Мамина пропасть

Ах, что за чудное время лето! А ещё чудеснее, если летние деньки проходят возле моря! Солнце и морская вода лучше всего заряжают позитивом и дают силы перед мрачной осенью и суровой зимой! Но то лето, в котором я отметил свое 14-летие, стало для меня особенным, ведь в один из дней я совершил свой, пожалуй, первый настоящий мужской поступок, который закалил мой характер на всю дальнейшую жизнь.

Честно сказать, походы к морю вместе с мамой и папой были большой редкостью, и, если с отцом мы делали это регулярно, то для мамы это был настоящий подвиг, так как это требовало от неё пожертвовать в выходной день домашними хлопотами, походами по магазинам и разговорами со своими подружками. Но однажды она согласилась. Морских сокровищ отец ей не обещал, все было просто: он деликатно ей намекнул, что неплохо было бы загореть под солнышком. Это был аргумент, против которого мама не устояла. Впрочем, она была просто рада провести время с семьёй на свежем воздухе, что в суматохе дней удавалось не так часто, как хотелось бы. Но это наша идиллия, чуть было не канула в пропасть, при чем как в прямом, так и переносном смысле этого слова.

Мы шли пешком к морю, рассказывали друг другу смешные истории и пели хором песню про синий трактор. Стоит заметить, что город наш стоит на высоких холмах, и чтобы дойти до моря нужно преодолеть много спусков и подъемов. Финальное же испытание состоит в том, чтобы пройти по узкой тропинке по самому краю крутого обрыва, который ничем не огражден и требует некоторой смелости для его преодоления. Лучше всего смотреть только вперед, ведь где-то внизу бьются о камни безжалостные волны и может просто закружиться голова. А лететь, при неблагоприятном стечении обстоятельств, придется метров 50. Тропа коварна ещё и тем, что в этом месте постоянно дует сильный ветер и, кажется, что он может просто снести человека.

Для преодоления же этого коварного перехода нужно всего шагов 10–15. Кстати сказать, папа заранее рассказал маме об этом щекотливом моменте, на что та рассмеялась, ответив, что она не из пугливых и в её жизни были ещё и не такие пропасти. Но сказать это дома на диване – одно, а оказаться на месте –  совсем другое.

Мама остановилась перед «щекотливым моментом» как вкопанная:

–  Это что? Это та самая тропа ужаса и смерти?

Отец рассмеялся:

–  Ну, не такого уж и ужаса. Лестница около нашего дома куда страшнее.

Мама чуть подошла к краю обрыва, потом резко отскочила назад и сглотнув прошептала:

– Ребята, желаю вам отличного отдыха! Я домой!

– Маша, что случилось? –  встревоженно спросил папа.

–  Я… я… туда ни за что не пойду!

–  Почему?

Впервые в жизни я увидел на человеческом лице столь круглые от страха глаза:

–  Коля, я боюсь! Я очень боюсь! Я туда не пойду! Это очень высоко! Мне очень страшно! Прости меня, я не могу! Я упаду и тогда всё! Тебя посадят, Коля! Наш сын пойдет в детский дом!

Вся недавняя улыбка с лица отца моментально сошла, и он сердито скрестил руки:

–  Что за цирк ты сейчас устраиваешь? А, ну, пошли к морю, женщина!

–  Я не пойду туда! Делай со мной, что хочешь! Я не могу! Я уже мокрая от ужаса!

– Да, ты сейчас издеваешься надо мной?!

Мама отрицательно покачала головой.

Отец отвернулся от неё в сторону леса, из которого мы недавно вышли:

–  Я так и знал! Нет, ну я так и знал! Я все сделал, чтобы мы сегодня провели вместе время, а что она? Что делает эта женщина? Нет, это просто невозможно! Невыносимо! Я просто в бешенстве! Я в ужасе! Столько сил потрачено! И что теперь? Что? Развернутся обратно? Да, я так и сделаю! Гори все огнем! Нет, ну, как она мне после этого будет смотреть в глаза? Мне смотреть в глаза?

Казалось, сейчас отец ведет диалог с лесом, а лес отвечает ему шелестом листвы. Наверное, он говорил ему: «Не кипятись, брат! Всё будет хорошо! Держи себя в руках».

Мама опять округлила глаза и с надеждой посмотрела на меня:

–  Артём! Ну, хоть ты меня понимаешь? Пойдем домой, а? Мама тебе пирожков испечет! Далось нам это море? На свете есть столько других прекрасных занятий! Я даже готова сыграть с тобой в шашки! Хочешь? Дай руку и мы пойдем!

Я сердито «спародировал» отца и закатал рукава:

–  Ну, уж нет! Со мной, мама, этот цирк не пройдет!

В чем был плюс моей мамы, так это в том, что она была весьма миниатюрного телосложения и в свои 14 лет я уже успел догнать её по росту, так что мне не составило труда подойти к ней, взять на руки и просто перенести её через злосчастную тропинку. Да, у неё случился небольшой обморок, но она быстро пришла в себя и прокричала отцу:

– Долго ваше величество будет общаться с лесными феями? Мы ждать не будем!

Папа наконец-то перестал вести диалог с «белками» и повернулся:

–  Ну, слава богу! Я то боюсь, боюсь!..

О моем подвиге отец так и не узнал. Наверное, это бы как-то задело его самолюбие, и он ещё больше стал бы «общаться с лесом», чего нам с мамой не хотелось. Кстати, мама с тех пор совсем перестала бояться высоты и даже хотела, кажется, прыгнуть с парашюта, но я её отговорил, сказав, что лучше будет опять отправиться семьёй к морю!

Автор: Alik Gerd

«…Вкратце - мои идеи сводились к тому, что А.Г. ищет себя, свой стиль (хотя... что до стиля - то тут, скорее, речь идет о его оттачивании. Основной принцип - контрастная ирония, которая как тротуар сопутствует мостовой, сопровождает здравый смысл. Не опровержение, а дружеская подколка... даже не дружеская, а дружелюбная... потому что А.Г. не то чтобы не дружит со здравым смыслом, скорее, он с ним соседствует, признает его право ходить по той же улице, что и он сам)...» Amarkord

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)