Ты не умрёшь!

В этом году День независимости выпал так, что получилось несколько выходных подряд. Как обычно, что-то куда-то перенесли, чтобы потом отработать по субботам. Поэтому все иногородние разъехались по домам. В столице было пусто и жарко. Вчера Таня со своим братом и папой ездили к городскому крематорию – со дня смерти бабушки, папиной мамы, прошло ровно полгода. Машин на дорогах почти не было, от асфальта поднимался раскалённый воздух. Термометр показывал сорок градусов в машине и сорок за бортом. Думалось лениво. Таня наслаждалась обезлюдевшим городом.

Сейчас колумбарий ей понравился намного больше, чем когда бабушку «хоронили». Яркие цветы, миниатюрные плиточки, узенькие дорожки… Какая-то японская организованность, восприятие смерти как чего-то вполне закономерного, естественного, и в то же время – прекрасного.

Сегодня Таню разбудил её младший брат. Игорю было тринадцать, Тане – шестнадцать. Не смотря на выходные, папа был на работе, мама ещё несколько дней назад уехала отдыхать в Крым. Вот так просто взяла, плюнула на папу, на детей, на бабушку – свою маму – и уехала.

— Тань, бабушке плохо! – сказал Игорь. Таня видела, что он очень боится.

— Что с ней?

— Не знаю. Она говорит, что не может встать.

Когда у бабушки первый раз случился инсульт, мама очень винила себя: не настояла, чтобы бабушка легла в больницу, не придала значения жалобам на усталость и затрудненную речь. Таня пошла в другую комнату.

— Бабушка, ты как?

— Я… я не могу встать… Хотела и вдруг упала, хорошо Игорь помог подняться.

Таня с трудом разбирала слова.

«Затрудненная речь, по любому. Что делать? Вызывать «скорую»? А вдруг это не инсульт? Что тогда? – и тут же возражение другим голосом: — А вдруг – инсульт? И что тогда? – Таня решилась: — Вызову «скорую», а если что — прикинусь дурой, скажу, что напугалась».

По телефону у неё долго расспрашивали про симптомы, про бабушкин возраст, про какие-то другие заболевания… Таня очень боялась, что «скорая» может не успеть. Бабушка говорила, что у неё сильно болит голова, и зажмуривала глаза. По щекам текли слёзы.

— Таня… Таня, только маме не говори. Пусть отдохнёт. А то она сорвётся и приедет сюда. Пусть побудет на море…

— Бабушка, ты лежи. Тебе нельзя волноваться, — Таня старалась говорить ласково и твёрдо, делала вид, что она уверена на двести процентов – всё будет хорошо.

«Скорая» успела. Они померили давление, сделали несколько уколов. Через какое-то время снова померили давление.

— А кто ещё из взрослых есть дома? – спросил врач в синей форме.

Таня оглянулась – через дверную щель смотрел Игорь.

— Никого.

— У твоей бабушки давление поднялось. Это из-за жары, скорее всего. Сейчас со многими так. Мы ей сделали уколы, чтобы сбить давление.

«А вдруг они уедут, а ей опять станет плохо? И что я буду делать?!»

— А вдруг ей опять станет плохо? Может, лучше положить в больницу?

— Не хочу в больницу! – сказала бабушка.

Врач задумался.

— Может, и лучше.

— Я не поеду в больницу!

— Бабушка, послушай, там врачи, они будут за тобой наблюдать. Если вдруг что – сразу делать укол или капельницу… А потом спадёт жара…

«приедет мама или папа»

… и мы тебя сразу заберём домой.

— Только маме не говори!

— Не скажу.

Автор: Катя Огнерубова

А я переехала. Теперь живу здесь: http://lit-terminal.eu/user/27 Приходите в гости на сайт для избранных. У нас есть шанс стать соседями. :)))

Ты не умрёшь!: 10 комментариев

  1. Antol, спасибо большое за отзыв! Долго думала, стоит ли вообще выкладывать…

  2. Как — то не ожидал от Кати такого рассказа. Нужно доделывать, ты ведь понимаешь?
    Пока немного растянута и суховата серединка и почти нет финала. В самом начале идёт путаница в бабушках. В конце пропадает куда-то брат.

  3. Если бы ещё понимала, как доделывать….
    Насчёт бабушек — там же сказано: папина мама и мамина мама.
    А брат что? Куда же он денется? Дома остался да и всё.
    Вообще это только разминка. 🙂 Планируется кое-что посерьёзнее и посложнее.

  4. Даже не знаю… Бабушка, прям, мою напомнила….Жалко ее…
    А жару эту я хорошо помню. у меня сестры в Киеве.
    А в Крыму тогда +45 было… Люди падали на улицах…

  5. Кэти, ты спалилась. Теперь все знают, что ты хороший человек. Добрый и отзывчивый. Как дальше жить?
    Смотри: правительство больше не поведется на наши угрозы. Начнут сразу хвататься за сердце («никогда не спорь с мужчиной — сразу плачь»)
    Бегунки оттиснут у нас еще один этаж (если кто-то спросит, о чем я — не рассказывай). Все-таки, еще рано вскрывать все карты, хоть ты и почти свела к нулю все шансы вернуть свое честное злое имя.
    Ну и, само собой, угон башенного крана отменяется.

    Однако, не могу не признать, — рассказ понравился.
    Ладно, придется поискать новые способы решения общемировых проблем. Для начала обратимся к церкви. Теперь они за тобой пойдут. За тобой же вообще все идут, правильно? И хотят тебя пожалеть, верно? (да, я прочитал твое личное дело) В общем, ты молодец! 5-
    Минус за то, что не показала мне этот рассказ раньше с тем рвением, с каким ты стремишься показывать порно 🙂

  6. Если честно, то этот рассказ мне нравится меньше, чем порно. А девочка тут — стерва (начинаю восстанавливать своё честное злое имя :)) Она бабушку не любит, ей просто проблемы не нужны.

    Спасибо тебе, Orlando, что ты всё почитал.

  7. Да, я понял, что девочке не нужны проблемы) Но она же маленькая ) Я думал, тут дело в том, что она просто боится.

    Не за что. Пиши еще. Хотя бы порно, если такие тебе не нравятся )

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)