Луна, луна, скройся! Гл.14 Конец первой части

Батори как-то всё организовал: разом наш переезд в загородный дом одного из своих «крестников» и перевоз наших мужчин в Пшемысль. Большинство поселилось с семьями в гумлагере, а дядя Мишка и дядя Теофил, свёкр Патринки — с нами в доме. В единственной, но довольно просторной комнате на мансарде — наши охранники: Адам, Драго и его подопечный, семнадцатилетний Павлусь. Они спят по очереди, в любой момент времени бодрствуют как минимум двое. До равноденствия уже меньше месяца, и Батори опасается усиления «активности оппонентов».

Или хочет отвлечь внимание от туза в кармане — Марийки из Кошице.

В доме немного снижается нервное напряжение — в квартире от него просто воздух гудел. Немудрено: четыре женщины и два ребёнка в небольшом замкнутом пространстве, да в постоянном ожидании плохих новостей, да с постоянно маячащим посторонним мужчиной. Ссор мы сумели избежать, просто всё время занимая себя чем-нибудь таким, что не требовало общения друг с другом. Я сидела в интернете, Илонка и Патрина шили приданное малышу, тётя Марлена то занимала мальчиков, то готовила, то протирала что-нибудь на кухне. Теперь, когда стало свободнее, мы охотней общаемся друг с другом, а ребята вообще счастливы: во внутреннем дворике вполне можно играть в футбол вдвоём, да и многими другими ребячьими делами заниматься тоже. Подозреваю, что им также нравится факт, что в этом году они не пошли в школу.

В остальном же новости не очень хорошие. Всё недвижимое имущество было отчуждено у цыган в пользу Прусско-Австрийского Содружества — это понятно. Но гораздо печальнее, что Содружество не выдало военнопленных, среди которых — выжившие парни нашей общины (нескольких дядя Теофил даже видел сам, включая моего двоюродного брата Севрека). Все защитники Богемии были объявлены бунтовщиками и приговорены к двадцати годам работы на благо завоевателей. Некоторые были повешены — безо всякого принципа, наугад. Просто для устрашения и для осознания остальными: в своей великой милости Содружество дарит им жизнь.

— Дарит! Чужое дарит! Эту жизнь только Бог да родители дают, как же может её кто-то другой дарить или отнимать, какое имеет право? — возмущается дядя Мишка.

И из мужчин вернулись не все. Двое после акции «каждый десятый» ушли в партизаны, сумев выбраться из оккупированного города, один как раз оказался десятым в строю, ещё один был застрелен при попытке заступиться за чешскую девушку лет шестнадцати, привлекшую внимание сразу двоих прусских солдат.

Дядя Мишка и дядя Теофил рассказывают наперебой.

Луна, луна, скройся! Гл.14 Конец первой части: 1 комментарий

  1. Читала и абсолютно верила в происходящее, забыв про собственную авторскую привычку ковыряться в сюжете , и нескончаемо анализировать каждый его ход. Уже за эту почти утраченную способность огромное Вам спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)