда-то в окно, надрывно крикнула:

— ВСЕ!!! РАЗВОД!!!

Был уже почти полдень, но все обитатели старого заброшенного полуразвалившегося здания только-только начинали просыпаться после вчерашней попойки. А гуляли они всю ночь по поводу…впрочем, какой был повод, наверное, никто из них сейчас и не вспомнит. Да собственно для них это было и не столь важно. В одной из пустующих комнат на первом этаже, на ржавой кровати в углу у стены лежал какой-то мужчина. Место, где находилась эта кровать, было завешано рваной занавеской и яркое весеннее солнце, пробиваясь сквозь дырки в этой тряпке светило прямо в лицо спящего человека, но тот, не только не просыпался, а вообще не подавал никаких признаков жизни. Повсюду на полу валялись пустые бутылки, старая одежда, тут же были разбросаны сломанные деревянные ящики и еще куча какого-то ненужного хлама. Вход в комнату прикрывала дверь без петель, то есть она просто-напросто была прислонена к дверному проему, а в стенах вместо окон зияли черные дыры.

Отодвинув дверь, в комнату вошёл пожилой мужчина, одетый в грязную куртку с чужого плеча, и соответствующие этой куртке грязные штаны. Что же касается ботинок, то они были старые, но чистые, потому что он их только вчера вечером нашёл в помойном баке. Под правым глазом у этого человека светился огромный синяк, след бурного разрешения какого-то вопроса, а точнее не согласия с ним. Мужчина осторожно подошел к кровати и, отодвинув занавеску, вдруг с ужасом уставился на лежащего человека.

— Петруха! Петруха, идите сюда! – наконец, взвизгнул он.

— Чего тебе Фёдор? – отозвался, вышедший из соседней комнаты Петруха, полупьяный, полу трезвый мужчина, одетый в такие же грязные и рваные вещи.

— Посмотрите! Футболист, кажется, не дышит! — дрожащим голосом, прошептал Фёдор. — Послушайте, это что я его вчера убил?

— Ты? Убил? Три ха-ха! — ухмыльнулся Петруха. — Он вчера, когда тебя вырубил, ещё стакан принял и полночи доказывал, что он чемпион, что бывал за границей и ещё чего-то там…, правда, конец я сам смутно помню.

— Слава Богу! – облегченно вздохнул Федор. — А то я уж подумал…! А скажите, Петруха, о чём это я с ним вчера спорил?

— А-а! — отмахнулся Петруха. — Ты Федя наступил на его больную мозоль.

— На какую мозоль? —  не понял Федор.

— Ты знаешь, кем он был? Ты думаешь, что это у него кликуха такая — футболист? Да нет брат! Он точно, был настоящим футболистом. О-о! Он был классным футболистом. Я сам ходил на его игры. Болел! Да было время.

Сказав это, Петруха неожиданно резко повернулся к человеку, лежавшему на кровати, очевидно намереваясь сообщить еще что-то, но вместо этого вдруг схватился за голову и, поморщившись, простонал что-то невразумительное. Потом быстро заходил по комнате, жадными глазами впиваясь в пустые бутылки, валявшиеся на полу, по всей видимости, разыскивая, чем бы ему похмелиться.

Но так и не найдя ничего, что бы могло спасти его голову от жуткого звона, расстроенный мужчина плюхнулся на ящик и грозно прокричал:

— Я же просил оставить на утро! Гады! Всё выпили!

Совсем уже отчаявшийся, он сделал последнюю попытку, так на всякий случай, пошарил рукой за ящиком и вдруг произошло невероятное. Петруха обнаружил бутылку, в которой еще оставалось немного водки и, счастливая улыбка моментально отобразилась на его лице. Он тут же быстро сделал несколько глотков прямо из горла, подождал немного, потом выдохнул полной грудью и, наконец, довольно поглаживая живот, протянул бутылку Федору.

— Будешь?

— Что вы, что вы! Ни в коем случае! – замахал руками Фёдор и дотронулся до своего синяка. — Я вчера выпил немного, за компанию и вот что получилось.

— Ты Федя, у нас человек новый, без году неделя, а вперед батьки в пекло лезешь. А футболист с нами уже давно! – хрипло кашлянув, произнёс Петруха и, допив всю оставшуюся водку, занюхал отыскавшейся в кармане коркой хлеба.

— Простите, конечно, но я же не знал кто он. Я же не знал, что он знаменитость! — искренне повинился Федор.

— А не знал, так и молчи! – громко рявкнул уже заново захмелевший Петруха и вдруг со всей силы ударил кулаком по ящику, который тут же разлетелся в разные стороны.

От этого шума, человек, который спал на кровати, проснулся, но, не открывая глаз, продолжал лежать без движения. Поэтому, ни Петруха, ни Федор этого не заметили.

— Это Иванов Андрей! Ты понял! – многозначительно тряся указательным пальцем над головой, продолжал горланить Петруха. — Это самый сильный нападающий! Ты понял!? Правда, бывший. А-а! Мы тут все бывшие. Вот ты был кто?

— Я, в общем-то, был…, — начал Фёдор, но Петруха жестом остановил его и прислушался.

Где-то в глубине дома раздавались громкие голоса.

— Пошли! Ребята проснулись, — скомандовал он

и, схватив Фёдора за рукав, потащил за собой.

А человек, лежавший на кровати, наконец, открыл глаза и тихо простонал:

— Неужели это я?

Это был Андрей. Тот самый третий друг – Андрей. Знаменитый футболист. Только сейчас узнать в нем бывшего футболиста было почти невозможно. Вид у мужчины был плачевный, правда, не совсем ещё до конца опустившегося, но изрядно потрёпанного человека. Грязная, мятая одежда, небритое опухшее лицо, с красными, заплывшими от продолжительной пьянки глазами. В общем, от того Андрея, каким он был несколько лет назад, мало что осталось.

— Неужели это я? – повторил он. – Ведь всё было. Команда, награды, загранка. Всё было! Жена была, сын был. А почему, собственно, был? Почему была? Есть!!! Да – есть! У меня есть жена и сын. Только они там, а я вот где…

Тем временем в офисе строительной компании в кабинете управляющего совещание все еще продолжалось. И страсти там за дверью бушевали, по-видимому, нешуточные. Потому, что секретарша Светлана, с испугом поглядывая в ту сторону, то и дело вздрагивала от доносившегося до нее разъяренного крика Олега.

А из кабинета неслось:

— Я сказал немедленно! Вопрос о сносе домов должен был закрыт ещё вчера! У нас задерживается строительство элитного дома! Выселить всех жильцов немедленно! Завтра доложите мне о выполнении! Или я вас…

— Ну, разошёлся! Опять на мне зло срывать будет,

– закатив глаза, простонала секретарша.

А Олег продолжал орать:

— Какая независимая комиссия? Ничего не хочу знать! Люди? Какие люди? Знаете, спасение утопающих, дело рук самих утопающих! Если завтра не доложите о выполнении — всех уволю к черту! Всё! Совещание окончено!

— Спасение утопающих, дело рук самих топающих! — злобно передразнила начальника Светлана, тут же ринувшаяся готовить ему кофе. — Только и знает, что свою дурацкую поговорку применять, где надо и не надо. Я бы на него посмотрела…

Но договорить она не успела, потому что дверь

из кабинета с силой распахнулась, и оттуда, стараясь, опередить друг друга, стали выбегать люди, на ходу обтирая свои раскрасневшиеся от напряженной беседы лица. Последним из кабинета выплыл Олег и, медленно подойдя к маленькому столику, взял чашку с кофе, и сделал один глоток.

— Тьфу! Сколько же раз вам говорить, что днём я пью кофе без сахара! Чёрт знает что! И откуда, только берутся такие бестолковые? – недовольно вскрикнул он и, небрежно швырнув чашку обратно на стол, вернулся в кабинет.

Усевшись в свое кресло, Олег принялся размышлять вслух:

— И так что у меня на сегодня? Сейчас я еду на объект, потом нужно встретиться с отцом, потом…, а потом домой.

При упоминании о доме, он вдруг вспомнил, что жена просила его сегодня не задерживаться на работе.

— Ах! Маняша! Она же ночью кашляла. Не дай Бог, заболела. Ой! И Лиля еще к родителям уехала. Так сейчас загляну домой, проведаю детей, а потом уже и все остальное.

— Меня не будет часа два. Если позвонит жена, переведите звонок на мой мобильный телефон, – даже не взглянув на секретаршу, небрежно буркнул Олег и быстро вышел из приемной.

А в это время в театре в гримёрной комнате среди собравшихся там мужчин и женщин Игорь был в центре внимания.

— Ну, так что? Мы едем вечером ко мне на дачу или как? –  громко крикнул он, обращаясь ко всем сразу.

Потом, игриво подскочил к одной молодой симпатичной женщине, улыбнулся и, многозначительно подмигнув ей, нежно пропел:

— А вы Мариночка? Вы с нами? Вы же обещали!

Марина была актрисой этого театра, а так же очередной пассией Игоря. Она недавно пришла к ним в коллектив и Игорь, как первый ловелас не мог пропустить появление этого нового смазливого личика и новой женской фигурки.

— Не знаю, наверное, нет, — жеманно пожав плечами, ответила женщина. — А кто ещё поедет?

— Я поеду и я, и я тоже! — закричали со всех сторон актеры.

— Ну, хорошо, тогда может быть, я тоже поеду, — кокетливо, ответила Марина и наградила Игоря таким взглядом, который обещал многое.

— Вот и ладушки, — отозвался Илья. – Значит, едем все!

Илья был партнером Игоря по спектаклю, а так же его лучшим другом, которому не раз приходилось выручать и вытаскивать Игоря из довольно пикантных ситуаций и прикрывать его перед женой Наташей.

Наступил вечер. Во дворе полуразвалившегося дома около костра, на котором варилась какая-то еда, поеживаясь от наступившей прохлады, грелась серая, грязная масса людей. Один Андрей сидел в стороне и, не обращая внимания на окружающих, опустив голову и уставившись в землю, о чём-то напряжённо думал.

— Извините футболист, можно к вам присоединиться? — спросил подошедший к нему Федор. – Простите, но я не запомнил вашего имени.

— Садись, — равнодушно ответил Андрей.

— Вы, пожалуйста, не обижайтесь на меня за вчерашнее, — заглядывая в глаза Андрею, виновато произнёс Фёдор. — Я действительно не знал, кем вы были. Я не хотел вас обидеть.

— Да ладно! Ты-то меня не обидел, — ухмыльнулся Андрей. — Меня обидел весь мир! Тренер, команда, жена. Судьба меня обидела. Ты понял!

— Понял, — закивал головой Федор.

— Понял? – вдруг громко крикнул Андрей и крепко схватил Федора за плечи. – Что ты понял? А может быть, это я их обидел? А? Тренера, команду, жену. А может это, я судьбу свою обидел? А? Понимаешь, ведь было всё. Я играл в команде. Я был хорошим нападающим. Нет, я был лучшим нападающим! Было много друзей, почет, награды. Был сын. Была жена, которую я очень любил.

Неожиданно Андрей обмяк и, отпустив Фёдора тихо, сказал:

— Да я и сейчас ее люблю. И сына Вовку люблю. Я же его тренировал. Хотел из него футболиста сделать. Понимаешь, я, оказывается, был счастливым человеком, судьба мне давала всё, а я судьбу обидел. Вот так!

Андрей замолчал и тяжело вздохнул. Фёдор тоже вздохнул.

— Мужики, ваша порция, забирайте! – пьяным голосом крикнул Петруха и поднял вверх два стакана с водкой.

— Не хочу больше! – мотнув головой, резко ответил Андрей. — Хватит!

— Не понял? – вытаращил глаза Петруха.

— И я тоже не буду, — замахал руками Федор. — Я, в общем-то, не любитель выпить. Это так только от неизбежности бытия.

— Вы что, вчера в драке головы друг другу повредили? – заржал Петруха. — Ну ладно, нам больше достанется!

— Знаешь, ты меня извини за синяк, я был не прав, — не обращая внимания на всеобщий смех, сказал Андрей и положил руку на плечо Федора. — Я вообще не прав. Во всем не прав!!! Я же тогда решил, что команда на мне держится. Что я самый важный игрок и без меня они ничто. Меня не уважили — я обиделся. Прощения не попросили — я ушёл из команды. Думал, что прибегут, будут умолять вернуться. Но не прибежали… А самому попроситься обратно гордыня не дала. Обозлился я тогда на весь мир, замкнулся. Все виноваты, а я правый, обиженный такой. Злился даже на жену. Пить стал. А Ирина долго терпела, всё пыталась вытянуть меня. А я ещё бо-о-льше!!! Потом она подала на развод. Тогда я оставил им квартиру и ушёл в ни-ку-да! Представляешь, у сына сегодня день рождения, а я его даже поздравить не могу, стыдно идти к ним. А-а! Да ладно! А, в общем, всё хорошо прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо. А зовут меня Андрей! Все! Пойду я спать.

В это же самое время в своём особняке Олег, прочитав на ночь детям сказку, укладывал их спать.

— Всё ребятки закрывайте глазки и пусть вам приснятся сладкие сны! Мама приедет завтра. Спокойной ночи!

Поцеловав дочку и сына, Олег выключил свет и вышел из детской комнаты. Пройдя к себе в спальню, он ещё немного почитал, а затем, сняв домашний халат и надев красивую, дорогую пижаму, лёг спать.

А вот на даче у Игоря никто о сне ещё и не думал. Громко играла музыка, а народ танцевал и веселился. В общем, праздник был в полном разгаре.

— Друзья, поднимем бокалы за предстоящий спектакль! – пытаясь перекричать музыку, поднявшись из-за стола, выкрикнул Илья.

— А я предлагаю поднять бокалы за присутствующих дам! – перебил его Игорь и обнял Марину за талию. — Тем более что у меня завтра роль в два слова.

Все засмеялись.

И вдруг Игорь, выскочив на середину комнаты и изображая своего завтрашнего театрального героя спасателя, громко продекламировал:

— “Мне моя жизнь дорога и я не хочу рисковать ею”. Ха-ха. Вот и вся роль. Так, что гуляем всю ночь! Гуляем до завтра!

— Господа, но уже почти двенадцать! — показывая на часы, сказала Марина и многозначительно посмотрела на Игоря. – Завтра наступит уже через несколько минут.

— О! Прекрасная Марина! Вы как всегда правы! – слегка кивнув головой в ответ на её многообещающий взгляд, произнёс Игорь. – Действительно скоро наступит завтра. А завтра у нас 1 апреля день шуток и розыгрышей!

Все опять засмеялись. А Игорь, подлетев к Марине, закружил её в танце и затем, незаметно для всех они, покинули общее веселье, уединившись в соседней комнате. И тут часы пробили двенадцать раз.

Продолжение следует.

ОДНО ЖЕЛАНИЕ ИЛИ 1 АПРЕЛЯ.: 2 комментария

  1. @ Марина Дорих:
    Спасибо за комментарий. Надеюсь, продолжение не разочарует Вас.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)