Три сестры

Жила на белом свете старуха Судьба и было у неё три дочери. Одна звалась Неизбежность. Другая — Независимость.  А имя третьей дочери было Неизвестность.

Шло время. Девицы росли и однажды повзрослели.  Красавицами стали — глаз не отвести. И луну, и солнце каждая затмить может! А уж если запоют — все краски мира блекнуть начинают!

И всё бы ничего, да уж больно они  стали непоседливы. Непоседливы и своенравны. Даже мать родная никак с ними управиться не могла. У каждой свой норов, так что слова поперёк нельзя сказать!

Топнет девица каблучком, перстом щёлкнет и никаких сил не хватит, чтобы хоть которую-нибудь из них переубедить. Каждая из дочерей поступала так, как хотела.

Поняла Судьба, что  дочери её выросли и что дома их не удержать. Пришла пора им по миру идти.

Делать нечего, собрала старуха-мать своим дочерям приданное и благословила их в дальний путь.

Долго ли шли странницы, мало ли, но однажды достигли они границ земной юдоли.  Глядят и наглядеться не могут — повсюду люди да все такие разные! Понравилось сёстрам среди людей и решили они остаться жить среди них.

А люди — народ гостеприимный, доверчивый и очень любопытный. Интересно стало людям узнать, что за прекрасные чужеземки поселились среди них?

Мало-помалу дом сестёр сделался необычайно многолюдным. И кого там только нельзя было встретить? Казалось, всё человечество собралось в доме этих трёх сестёр — и  малые, и старые, и бедные, и богатые, и знатные, и простолюдины, и знаменитые, и безызвестные, и злые, и добрые,  и святые, и порочные…

Каждый день огромные толпы людей захаживали в  дом трёх дочерей Судьбы и каждый человек выходил оттуда кто во гневе, кто в унынии, кто в раздумье, а кто с улыбкой на светлом лице.

И было, что в те времена жил среди людей один очень богатый и мудрый царь. Узнал он про чужеземок и решил к ним сам наведаться. Стал собираться в дорогу, а слуги его отговаривают:

-Помилуй нас, господин, не доброе это дело — к чужеземкам на поклон ехать! Говорят, что  радости в доме тех девиц мало, чаще — печаль да уныние приходящие у них в доме встречают…

-Богат я и мудр,  — отвечает им царь,  — но нет среди женщин той, которая была бы достойна меня. Поеду. Вдруг  в том доме, среди трёх тех сестёр, я найду своё счастье! — Сказал так и уехал.

Долго ли ехал царь, мало ли, но однажды вошёл он под кров дома трёх сестёр Судьбы и объявил, что одну из них хочет взять себе в жёны:

-И кого из нас ты хочешь видеть своей женою? — Спросила царя одна из сестёр.

-Ту, — ответил ей царь, — которая сердцу моему станет всех милее. Устроим пир на три дня. С каждой из вас я буду есть, пить, веселиться и говорить целый день. А когда пир закончится, я объявлю вам кто из вас мне милее.

Согласились сёстры с царской волей. Устроили в честь дорогого гостя  большой пир и стали веселиться.

В первый день торжества с царём за столом сидела старшая из сестёр, которую звали Неизбежность. Между весельем да пеньем мудрый царь и Неизбежность вели задушевную беседу. Девица оказалась очень умной — всё наперёд царю сказала.

Очи чёрные огнём горят, всё видят — что было, что есть и что должно произойти. Не кривила душой Неизбежность перед царём. Всю его душу прочла. Всё его прошлое одним дыханием всколыхнула и перстом указала на неприметный песчаный холм, к которому он неумолимо течёт.

Нечего было возразить царю Неизбежности. Нечем было оправдаться и некуда было бежать от её суровых слов.

День клонился к ночи. Звуки смолкли. Мир погрузился в дремоту.  Царская душа пребывала в смятении. Его лицо было бледным и холодным подобно луне:

-Всё правда! — Шептал в ночной тишине царь, —  Всё так и должно быть…  Не нужно ничего делать! Поеду домой и буду ждать неизбежного… Всё бессмысленно! Всё пусто! Неизбежность права! Во всём права! Пусть так и будет!

Если бы не царское слово, уехал бы царь прежде окончания торжества в его честь. Но слово было дано и пришлось царю явиться на званный пир и во второй день.
На этот раз к царю  пришла средняя сестра — Независимость. Посмотрела она на царя и говорит:

-Сразу видно, что с тобой Неизбежность говорила! Побледнел-то как! Осунулся! Ну что ты её слушаешь? Подумаешь — все умирают! Главное жить независимо от этой мысли. Вот тебе сейчас хорошо? — Независимость подлила царю вина. Он выпил кубок. Затем другой, третий и повеселел:

-Да и правда! Умирать — не умирать, а жить надо хорошо!

-И не просто жить! — Смеялась Независимость, — А жить так, чтобы никто тебе не мешал делать то, что хочешь! В этом счастье! Никаких советов! Никаких указов! Сам себе голова!

-Да! — Поддакивал хмельной царь Независимости, — Сам себе голова! Золотые слова!

Так прошёл второй день. Царю было легко и весело. Уныние прошлой ночи растворилось и на душе стало просторно. Полюбилась царю Независимость больше Неизбежности, но ради слова царского пришлось ему остаться ещё на один день.

Едва занялась заря — загромыхала музыка, полилось ручьями вино. Подсела к царю младшая дочь Судьбы — Неизвестность. Приготовился царь слушать молодую красавицу, а она молчит.

Час проходит. Проходит другой, третий… А девица, жизни краше, не единого слова царю не говорит. Лишь изредка улыбнётся или плясать пригласит…

Глядит на неё царь — глаз оторвать не может. Спросит что — она не отвечает, лишь чуть поманит или пальчиком пригрозит.

То томлением полнилась царская душа, то гневом, то надеждой…
Не заметил царь, как солнце село за горы и наступила ночь.

Настало  утро. Пришло время царю объявить сёстрам, которую из них он в жёны возьмёт:

-Все вы хороши, — молвил царь дочерям Судьбы, — с каждой из вас я готов был связать свою жизнь. Ты, Неизбежность, очень правдивая и строгая. С тобою жить значит иметь трезвую голову и сильную волю.  А с тобой, Независимость, жить легко — круглый год праздник. Ни страха с тобой не ведаешь, ни ответственности — живёшь как ветер свободно…

Милее же всех мне ты, Неизвестность. Ничего ты мне не сказала. Ничем не обнадёжила. Ничего не обещала. Да только сердце моё лишь с  тобой одной наполнилось огнём чувств. Только в тебе одной, за вихрем тревожных дум и мучительного томления, я увидел надежду.

Сказал так царь. Взял за руку Неизвестность и уехал. Что было дальше с царём и его женой никто не знает, кроме Неизбежности.

19.05.2-10г., г.Н-Ф, ЮНиС

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Три сестры: 5 комментариев

  1. Как всегда умнее была та, которая больше молчала. Сказка замечательная, и не похожа на другие. Браво!!! С уважением. bratchanka.

  2. Владимир Шебзухов
    СУДЬБА

    На свете жили три сестры.
    Хоть кровь одна текла,
    Но старшая – чрезмерно зла,
    А средняя, увы,
    Не разумела… зла-добра…
    Ленивою была!
    Родная младшая сестра,
    Добрейшая душа,
    Трудолюбивою слыла,
    Умна и хороша.

    К ним в дом Судьба пришла в свой час,
    С порога заявив:
    «Нашла я женихов для вас,
    Вот первый, он красив,
    Пусть старшая его возьмёт.
    И щедр, и добр жених!
    Для средней, выбран в самый раз,
    Здесь, всяк меня поймёт,
    Ведь выбор мой – не в бровь, а в глаз,
    Второй, что не ленив.

    Последний — привела с собой,
    Коль час его настал,
    «Восстать из пепла», (Боже мой),
    Кто под забором спал.»

    «Никак, женой бродяги быть?
    И каковы грехи,
    Ценой такой за них платить?
    Неужто нет… других?»

    «Другие есть! (Судьба не врёт).
    Хоть, всё и понимаю…
    И, кто-то, Золушку найдёт…
    Но без тебя он… пропадёт!
    Я… это точно знаю!»

  3. @ Владимир Шебзухов:
    отредактировано для печати
    Владимир Шебзухов
    СУДЬБА

    На свете жили три сестры.
    Хоть кровь одна текла,
    Но старшая – чрезмерно зла,
    А средняя, увы,
    Не разумела… зла-добра…
    Ленива и глупа была…
    Добрейшая душа –
    Их младшая сестра!
    Трудолюбивою слыла,
    Умна и хороша…

    К ним в дом Судьба пришла в свой час,
    С порога заявив:
    «Нашла я женихов для вас,
    Вот первый, он красив,
    Пусть старшая его возьмёт.
    И щедр, и добр жених!
    Для средней, выбран в самый раз,
    Здесь, всяк меня поймёт,
    Ведь выбор мой – не в бровь, а в глаз —
    Умён и не ленив.

    Последний — привела с собой,
    Коль час его настал,
    “Восстать из пепла”, (Боже мой),
    Кто под забором спал.»

    «Никак, женой бродяги быть?
    И каковы грехи,
    Ценой такой за них платить?
    Неужто нет… других?»

    «Другие есть! (Судьба не врёт,
    Досаду понимая,
    Коль, Золушку, и принц найдёт),
    Но этот — твой!.. Ведь, пропадёт
    Он без тебя, я… знаю!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)