Шашлык и Канавин

Роберт Кузьмов Рассказ из недавнего прошлого (?) Шашлык и Канавин В так называемом нынешними остроумцами обезьяннике сидел один только человек – парень лет двадцати в ветровке и джинсах. Он, собственно, не сидел, а лежал на дощатых нарах, накинув ноги в обшарпанных кроссовках одну на другую и подсунув обе руки под затылок. Лицо его, пожалуй, даже … Читать далее «Шашлык и Канавин»

У дороги

Март уже был в разгаре, и весеннее солнышко хорошо припекало в полдень, но нет-нет, да и набежит холодный ветер из февраля и радостно взъерошит сугробы, затаившиеся в низинках. Могучий, но беспомощный Егор лежал у самой дороги, которая взбегала по крутому склону высоко вверх, где раскинулось довольно многолюдное по нынешним временам село – Горнее. В этом … Читать далее «У дороги»

… да во сне привиделось

Роберт Кузьмов Рассказ … да во сне привиделось Снится мне сон… В роскошных апартаментах – тёмное золото, темное дерево, классические плафоны – множество людей. Я ощущаю их не как индивидуумов, а как бы общим фоном; ощущение говорит мне, что  люди эти, захваченные какой-то торжественностью, мне знакомы:   то ли они давние мои сослуживцы, то ли разновременные … Читать далее «… да во сне привиделось»

История про боль, или как я нашла лучшего друга

Здравствуй, мой дорогой читатель. Я очень ценю, что ты решил почитать мой рассказ. А теперь садись поудобнее и читай с удовольствием) 1) *история про боль или как я нашла лучшего друга* Всем, привет. Я Катя. Мне 16 лет, я живу в городе N. Все началось с того, что мои родители пошли в магазин, пока я … Читать далее «История про боль, или как я нашла лучшего друга»

Пионер Вовочка

Как повяжешь галстук, Береги его… Признаюсь, я с нетерпением ждал того счастливого момента, когда мне повяжут галстук и я стану сразу взрослее. Ну, что там малышня – октябрята. Пионерам по плечу уже и взрослые дела. Я читал книги о пионерах – героях Отечественной войны, учил песни о юном барабанщике и многие другие. А в последние … Читать далее «Пионер Вовочка»

Прививка от одиночества

Что такое одиночество? От многих людей я слышу, что им одиноко. А мне не бывает одиноко НИКОГДА. Вернее, я остро испытал это чувство в тридцать три года. Сильные, страшные чувства обиды, несправедливости, предательства, одиночества. Эти чувства одолевали месяц – два, а дальше их заглушили сначала необходимость физического выживания, а затем чувство свободы. Свобода от соответствия … Читать далее «Прививка от одиночества»

Отопление дали

Когда я только привёз жену с сыном из роддома, в нашей хрущёвке отопление уже дали – ноябрь месяц. Но именно в этот день, именно в нашей комнате батарея вдруг сделалась холодной. Не сразу мы заметили, но к вечеру всё стало очевидно. Пятница, звонить куда-то бесполезно. Перевели пока кроватку сына в другую комнату. Понятно, надо действовать. … Читать далее «Отопление дали»

Пусть отвлекутся!

— Мама, это памятник врачу? Она ведёт в больницу сына. При входе памятник Ленину облеплен снегом, вождь вроде как в белой накидке. Это взрослые Ленина видят. А мальчика ведут в больницу, трепещет он. Хоть долго убеждали, что ничего плохого там и боли никакой, но чуял фальшь. И эта белая заметная фигура перед входом тревогу вызывает. … Читать далее «Пусть отвлекутся!»

Инвалид у подъезда

У дяди Жоры, нашего соседа по хрущёвскому дому, обеих ног не было совсем – инвалид войны. Он часто, да почти всегда, задумчиво сидел у дверей подъезда на своей низенькой деревянной коляске, почти дощечке с четырьмя маленькими колёсами, и курил, курил, не переставая. Его худое, очень смуглое лицо выражало полную отрешённость, как будто он витал в … Читать далее «Инвалид у подъезда»

Чёрная птица над белой сиренью

ЧЁРНАЯ ПТИЦА НАД БЕЛОЙ СИРЕНЬЮ На заднем дворе института вдруг, ни с того, ни с сего, распустилась шикарная белая сирень. Из каменистой тверди испокон веков торчали лишь длиннобылые хилые палки, и, мимо проходя, никто бы не представил, что здесь подобное явиться может. Вдобавок тень, тень постоянно – не зря все институтские тут любят оставлять машины … Читать далее «Чёрная птица над белой сиренью»