Сказка, глава 8, 9

— Уйти?!- недоуменно захлопал глазами медведь. – Ты проделал весь этот путь, чтобы встретиться с главной феей, а теперь, когда до нее рукой подать, отступаешь назад?! Уж извини мою откровенность, я вообще всегда говорю то, как оно есть, ничего не скрывая, так вот – подобной глупости я от тебя не ожидал! Как такое вообще могло прийти в ваши головы?!

Брошенный упрёк был для Старшего подобен удару молнии. Ведь в первую очередь он предназначался именно для него, как автора идеи покинуть цветочный луг. От стыда Старший готов был провалиться сквозь землю. Еще бы, его – самого умного, самого способного — объявили глупцом! Это была настоящая катастрофа для самолюбия центральной головы дракончика.

А Огненный тем временем продолжал:

— Королева Альцина очень мудрая. Не такая легкомысленная, как другие феи. Она не станет пускать слова на ветер. Если уж захочет тебе помочь, то будь уверен – поможет! А как замечательно она поет! Так даже я не умею. Ха-ха-ха! — засмеялся медведь, с иронией воспринимая свой певческий талант. – Погоди немного, и ты сам во всем убедишься.

Паки обратил внимание, что Цветочный луг, который еще недавно утопал в переплетении звуков, замер в ожидании выступления королевы фей.

Она появилась вскоре. Вышла на середину поляны, а затем, вспорхнув, зависла над землей. Свою любимую песню Альцина всегда исполняла, паря в воздухе.

Внешне королева походила на прочих фей, но некоторые особенности подчеркивали ее царственное положение. Все феи носят белую одежду, но даже на их фоне одеяние королевы выделялось чрезвычайной, слепящей белоснежностью. Прекрасное лицо Альцины сияло необычным светом, в котором переплетались величественность и нежность, проницательность и доброта. На ее голове красовалась корона, изготовленная из мастерски вплетенных в серебристые волосы цветов. В руках королева держала крошечный музыкальный инструмент, который легко бы разместился на ладошке у маленького ребенка, но который для миниатюрных фей был вполне нормального размера. Альцина бережно провела тонкими пальчиками по струнам, и зазвучала мелодия. Она пела о быстрых прохладных реках, о бескрайнем небе, об изумрудных лугах с бархатистой травой, о заснеженных горных вершинах, чье безмолвие красноречивей любых слов, и о восторге, который испытывает сердце, когда наслаждается всей этой красотой. Когда в песне шла речь о дожде, то сверху действительно начинали падать капли, орошая землю. Когда речь заходила о солнце, тучи моментально разбегались, и небо становилось ясным. Когда пелось о ветре, все те, кто были на Цветочном лугу, тут же ощущали его щекочущее дуновение. Завораживающий голос Альцины и звучание инструмента полностью сливались воедино. Паки никогда в жизни не слышал чего-либо подобного. Он стоял, словно околдованный, не смея даже пошевелиться.

Наконец королева фей завершила свое выступление. Гости праздника еще некоторое время пребывали в молчании, покоренные исполнением, а затем поляна буквально взорвалась восторженными возгласами слушателей. Паки вопил едва ли не громче всех, в свои три горла. Не отставал от него и Огненный. Своим громовым голосом, что разносился далеко за пределы Цветочного луга, он повторял:

— Браво! Великолепно!! Изумительно!!! Я же тебе говорил, — между выкриками восхищения, обращаясь к дракончику, вставил медведь, — она поет просто непревзойденно!

Пока «Огненный» и Паки делились своими впечатлениями, к ним подлетела Арника. Ее вид был взволнован и вместе с тем радостен.

Автор: Федкевч Дмитрий

Пишу сказки, очень много задумок, пытаюсь реализовать по мере возможности (стимулы)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)