Разговор с мертвецом

Что самое ужасно было в морге — так это запах, который невозможно было выветрить или перебить каким-нибудь флаконом с освежителем воздуха. Трупный, приторный, тошнотворный. В остальном, белые стены, поржавевшие местами шкафчики, старенький магнитофон, несколько столов с разбросанными вещами и инструментами. Это не больница, где всегда поддерживался идеальный порядок.

На операционном столе лежал юноша, приятной внешности. Тёмные, растрёпанные волосы, отличная фигура, кожа совсем чистая, без повреждений, сияла белизной под яркими светильниками, разгонящими мрачную атмосферу морга. Этот парень был одет в потрёпанные, джинсовые шорты и белую футболку. Антон ходил вокруг тела и разглядывал его со всех сторон, этот экземпляр ему явно нравился. Упитанный, черноволосые мужчина повертел голову покойника, придирчиво открыл его рот и осмотрел зубы. Все были на месте, до сих пор белые и красивые.

─ А ты у нас спортсмен какой-то, правда? ─ Он провёл рукой в медицинской перчатке по гладкой, выбритой коже ноги тела, пребывшего ещё сегодня днём. На улице стояла ночь. Из магнитофона, стоящего на кофейном столике, в углу, доносилась приятная музыка, Людвиг ван Бетховен — «лунная соната». Антон любил классику и надеялся, что гостям, находящихся проездом в этом, совсем отличном от живых, мире, она тоже нравится.

Он подошёл к стене, взял чёрный маркер и документы обозначающие, кто к нему приехал.

─ Александр Сергеевич Скворцов значит, двадцать один год тебе, что же ты сразу мне не сказал, а так мне пришлось ещё в эти документы лезть. ─ Он написал маркером на специальной доске, висящей на стене, имя этого молодого человека, возраст и потом, сверившись с данными, написал причину смерти — порок сердца, что объясняло внешнюю целостность тела, в бумаги он вчитываться очень не любил.

─ Какой молодой парень то был, жалко мне тебя. Столько людей умирает напрасно. Надеюсь, ты был хорошим мальчиком, конечно был, а то бы не умер так спокойно и тихо. ─ Он положил фломастер и, взяв со стола ножницы, направился к покойнику.

─ Жалко, что одежда на тебе дешёвая, не продать её на рынке, но ничего, у тебя ведь богатенькие родители, такие всегда платят чаевые мне за обработку своих родственников. Родители ведь тебя любили? Я знаю, что любили. ─ Он разрезал шорты, вместе с трусами и осмотрел достоинство мертвеца. ─ Да и девушкам наверное такой размер нравился. Порок сердца с таким телом конечно менее нелеп, чем суицид например, но всё равно это очень прискорбно.

Антон направился к столу, где лежали инструменты и положил ножницы. Лампы под потолком замерцали, от очередного перепада напряжения, как в какой-то компьютерной игре, название которой санитар морга не мог сейчас вспомнить, да и сколько подобных игр? Ему нравилось иногда посидеть за компьютером и поумервщлять людей.

Голова мёртвого, молодого человека лежала на специальном, металлическом подголовнике, который всегда казался Антону не удобным для его гостей.

─ Знаешь, Саш, а жена меня вчера опять назвала некрофилом, не знаю почему, может быть потому что у меня на неё не встаёт и я работаю в морге? Но у меня ведь ни на кого не встаёт, импотентом я стал к старосте лет. Ты уж извини, что я всё это тебе рассказываю, просто ты тут проездом, и завтра тебя уже не будет, наболело. Ну, я провожу в морге большую часть времени, беру сверхурочные. А ты что, спортсмен какой-то? ─ Он обратил внимание на бритые, мускулистые ноги его нового друга. Специальными огромными, холодными щипцами, похожими на те, которыми засовывают вату за щёку, когда лечат зубы стоматологи, только куда более больших размеров он взял специальный тампон, и немного повернув тело, засунул тампон в анус парня, поморщившись. Это было его самым не любимым делом и он его всегда выполнял первым, чтобы потом разговор шёл приятнее.

Разговор с мертвецом: 6 комментариев

  1. В данном случае мы имеем дело с самодостаточным рассказом по сюжету и художественному содержанию. А точнее — с новеллой, где элементом символизма является рассказ действующего лица о собственной жизни на фоне смерти молодого человека. По сути — это исповедь санитара — мертвецу. Автор преподнес нам необычный сюжет: проекция драмы живого, усталого от жизни человека на драму безвременно ушедшего их жизни красивого юноши.Монолог о собаке обнажает внутренний конфликт произведения:»Меньше всего любви достается нашим самым любимым…» — А.Дольский.
    Сюжет строг и внятен, присутствует общая идея, композиционная часть в порядке. Моя оценка — 5.

  2. Понравилось, но показалось, что до пятёрки не дотянуло, хотя, пока читал, думал что поставлю пять. Чего-то тут не хватает, но не могу понять, чего. Поставил 4.

    Ниагара, а почему Вы пишете, что оценка 5, но не ставите? Не первый раз замечаю 🙂

  3. А. Б. Бурый : вот уж не думала, что являюсь объектом вашего пристального внимания.

  4. Не объектом, просто прочитал рассказ, поставил первую оценку, полез писать комментарий и прочитал Ваш, в котором написано: «Моя оценка — 5». Вспомнилось, что нечто подобное уже было, стало интересно 🙂

  5. Понравилось и интегрально и отдельные моменты. Ставлю 5 (по-настоящему :)).
    Единственное, показалось концовка смазана, я ожидал чего-то прям очень яркого! :(Даже не по сюжету, а может быть по каким-то оборотам речевым.
    Но автор должен писать так, как он хочет, а не так как ждут! 🙂 Вы — молодец! 🙂
    А. Б. Бурый написал:

    Вспомнилось, что нечто подобное уже было, стало интересно 🙂

    Наверное, еще бывает и другой вариант: ничего не сказала и поставила — 1! 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)