Не летописное. Часть 2

Бывают истории, которым суждено войти в легенды еще до того, как родится их первая строка. Бывают случаи, которые становятся историей, так и не успев свершиться, а бывает…

 

Часть первая. Побег

В каждом женском признании есть доля правды. Примерно столько, сколько приходится на «прости» и «прощай»

Отвергнутые мужья

Отгорел закат яркими красками летних лесных пожарищ, рассыпав по небосклону горсти еще не остывших алых угольков-звезд. Гроза, столь нередкая в это время года, все еще деловито порыкивая суровыми басами грома, как старый лесной кот, нехотя отправилась дальше, стороной миновав эльфийскую рощу, так и не уронив над ней капли питательной влаги. Впрочем, деревья, растущие под покровительством эльфов, и не нуждались в ней. Порой казалось, что вся жизнь этой рощи держится лишь на магии.

Я устало опустился на колено в теплую лесную траву у бодро звенящего ручейка. Погрузив руки по локоть в поток, с наслаждением замер, ощущая, как мелкие ледяные струйки щекочут зудящую кожу. Слишком много магии на сегодня. Постепенно руки стали неметь. Я тщательно умылся, смывая с себя остатки копоти от недостаточно стабильной пентаграммы, которая благополучно взорвалась еще в середине заклятия. Похоже, что эльфийская магия глушит все другие её проявления. Впрочем, возможно, дело было именно во мне. Я встал, чувствуя как маленькие капельки скатываются за шиворот с отросшей за три месяца челки. На дворе стояла ранняя осень, что, впрочем, не особо ощущалось в вечнозеленом эльфийском городе. Возвращаться в замок желания не было, так что я, рассудив, что можно переночевать и в лесу, подложил под голову и без того весьма помятую кожаную куртку и с наслаждением вытянул уставшие ноги. Спать не хотелось. Я оказался заперт в Росмеро как диковинный зверь в золотой клетке. Эльфы смотрели на меня с любопытством и настороженностью, хотя и не выражали явной агрессии. Лана, похоже, была счастлива, что я остался, чего не скажешь об ее отце…. Я поежился – какой-то самоотверженный клоп не жалея своего челюстного аппарата старательно вгрызался в мою лопатку. Я попытался почесаться, не вставая, об землю, за что еще и схлопотал до этого мирно лежащим подо мной сучком. Я вскочил и только тут осознал, что титанические усилия клопа здесь не при чем – меня искали с помощью самого простого заклинания! Я присел и огляделся. Лес был такой же, как и десять минут назад. Я прикрыл глаза и медленно втянул воздух чуть изменившимся носом и тут же, улыбнувшись, спокойно повалился обратно в траву.

Девушка поняла, что я засек ее и, легким движением отделившись от полога леса, ступила на поляну. Похоже, что она выходила за пределы рощи, так как на ее коротенькой кожаной курточке и штанах блестели капли еще не обсохшего дождя. Длинный охотничий лук со снятой тетивой был свободно закинут за спину, из чего я сделал вывод, что вряд ли она охотилась. Да и волосы не были собраны в сложный хвост, дабы не мешаться при длительном беге, а по-простому подвязаны тесемочкой. Свободно спадающая челка же заправлена за чуть заостренные уши.

— Здравствуй, — Лана грациозно села рядом, скидывая с плеч ношу. Я покосился на ее снаряжение и улыбнулся в ответ. Странно, судя по количеству вещей, она собралась в длительный поход.

— Здравствуй. Ты кого-то ждешь? – я хотел приблизиться к девушке, но почувствовал, как она напряжена.

-Да… нет, — тут же коротко поправилась она, — я искала тебя. Она выразительно посмотрела мне в лицо. Я ухмыльнулся и почесал все еще зудящую лопатку.

— Да я заметил. Что-то случилось?

— Ты не явился на ужин. Я волновалась, — девушка выдала эту фразу с такой скоростью, будто репетировала ее не первый час. С учетом того, что с момента моего пробуждения в Росмеро я ни разу не был на королевском ужине, предлог был весьма слабым. Я бы даже сказал нулевым.

— Что-то аппетита не было, извини. А что, я пропустил что-нибудь важно? – я вопросительно вскинул правую бровь, пытаясь заглянуть в глаза собеседницы. Но Лана лишь смущенно отвела взгляд, по привычки прикрывая место на брови, где та была рассечена оборотнем. Шрам успел за это время практически полностью исчезнуть, а вот жест остался. Физическое уродство, пусть даже такое несущественное, как небольшая отметинка на лице, не приветствовалось среди эльфов. Меня всегда бесили многие из их уставов, но я научился мириться с ними. Вернее жизнь научила.

— Да нет, просто я хотела с тобой поговорить, — Лана пожала плечами, продолжая обшаривать взглядом прилежащие к поляне кусты.

-Эй, а может, хватит? Лана, что случилось? – мне порядком поднадоел этот спектакль, к тому же, похоже, на сей раз на моей лопатке засел ни один клоп, а целая компания, соображая на троих.

Лана попыталась придать лицу непонимающее выражение, но не преуспела. Глаза выдавали ее. В ярко-зеленых радужках плескалось волнение пополам с еще одним, не понятным мне чувством.

— Сайдент, я… — девушка явно была смущена, а я упрямо не понимал в чем дело. Вдруг она резко вскинула голову, встретившись со мной взглядом. Впервые за весь разговор. – Я принцесса эльфов, через несколько лет мне суждено стать королевой и я должна править своим народом.

— Я знаю, — я недоуменно смотрел на девушку. Она резко вскочила.

— Как ты не понимаешь?! Мой отец прав! Нам нельзя быть вместе! Все, что было между нами – это лишь благодарность за спасение и ничего больше! Я не думала, что все так затянется. – Лана смотрела на меня. Наверно, в такие моменты надо чувствовать боль, злость или обиду. Но у меня в душе было пусто. Я тупо посмотрел по сторонам, пытаясь привести в порядок чувства. Мир, созданный мной, с легким шорохом опал миллиардами цветных осколков к моим ногам.

— Сайдент, ты понимаешь? Спасибо тебе. Искренне спасибо. Но теперь, я прошу, уходи. – Лана продолжала смотреть на меня в ожидании ответа.

— Тут твои вещи, немного еды и денег, — она протянула мне мешок.

Я молча поднялся на ноги, проигнорировав ее жест.

— Сайдент, не будь мальчишкой, возьми, — девушка попыталась обойти меня, но я лишь вяло отмахнулся.

Я посмотрел ей в лицо, такое родное и знакомое до последних черточек.

— Так ничего и не скажешь? – похоже она ожидала от меня какой угодно реакции, только не такой. Я продолжал молча смотреть ей в глаза. – Тогда прощай.

Она взмахнула рукой и спешным шагом направилась в сторону замка. Я еще раз посмотрел на валяющийся в траве мешок. Только теперь я понял, что за все время разговора сердце успело сделать от силы пару ударов. Я глубоко вздохнул, выравнивая ритм. В ноздри терпкой волной ударил запах молодой эльфийки. История повторялась, только тогда меня израненного выкинули за ворота, не удосужившись снабдить даже одеждой. Впрочем, сейчас она мне нужна была меньше всего. Я разделся и уже через пару секунд, отряхнув серебристую шкуру, трусцой направился к границе эльфийского города.

Лана шла, стараясь не думать о произошедшем. «Так правильно. Я должна была так поступить». Эта мысль утешала слабо, хотя девушка твердила ее как заклинание. Когда она была уже в пяти минутах ходьбы от замка, за спиной раздался вой. Полный боли. Долгий переливчатый рык матерого зверя пополам с подвывкой молодого волчонка, заставляющий переворачиваться сердце. Лана замерла. Вой перешел в высшую степень отчаяния и резко оборвался. Девушка, не мигая, смотрела перед собой. Сколько понадобилось сил и самообладания. Девушка глубоко вдохнула и вдруг, резко потеряв всю решимость, на подкосившихся ногах упала в траву и заплакала, уткнувшись лицом в ладони.

Часть вторая. Груз прошлого.

Ни один убийца не выглядит как кровожадный маньяк…

Талантливый сыщик

Я сидела на берегу реки, поджав под себя босые ноги, в задумчивости глядя на мелкую ряб, рождаемую ветром. Солнце, успевшее за день порядком поднадоесть, теперь, наконец, держало свой путь на ночлег, практически не обжигая голые плечи. Я зябко поежилась. Впрочем, у воды с каждой минутой становилось все холоднее, и мне давно было бы уже пора вернуться в крепость. Но я не спешила. На то, чтобы собраться, мне понадобилось не больше пары минут – легкая льняная туника, да старые потертые кожаные штаны – не великие одеяния. Я накинула на плечи плащ и, легким движением поправив выбившуюся из-под обруча льняную прядь, направилась к крепостной стене, видневшейся в паре миль к востоку. Мягкая трава приятно щекотала босые ноги, и я не спешила надевать пропыленные высокие сапоги, выполненные лучшими эльфийскими мастерами.

Обуться я соизволила лишь у самых ворот, одарив так ничего не посмевшего сказать стражника выразительным взглядом. Город, с приходом вечера погружался в тихую мирную дрему. Я остановилась у небольшой крытой лавки, разглядывая прекрасные клинки.

— Светлой госпоже что-нибудь будет угодно? – голос торговца звучал с уважением, но не заискивающе. Я посмотрела в простое и открытое лицо парня. На вид ему можно было бы дать навряд ли больше чем мне самой – не более двадцати, а, скорее всего, и того меньше.

— Нет, спасибо, — брякни я сейчас, что желаю яблок, парень пулей бы сорвался до ближайшей фруктовой лавки, а то и самолично бы сбегал в ближайший сад. Я улыбнулась своим мыслям, направляясь дальше по улице, которая, обогнув рыночную площадь, устремлялась прямиком к холму, на котором и стоял замок.

Пройдя сквозь стражу я, дабы не привлекать нежелательного внимания, хотела было уже нырнуть в боковой коридор, но тут меня окликнул до боли знакомый голос.

— Хранительница, тебя уже заждались… Мне сказали, что тебе передали просьбу присутствовать на Совете, — при этих словах я покривилась, как при зубной боли. Скорее это была не просьба, а не завуалированный приказ.

— Да, отец Петрав. Я задержалась в городе. Совет уже собрался? – я постаралась придать своему лицу по возможности самое раскаянное выражение. По-видимому не преуспела.

— Киркен, хватит ломать комедию! Я прекрасно знаю, что тебя не было в городе! Твое вопиющее непослушание претит всем правилам кодекса, — Петрав, когда злился, становился жутко похожим на маленького толстенького рассерженного кобелька. Я невольно улыбнулась.

— Что Вы, я тороплюсь как могу, — с этими словами я поспешила обогнуть настоятеля, так как просто не могла сдерживать смех. «Нервное, это, девушка, нервное».

Я подошла к дверям своей комнаты и с удовольствием обнаружила, что всем трем послушникам, пытавшимся проникнуть ко мне, досталось по заслугам. Защитная руна убить их, конечно, не убила, но вот несварением наградила первосортным.

Я легким пасом сняла защитное заклинание и, бросив по сторонам мимолетный взгляд, вошла внутрь, плотно притворив за собой резную дубовую дверь.

Растянувшись на не разобранной кровати, я прикрыла глаза. На самом деле, до совета у меня оставалось еще как минимум полчаса, а этот старый ворчун просто перестраховывался. Полежав около пяти минут, я с сожалением разлепила тяжелые веки. Окинув себя взглядом, я пришла к выводу, что в таком виде являться к старейшинам все-таки не стоит. Быстро сполоснувшись над заранее приготовленной бадьей, я надела новую чистую рясу, на мой взгляд слишком тяжелую и вычурную, но того требовал кодекс — приняли в Совет, будь добра. Несмотря на желание Главы Ордена, чтобы я присутствовала на этом собрании, в моей душе по-прежнему роилось сомнение, для чего им понадобилась именно я? Я аккуратно уложила длинные волосы, осторожно прижав непослушную челку обручем. Посмотрела в зеркало. Из него мне устало улыбалась молоденькая девушка со старыми, мудрыми, небесно-голубыми глазами. Я вздохнула и, еще раз осмотрев себя, направилась в Зал Совета.

Стоило мне подойти к широким резным створкам, как они раскрылись сами собой. Вот уже больше пяти лет я вхожу в этот зал, не как Воин Света, а как Хранительница, но все никак не могу привыкнуть. Поклонившись каждому из старейшин, я заняла свое место, с удовольствием отметив, что являюсь далеко не последней пришедшей, так как половина кресел еще пустовали.

— Пожалуй, можно начать, — голос старейшины раскатился тугой волной по залу. Я изумленно приподняла бровь, но смолчала. В зале присутствовало лишь шестеро, не считая меня.

— Мы собрались здесь для того, чтобы завершить начатое более десяти лет назад, — Анкар обвел тяжелым немигающим взглядом всех членов совета, остановившись на мне. Очень хотелось поежиться, но я держалась…

— Выражайся яснее, — голос подал высокий молодой человек, занимающий место в совете достаточно давно. – Ни к чему лишние слова.

Анкар тяжело вздохнул, но смолчал. Дело, видимо, действительно было важным.

— Я говорю о падшем ангеле, о Сайденте.

Я вздрогнула как от пощечины, но тут же взяла себя в руки.

— Произошло то, чего мы и боялись, — продолжал меду тем старейшина, — зверь в нем победил, и он начал убивать.

Я сидела, надеясь, что мои мысли не отразятся на лице. Сайдент не мог стать убийцей! Я слишком хорошо его знала, чтобы поверить в такую чушь.

— Откуда такая информация? – Я старалась, чтобы мой голос звучал ровно.

— Есть несколько свидетелей, которые видели серебристого оборотня.

— Но с чего вы взяли, что это был именно он? – я ухватилась за единственную возможность. Если у них нет прямых доказательств, они не смогут ничего предпринять. А к тому моменту у меня будет время, чтобы самой найти его.

Анкар вскинул руки, и в центре зала появилось четкое изображение. Оборотень, разрывающий свою добычу. Я зажмурилась. Это был Сайдент.

— Надо было убить это исчадье ада еще тогда, — с кресла резко вскочил мастер Джейти. Он был слишком молод, чтобы участвовать в совете десятилетней давности, но и слишком стар, чтобы интересоваться обучением Сайдента.

— Вы не имеете права клеветать на него! – Я встала напротив него, оказавшись где-то в районе его груди, несмотря даже на свой средний рост. Впрочем, меня это мало смутило.

— А тебя, хранительница, здесь вообще быть не должно, — он высокомерно посмотрел мне в глаза. Я не отвернулась, гордо вскинув голову, а затем, чеканя каждое слово, тихо сказала:

— Вы правы, мастер. Мне нечего делать в этом скопище тугодумных баранов. Пока вы будете решать, как бы вам попроще избежать скандала, я найду истинного убийцу и докажу невиновность Сайдента.

Я развернулась и быстрым шагом направилась к выходу. Тягучая тишина воцарилась в зале. Такого до сих пор себе еще никто не позволял. Сердце бешено колотилось о грудную клетку.

— Киркен, стой! – голос Анкара прорезал тишину, как горячий нож кусок масла. Я лишь дернула плечом в ответ и, не замедляя шага, покинула зал.

Я сидела в своей комнате. Как ни странно, но я абсолютно не жалела, что, наконец, высказалась. Теперь меня исключат из совета, но было плевать. Сейчас главным было найти этого прохвоста раньше, чем ищейки старейшин. Я обхватила колени руками и задумалась… Куда мог податься отчаявшийся оборотень?.. Вдруг в дверь тихо постучали. Я ухмыльнулась – разумно было предполагать, что ОН придет. Легко вскочив, я подошла к двери и, сделав легкий пас рукой для деактивации замка, впустила гостя.

— Не ожидал от тебя, Хранительница, — я чуть вздрогнула от этих слов, пропуская Анкара внутрь. Значит, теперь меня накажут официально. Что ж, наивно было полагать, что мне сойдет это с рук.

Анкар сел на койку в задумчивости перебирая пальцами по белоснежной простыне. Я закрыла дверь и, прислонившись к стене, посмотрела на учителя.

— Ну, что думаешь по этому поводу? – наконец произнес старый мастер.

Я взглянула в глаза Анкара. По большому счету и я и Сайдент были обязаны ему крыльями. Мы попали в эту крепость одновременно, и нашим обучением занялся именно Анкар.

— Он не делал этого, — наконец произнесла я.

— Я и не сомневался, что ты так скажешь. Ты всегда была его защитницей. Даже когда проказы были явно его рук дела, ты выгораживала его…

— Дело не в этом!.. – я резко отстранилась от стены и села в мягкое кресло напротив учителя.

— Не перебивай меня, Киркен, — Анкар взмахнул рукой, — Сайдент дорог мне не меньше твоего. Но ты видела. Это был он. И он убивал. Ты знаешь, где он сейчас?

— Нет, — я покачала головой, в задумчивости постукивая кончиками пальцев по резному подлокотнику, — Я потеряла его след практически сразу же, как только он покинул Росмеро.

— Город эльфов? Хм… – Анкар задумался – Это же было уже больше месяца назад. Ты сможешь найти его?

Я пожала плечами. Я действительно не знала, куда мог подеваться этот спесивый Ангел, вернее оборотень, тут же одернула я себя.

— У тебя будет неделя на это. Дольше я не смогу сдерживать охотников. Приведи его сюда, — Анкар устало потер виски.

— Я не стану его палачом – Я резко вскочила, в упор глядя на учителя

— А я и не прошу вести его на казнь, — Верховный Архангел улыбнулся, — я лишь прошу тебя выяснить правду.

Я вздохнула.

— Я найду его и докажу, что убийца не он. – С этими словами я развернулась и пошла к выходу.

— Знаю, — голос Анвара догнал меня уже на пороге. Я, не останавливаясь, покинула комнату.

 

Часть третья. Месть.

Плохой сон – это первый признак нездорового аппетита…

Прогрессивный лекарь

Я шла давно известными мне тропами к логову Сайдента. Пожалуй, я единственная, кто навещал его в течение всего этого времени. Да и, пожалуй, одна из немногих, кого бы он вообще подпустил к себе. Выйдя на площадку перед логовом, остановилась. За время отсутствия в нем законного хозяина уютную пещерку вполне мог облюбовать и другой оборотень, а доказывать, что я просто адресом ошиблась у меня не было ни малейшего желания. Я стояла прислушиваясь к доносившимся из пещеры звукам, вернее к отсутствию таковых. Наконец, поудобнее перехватив меч, я шагнула внутрь. Досадно фыркнув, кинула меч обратно в ножны. Даже если он сюда и возвращался, то давно и весьма ненадолго. Стол покрывал изрядный слой пыли, а койка, похоже, не расстилалась, как, впрочем, и не застилалась.

Я присела на корточки у входа, рассматривая тонкую цепочку мышиных следов. Шанс, что Сайдент просто вернулся к себе, был мал, но все же вполне реален. А теперь придется выискивать его по всем злачным местам империи.

Я легко оседлала своего коня и направилась к ближайшей деревне, справедливо рассудив, что даже если не найду его там, то хоть какую-нибудь информацию смогу получить. Сайдента там многие знали, вернее его человеческую сущность.

Спешившись у небольшой, но довольно уютной, по крайней мере на сколько я помню, таверне, я вошла внутрь. Разгуливать в таких местах в доспехах Воина Света было бы с моей стороны не только глупо, но еще и опасно, так что я предпочла одеться в простой кожаный костюм и длинный широкий плащ, прикрывающий спину. Постояв немного у порога, привыкая к полутьме, я подошла к стойке бара. Трактирщик, удостоив меня не большим вниманием, чем проползающего мимо таракана, вновь вернулся к перестановке бутылок в новом, только ему понятном, порядке. Только вот в отличие от наглого насекомого, коего отсутствие вмешательства в его незамысловатый маршрут до миски с сухарями полностью устраивало, я вознамерилась таки привлечь бармена. Облокотившись на стойку, я тихим, почти нежным шепотом произнесла:

— А давно ли это бесы стали получать лицензии на проживание в людских городах? – Эффект превзошел все мои ожидания. Трактирщик не просто подпрыгнул, а умудрился при этом еще и повернутся ко мне лицом, что при его массе и ширине прохода даже в медленном варианте было весьма затруднительно.

— Госпожа, не выдай! Ну, кто ж знал! Я ж ничего, торгую вот, — залепетал мелкий бес, покрываясь испариной.

— Эй, Гримлан, давно это ты таким пуганым стал, — я улыбнулась и скинула порядком поднадоевший капюшон.

-Киркен? Тьфу ты, ну разве можно так пугать! – Трактирщик выдохнул с явным облегчением. Мы были старыми друзьями. Став человеком, Грим, так и не смог избавится от мелких бесовских повадок. Так что лицензия на жизнь среди людей ему не светила. Пришлось нам с Сайдентом быстренько оформить его смерть. Формально, разумеется.

— Зачем пожаловала, Хранительница? Здесь не жалуют вашего брата, — Гримлан обвел взглядом таверну, но, похоже, никто не заинтересовался нашим разговором.

— Он здесь? – Я выразительно вскинула бровь, смотря в маленькие, заплывшие жирком, глаза старого знакомого. Бес нервно сглотнул.

— Нет его. Заходил, но ушел.

Бес явно нервничал. Да уж, с такой маскировкой не то что ищеек, только пятилетних детей дурить. Я поморщилась.

— Где он?

— А бес его знает, — тут же машинально отозвался Грим.

— Ну так? – я чуть наклонилась, заставив его попятиться, — где?

Старый бес вздохнул, указывая пухлой ладошкой в сторону дальних столов, не освещенный ни свечами из-за их дороговизны, ни светом из окна, который попросту до туда не доходил. Я коротко кивнула и направилась в указанном направлении.

Сайдент сидел за столом. Вернее положение его тела в пространстве описанию «сидел» не очень подходило. Скорее он полулежал в широком кресле, стоящем в самом углу. Судя по количеству пустых бутылок на столе и под ним, он пил достаточно давно, чтобы потерять счет и дням и выпитому. Я, пододвинув стул от соседнего столика, предварительно спровадив с него какого-то пьянчугу, недовольство которого быстро остудила пара медных монет, села напротив.

Сайдент приподнял голову, до этого мирно покоящуюся на руках. Грязные волосы, отросшая до безобразия щетина, мутные глаза. Я ждала, пока он сфокусирует взгляд.

— Просил же его не разбавлять вино всякой бормотухой. Теперь вот ангелы мерещатся, — Сайдент подпер голову рукой и уставился на меня.

— Что ты с собой делаешь? – Я покачала головой, видя во что превратился некогда гордый и сильный человек.

— Нет. Не мерещатся. Глюк хотя бы поздоровался вначале. Спросил как дела. А раз с нравоучений начали, значит пришла таки, — с явным разочарованием в глазах, он попытался снова наполнить кубок, но я ловким движением отняла у него бутылку, в корне проигнорировав протестующее мычание.

— Здравствуй, Сайдент. Так тебе легче?

— Намного. Зачем пожаловала? – падший предпринял еще одну попытку завладеть бутылкой, но тоже безрезультатно.

— За тобой идет охота. – Я ожидала, что он хотя бы спросит кто, но Сайдент лишь ухмыльнулся.

— За мной она идет уже более десятилетия. Так что зря старалась. А теперь проваливай!

— Зачем, Сайдент? – я подалась вперед, пытаясь заглянуть в его глаза.

— Что «зачем»? Меня устраивает моя жизнь, и я не собираюсь ничего менять. Я не подчиняюсь хранителям, я НИКОМУ не подчиняюсь, — я вздохнула. Своими криками он привлекал явно больше народу, чем следовало.

— Ты — дурак. Первая ошибка тебя ничему не научила, так ты решил пропустить мимо ушей и вторую? – Я привстала, чувствую, что мне проще ввалить этому зазнавшемуся засранцу, чем что-либо объяснять.

— О чем ты? Какие ошибки? Тарсен изуродовал меня. А Найри отказалась, предпочтя этого ублюдка, — Сайдент теперь тоже стоял на ногах, хотя весьма некрепко, уперевшись ладонями в стол. – А эта… Лана…

— Ах ты, бедный да разнесчастный! А ты не думал, почему она это сделала? Никогда тебе в голову не приходила мысль, что она тем самым спасла твою никчемную жизнь? – теперь мы уже орали оба.

— Кто? Да что ты знаешь! – С этими словами Сайдент попытался оттолкнуть меня, но, не удержав равновесия, начал падать. Его попытка уцепиться за мой плащ закончилась тем, что с громким треском они повалились оба. Я обреченно зажмурила глаза, легким жестом расправляя огромные белоснежные крылья, успевшие уже порядком затечь.

Повисшая тишина была сродни той, что царит на заброшенных могильниках. Правда, длилось это не дольше пары секунд. Затем таверна просто взорвалась.

— Бежим! – Я, подхватив под руки вяло трепыхающегося парня, направилась было к выходу.

— Стой, красавица, — мужик с небритой физиономией перегородил дорогу.

Я, не замедляя бега, ловко пнула стоящий рядом стул, снарядив его тем самым в добротный полет аккурат в лоб говорившему. Раздался громкий треск. Я уже было обрадовалась, но увидела, что, к сожалению, трещал стул. Детина лишь недоуменно покрутил головой. Сайдент мертвым грузом трепыхался у меня на плече. «Здоровый, гад! И когда только отожраться успел!» — мелькнула в голове мысль. Выпускать нас явно не собирались. Мужики выстроились полукругом, перекидывая из ладони в ладонь здоровенные тесаки и совсем недобро ухмыляясь. Гримлан обреченно наблюдал за всем из-под стойки.

-Ну что, девка, попалась? – видимо для поддержки боевого духа заорал тот самый заводила. Я обворожительно улыбнулась и, извиняюще кивнув хозяину заведения и прислонив Сайдента к стене (по которой он правда благополучно сполз), обнажила меч.

Когда клубы пыли осели, я огляделась по сторонам. Таверна превратилась в образец полного беспорядка, выполненного по всем законам. Я аккуратно обтерла меч о штаны лежащего рядом мужика.

— Киркен, ну ты хоть раз можешь зайти без последствий? – Грим, многострадально заламывая руки, подошел к единственному уцелевшему столу, на котором сиротливо притаился черный пушистый кот, с опаской поглядывая на шатающуюся на одной петле дверь. Я молча пожала плечами, отстегивая один из кошелей и кидая его бесу.

— Этого должно хватить на ремонт, — я подцепила так и не проснувшегося Сайдента за шкирку и поволокла его к выходу, честно стараясь ни на кого не наступать. Мужики уже начали потихоньку приходить в себя, издавая душещипательные стоны.

Это послужило для меня хорошей причиной увеличения скорости. Я выскочила из таверны и, перекинув свою ношу через седло, резко пришпорила коня. Вдруг что-то ударило меня в спину под правую лопатку. Я коротко выругалась, но, не сбавляя темпа, припустила к логову.

Я шел по темному каменному коридору. Шаги гулким эхом отражались от стен, уносясь куда-то вперед. Идти приходилось бóльшей частью на ощупь, не смотря на то, что в темноте я видел не хуже, чем при дневном освещении. По крайней мере, должен был видеть…

Я сделал еще пару неуверенных шагов, как вдруг весь мир взорвался ярким светом, разлетаясь на миллиарды осколков. Я судорожно сморгнул, припадая на колено. Голова гудела, взгляд никак не удавалось сфокусировать. Я оказался на поляне, вернее это была опушка какого-то леса. Я огляделся и вздрогнул – буквально в дюжине локтей от меня стоял мой враг. Я вскочил, распластавшись уже в зверином прыжке. Но мои лапы чиркнули лишь воздух.

Маг рассмеялся низким гортанным смехом. Я вновь повторил попытку, не особо задумываясь, почему на трансформацию мне понадобились лишь сотые доли секунды и куда делась одежда. И вновь я промахнулся. Оборотни считаются одними из самых быстрых существ Олиардеса – мира магии, моего мира. Ни одно живое существо не способно увернуться от атакующего оборотня, но маг по-прежнему стоял невредим.

— Сайдент, Сайдент, а ты совсем не изменился, — я вздрогнул. Я слишком хорошо помнил этот голос. Маг вскинул руку, и мои лапы просто приросли к земле. Я пару раз дернулся и затих, не сводя глаз с Тарсена.

Маг прошелся вдоль поляны, изучая меня со всех сторон.

— Чего ты хочешь? — мой рык мало походил на эльфийскую речь, но я знал, что маг поймет меня.

— Услугу. Мне нужна твоя помощь, — в его голосе не прозвучало никаких эмоций.

Теперь уже пришла моя очередь смеяться. Я ухмыльнулся, обнажив верхние клыки.

— Ты можешь убить меня, но я даже пальцем не шевельну, зная, что это принесет тебе пользу.

— Ну, ты же не хочешь потерять эльфийку? — маг сделал шаг ближе. Он был полностью уверен в надежности своих чар.

— Это случилось более десяти лет назад. Теперь мне больше нечего терять, Тарсен, — я лег, отчаявшись сдвинуться с места. На самом деле, мне действительно было все равно. Отчего то все происходящее казалось не реальным. Я, не моргая, смотрел на мага, который вновь принялся обходить меня кругом.

— Я не о Найри сейчас говорю, — голос раздался из-за спины. Я не мог видеть лица мага, но был уверен, что он улыбается. В душе шевельнулось что-то забытое. Я явно упустил из вида какую-то деталь, причем немаловажную.

— Ты выполнишь мой приказ, если хочешь, чтобы она осталась жива, — с этими словами передо мной раскрылась сфера. В голубоватых сполохах магии я четко различил женский силуэт. Мне понадобилось лишь мгновение, чтобы узнать его и осознать суть происходящего. В сфере отражалась Лана и она погибала. Медленно, но неотвратимо она проигрывала схватку с… оборотнем. Я резко дернулся, чуть не вывихнув из суставов по-прежнему скованные лапы.

— Нет, это не возможно! – Я зарычал, подавшись всем телом в сторону Тарсена, — ты лжешь. Маг молча стоял в стороне с абсолютно отрешенным видом. Я вновь посмотрел на сферу: ярко-серебристый волк с темно-синими глазами побеждал. Девушка не успела отбить очередной удар, и из-под могучий лапы брызнула кровь из разорванного горла, алыми бусинками разлетаясь по траве. Одна из капель попала на морду зверю, оставив ожог.

-Н-е-е-е-т! – Я рванулся еще сильнее, разрывая, казалось, собственную шкуру.

— Подумай над моим предложением, — голос мага прозвучал как в тумане.

Я резко открыл глаза. Солнечный свет ударил по не успевшим сузиться зрачкам. Дыхание сбилось, сердце нервно колотилось о ребра, причем намного ниже, чем ему было положено. Голову раздирала жуткая боль. Я сглотнул и осмотрелся. Последнее, что я помнил, была пьянка в таверне, но сейчас я явно находился у себя в логове. Сон липкой волной обволок сознание, мешая думать. Я попытался сесть, но голова отозвалась чугунным звоном. Спустя пару минут мне все-таки удалось зафиксировать себя в более или менее сидячем положении. Стянув через голову грязную рубаху, я глубоко вздохнул. «Это был всего лишь сон… Сон…» — я прикрыл лицо руками, выравнивая дыхание. Вдруг я почувствовал, что кто-то приближается к входу. Человек шел не таясь. Легкие шаги четко слышались в утренней тишине. Дверь отварилась и в пещеру вошла Хранительница. Я глазам своим просто не поверил. Она несла в одной руке мешок, судя по запаху с мясом, а в другой охотничий лук.

— Киркен? Что ты здесь делаешь? – я попытался встать. От запаха съестного мутило.

— О, так ты даже имя вспомнил, прогресс! – Хранительница была явно чем-то раздражена. Она положила мешок на стол и села ко мне лицом. – Слушай меня внимательно, зарвавшийся щенок! У тебя большие проблемы. Пока ты оплакивал себя несчастного, беспробудно пьянствуя вот уже месяц, на тебя кто-то умудрился повесить уже восемь убийств. А на то, чтобы узнать, кто это сделал, у нас осталось лишь четыре дня.

Я внимательно смотрел на свою старую знакомую, все еще не до конца осознавая происходящее.

— О чем ты? Какие убийства. Ты верно заметила, что я был прямо скажем не в том состоянии, чтобы убивать…

— А может как раз в том, — Киркен встала, пройдясь по комнате. Только тут я заметил, что под неплотно запахнутой рубашкой виднеется повязка на правом плече.

— Ты ранена? — Я наконец встал, что явно не улучшило моего самочувствия.

— Ерунда. Местные поцарапали, когда тебя уносила, — девушка подошла к мешку, вывалив на стол пару кусков отличной вырезки. — Тебе надо поесть.

— Нет. Я должен идти. Мне плевать на ищеек совета. Лана в беде, — я неровным зигзагом направился к сундуку с запасной одеждой. Но вдруг перед глазами увидел пол.

— Сайдент, прекрати вести себя как глупый юнец! С чего ты взял, что принцессе эльфов грозит опасность? — Киркен вернулась к разделке мяса, даже не попытавшись мне помочь встать.

— Я видел… Во сне… — встать удалось далеко не с первой попытки.

— Ты просто слишком много пил и слишком мало ел последнее время, вот тебе и снится всякое. Хватит, Сайдент. Пора бы уже повзрослеть. Сейчас ты пойдешь вымоешься как следует и приведешь себя в порядок. А затем будем лечить твою голову. Лучше вспоминай, кому надо тебя подставить?

Я, ничего не ответив, вышел за дверь. Свежий утренний воздух приятно бодрил, проясняя мысли. Я точно знал, что это был не просто сон. Я в задумчивости потер подбородок, и рука наткнулась на отросшую щетину. Да уж… Я явно переусердствовал с выпивкой.

Когда я вернулся обратно в логово, еда была уже готова. На столе стояла миска с наваристым бульоном, большим количеством мяса и специй. Похоже, Киркен, побросала по щепотки от каждого имеющегося у меня пучка трав.

— Киркен, не буду есть. Мне нужно немного денег и лошадь. Я ухожу.

Киркен молча развернулась, глядя на меня просто убийственно. Где-то здесь мне стало очень хорошо от того, что Воинов Света не обучают убивать одним лишь взглядом.

— Сейчас ты наконец заткнешься, сядешь и поешь. А потом мы будем думать, как нам спасти твою блохастую шкуру. И если ты посмеешь удрать, то можешь быть уверен, я своими руками сдам тебя ищейкам совета.

Я покорно сел за стол, ковыряясь ложкой в похлебке. Под нос мне подсунули кружку с каким-то напитком, явно алкогольного происхождения.

— Пей, — Киркен стояла, уперев руки в бока.

— Не буду, — я возмущенно посмотрел на собеседницу.

— А я сказала, пей! – что-то в ее голосе совсем мне не понравилось и я осушил кружку до дна одним глотком. Чудом не подавившись напитком я стал резво закусывать его содержимым миски. Когда та опустела, я действительно почувствовал себя намного лучше. Боль начала отступать.

— Киркен, а давай отложим решение моей проблемы до завтра? Я так устал и хочу спать, — я демонстративно потянулся всем телом и перекочевал на кровать. Еще какое-то время за моей спиной слышалось гневное сопение, но вскоре я погрузился в спокойный и мирный сон, на сей раз без сновидений.

 

Часть четвертая. Встреча.

Как только мы убеждаем себя, что прошлое осталось позади, оно обгоняет нас и больно бьет в лоб…

Автор

Я бежал по лесу, стараясь как можно меньше оставлять следов. Сумка с одеждой и деньгами привычно болталась в зубах, не стесняя движения. Мне удалось удрать буквально через час, после того, как Киркен уснула. Выбравшись из логова, я прямиком припустил в Росмеро к Лане. Мне плевать, хочет ли она меня видеть или нет. Важно было узнать, что это сон или предупреждение? Черные силуэты деревьев растворялись в ночной мгле даже не успев толком обрисоваться. Где-то тихо и неспешно ухала сова. Прочая живность, видно чуя оборотня, спешила убраться с дороги, так что на глаза мне никто не попадался. Я бежал не жалея мышц и сил. Киркен умница. Я действительно чувствовал себя отлично, несмотря на продолжительный запой. Теперь мне все это казалось такой глупостью. Лапы легко пружинили по темно-зеленому мху. Кое-где он уже успел зацвести, покрывшись беленькими цветами.

Я хорошо знал эту дорогу, так что мне даже не приходилось принюхиваться или сверятся с направлением. По моим подсчетам уже к утру я должен был оказаться у границы эльфийского леса.

Прошло еще пара часов. Лапы начинали зудеть. Перегруженные мышцы сводило судорогой. Но я упрямо не желал сбавлять темп. Вдруг я упал, больно ударившись боком о ствол ближайшего дерева. В начале я даже не понял, что случилось, но, попытавшись встать, увидел, что мои ноги плотно стреножены. Я перекатился и глухо зарычал. Из тени отделился силуэт, медленно аплодируя.

— Браво, Сайдент! Ты такой предсказуемый! – Я вновь зарычал. Теперь это не походило на сон. Но… Тарсен был реален. Он обошел вокруг меня, как обходит охотник пойманного ценного зверя. Из тени деревьев вышли еще пятеро.

— Что тебе надо? – я вновь попытался встать, но с тем же результатом.

— Ты всегда был нетерпелив, — маг рассмеялся, — позволь для начала пригласить тебя в свой замок.

— Да пошел ты! – я дернулся, пытаясь достать мага, но тут же схлопотал эфесом меча по затылку и в снопе ярко-алых искр провалился во тьму.

Я с трудом открыл слипшиеся от крови веки. Голова болела еще хуже, чем после попойки. Я осмотрелся. Небольшая каменная комната, лишенная всяких удобств. Единственный стул на данный момент занимало мое измученное нагое тело. На правом боку наливался огромный синяк. Я попытался дернуться, но понял, что руки плотно скованы сзади, а ноги привязаны к резным ножкам. Как они смогли заставить меня трансформироваться, оставалось загадкой. Становилось холодно.

— Эй!!! Мне нужно одеться, — я заорал, но без видимого результата. Я попробовал покричать еще, но реакции не последовало. Вдруг дверь отварилась и вошла девушка, в сопровождении двух стражников. Она несла одежду. Меня развязали. Я быстро оделся. Вновь завязав мне руки и глаза, меня куда-то повели. Я шел довольно неуклюже, спотыкаясь обо что-то на каждом шагу. Наконец процессия остановилась и мне развязали глаза. Я находился в большом тронном зале, освещенном сотнями свечей. В центре на троне восседал Тарсен. Он улыбнулся, приглашая жестом присаживаться. Я лишь зло оскалился, хоть и в человеческой ипостаси это выглядело не столь эффектно.

Тарсен встал и подошел ко мне вплотную.

— Ты силен, быстр и ловок. – Он немного помолчал, как бы взвешивая каждое слово, — мне нужна твоя помощь.

— Я не стану тебе помогать. Можешь убить меня, — я стоял, выпрямившись во весь рост и в упор глядя на мага.

— Мы уже обсуждали это, — он щелкнул пальцами и два стражника скрылись в одном из боковых коридорах. – Ты поможешь мне, я помогу тебе. Все честно.

Я хмыкнул, прикрывая глаза. Ничто не сможет заставить меня служить этому ублюдку. Тарсен отошел, внимательно наблюдая за моей реакцией. Из коридора вышли стражники, ведя на цепи упирающуюся Лану.

— Лана?! — Я резко бросился вперед, но меня удержали. – Но как?…

— Сайдент, — девушка попыталась дотянуться до меня, но длина цепи не позволяла.

— Что скажешь, Сайдент? Сделка вполне честная. Жизнь эльфийки и твоя в обмен на услугу.

Я, казалось, не слышал и не видел ничего происходящего вокруг. Я смотрел на Лану.. По ее лицу текли слезы. Она изо всех сил старалась держаться, но было видно, что силы ее на исходе.

— Они ответят за это, клянусь, — я прошептал это одними губами, но видел, что она поняла меня. Я попытался ободряюще улыбнуться ей, но Тарсен вновь подал голос:

— Ты решил?

Я глубоко вздохнул, набирая в грудь воздуха:

— Что я должен сделать? – голос мягкой волной раскатился по залу.

— Сайдент, нет… — девушка тихо застонала.

-Да! – Тарсен рассмеялся. – Все просто. Ты найдешь одну пропавшую… вещь. И принесешь ее мне. Как только ты вернешься, и ты, и девушка будете свободны. Согласен?

Я еще раз вздохнул.

— Да. Где я должен искать?

— Леса Боли… — маг замолчал

— Ты с ума сошел! Там невозможно продержаться дольше суток! — я не ожидал услышать такое.

— Именно поэтому мне и нужен был оборотень. У тебя два дня на поиски.

Я повел связанными плечами.

— Должен тебя огорчить, но по моему следу рыщут ищейки Совета и одна очень злая Хранительница… Так что, если это ловушка, тебя все равно найдут.

Маг снова рассмеялся. Я уже начал ощущать себя прямо таки шутом.

— Всю эту суматоху с убийствами подстроил я. Мне не удалось поймать тебя в Росмеро из-за этой девчонки – он кивнул в сторону молча стоявшей Ланы. – Уж и не знаю, как она убедила тебя убраться, но скрылся ты добротно. Мне нужен был повод, чтобы заставить тебя забегать. Что может быть лучше ищеек Совета, идущим по пятам. А когда эта молодая Хранительница нашла тебя, я смог передать тебе весточку. Вот и все тайны.

— Ты убил ни в чем неповинных людей только ради того, чтобы найти меня? Ты зверь. – Я зло сплюнул. Киркен была права – Лана просто пыталась спасти меня, пусть и такой ценой. Она знала, что я не уйду иначе ни при каких условиях.

— Отнюдь, единственный зверь здесь это ты. А теперь ступай. Не трать время понапрасну. Если ты не вернешься по исходу двух дней – эльфийка умрет. Увести пленных.

Нас растащили по разным коридорам. Я не успел даже ничего сказать ей на прощание. Я выполню приказ и вернусь. А уж потом обязательно придумаю, как поквитаться.

Я бежал вперед, не разбирая дороги. Меня вел запах. Мне было плевать на все. Лес Боли стелился вокруг меня ярко-зелеными полосами. Днем он ничем не отличался от обычного леса, но по ночам здесь властвовала смерть, принимая все мыслимые и немыслимые обличия. Что здесь мог забыть Тарсен я не мог даже и предположить, впрочем мне было не интересно. След был четким и довольно свежим. Так что через пару часов я должен был достигнуть цели. Гнетущая тишина давила. Не было слышно ни стрекотания кузнечиков, ни пения птиц. Лес казался мертвым, несмотря на вовсю цветущую и благоухающую флору.

Я остановился, пытаясь уловить хоть какой-то звук… Но пока все было тихо. В голове крутились мысли о Лане. Я ругал себя последними словами за то, что ушел. Она слишком хорошо меня знала. А я разобиделся как последний идиот! Как же я мог поверить! А, впрочем, она точно знала, что мог… От стрелы, выпущенной в меня из ближайших кустов, меня спас корень, о который я, не заметив, благополучно споткнулся и упал, а стрела пролетела пядью выше. Как раз там, где за мгновение до этого было мое сердце. Я вскочил и рывком бросился в заросли. Чтобы нежить научилась стрелять, такого я не припоминал, а значит, видимо, это и есть пропажа. Я рванулся, расстелившись в прыжке, и уже буквально через мгновенье придавил всем весом своего тела к земле человека.

Тот коротко вскрикнул и я с изумлением понял, что мой несостоявшийся убийца девушка. Она отчаянно сопротивлялась, впрочем безрезультатно. Темно-каштановые волосы с медным отливом разметались по лицу. Наша возня мне уже порядком поднадоела, так как девушке было просто не под силу вырваться, а я никак не мог обездвижить ее не поранив. Пленница отчаянно мотнула головой, и мне наконец удалось разглядеть ее лицо. Я опешил. Я искренне позавидовал самообладанию девушки и посочувствовал себе, когда та, воспользовавшись секундной заминкой с моей стороны с отчаянным криком воткнула мне в плечо первое, что попалось ей под руку. К сожалению для меня, это оказался серебряный арбалетный болт. Я коротко рыкнул, отпрянув чуть в сторону, не веря собственным глазам. Девушка проворно вскочила, выхватив из кротких ножен узкий клинок, медленно пятясь от меня. Волосы разметались по плечам. Глаза горели гневом. На скуле виднелся кровоподтек. Она сильно изменилась за эти годы, но я не мог ошибиться.

— Найри? – я припал к земле, просто не веря своим глазам. Девушка замерла, но тут же вновь спохватилась.

— Не походи ко мне, мразь! – выкрикнула она полная решимости, хотя и понимала, что реши я прыгнуть, меч её не спасёт.

Вдруг между деревьями мелькнула тень. Я развернулся на звук, стараясь не выпускать из поля зрения эльфийку.

— Сай, уходи отсюда, — девушка в отчаянии взмахнула рукой, но молодой парнишка, до этого успешно прятавшийся в кустах, ее не послушал. Вместо этого он с диким криком накинулся на меня. Я отмахнулся, как от назойливой мухи, при этом неудачно перекатившись. Болт вошел в мое плечо практически целиком. В глазах потемнело. Я осоловело мотнул головой.

— Нет, мама. Только с тобой, — мальчишка вскочил. Я запутался еще больше. Он подбежал к матери и обнял ее.

— Убей меня, но не тронь ребенка, — в глазах девушки не было страха, по крайней мере за себя.

Я мотнул головой, отгоняя наваждение. Видимо она приняла это за отказ.

— Неужели для оборотней нет ничего святого?! – молодая эльфийка медленно отходила под защиту густых деревьев.

Я наблюдал за происходящем сквозь густой туман. В душе царил первосортный хаос. Мир резко поплыл перед глазами. Похоже, болт был чем-то смазан. Я хотел сделать шаг, но лапы подогнулись и я повалился в траву.

 

Часть пятая. Воля судьбы.

Порой мы бываем рады видеть врагов чуть ли не больше, чем друзей…

Циничный прозаик

Я открыл глаза. В голове бушевали языки пламени. С трудом поднявшись, я прислонился к ближайшему дереву. Так погано я себя не чувствовал даже в худшие времена. С трудом подавив малодушное желание выплюнуть собственный желудок, я потихоньку стал соображать. То, что Найри не добила меня, могло свидетельствовать о двух вещах. Либо и она меня узнала, что маловероятно, либо пожалела. Вероятность этого была еще ниже. Скорее всего, девушка просто посчитала, что яд убьет меня и не стала тратить драгоценное время. Закат уже давно отгорел, погрузив лес в ночную мглу, полную опасностей. Воздух терпко пах травой. Я глубоко вздохнул. Частично сменив ипостась, я одним резким движением выдернул болт. Боль резкой волной обрушилась на мой мозг. Я тихо зарычал. Обнюхав серебряный наконечник, я зло отбросил его в сторону. «Смерть оборотней» — просто и прозаично назывался этот отвар на основе зверобоя. Универсальный яд. Найри знала, куда шла и готовилась к побегу.

Я посидел еще около двадцати минут. Сознание совсем прояснилось. Ускоренный метаболизм делал свое дело. Я осмотрел место схватки. В примятой траве вскоре обнаружился сломанный арбалет и еще несколько болтов к нему. Теперь девушка осталась только с мечем, который любой волкодлак с удовольствием использует вместо зубочистки. Я вновь встал на все четыре лапы. Плечо по-прежнему горело, но идти можно. Отряхнув серебристую шерсть от налипшей травы, я не спеша двинулся по следу. Что делать дальше я себе просто не представлял. Вопросы вились в моей голове роем диких пчел, а ответы на них я был дать просто не в состоянии. По моим прикидкам девушка с ребенком не могла далеко уйти.

Вдруг впереди я услышал тихий рык и почувствовал запах дикого зверя, примешавшийся к запаху Найри. Похоже, не только мне не терпелось ее нагнать. Я ускорил шаг, постепенно переходя на бег. Раздался крик. Я припустил во все лопатки, боясь опоздать. Вдруг лес резко оборвался, будто обрезанный исполинским мечом. Передо мной раскинулась поляна. На противоположной стороне, прижавшись спиной к дереву стоял парнишка. Найри лежала в стороне неподвижно. Я взвыл, вскидываясь на задние лапы.

Корбух – гигантский аспидно-черный зверь, отдаленно напоминающий гепарда, только массивнее и больше раза в три, — неумолимо приближался к ребенку, практически невидимый в ночной тьме. Я не раздумывая прыгнул. По сравнению с ним я казался облезлой дворовой шавкой, посмевшей оскалится на матерого волкодава. Мои когти вонзились в его загривок. Корбух издал протяжный рев и перекатился по траве, подминая меня под себя. Я еле успел отскочить. Теперь мы стояли друг против друга. В ярких углях глаз светился лишь звериный инстинкт, жажда свежего мяса и теплой крови. Причем оборотни, похожи, не редко входили в его меню. Будь я один, я бы давно удрал, даже не посчитав это бегством, а скорее стратегической капитуляцией. Но теперь выбора у меня не было.

Краем глаза я отметил, что мальчишка пытается оттащить Найри как можно дальше. Та по-прежнему была без сознания. Корбух еще раз коротко взвыл и кинулся на меня. Я легко отскочил в сторону, и массивный зверь пронесся мимо, с глухим звуком врезавшись в росшее за моей спиной дерево. На него посыпались листья и мелкие веточки. На голову плюхнулось гнездо, напоминая весьма своеобразную корону. Зверь помотал башкой, пытаясь собрать в кучу разъезжающие глаза. Вот теперь он, похоже, рассердился. Я припал всем телом к земле, выравнивая дыхание. Дико подвывая то ли от страха, то ли от желание придушить нахального оборотня, зверь пошел на второй круг… на третий… на четвертый… Я снова и снова успевал отпрыгнуть в сторону, а тупая зверюга с энтузиазмом циркового коня наматывала вокруг меня круги, причем с завидным успехом. Круге на шестом до него наконец дошло, к моему огромному огорчению, что так меня не взять и пора бы менять тактику.

Мальчишка наблюдал за происходящим с самого края поляны. Найри лежала у него на руках. Что-либо конкретное разглядеть мешал настырный хищник. Стоило мне лишь на секунду отвлечься на эльфийку, как зверь прыгнул. Его челюсти сомкнулись на моем горле. Я захрипел, судорожно пытаясь достать до его брюха задними лапами. Если честно, получалось не очень. Изо всех сил вцепившись в противника передними лапами я пытался хоть как-то ослабить хватку его челюстей. Вдруг зверь обмяк, придавив меня всем телом к земле. Глаза подернулись предсмертной дымкой. Я изумленно сморгнул. Вот уж не мог подумать, что я настолько ядовит. С трудом выползя из-под его туши я увидел, что на поляне прибавилось действующих лиц и мне захотелось забраться обратно, подло прикинувшись мертвым. Передо мной стояла Киркен. Причем ее настроение благодушным и умиротворяющим можно было назвать только с большой натяжкой.

— Сайдент! — она двинулась на меня, не спеша убирать окровавленный меч в ножны. Легко взмахнув кистью, Хранительница описала кончиком клинка замысловатый узор, и кровь, алыми каплями, осела в траве.

— Киркен, здравствуй. Я все могу объяснить! – я встал и направился к мальчишке, который при виде Ангела просто замер, впрочем, вид приближающегося меня быстро привел его в чувства.

— Ну попробуй… — Киркен хмыкнула, впрочем не попытавшись меня остановить.

— Не подходи, — мальчишка вскочил на ноги.

— Я не причиню тебе зла. Что с ней? – я кивнул на неподвижную эльфийку. Киркен не спешила подходить, просто молча стоя чуть в сторонке, подпирая весьма ободранную корбухом липку.

— Корбух ранил ее. – Ответил парень после нескольких секунд молчания. Похоже, возможность остаться одному его пугала все же несколько больше, чем принять помощь от оборотня.

— Я осмотрю ее, а ты пока проверь окрестности на предмет хищников.

— Что, предлагаешь устроить им естественный отбор в лице меня? – я вызывающе посмотрел на молодую хранительницу, абсолютно не желая покидать поляну. Порванный в драке бок горел огнем. Плечо онемело. Голос после неудачного акта моего удушения казался еще более хриплым.

— Нет, предлагаю найти пути наиболее безопасного отступления. Ночь еще впереди. А из тебя боец уже никакой, — она кивнула в сторону окровавленного бока и склонилась над эльфийкой. Про ищеек Совета Киркен предпочла промолчать.

Я развернулся и по спирали стал обегать близлежащий лес. Как ни странно, но больше я не наткнулся на следы хищников. То ли корбух успел всех распугать, то ли по еще каким необъяснимым причинам, но лес безмолвствовал. Когда я вновь подошел к кромке поляны, я услышал разговор и замер, слившись с тенями деревьев.

— Я не знала, что это Сайдент, — голос принадлежал Найри. Он был слаб. Я с трудом втянул воздух сквозь сжатые челюсти. Боль вновь тугой волной колыхнулась в душе. Давно, казалось, похороненная боль.

— Я не знаю, как он очутился здесь. Но … — Киркен говорила очень тихо. Мне не удалось расслышать конец фразы. Но подходить ближе я боялся. Так как свет от небольшого костерка вполне мог выдать Хранительнице мое присутствие.

— Он ненавидит меня? – Я крепко зажмурил глаза. Сердце глухо билось с неимоверной скоростью.

— Он не может простить твое предательство…

— Но я не предавала его! — Голос девушки сорвался на крик, но она тут же взяла себя в руки. Я замер, весь обратившись в слух. – Вернее, предала, но только для того, чтобы заставить его отказаться от меня. Тарсен бы просто убил его!

— Я знаю. Я еще тогда поняла это, — голос Хранительницы не выражал никаких эмоций. Мне захотелось взвыть от услышанного.

— Я просто не знала, как еще заставить его убраться. – Последовала долгая пауза, — Что-то его долго нет…

Я не стал дожидаться дальнейшего развития темы и вышел на поляну. Наши взгляды с Найри встретились. Я сел с противоположной стороны костра. Пламя было лучшей стеной воспоминаниям. Киркен молча сидела рядом.

— Я осмотрел все. Ночь проведем здесь, а утром можно будет двигаться на север. Там жилые места.

— Найри ранена. — Киркен подала голос, по-прежнему не глядя на меня. – Боюсь, ей не дойти.

Только теперь я разглядел повязку, охватывающую грудь девушки под тонкой, местами изодранной туникой, предназначенной явно не для похода по дикому лесу. Мальчишка спал, прижавшись к матери.

— Пожалуй, я оставлю вас ненадолго, — Киркен поднялась на ноги, подхватывая плащ, на котором сидела, и привычным жестом расправляя крылья. – За тобой началась погоня, Сайдент. Я постараюсь узнать, как далеко им удалось зайти. К утру я вернусь.

Киркен взлетела, оставив меня наедине с Найри. Девушка молчала. Я тоже не знал, что ей сказать. Мысли и чувства перемешались в гремучую смесь из отчаяния и надежды. Я столько лет проклинал ее. Потом простил, а вернее научился жить с этой мыслью… А теперь…

Я лежал, положив узкую морду на лапы. В моих зрачках отражалось пламя и лицо девушки, за которую я был готов отдать жизнь… Я считал, что меня предавали, а в итоге вышло что и Найри и Лана лишь пытались спасти меня. Мысли о белокурой воительнице вернули меня к реальности. Что делать дальше я отчаянно не знал.

— Почему ты сбежала? – Найри недоуменно вскинула на меня взгляд. Казалось, несколько секунд она боролась с собой, думая солгать ли ей или открыть правду. Наконец, она решилась.

— Сай с каждым годом все больше становился похож на своего отца. Если бы Тарсен узнал об этом – он бы убил его.

Я посмотрел на мирно спящего паренька. На вид ему было не больше десяти. Худощавый, но ладно скроен. Чуть заостренные уши. Волосы цвета старого каштана с отливом меди. Я был просто уверен, что у него мамины зеленые глаза.

— Чем же так плохо, когда сын походит на своего отца? Он бы должен гордиться.

Девушка удивленно вскинула бровь.

— Тарсен не его отец, — она протянула руку, чуть коснувшись коротко стриженных волос мальчика.

Я сидел, чуть склонив голову на бок. Я уже знал ответ на свой следующий вопрос. Знал и до одури боялся оказаться прав.

— У тебя красивый сын, — слова больше походили на шепот.

— У нас… — Найри молчала. Мир замер. Я тихо повалился в траву, не веря своим ушам. Не знал что сказать. Все, чем я жил последние годы вдруг превратилось в ничто. Я тупо сморгнул.

— Почему ты не позволила мне остаться? – казалось все мое замешательство вдруг выплеснулось в гнев.

— Тарсен бы убил тебя! – Найри вскинула на меня недоуменный взгляд, явно не ожидая от меня агрессии.

Но меня уже понесло. Вся боль, накопленная годами, вдруг стала выплескиваться наружу.

— Это было мне решать! Слышишь, мне! А не тебе! – я поднялся, чуть морщась от боли. Кричать приходилось шепотом, чтобы не разбудить спящего мальчика. Моего сына, напомнил я сам себе.

— Как ты смеешь меня упрекать?! Я пожертвовала своей свободой ради тебя! Мог бы хотя бы спасибо сказать! – В глазах эльфийки блестели слезы.

— Спасибо? Я десять лет проклинал себя за любовь к тебе. Меня осудили за твою смерть все разумные расы! Я не жил, а существовал! Эльфы обрубили мне крылья, а Тарсен своим проклятием обрек на вечные муки! За это я должен сказать тебе спасибо? Да лучше бы я погиб тогда, твердо зная, что ты верна мне, а не этому ублюдку! – Я задохнулся от столь длинной речи. Кровь вновь начала сочиться из раны.

— Я спасла тебя… — девушка замолчала, но через некоторое время добавила, — Я не жалею. Тебя ведь послал за мной Тарсен?..

— Откуда…

— …я знаю? – девушка горько ухмыльнулась, — Киркен сказала мне. Я все знаю. Знаю, что если завтра не буду в замке у Тарсена, эльфийская принцесса умрет.

Я вздрогнул. Ситуация усложнялась с каждым ударом сердца.

— Сайдент… Все в прошлом и я не имею права ни просить тебя простить меня, хотя и не считаю себя виноватой, ни тем более остаться. Киркен заберет Сая в город Ангелов. Там моему… нашему сыну предоставят кров и защиту. Меня же ты сможешь обменять на свободу Ланотиэль, дочери Мориуса, короля эльфов.

— Нет, — я отрицательно мотнул головой.

— Ты прекрасно понимаешь, что это оптимальный план.

— Нет, — я смотрел в огонь, пытаясь увидеть ответ там.

Эльфийка тяжело вздохнула.

— Ложись спать. Я покараулю. Завтра будет виднее, — в моей душе боролись любовь и ненависть. Мне казалось, что меня больше ничего не связывает с моим прошлым. Только теперь я понял, насколько я ошибался. Я встал и отошел на другой край поляны, в корне тем самым обрубив все попытки продолжить разговор. Через некоторое время Найри спала, обняв сына. Осмотревшись, я сменил ипостась. Потянувшись всем телом, я внимательно осмотрел плечо и разорванный бок. Раны оказались не глубокими, хотя и ощутимо болели. Пройдясь по периметру поляны, я выставил защитный контур. Осмотрев все еще раз, я со спокойной совестью вновь сменил ипостась и лег по другую сторону костра, свернувшись серебристым калачиком.

 

Часть шестая. Последняя битва.

Нас вновь свела судьба в немом вопросе…

Нам ведомы любовь и страх потерь,

На черном небе звезд немая россыпь…

Кто скажет, чем пожертвовать теперь?..

Сайдент тораст Ингер Варинэль

До замка Тарсена оставалось не более часа неспешной ходьбы. Солнце давно перевалило за полдень. Найри шла рядом молча. С момента того, как Киркен утром унесла Сая, мы обменялись с ней едва ли парой слов. Я не желал мириться с таким положением вещей, но и лучшего плана просто не видел. Я не знал что делать… С одной стороны, теперь можно доказать Совету свою невиновность и получить амнистию. Крылья мне не вернуть, но они могут снять проклятие. За одну ночь я обрел не только давно потерянную любовь, но и сына… и тем не менее.. Я вновь и вновь вспоминал Лану. Запах ее кожи, нежный шелк волос, вкус губ… Киркен принесла одежду, что позволило мне теперь идти в человеческой ипостаси. На бедре висел меч. Тот самый меч, с которым я ни раз вставал на защиту добра еще будучи Воином Света. Я был искренне благодарен Хранительнице за этот подарок. Найри вдруг оступилась и я подхватил ее.

— Спасибо, — она облокотилась на подставленную руку. Девушке явно был нужен отдых.

Я осторожно обнял эльфийку, поддерживая ее. Она благодарно уткнулась носом в мое плечо. Я провел рукой по длинным густым волосам. Девушка чуть отстранилась, заглядывая мне в глаза. Я смотрел, просто не в состоянии отвести взгляд. Найри чуть улыбнулась и вдруг… поцеловала меня. Я не сопротивлялся. Все чувства и эмоции с новой силой всколыхнулись в моей груди. Я обнял ее крепче, чувствуя, как руки девушки обвивают мою шею. Поцелуй длился долго. Никто из нас не хотел обрывать его. Но все же я сделал это.

— С возвращением, Сай – девушка улыбалась. Я улыбнулся в ответ. Напрасно я думал, что ситуация хуже стать не может.

— Нам пора, — я осторожно заправил за ухо эльфийки выбившуюся прядь. Голова была на редкость пуста.

— Да, конечно, — Найри направилась дальше.

Когда мы вышли из леса, я накинул на руки девушки веревки, впрочем, не особо стесняющие ее движения. Но издали должно было казаться, что я веду пленницу. До замка оставалось не больше пары верст, когда я заметил впереди клубы пыли. Мы остановились. Вскоре на дороге обрисовались силуэты четырех всадников. Это был Тарсен, связанная Лана, охранник и какой-то еще не известный мне мужчина. Вскоре всадники подъехали.

Тарсен не торопясь спешился, охранник попросту стащил с коня связанную Лану, незнакомец с грацией кота покинул седло. Кота или оборотня, одернул я себя.

Лана больно ударилась о стремя, и я глухо зарычал, показав чуть заострившиеся клыки.

— Где мальчишка? – в голосе Тарсена прозвучало скорее недовольства из-за потери игрушки, нежели жалость о человеческой жизни.

— На них напал корбух. Мальчика я не смог спасти, — я изо всех сил старался не сорваться, хотя руки отчаянно чесались по простому придушить этого гада.

— А я вижу, ты уже умудрился раздобыть себе одежду, — Тарсен смотрел на меня весьма насторожено.

Я лишь хмыкнул в ответ, двусмысленно пожав плечами.

— Я выполнил свою часть уговора, — я ободряюще сжал руку Найри, делая вид, что поправляю веревки на ее запястье.

— Ты не привел мальчишку, а это огорчило меня… — Тарсен махнул рукой. Я увидел в его глазах яркий отблеск магии, но не успел даже дернуться. Мои ноги словно приросли к земле. Рядом тихонько вскрикнула Найри. Я сглотнул.

— Если с головы Ланы упадет хоть волос, я… — слова звучали глухо.

— Сайдент, по-моему ты не в том положении, чтобы диктовать условия, — Тарсен улыбался.

— Я знал, что тебе нельзя верит, подонок! – я зло сплюнул. – Лана! – я дернулся, но безрезультатно.

Девушка пыталась сопротивляться, но связанные руки и ноги мешали ей. Во рту был плотно забит кляп. Тарсен вновь оседлал коня, наслаждаясь зрелищем. Незнакомцу на трансформацию понадобилось лишь несколько секунд. Я глазам своим не поверил. Передо мной стояла точная копия моей второй ипостаси.

— Ах, я забыл вас представить. Это Скар. Мимик, — Тарсен картинно вскинул руки.

— Так вот как ты подстроил все убийства! – Картинка из разрозненных кусков стала складываться воедино.

Охранник разрезал путы на руках девушки и отдал меч.

— Все честно, если она победит – вы оба свободны, если нет, — Тарсен рассмеялся.

— Ты псих, — Найри сделала шаг вперед, — ты ответишь за все, что сделал!

Солнце ярко заливало луг. Лана разминала запястья, медленно вращая меч. Я стоял чуть в стороне по-прежнему парализованный. Охранник стоял рядом с Найри. Тарсен сидел с безучастным видом. Скар кругами двигался вокруг молодой воительницы. Все были напряжены до предела. Схватка началась неожиданно. Скар прыгнул, но девушка успела уйти из-под удара. Лана была прекрасна. За полгода моего проживания в Росмеро она многому научилась. Мы часто тренировались вместе, причем не только на мечах. Но тем не менее, я видел, что она уступает. Большей частью она удачно парировала удары, но перейти в атаку ей никак не удавалось. Я стоял, до боли в суставах сжав кулаки. Вдруг Скар прыгнул. Я заорал, не слыша своего голоса. Это был тот самый прыжок из сна. Лана упала под тяжестью его веса. Я, все еще не веря своим глазам, увидел, как по траве потекла кровь. Весь мир вдруг перестал для меня существовать. Я вновь закричал.

На лице Тарсена впервые за все время отразился страх. Я сорвался с места, словно и не было никакого заклинания. Одним прыжком преодолев расстояние до мага, я сбил его с лошади. Происходящие вокруг меня мало интересовало. Мы покатились по траве. Я выхватил меч. Но дотянуться до мага никак не удавалось.

— Я убью тебя! Слышишь?! Убью! – я плакал. Вдруг на клинке я увидел два алых всполоха и только тут понял, что это мои глаза. Тасрсен пытался уползти, но безрезультатно. Найри тем временем, освободившись от веревок, сражалась с охранником.

Маг вскочил и побежал, но я в два счета догнал его, опрокинув обратно в траву.

— Руки! Так, чтобы я видел, — кончик меча касался шеи мага, — Вот и все. Сейчас ты ответишь за все.

— Сайдент, остановись! – я лишь дернул плечом. Мне хотелось мести.

— Не надо, — голос принадлежал явно другому человеку. Я чуть сместился

На поляне стояла Найри. Рядом сидел связанный охранник. Скар лежал неподвижно на прежнем месте. А вот Лана, весьма помятая, но вполне живая стояла, опираясь на руку Киркен. Рядом стояли еще четверо неизвестных мне ангелов и Глава Совета. Я удивленно попятился.

— Я не убийца, — глядя в глаза Тарсена, я медленно вложил меч в ножны. – Теперь ты во власти суда.

Воины Света быстро связали мага. Я стоял, тяжело опустив руки. Анкар подошел ко мне.

— Я никогда не сомневался в тебе, мой мальчик, — на заднем плане тихо фыркнула Киркен. – Совет согласился амнистировать тебя и взять твоего сына на обучение, если ты, конечно, признаешь его своим.

— Я признаю его, мастер, — я посмотрел на Найри. Она улыбалась.

— Но ты оборотень. И этого не изменить. Тебе по-прежнему запрещено появляться в Городе Ангелов. Ты понял меня?

— Да, мастер, — я так устал за все эти дни. Голова казалась неимоверно тяжелой.

— На этом все. Мать ребенка вольна последовать за ним или же остаться с тобой. Это ее выбор.

Я поднял глаза на Найри. Та подошла. Осторожно проведя рукой по моей заросшей щеке.

— Я люблю тебя, Сайдент, и всегда буду любить.

Я хотел было открыть рот, но она не дала мне сделать этого, приложив палец к губам.

— Тс-с, молчи. Ты ничего мне не должен. Ты подарил мне самое дорогое, что есть у меня – нашего сына. Я должна быть с ним, а твое место рядом с ней. – Найри указала рукой на Лану, стоящую позади.

Эльфийка приподнялась на носочки и поцеловала меня в щеку. Я стоял, не смея шевельнуться. Теперь прощай. Она подошла к Киркен и уже буквально через пару секунд на лугу остались лишь я и Лана.

Я смотрел в ее нереально зеленые глаза. Девушка молчала.

— Спасибо, что спасла мне жизнь, — слова, так и не сказанные Найри, вдруг сорвались с моих губ. Мой голос, похоже, оборвал какую-то невидимую нить, на которой еще держалась Лана. Она, всхлипнув, уткнулась носом в мою пропитанную потом и кровью рубашку. Я гладил ее, пытаясь успокоить, а она все плакала.

Над лугом порхали бабочки, в соседней рощице упоенно пели птицы, несмотря на садящееся солнце.

— Я не могу просить тебя остаться со мной. Я оборотень и моя жизнь опасна, — я смотрел на столь любимое лицо.

— Без тебя моей жизни просто нет, — Лана улыбнулась.

— Тогда, нам давно пора домой, — но вместо того, чтобы сесть на лошадь, я наклонился и нежно поцеловал молодую эльфийку.

 

Эпилог

Лишь по ночам в голову может лезть столь откровенный бред…

Засыпающий Автор

Я стоял на холме, обдуваемый ветром. Я никуда не спешил, но не любил, когда опаздывают на встречу, тем более самим же и назначенную. Наконец я увидел того, кого ждал. Подошедший без церемоний махнул мне рукой и крепко обнял.

— Привет, пап, — за десять лет Сай вырос, превратившись из щуплого мальчишки в рослого парня. На нем были легкие доспехи Воина Света. Белоснежные крылья высились за спиной.

— Как мать? – мы шли вдоль берега реки. Погода предрасполагала к беседе.

— Нормально, — молодой Ангел казался беззаботным и веселым, но было видно, что его напрягают такие вопросы.

— А ты не разговорчив, — я остановился, глядя на сына.

— Да, вроде есть в кого… — он лукаво посмотрел на меня. Мы рассмеялись.

— Ты сказал, куда идешь?

— Не-а, — парень пожал плечами.

— Киркен будет недовольна твое отлучкой, — мы продолжили путь, легкий ветерок шевелил волосы.

— Наставница вечно чем-то недовольна. – Сай вновь улыбнулся, — Кстати, ты обещал познакомить меня с сестрой! 1:58 12.08.07

Не летописное. Часть 2: 10 комментариев

  1. Даже не знаю что написать. Вот уже год, как на этом сайте я читаю все, что публикуется. Нет иногда пропускаю. Есть вещи, которые меня возмущают, бывают те к которым совершенно равнодушна и без сожаления закрываешь страничку и забываешь через пять минут. Честно скажу, что бывают замечательные рассказы, которые бередят душу жизненными ситуациями. Некоторые просто хороши литературным слогом, большинство же тех, над которыми должны работать и работать авторы. Ваш рассказ для меня большая неожиданность на этом сайте. Прочитав первую часть вот прочла и вторую. Где-то мне по сюжету напоминало жизнь просто в литературном таком перевоплощении в эльфов и оборотней. Но все было весьма сказочно но в меру. Очень прекрасное владение пером в местах описания, сравнений и восприятие звуков и красок. Получаешь полное удовлетворение от прочитанного. Переходы от одного диалога к другому не режут слух и не рвут нить повествования. Совершенно не выбивает из ритма рассказа смена персоналий от лица которых идет повествование. Все течет, как ручеек горный, неся свои хрустальные воды и сливается в единую реку, унося в мир эльфов и лесов. Прекрасное и красивое чтиво, где честь и достоинство являются доминирующей темой. Моя пять, помноженная на все цвета радуги. Успехов вам и публикации уже где-то в издательстве. Это на мой взгляд можно выпускать в мир.

  2. Уважаемый Белоснежный Дракон!) Убедительная просьба разбить “Не летописное. Часть 2” на 2… Нет, лучше на три части. Если хотите, чтобы Вас читали. Вы хорошо и интересно пишите. Но таким количеством страниц Вы распугаете своих читателей. Да, и далеко не каждый рецензент возьмётся читать такой длинный текст.
    Послушайтесь доброго совета — разбейте данный текст на 3 части.

  3. Уважаемый Snow-WhiteDragon я бы на вашем месте не воспользовалась столь драконовским советом. А наоборот бы объединила в единое целое. Ваш рассказ так хорош, что найдет своего читателя и не даст возможности оппонентам сказать, что концовка смазана, и не окончено и всякое другое. А читатели у вас будут свои. Которые хотят читать приличные рассказы. У меня тоже бывают длинные рассказы . Я не переживаю. Просто их уже читают другие люди. И они их ценят, а здесь их мало читают.

  4. @ zautok:
    Надь) Так в том-то и дело, что это не рассказ. Это уже выливается в повесть, плавно перетекающую в роман)) То, что есть, просто необходимо разбить и добавить ссылки в «Не летописное. Часть 1».
    Не забывай, что читать тексты по компу вовсе не то же самое, что распечатанный бумажный текст. А распечатывает далеко не каждый.
    Выгоды налицо:
    1. Читателей будет больше.
    2. Произведение будет оцениваться по частям и автор сможет увидеть слабые места.
    3. Судя по всему, будет продолжение и можно будет добавлять продолжения по 7-10 страниц максимум.

  5. Все правильно. И на каждую последующую часть — давать ссылку с предыдущей — ничего в этом страшного. Это не рассказ — это повесть, как минимум. А если рекомендовать, то уже используя ссылки всех частей. Я например, специально разбил большой рассказ на две части (хотя он был уже готов полностью) — чтобы не отпугнуть мало(не)знакомых читателей. А данный автор, возможно, вообще — в процессе работы…

  6. Дочитала саму вещь и комментарии. Изложу свое мнение.
    Убеждена — в данном случае мы имеем дело с таким родом художественной литературы как ЭПОС. А именно с жанром — БАЛЛАДА. Примером могут служить баллады В.А.Жуковского: лирическое и трагическое, мрачный и таинственный колорит — вот основные признаки баллад русского романтизма. Западно-европейский романтизм несколько отличается от нашего: мифологическое настроение, власть рока над человеком, игра иррационального — вот его признаки. Таким образом мы можем констатировать взаимопроникновение культур этого жанра. Ну и замечательно! Фэнтэзи это новейше направление эпоса.
    Во-первых, мы разобрались с жанром, а во-вторых — жанр, как известно, обязывает…
    ФРАГМЕНТАРНОСТЬ — вот основа изложения баллад. Поэтому совет разбить на главы — полезен и справедлив.
    Лично я рада этому новому жанру на нашем сайте и вдумчивому автору,который активно сотрудничает с жюри. Сразу видно, что человек видит свою цель и думает прежде всего о литературе и своем реноме в ней, а не о личных амбициях.Это весьма похвально.

  7. @ Niagara:
    Просто приятно последнее время читать твои комментарии, Таня) Такие грамотные, взвешенные, спокойные и рассудительные. Душа радуется, честное слово) И за Жюри гордость охватывает.

  8. А это продолжение, если кому интересно. Для тех, кого захватила первая часть. Жалко, когда такие авторы, вдруг, исчезают с сайта:(

    —————————————————————————————————————————-
    Ну, во всяком случае, я так думаю…)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)