Сигара и рояль

Глава 1. Беларусь, лето 1990 года

Этот мужчина в элегантном темно-синем костюме приходил в ресторан по вечерам уже вторую неделю. И костюм, и подобранные в тон к нему сорочка и галстук в узкую полоску, были пошиты явно не на фабрике «Коминтерн» или «Знамя индустриализации». И стоили не одну сотню рублей. А то (что – скорее всего) и не рублей вовсе. Уж в чем, в чем, а в этом работницы ресторана «Журавушка» разбирались хорошо. А из этого следовало всего лишь два вывода. Он мог быть работником МИДа или Внешторга, либо – иностранцем. Причем, последнее было более вероятно, так как сотрудники выше упомянутых министерств данное предприятие общественного питания своим присутствием не баловали.

К категории иностранцев, кстати, ресторанные дивы вполне могли отнести и уроженцев соседних Латвии и Литвы, к которым в Белоруссии давно привыкли. Однако в глубине души считали куда менее советскими, чем, к примеру, грузин или молдаван.

Мужчина обычно садился за маленький столик у окна, заказывал дорогой ужин, сто граммов коньяка и сидел так до окончания смены у обслуживавшей эту часть зала официантки Наташи.

Потом ждал ее недалеко от входа, успевая за это время купить где-то пять роз и выкурить пару сигарет. Завидев выходящую через служебный вход Наташу, отдавал ей цветы, брал за руку и они уходили в сторону ближайшей троллейбусной остановки. Подальше от чересчур любопытных глаз. Все-таки «Моральный кодекс строителей коммунизма» пока еще никто не отменял. Как и «Правила социалистического общежития». Со всеми вытекающими отсюда для их нарушителей последствиями.

В стране, где официально не было проституции, наркомании и многого другого, так «характерного» для «загнивающего» Запада, любые сомнительные (или кажущиеся таковыми начальству) связи могли принести массу неприятностей. Даже если это был мимолетный служебный или курортный роман. А почти ежедневное общение с представителем этого самого Запада, не говоря уж (стыд и позор!) об интиме, еще лет пять-шесть назад вполне могло повлечь за собой уголовное наказание по политической статье. С отбытием на длительный срок во глубину сибирских руд. Конечно, сейчас в стране была гласность и перестройка, но береженого, как говорится…

Наверное, благодаря предпринимаемым «мерам предосторожности», сторонний и не очень внимательный посетитель ресторана никогда не заподозрил бы наличие хоть мало-мальски близких отношений между одиноко сидящим за столиком хорошо одетым мужчиной (как, впрочем, и его иностранное подданство) и обслуживающей его каждый раз симпатичной официанткой. Собственно, большинство Наташиных коллег также пребывали в счастливом неведении. В курсе всего (или, точнее, многого) была лишь администратор Вероника Степановна, с которой у Наташи с первого дня работы установились доверительно-дружеские отношения.

Хотя для понимания того, что этот высокий, спортивного сложения, слегка рыжеволосый мужчина в полном расцвете сил (в районе 40 лет или чуть больше) является иностранцем, совсем не обязательно было привлекать знаменитых сыщиков или прикидывать в уме стоимость его гардероба. Достаточно всего лишь послушать, как он делает заказ. При этом Веронику Степановну, пару раз оказавшуюся в этот момент рядом, очень удивило одно обстоятельство, обычно не свойственное иностранцам, плохо говорящим на русском языке.

Сигара и рояль: 1 комментарий

  1. Если это правда, хоть наполовину, то — интересно. И тяжело. Для героини…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)