Тревожный крик иволги…

— Выходит, один виновным остался. А Егоров благополучно улизнул от ответственности. Да еще в суд иск подал. Хотя именно он твердил мне, где рожь сеять.
Семен Ильич поморщился, потянулся к бутылке, заметил:
— Одно тебе, Савелий, скажу, что за свои принципы надо бороться. В свое время побоялся нос высунуть. Значит, смирился. Значит, не боец. Держи рюмку! Посмотрю еще, как ты ее мучаешь. Во! Тягомотина! Теперь по Татьяне. Правильно, что от тебя увел. Избавил, можно сказать, от твоего нытья и слабины по жизни.
Савелий Кузьмич потряс бородкой. Почмокал привычно губами, возразил:
— Ладно, я безвольный. Но со мной она бы барыней жила. А с тобой уже известно, что произошло. Угнетал ты ее, Семен, своим своеволием. Да еще блудил. От того прожила всего шестьдесят восемь лет. Умерла внезапно. Наболело. И любовница молодая, наш директор Дома культуры Марина Александровна Стахова, которую ты столько лет мурыжил, с тобой, отнюдь, большого счастье не поимела. До сих пор не замужем. Борется теперь с онкологией. Одна, без поддержки и помощи. Это тебе другой укор!
Семен Ильич вскипел:
— Ну ты меру-то знай?! Нашелся судья и праведник!
…Ночью Кошелев ворочался в постели. Сон отбила бессонница. Думал болезненно над укором Мосина: «Что уж, «иной мир» близок. Пора подводить итоги жизни. И отвечу честно, как на духу. Да, был не промах! Горел в делах, а не тлел. Шел к цели прямо, твердо. Углы не срезал. Нерадивых не жаловал. Но счеты ни с кем не сводил. Угнетал ли своеволием жену Татьяну? Вероятно, вполне произвольно, возвращаясь домой «неостывшим» от административного, властного пыла. Но это не было драмой. Все сглаживал добрый семейный лад. А вот с Мариной Александровной действительно кипели страсти. Увлекся не на шутку изящной, бойкой блондинкой. Однако на разрыв с семьей не решился. И получилось так, как получилось. Дала от ворот поворот сама любовница со словами: «Все, Семен, остыли чувства!» Остыли, не остыли. А душа болит. Тяжкая у нее, оказывается, участь…».
Утром Кошелев был озадачен тем, что ушли неведома куда со двора пес Малыш и кот Борис. В поисках своих подопечных хозяин заглянул во все закоулки усадьбы. Расстроенный, вышел к речке, прошелся по берегу. Поприветствовал соседа Игната Акимовича Злобина, снимающего мотор с лодки. Изложил свою озабоченность. Акимыч сочувственно посмотрел на Кошелева, сказал, кивнув на поляну:
— Там твой пес лежит. Сдох. Сам видел.
— Как сдох?! – Семен Ильич, тяжело присел на край лодки, покачал головой. – Вот так номер. Вчера только бегал, был в порядке. А сегодня…
Злобин закурил, поддержал разговор:
— Расстроился твой пес, видимо, Ильич. Почуял что-то неладное. Это я как ветеринар говорю. Божья тварь, что человек. Всем недугам подвержена. Тот же инфаркт, инсульт не исключается.
Кошелев выругался:
— А… Не заладилось все. Говорил я ему, Акимыч, что уезжаю, а его с котом никто принимать не хочет. Эдак выложил проблему, не думая, что так обернется…
Злобин отбросив окурок, заключил:
— Словом, не стал пес обузой!
Весь текущий день оказался для Кошелева нервозным, суматошным. Подавленный, похоронив собаку, задержался у земляного бугорка, сказал:
— Прости! Не хотел я твоей смерти…
Дома Семен Ильич принялся ворчливо собираться в дорогу. Мысли путались. Не знал, что взять, что оставить. Раздраженно присел к столу, налил стопку водки. Выпил. Вытер пятерней губы. Вздохнул: «Кто бы знал, как тяжело с места срываться, где все родное. И как там город? Не просто будет поладить с единственной дочерью. Сложный характер. Независимая, самодостаточная. Еще бы, юрист по специальности, одна из лучших в адвокатской практике. А вот личная жизнь не сложилась лучшим образом. С мужем развелась. Детей нет. И, похоже, не горюет. Довольна своим положением».
Вечером Кошелев с чемоданом необходимых вещей был готов к отъезду. В назначенный час вышел за ворота. И, увидев иномарку на улице, одобрительно отметил: «Вот моя надежда и отрада объявилась. Лихо, лихо ведет машину. Огневая, боевая! Вся в меня по молодости!».

Тревожный крик иволги…: 3 комментария

  1. С удовольствием прочла, Валерий, Ваш замечательный во всех отношениях рассказ. Как я понимаю чувства Вашего литературного героя! Недавно от ковида умер мой бывший муж, за которым ухаживала наша дочка. Теперь её внимание переключилось на меня: «Мама, я решила забрать тебя к себе в город». Но, я точно знаю, что «взрослое дерево не пересаживают — оно не приживётся на новом месте». Конечно, я отказалась от переезда. Здесь всё родное, привычное, я люблю одиночество.
    Спасибо за рассказ!

    1. Анна, добрый день! Мне приятно, что Вы по достоинству оценили мой рассказ. Я старался. Тема мне близка. Сам в возрасте героя рассказа. И хорошо, что мы находим взаимопонимание. Действительно, пока есть силы и возможности, надо жить самостоятельно, ощущая свободу, волю и дерзание по своей увлеченности. И другое. Вы автор знаменитого рассказа «Жулька». Большой знаток домашних питомцев. А как Вы восприняли их в моем рассказе? Интересно знать. Всего доброго!

  2. Что касается животных, я думаю так: собака никогда добровольно не покинет хозяина — так она предана ему. И только умирать от старости или болезни уйдёт подальше. Об этом я писала в рассказе » Трезор». А кота искать не придётся: он вернётся сам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)