Сказка, глава 8, 9

Федкевич Дмитрий
Украина, г. Херсон
Т.+380682773823

Книга первая: «Фруктовая долина»

Часть первая

Гл. 8

На следующий день Паки поднялся с первыми лучами солнца. Всю минувшую ночь он спал очень плохо. Ему постоянно снились кошмары. Словно некое чудовище, похожее на дракона, двигается по земле, пожирая все на своем пути. Никто и ничто не может устоять перед ним. И вот, словно бы очередь дошла до Паки. Черный дракон гонится за ним, преследуя по пятам. Паки пробует убежать, мчится изо всех сил, машет крыльями, пытается взлететь, но ничего не получается. И тут перед дракончиком разверзается пропасть. Она так глубока, что и дна не видно. Паки останавливается, не зная, что делать дальше. За спиной уже слышно грозное дыхание неведомой темной силы. Есть два пути: если оставаться на месте, погибнешь. А если прыгнуть и попытаться взлететь, то можно спастись, а можно и разбиться. Паки решает прыгать. Он расправляет крылья, разбегается и…просыпается в этот момент.

— Какая только пакость мне снилась всю ночь, бр-р-р! — замотал головой из стороны в сторону Средний, словно он только что съел очень кислый плод.

— Представьте себе, за мной гналось какое-то чудовище, похожее на огромного черного дракона.

— Что ты говоришь! – воскликнул Младший, — Мне снилось то же самое!

— То же самое? – удивился Средний, после чего продолжил, — А еще во сне мы пытались взлететь, но ничего не получалось. А еще там была глубокая пропасть, у которой и дна не видно.

— Да-да! – подтвердил Младший. – Я видел точно такой же сон! Все было: и пропасть, и дракон, и … ну, в общем, все как у тебя.

— Невероятно! – воодушевленно воскликнул Средний, и тут же, глядя на Старшего, спросил:

— А тебе что-нибудь снилось?

Тот выглядел растерянным и одновременно глубоко изумленным.

— Ну, чего молчишь? – теряя терпение, крепче поднажали на него соседние головы.

— Да, – наконец выдавил из себя Старший. – Как ни странно, я также видел этот сон.

— Просто невероятно! – торжествующе закричал Средний. — У всех абсолютно одинаковый сон! Надо пойти и кому-то рассказать об этом.

Но в первую очередь Паки решил наведать фруктовое деревце, что так горько сетовало на свою жизнь. Искать его долго не пришлось. Еще издали, заметив дракончика, оно радостно закачало ветвями, зашелестело листьями. На дереве, как и прежде, висело три плода, так что каждой из голов дракончика досталось по одному. Фрукты поспели в самый раз, и Паки ел их с удовольствием. Старший, Средний и Младший без устали расхваливали плоды, не забывая одновременно благодарить деревце за щедрое подношение. В ответ фруктовое дерево принялось выражать дракончику свою самую глубокую признательность, утверждая, что благодаря ему, оно, наконец, избавилось от прежней печали и теперь чувствует себя по- настоящему счастливым.

Обычно за день Паки съедал намного больше, чем три плода. Но сейчас ему почему-то не хотелось есть. Он сидел на траве и размышлял.

— Как же так получается? — думал дракончик, — Счастливей всего я себя чувствую, когда делюсь чем-то с другими или помогаю кому-то. Делая других счастливыми, я и сам становлюсь счастливым. Вот сейчас племя драконов исчезает. Я и рад бы помочь. Но как? Муни говорит: «полагайся на свое сердце». Откровенно говоря, очень странный совет, совсем непонятный. Или старик что-то напутал, или верно говорят, что он уже выжил из ума.

Пока дракончик пребывал в раздумьях, откуда-то сверху донесся звонкий смех. Это в воздухе резвилась стайка всегда веселых озорных фей. Они играли, посыпая друг друга разноцветными блестками. В руках феи держали крошечные колокольчики, от волшебного звона которых и возникали эти блестки. Некоторые из этих удивительных вещиц обладали способностью создавать серебристый дождик, другие же золотой. Там также были колокольчики, звон которых создавал блестки других самых разных цветов. От этой веселой игры и белая одежда фей, и их серебристые волосы были усыпаны праздничной сверкающей россыпью.

Паки заметил, как одна из фей отделилась от стайки и стала приближаться к нему. Он хорошо знал эту маленькую волшебницу. Ее звали Арника.

— Па-ак-и-и! – игривым тоном позвала дракончика Арника. – Доброе утро! Ты чего здесь сидишь? Мечтаешь?

Голос феи звучал удивительно мелодично, подобно звону горного ручейка.

— Да так, просто сижу себе, думаю, — ответил Паки.

Арника засмеялась.

— Думаешь? Так думаешь, что даже поздороваться со мной не хочешь?

— Здравствуй, Арника, — недружным хором промямлили все три головы дракончика.

— Ой, в твоем голосе совсем не слышно радости! — заметила фея. – Как ты можешь грустить в такой чудный день?! А хочешь, я тебя развеселю?

Не дожидаясь ответа, она зазвенела в один из колокольчиков из тех, что у нее были. В тот же миг на Паки посыпался серебристый дождик. Дракончик недовольно замотал головами, пытаясь стряхнуть блестки. Но это только еще больше раззадорило фею.

— Ты такой забавный! – весело хохоча, произнесла Арника. – Погоди-ка немного.

Она взяла все свои колокольчики и одновременно в них зазвенела. Дождь из блесток всевозможных цветов просто-таки обрушился на Паки, облепив его со всех сторон.

— Ну, перестань! – рассержено произнес дракончик. – У нас проблема, а ты мешаешь сосредоточиться.

— Проблема?! – удивилась фея. – Что-то случилось? У тебя какие-то неприятности? Расскажи мне о том, что тебя беспокоит, только без утайки. Ты же знаешь, феи очень проницательны, их нельзя провести.

Паки исполнил просьбу Арники. Он передал ей весь разговор с Муни, не забыв также рассказать и о своем ночном сновидении. Выслушав дракончика до конца, жизнерадостная фея немного загрустила.

— Я знаю о беде, что постигла драконов, — сказала она. – Мудрый Муни, конечно, был прав – драконы не рождаются, потому что они подружились со злобой и ненавистью. Только вот не одно ваше племя пострадало. Тьма проникла намного дальше, чем может показаться. Многие, очень многие стали ее жертвой. Должна признаться, я не знаю, чем тебе помочь, — вздохнула Арника. – Но ты не унывай. Сегодня феи отмечают День радости. У нас праздник. На большом цветочном лугу собралось много народа. Они играют и веселятся. Там также находится Альцина, наша королева. Вот она-то в загадках и тайнах всевозможных более сведущая и наверняка сможет подсказать решение твоей проблемы.

Паки согласился с Арникой, и вместе они отправились на большой цветочный луг искать совета у королевы фей.

Всю дорогу Средний пересказывал Арнике сон, который привиделся ему минувшей ночью. Он делал это многократно и с такой увлечённостью, что каждую следующую версию непременно дополнял какими-то совсем новыми фактами, так что вскоре от первоначального варианта мало что сохранилось. Младший преимущественно поддакивал соседней голове, лишь изредка вставляя свои дополнения в его рассказ. А Старший ничего не добавлял, он только критиковал всё, изложенное этой парочкой.

— И вот, представляешь, Арника, снится мне этой ночью странный сон, — по очередному кругу завел Средний.

— О, как интересно! – с искренним вниманием откликнулась фея. Ей предстояло выслушать рассказ о ночном сновидении в четвертый раз, но она не хотела обижать дракончика, напоминая ему об этом. Она видела, с каким наслаждением тот повторяет полюбившуюся историю.

— Так вот, гонюсь я за каким-то страшным драконом, а он от меня убегает.

— Эй! Ты чего выдумываешь?! – вмешался Старший. – Это он гнался за тобой, вернее, за нами!

— Не мешай! – сердито покосился на него Средний. – Это вначале он гнался за нами, а потом уже мы за ним. И вообще, сейчас моя очередь. Потом, когда закончу, можешь и ты что-нибудь добавить.

Старший присвистнул:

— Как же! За тобой разве успеешь! Треплешься безостановочно, и слова не вставишь.

— Ну чего вы сцепились? – принялась успокаивать спорщиков Арника. – Пусть рассказывает. У него очень неплохо получается. Если за повествование берётся наш Средний, то никогда не знаешь, какого нового поворота следует ожидать, и тем более сложно догадаться, чем всё в итоге закончится.

— Значит, гонимся мы за ним, — с воодушевлением продолжил Средний, — и никак не можем догнать. Тут видим — впереди простерлась глубокая пропасть. Черный дракон остановился возле нее, не зная, что ему делать. Он оказался трусливым, летать боялся. А мы оттолкнулись от края и взмыли над пропастью. И так у нас здорово получалось, что все, кто наблюдал этот полет, им восхищались. Тогда чудовище поняло, что проиграло. Оно начало как-то съеживаться, уменьшаться в размерах, пока, наконец, и вовсе не исчезло. Только кусок грязи остался от него на том месте. А все потому, что это был не дракон, а вообще что-то непонятное, какая-то пустота.

— Но он же все наврал! – не стерпев, закричал Старший.

— Почему это наврал?! – принялся отстаивать свою правоту Средний. – Ты не знаешь, так молчи! Это мой сон, и мне лучше знать, что было, а чего не было!

— Да как это тебе лучше знать, если сон был у всех одинаковый!? У тебя! У меня! У Младшего! А ты чего молчишь? – глянул он на правую голову. – Ведь я же правду говорю.

— Я и не знаю, — замялся Младший. – Средний всегда так интересно рассказывает… Вообще-то его сон мне очень понравился.

— Ой-ой-ой!!! – запричитал Старший. – Ну как можно с ними жить?! Ты даже не представляешь, Арника, как я устал от этих двоих, просто мочи нет, измучился весь!

— Тише, тише, — попросила не шуметь дракончика фея. – Мы подходим к цветочной поляне. Сегодня здесь собрались все феи Фруктовой долины, а также многие приглашенные, чтобы отметить День радости. И учти, Паки – спорщиков, ворчунов, скандалистов и приверед на праздник не пускают. Королева Альцина ни за что не допустит, чтобы кто-то испортил настроение ее гостям.

Арника и Паки появились, когда гуляние было в самом разгаре. Цветочный луг лучился радостью и весельем. Мириады фей собрались на торжество. Они, словно бабочки-белянки, порхали в воздухе, перелетая с цветка на цветок. Также обращало на себя внимание обилие присутствующих здесь хранителей природных стихий. В их числе были духи вод, очертания которых были прозрачны и светлы, как чистая горная вода. Они танцевали, передвигаясь по траве чрезвычайно тихо и плавно. Но все же, если хорошенько прислушаться, то можно было услышать, как их движения производят звук то журчащего ручья, то набегающей волны, то бьющего о водную поверхность дождя, то плеск проплывающей рыбы. Эти духи выглядели тем прозрачней и светлее, чем чище была вода в реках и озерах, хранителями которых они являлись. Если же вода загрязнялась, то и тела хранителей становились более замутненными. А в топких, гнилых болотах и вовсе жили зловонные, злобные духи. Они потеряли всю свою чистоту, приобретя вид обросшей тиной и водорослями коряги.

Кроме хранителей вод, еще на праздник были приглашены хранители растительного мира, которых иначе называли лесными духами. Природа этих обитателей Фруктовой долины также могла быть как сравнительно более светлой, так и более темной. В старых, дремучих лесах жили духи мрачные, неприветливые. Все они обладали скверным характером, а излюбленным и, по сути, единственным их занятием было нагонять страх на заплутавших путников, с тем чтобы завести несчастных как можно глубже в лесную глушь. Естественно, для темных духов из-за их дурных манер вход на торжество фей был заказан. Здесь находились только самые светлые из них, те, что обитали среди молодых, здоровых растений. Природа их была чиста и свежа, словно мягкое, благоухающее дыхание раннего утра в сосновом бору. Когда танцевали духи леса, все растения в округе начинали напевать свои любимые мелодии. Причем у каждого была особая, неповторимая песня, так что выходил настоящий хор из поющих растений. Особая роль принадлежала цветам, которых на лугу росло в изобилии, самых разных видов. Они украшали музыку тем, что принимались источать свой запах с утроенной энергией, так что праздничная поляна буквально утопала в душистой смеси цветочных ароматов.

Среди гостей выделялся, в первую очередь своими габаритами и яркой шубой, любимец фей, а также их самый большой друг Огненный медведь. Редкое празднество маленьких волшебниц обходилось без его участия. Впрочем, называть медведя гостем было бы не совсем верно. Он, конечно, не отказывался от весёлых развлечений и никогда не мог устоять перед тем, чтобы не пуститься неуклюже пританцовывать вместе с хранителями озер и лесов, при этом никогда не попадая в такт. В иных же случаях своим грубым голосом заводил песни, соревнуясь в этом тонком искусстве то с феями, то деревьями. И его песни, и его танцы невероятно веселили окружающих. При этом они всегда поддерживали Огненного дружным одобрением, поскольку очень ценили и его доброту, и старание чему-либо научиться, даже если у него ничего не получалось. Отличало же медведя от всех остальных то, что он не только развлекался на цветочном лугу, а еще исполнял здесь важную службу. Огненный следил за тем, чтобы какой-нибудь непрошеный гость не разрушил своим присутствием атмосферу радости и веселья, что царила над этим местом. В прошлом бывали случаи, когда болотные духи или иные темные сущности пытались проникнуть на торжества, устраиваемые маленькими волшебницами. Появление недоброжелателей нарушало установленное равновесие, принося с собой неприятное ощущение тревоги и беспокойства, и совершенно расстраивало таких воздушных и нежных созданий, как феи.

Когда Арника и Паки вступили на поляну, им показалось, словно они попали в какой-то нереальный, сказочный мир. Изысканные ароматы, танцы и песни, радость и веселье окутали их со всех сторон. Спутники не сделали и трех шагов, как возле них уже кружилась стайка из нескольких фей.

— О, Арника! – зазвенели, словно колокольчики их голоса. – Где это тебя носит? Так же можно пропустить весь праздник! Здесь столько всего происходило: песни, игры, танцы. И все без Арники! На тебя, милая, это совсем не похоже. Хотя мы видим, что ты не одна, а с каким-то весьма занимательным спутником.

До этого момента феи, заведшие разговор с Арникой, парили в воздухе, находясь в некотором отдалении. Но едва их внимание привлёк новоявленный гость, как одна из них, очевидно, самая любопытная, решилась подобраться совсем близко.

— Ой, маленький дракончик! – обрадовалась любопытная фея, узнав в спутнике Арники юного представителя знаменитого рода. – Сейчас их так редко можно увидеть. А этот к тому же трехголовый!

Она принялась кружиться вокруг Паки, тщательно рассматривая его со всех сторон, словно он действительно представлял собой нечто экзотическое.

— Посмотрите, посмотрите какой он забавный! – восторженно воскликнула фея, призывая остальных подключиться к этому исследованию.

От повышенного к своей персоне внимания дракончик почувствовал себя вовсе неловко. Об этом говорили бордовые пятна, что предательски выступили на его теле.

— Ничего, собственно, интересного, — чуть слышно пролепетал Паки, давая понять, что роль экспоната ему не по нраву. — Дракон как дракон. Таких тысячу можно найти.

— Нет-нет-нет, — присоединилась к первой еще одна фея. – Ты не простой дракон. А знаешь, почему? Да потому что ты маленький дракончик в цветах!

Она произнесла какое-то волшебное заклинание, и на Паки обрушился словно из воздуха возникший цветочный дождь. Дракончик вскоре оказался в самой середине облака из цветочной пыльцы. Все три головы своими носами втянули в себя это облако, а затем одновременно громко чихнули, да так сильно, что двух фей, которые опрометчиво задержались около Паки, вихрем разметало в разные стороны.

— Ха-ха-ха! — звонко засмеялась Арника. – В следующий раз будете знать, как приставать. Этого дракончика зовут Паки. Он пришел, чтобы встретиться и поговорить с нашей королевой. У него очень важное дело, а вы нас задерживаете.

— С королевой Альциной? – удивились феи. – Ты же знаешь, королева сама решает с кем ей встречаться, а с кем нет. Ее следует предупредить заранее, и если она захочет, то примет Паки. В любом случае, придется немного подождать. Королева приготовила подарок для гостей праздника. Она собирается исполнить свою любимую песню. Пусть твой спутник располагается поудобнее, а нам, по давней традиции, в такой торжественный момент надлежит находиться рядом с нашей королевой.

— Паки, оставайся, пожалуйста, на этом месте и никуда не уходи, — обратилась к нему Арника. – Я замолвлю о тебе словечко королеве Альцине. Затем, когда подойдет подходящий момент, я тебя позову.

Дракончик, соглашаясь с феей, утвердительно кивнул головами. В тот же миг маленькие волшебницы с удивительной для столь нежных созданий скоростью взвились вверх, оставив Паки одного.

— Ох, захочет ли еще Альцине с нами разговаривать? – озвучил Младший беспокойную мысль, терзавшую его изнутри.

По глазам Старшего и Среднего он определил, что их одолевало то же сомнение.

— Я думаю, не захочет, — убежденно произнес Старший. – Она фея. Какое ей дело до драконов? Я считаю, не стоит терять времени. Пойдемте-ка отсюда поскорее. От этих фей никакого толку все равно нет. У них в голове лишь веселье одно.

— Как это — пойдёмте?! – озадаченно воскликнул Средний. – Мы пообещали Арнике, что будем находиться здесь, на этом месте. Она нас будет искать! И вообще, почему это мы так уверены, что Альцина не захочет с нами разговаривать? Она, конечно, не простая фея, и по правде говоря, меня уже сейчас пробивает дрожь от волнения. Всё-таки не каждый день с королевами встречаешься. Но может быть, ничего страшного в этом нет. Зря только переживаем. А вот получить от неё какую-то подсказку мы действительно можем. Королева фей уже не раз помогала жителям долины, когда они обращались к ней со своими проблемами.

— Да никто ничего не подскажет, – настаивая на своем, поморщился Старший. – Ничего эти феи не знают. Как вы не понимаете — мы сами должны все сделать. Сами! Это дело касается только драконов, и феи здесь ни при чём.

Головы дракончика в очередной раз уже были готовы разругаться, но тут они услышали радостный возглас Огненного медведя и почувствовали его крепкие объятия.

— Паки! Друг! И ты здесь?! Та даже не догадываешься, какая для меня это приятная неожиданность. Раньше за тобой такого не водилось. С каких пор ты стал любителем праздников и веселых гуляний?

— Мы, собственно, пришли сюда не для веселья, — с напускной серьезностью ответил за всех Старший. – Хотели поговорить с королевой фей об одном очень важном деле, но решили, что все это напрасно. Поэтому уже собираемся уходить.

— Уйти?!- недоуменно захлопал глазами медведь. – Ты проделал весь этот путь, чтобы встретиться с главной феей, а теперь, когда до нее рукой подать, отступаешь назад?! Уж извини мою откровенность, я вообще всегда говорю то, как оно есть, ничего не скрывая, так вот – подобной глупости я от тебя не ожидал! Как такое вообще могло прийти в ваши головы?!

Брошенный упрёк был для Старшего подобен удару молнии. Ведь в первую очередь он предназначался именно для него, как автора идеи покинуть цветочный луг. От стыда Старший готов был провалиться сквозь землю. Еще бы, его – самого умного, самого способного — объявили глупцом! Это была настоящая катастрофа для самолюбия центральной головы дракончика.

А Огненный тем временем продолжал:

— Королева Альцина очень мудрая. Не такая легкомысленная, как другие феи. Она не станет пускать слова на ветер. Если уж захочет тебе помочь, то будь уверен – поможет! А как замечательно она поет! Так даже я не умею. Ха-ха-ха! — засмеялся медведь, с иронией воспринимая свой певческий талант. – Погоди немного, и ты сам во всем убедишься.

Паки обратил внимание, что Цветочный луг, который еще недавно утопал в переплетении звуков, замер в ожидании выступления королевы фей.

Она появилась вскоре. Вышла на середину поляны, а затем, вспорхнув, зависла над землей. Свою любимую песню Альцина всегда исполняла, паря в воздухе.

Внешне королева походила на прочих фей, но некоторые особенности подчеркивали ее царственное положение. Все феи носят белую одежду, но даже на их фоне одеяние королевы выделялось чрезвычайной, слепящей белоснежностью. Прекрасное лицо Альцины сияло необычным светом, в котором переплетались величественность и нежность, проницательность и доброта. На ее голове красовалась корона, изготовленная из мастерски вплетенных в серебристые волосы цветов. В руках королева держала крошечный музыкальный инструмент, который легко бы разместился на ладошке у маленького ребенка, но который для миниатюрных фей был вполне нормального размера. Альцина бережно провела тонкими пальчиками по струнам, и зазвучала мелодия. Она пела о быстрых прохладных реках, о бескрайнем небе, об изумрудных лугах с бархатистой травой, о заснеженных горных вершинах, чье безмолвие красноречивей любых слов, и о восторге, который испытывает сердце, когда наслаждается всей этой красотой. Когда в песне шла речь о дожде, то сверху действительно начинали падать капли, орошая землю. Когда речь заходила о солнце, тучи моментально разбегались, и небо становилось ясным. Когда пелось о ветре, все те, кто были на Цветочном лугу, тут же ощущали его щекочущее дуновение. Завораживающий голос Альцины и звучание инструмента полностью сливались воедино. Паки никогда в жизни не слышал чего-либо подобного. Он стоял, словно околдованный, не смея даже пошевелиться.

Наконец королева фей завершила свое выступление. Гости праздника еще некоторое время пребывали в молчании, покоренные исполнением, а затем поляна буквально взорвалась восторженными возгласами слушателей. Паки вопил едва ли не громче всех, в свои три горла. Не отставал от него и Огненный. Своим громовым голосом, что разносился далеко за пределы Цветочного луга, он повторял:

— Браво! Великолепно!! Изумительно!!! Я же тебе говорил, — между выкриками восхищения, обращаясь к дракончику, вставил медведь, — она поет просто непревзойденно!

Пока «Огненный» и Паки делились своими впечатлениями, к ним подлетела Арника. Ее вид был взволнован и вместе с тем радостен.

— Паки, вот ты где! — едва переведя дыхание, произнесла фея. – С трудом тебя нашла. На празднике собралось так много народа, что затеряться проще простого. Идем скорее! Королева ждет нас! Я ей все рассказала, и теперь она пожелала тебя увидеть!

Дракончик замялся. Он здорово сдрейфил от мысли, что сейчас ему предстоит показаться перед самой королевой фей. Конечно, этим он проявлял слабость, за которую от старших драконов ему бы наверняка досталось. Но что он мог поделать? Паки был еще слишком юн и никак не мог совладать с волнением.

— Ну, чего ты застыл?! – вывела его из оцепенения Арника. – Нельзя заставлять ждать себя. Тем более если ждёт королева. Тебе невероятно повезло. Не каждый удостаивается чести быть приглашенным Альциной.

— Правда, Паки, иди вперед и ничего не бойся, — принялся подбадривать дракончика Огненный. – Ты быстро убедишься, что сердце Альцины так же прекрасно, как и ее песни, поскольку именно те песни, что мы поем, лучше всего раскрывают нашу суть, показывая, кто мы есть на самом деле.

Несмотря на одолевающие его страхи, дракончику ничего не оставалось, как послушно следовать за Арникой.

Гл. 9

Королева фей продолжительное время внимательно глядела на Паки, при этом не проронив ни единого слова. С ее лица не сходила легкая улыбка, а в глазах искрилось любопытство.

— В тебе действительно есть нечто особенное, — наконец произнесла она, прервав затянувшуюся паузу. – Не зря Арника мне все уши прожужжала о занимательном госте, что посетил наш праздник. Трехглавый молодой дракон! – даже в старые времена это было большой редкостью, а сейчас и вовсе уникальный случай… Но довольно воспоминаний, — решила перейти к основному вопросу главная фея. – Ведь ты же, друг мой, появился здесь не просто так, ради забавы. Расскажи, что тебя беспокоит. Я готова тебя выслушать и помочь, если это будет в моих силах.

— Ладно. Сейчас все расскажу, — как обычно, в таких случаях, вызвался Средний.

— Нет уж!! – резко одернул его Старший. – Лучше помолчи. Эти двое, — кивнул он в стороны, — или упустят что-нибудь важное, или приплетут то, чего и не было. Поэтому послушайте-ка лучше меня.

Старший в подробностях повторил то, что ранее Паки поведал Арнике. Королева Альцина очень внимательно его выслушала, а когда он закончил, то обратилась с такими словами:

— Ну что ж, кажется, я могу тебе помочь. Ты сказал все, что хотел, а теперь послушай меня и, пожалуйста, не перебивай.

— Ты уже знаешь от мудрого Муни, какое несчастье постигло драконов, — начала она. – После того как они позволили высокомерию, злобе и лжи овладеть собой, их сердца окутали крепкие, твердые, словно скала, слои мрака. И чем дальше течет время, тем все более и более утолщается эта корка. Каждое недоброе слово, или мысль, или желание, каждая попытка совершить что-то скверное добавляет еще один, новый слой. Но ведь наш прекрасный мир создан исключительно для радости и счастья. А если кто-то не понимает этого и нарушает великий закон, то тогда он сам обрекает себя на гибель. В случае с драконами происходит именно это. Они сошли с дороги добра, выбрав мрак, который окутывает их сердца все теснее. Одновременно с этим скорлупа лежащих в кладках яиц драконов тоже становится все толще. Драконы обречены исчезнуть…

— Как обречены?! – испуганно воскликнул Паки. – И ничего нельзя сделать?!

— Ой, друг мой! Тебе не хватает выдержки, — с укором произнесла королева. – Ты не дослушал меня, а уже задаешь вопросы. Согласись, это невежливо.

Замечание дракончику в невежливости и, соответственно, в неуважении к королевской особе прозвучало совершенно справедливо. Тем более что его просили сохранять терпение. Своим поведением Паки поставил себя в неловкое положение и, конечно же, теперь очень переживал по этому поводу. С другой стороны, трудно сохранять хладнокровие, слыша о том, что твой род обречен. Королева фей хорошо понимала это, поэтому легко простила дракончику мимолетную слабость. Непонятным образом в руке Альцины появился крошечный розовый веер. Фея сделала им несколько плавных взмахов, отчего Паки почувствовал на себе дуновение мягкого теплого ветерка, который чудесным образом унес все треволнения маленького дракончика. Сделав свою работу, розовый веер испарился, как будто его никогда и не было, а королева фей продолжила дальше:

— Да, обречены исчезнуть. Никто и ничто не сможет изменить этого, если только не…

Альцина смолкла, не доведя до конца свою мысль. При этом ее лицо озарилось каким-то дивным, неземным сиянием. Оставив в стороне окружающую действительность, взор феи устремился в некие неведомые дали, словно ни время, ни пространство не были для него преградой. Всем казалось, что наполненные радостью и светом глаза королевы фей видят нечто потрясающее, такое, что намного превосходит самое смелое воображение.

— Слышал ли ты что-либо о Лотосе-Солнце? – спросила королева Паки.

— Лотосе-Солнце? – не понимая, о чем идет речь, переглянулись головы дракончика. – Нет, мы слышим о нем впервые. А что это такое?

— О-о! Это самое величественное творение во всем нашем мире, — ответила Альцина. – Лотос-Солнце – это цветок, но цветок необычный. Он появился…

Королева вновь не договорила, как и незадолго до этого, но теперь уже совсем по другой причине.

— Нет, я чувствую еще не пришло время раскрывать всего, — после короткой паузы произнесла она. – Не произошло многое из того, что должно произойти. А главное – вы еще не встретились.

— Не встретились? – повторил за ней Средний.

— С кем не встретились? – уточняя, полюбопытствовал Старший.

— Со временем узнаешь, — невозмутимо ответила главная фея и продолжила:

— Тогда ты явишься снова, но уже не один, а с другом. И вот когда это случится, я расскажу вам одну очень древнюю легенду.

— С каким еще другом? – принялись перешептываться между собой головы дракончика, совершенно не понимая, о чем идет речь.

— Я же говорил, что эти феи только туман напускают, — тихо произнес Старший. – Ничего внятно объяснить не могут. Все у них тайны какие-то да загадки.

Не обращая внимания на шушуканье дракончика, Альцина продолжила:

— Тяжелую ношу ты решил взять на себя, дружок. До конца не ясно, справишься ты со своим заданием или нет. Возможно, тебя постигнет неудача. Впрочем, есть и другая дорога.

При этих словах Альцина бросила на дракончика лукавый и вместе с тем проницательный взгляд.

— Знаешь, ты мне пришелся по нраву, — сказала она. – Поэтому, если хочешь, то оставайся с нами навсегда. Здесь тебе не придется скучать. Ты забудешь о своих печалях и разочарованиях, научишься тому, как можно жить легко, ни о чем не беспокоясь. Как вы на это смотрите? – обратилась королева к своим подданным.

— Конечно, Паки! Оставайся с нами! – зазвенели в ушах дракончика голоса фей.

Маленькие волшебницы все до одной сорвались со своих мест и закружились в озорном танце, словно стараясь воочию подтвердить Паки всю беззаботность своего существования.

— А как же драконы? – робко спросил Средний. – Что с ними будет?

Королева пожала плечами.

— Думаю, судьба драконов будет печальна, — сказала она. – Но тебе не следует об этом беспокоиться, друг мой. Выбрось грустные мысли из головы и просто начни веселиться и радоваться жизни, как это делаем мы. Соглашайся. Поверь, это очень щедрый дар. Немногие могут похвалиться тем, что королева фей предлагала им свое покровительство.

Головы дракончика переглянулись. Выбор действительно был непрост. Под опекой фей Паки мог бы жить, не зная горя. Но когда Старший, Средний и Младший посмотрели друг другу в глаза, они сразу все поняли, без слов.

— Мы благодарим тебя, королева, за щедрый подарок, — взял слово Старший, — но принять его не можем. Когда твой род пропадает, разве можно беззаботно плясать и веселиться? Это не в характере драконов. Нас учат не убегать от опасностей и трудностей, а преодолевать их. Паки сделает все, что только сможет, чтобы спасти драконов! А если этого окажется мало то, что ж – тогда погибнет вместе со всеми!

Пламенная речь дракончика со стороны выглядела даже забавно. Слишком велика была разница между высокопарностью слов и юным возрастом того, кто их произнес. Благородство всегда жило в сердцах драконов, даже если это было всего лишь маленькое сердце Паки. Королева фей знала это и очень ценила. Поэтому она и не подумала насмехаться над дракончиком, а наоборот, поддержала его:

— Молодец! Ты выдержал испытание! Впрочем, в этом я нисколько не сомневалась. Все говорит о том, что этот дракончик является избранным. Паки, ты очень молод и неопытен. На первый взгляд, этот недостаток кажется существенным. Но в действительности в нем твоя сила. Именно твоя молодость и неискушенность дает надежду на успех. Мрак еще не поглотил тебя, не заполнил твоё существо жадностью, ложью, завистью и злобой и никогда не сможет сделать этого, если только ты сам не преклонишься перед ним. Чтобы этого не произошло, держи свое сердце открытым. Слушай его. Оно подскажет верную дорогу.

— Я не представляю, как это сердце может разговаривать, — заворчал Старший. – Я, например, его не слышу.

— Может-может, — снисходительно улыбнулась Альцина. – Еще как может! Оно разговаривает радостью и светом. Попробуй уловить их лёгкое, свежее, светлое дыхание внутри себя и тогда для тебя это уже не будет секретом …

Неожиданно королева фей умолкла. Милая улыбка спорхнула с ее лица, словно бабочка с прекрасного цветка. Озабоченный вид королевы говорил о том, что ее что-то беспокоит.

— Я чувствую присутствие темного духа, — произнесла она. — Не иначе, к нам в гости пожаловал кто-то из обитателей гнилых болот.

Очевидно, остальные феи почувствовали то же самое, поскольку они остановили все свои игры, принявшись искать того, кто нарушил царящую на празднике гармонию. Феи очень чувствительны в отношении нечистоты, как внешней, так и внутренней. Грязные мысли, слова и чувства для них губительны, поскольку разрушают их тонкую природу.

Нарушителя обнаружили быстро. Альцина не ошиблась, это действительно оказался болотник, который пытался маскироваться под ветками, но легко себя выдал. Ещё бы! Стоило оказаться рядом с ним не более чем в нескольких шагах, и в нос ударял затхлый запах прогнившего дерева. Гости праздника расступились перед посланником трясин и топей, так что тот оказался совершенно один в центре большого круга.

— Позволь, королева, я выведу его отсюда, — вызвался Огненный. – Мне это нетрудно.

— Погоди, друг мой, — остановила медведя Альцина. – Мне кажется, этот визит неслучаен. Давно подобные гости не набирались наглости настолько, чтобы посметь проникнуть на мою территорию.

— Для начала убери этот глупый маскарад! – приказала королева фей болотному духу, указывая на ветви, которыми тот обвешал себя. – Ты осмелился прийти без приглашения, так не увеличивай свою вину еще больше – прояви ко мне уважение и покажи свой истинный облик.

Пришелец немедленно подчинился воле королевы, отбросив своё прикрытие, от которого уже всё равно не было проку. Перед Альциной стояло бесформенное существо грязно-зеленого цвета, сверху донизу покрытое тиной и водорослями, так что не было видно ни его лица, ни других частей тела.

— Я прошу простить меня, великая королева, за дерзость, — произнес болотник голосом, подобным тем звукам, что издает сухая, полая деревянная колода, когда по ней бьют палкой. – Когда-то я был не только постоянным, но и желанным гостем на твоих праздниках. Сейчас же вынужден красться, как вор, в страхе быть обличённым. Прекрасные феи отводят свои взоры, настолько гадок для них мой вид. И вообще стараются держаться то меня подальше, чтобы не разрушить свой мир чистоты.

— Ах, это ты, Маримор! – изумилась королева, определив, кто перед ней. – Тебя трудно узнать! Судя по всему, Серебряное озеро окончательно превратилось в болото. Ты был его хранителем и утратил эту великую драгоценность, а вместе с тем и то покровительство фей, которым когда-то пользовался. Но довольно об этом. Рассказывай, зачем пожаловал.

— Мне нужен вот этот дракон, — указал болотник на Паки, протянув вместо руки какую-то корягу. – Я хочу забрать его, королева.

— Мы не пойдем с этим страшилищем! – выпучив глаза, попятился назад дракончик, начиная уже приглядываться к возможным путям для бегства.

— Не бойся, друг мой, — успокоила его Альцина. – Здесь я хозяйка. Никто не посмеет тронуть тебя. А ты, Маримор, немедленно отвечай, для чего тебе понадобился Паки.

— Я уведу его к себе, в болото. Теперь он будет жить там. Мне же поручено присматривать за ним. Такова воля хозяина.

— Вот оно что, — призадумалась главная фея. – Я, кажется, догадываюсь, чью волю ты исполняешь. Ведь это Мара? Именно ему ты теперь прислуживаешь?

Болотник почтительно наклонился. Это означало, что Альцина не ошиблась.

— Так вот, Маримор, – повелительно сказала королева. – Слушай мой ответ и можешь передать его своему хозяину. Дракончика вы не получите! Паки — гость на празднике фей, а значит, находится под нашей защитой. Кроме того, он сам волен выбирать, куда ему идти и с кем. Как видишь, в твое болото он не хочет.

— О, королева, кажется, ты чего-то недопонимаешь, — ехидно процедил болотный дух с развязностью слуги, за которым стоит влиятельный покровитель. — В последнее время этот дракончик стал беспокоить моего хозяина. Но повелитель так добр! Он не хочет отбирать жизнь у этого юного создания, хотя мог бы легко это сделать, не спрашивая ни у кого согласия. Достаточно, чтобы Паки был под надзором. Дракончик слишком юн и нуждается в надёжной опеке. В таком возрасте очень легко совершить какую-нибудь глупость, от чего мой хозяин хочет его уберечь. Мара просит о такой малости, а ты ему перечишь. Повелитель всегда уважительно относился к феям, никогда не беспокоя ваше королевство. Но ведь этому может придти конец. Подумай хорошенько, прекрасная Альцина, прежде чем отказывать мне. Подумай о том, что может всех вас ждать, если вы разгневаете Мара.

— Мара не трогал нас не потому, что уважает, а потому, что боится! – резко ответила королева фей.

— Боится?! – не поверил своим ушам Маримор. – Я изумлен, королева! Ты, наверное, шутишь. Наоборот, это все вокруг содрогаются перед ним. Ты же знаешь, хозяин наделен даром бессмертия. Так разве может великий повелитель, да еще к тому же бессмертный, кого-либо бояться?

— Конечно! – воскликнула главная фея. – Возможно, не боится, но остерегается — это точно! Именно поэтому он не явился сам, а подослал своего прихвостня, то есть тебя. Мара, несмотря на свое бахвальство, понимает, что ссориться со мной ему не следует. Меня давно гложет желание превратить его во что-то полезное, к примеру, в дерево. Представляешь, какая у твоего хозяина начнется интересная жизнь! Весной у него распустятся листочки. После появятся цветочки. Пчелки прилетят собирать с них пыльцу. Птички совьют гнезда и станут высиживать свое потомство в его кроне. И так каждый раз, до бесконечности. Ведь он же бессмертный! Очень мило, не правда ли? Поистине, это наилучший подарок, который я могу сделать для Мара.

Вообще это было в характере Альцины. Она предпочитала прощать, чем наказывать. Но в очень редких случаях, когда ее вынуждали, могла применить волшебную силу, чтобы превратить виновного в какое-либо растение: дерево, куст или цветок. Она могла, конечно, обернуть и в камень. Но что камень? Ни красоты, ни пользы, только ноги об него расшибать. А вот цветы и деревья Альцина любила. Все остальные феи также обладали способностью превращать неугодных им в разные одушевленные и неодушевленные предметы, но в отличие от королевы, лишь на короткое время. В случае с наглецом Маримором феи едва устояли, чтобы не проделать с ним нечто подобное. Одно слово королевы – и из болотника сделали бы роскошный сад. Но Альцина не желала этого. Она лишь объявила Маримору, что свое решение уже приняла, дракончика он не получит, а посему ему следует покинуть Цветочный луг ни с чем. Болотнику и так было позволено слишком много. А чтобы поскорее закончить неприятный разговор, королева попросила Огненного проводить незваного гостя. Маримор, может, и хотел что-то возразить, но глянув на медведя, что огромной горой навис над ним, решил – лучше удалиться.

Паки облегченно вздохнул лишь когда болотник, наконец, ушел. Тот дракончику совсем не приглянулся. Провести всю жизнь в обществе этого чудища!? Ну нет! Такое ему было противно даже представить!

— Королева Альцина, можно ли мне кое о чем спросить? – задал вопрос Паки, когда все улеглось и гуляние продолжилось с прежним размахом.

— Конечно, друг мой, спрашивай, — доброжелательно откликнулась главная фея. – Немало тайн хранится у меня. И древних легенд я знаю столько, что тебе не хватит всей жизни, чтобы их все выслушать.

В голосе Альцины уже не слышались те твердые, решительные нотки, что звучали совсем недавно. Остатки неприятных переживаний от разговора с Маримором выветрились из феи в мгновение ока, да так, словно ничего и не было. В этом она была похожа на обычного ребенка, который быстро забывает плохое, находя интерес и радость в чем-то новом.

— Мне кажется, с помощью своего волшебства ты можешь избавить мир и от Мара, и от его слуги Маримора, — воспользовался благодушием главной феи дракончик. – Так почему же ты этого не делаешь? Почему ты позволяешь им творить зло?

— Не все так просто, — вздохнула королева. – Феи действительно могут творить чудеса. Но это волшебство — всего лишь часть нашей игры. Мы всегда счастливы, поскольку ведем себя как дети: поем, танцуем, веселимся. Еще мы можем подарить другим радость, вдохновение, исполнить небольшие желания. Например, взрослым, которые забыли, что они когда-то тоже были маленькими, помогаем почувствовать себя детьми. Для этих целей иногда используем волшебство. Но в серьезных делах оно бесполезно. Здесь следует полагаться на бесконечно более могущественную силу, чем ту, что обитает в магических заклинаниях. Я знаю, какая непростая задача стоит перед тобой, мой друг. И если ты с ней справишься, то именно тогда произойдет самое настоящее чудо. Мара тревожится не случайно. Твоя решимость и решимость других, таких же искренних и отважных, как ты, может положить конец его владычеству.

**********

Ссылки на предыдущие и последующие публикации:

1.Сказка (начало, гл.1)
2. Сказка, глава вторая
3. Сказка, глава третья
4. Сказка, глава 4, 5
5. Сказка. глава 6, 7
6. Сказка, глава 8, 9
7. Сказка, глава 10, 11
8. Сказка, глава 12, 13, 14, 15
9. Сказка, глава 16
10. Сказка, часть вторая, все главы

Автор: Федкевч Дмитрий

Пишу сказки, очень много задумок, пытаюсь реализовать по мере возможности (стимулы)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)