Маёвка

Почти все обитатели детского дома, особенно младшей группы — большие выдумщики. Тому, что они придумывают и рассказывают друзьям о своих несуществующих родителях, может позавидовать любой писатель-фантаст.
Во всех их рассказах мать обычно умерла, когда рассказчик был ещё совсем маленьким. Ребёнок не допускал мысли, что мать могла оставить его одного и так долго не приезжать, чтобы повидать своего сына или дочь. О дедушках и бабушках дети никогда не рассказывают. Может быть, они не знают, кто это такие и зачем они нужны. А может быть, считают, что родители — такие же сироты, как и они сами. Так придуманные родители становятся ближе и роднее. И если уж в рассказах мать оказывается жива, то она находится вместе с отцом очень далеко и никак не может одна приехать. А отцы у всех — непременно героические личности. Они либо полярники, либо моряки дальнего плавания, или геологи. У детей повзрослее отец и мать были дипломатами, разведчиками-нелегалами или военными, находящимися в специальных командировках. Они непременно были сильными и крутыми и скоро должны были приехать за своим чадом. И тогда всем, кто обижал или обзывался всякими обидными прозвищами, придётся плохо.
Тяга к фантазиям развивалась не потому, что детей кормили чем-то особенным или специально учили этому. Это было защитной реакцией ребёнка, не желающего смириться с тем, что ему никогда не суждено испытать заботу и покровительство отца и материнскую любовь. Попыткой создать свой мир, в котором есть надежда на светлое будущее. Хорошо, если с годами эта надежда не исчезает, и человек своим трудом создаёт тот мир, о котором мечтал. Создаёт себе и своим будущим детям.
То, о чём я хочу рассказать, случилось в первую весну пребывания в детском доме. Мне тогда шёл девятый год. Было яркое солнечное утро майского праздничного дня. После завтрака вся детвора детского дома высыпала на улицу и с любопытством наблюдала, как мимо шли группы людей. На похороны это было не похоже.
К похоронным процессиям мы уже привыкли. Детский дом стоял на улице, ведущей к кладбищу. В городе Чапаевск, где располагался детский дом, работал химический комбинат с очень вредным производством. Поэтому мимо нас по нескольку раз в день проходили похоронные процессии. Но это было что-то совсем другое. Люди шли с корзинками, сумками и с заплечными мешками; рюкзаки тогда ещё были в редкость. Многие шли с детьми. Маленьких вели за руку. Те, что повзрослее, шли рядом с родителями, тоже с какой-то ношей в руках. Они все собирались на соседней улице. Оттуда начиналась дорога, ведущая к виднеющемуся вдалеке лесу. Многие из нас побежали посмотреть, что же там происходит. И я тоже побежал вместе со всеми.
На небольшой площади в конце улицы стояли бортовые машины. Подходившие люди залезали в кузова автомобилей и рассаживались по скамейкам.
Вдруг из окна кабины одной из машин высунулся мой одноклассник Колька.
— Юрка, иди сюда, — кричал он, махая мне рукой. Я подбежал к нему, а он открыл дверку кабины. — Залезай ко мне! — Я с удовольствием залез в машину, сел рядом с ним.
— А что здесь такое? — спросил я.
— Мы едем на «маёвку». Поехали с нами! — радостно сказал он.
Я в первый раз услышал это слово «маёвка», но оно мне понравилось. Оно было каким-то весёлым и ласковым. Я сразу же согласился. Наверное, это не страшно, если так красиво называется. Когда кузов машины заполнился, к нам в кабину сел водитель. Увидев меня, он строго спросил: «А ты кто такой?» — и добавил: «Если хочешь с нами — полезай в кузов».
— А почему Кольке можно в кабине, а мне нельзя? — спросил я.
— А потому что Колька — мой сын, а ты нет.
Он был прав. Его сыном я не был.
Я вылез из кабины, но тут парень, сидящий в кузове у самой кабины, протянул мне руку.

Автор: antonov

Родился, учился, служил, воевал.

Маёвка: 2 комментария

  1. Замечательный рассказ! Но читала его с «комком» в горле. После войны в моём родном городе было много сирот и большой детдом. Моего отца, директора школы, в самом начале войны расстреляли немецкие фашисты. Мама, учительница, сумела сохранить жизнь нам, четверым маленьким детям, в оккупации. После войны власти предложили маме отдать в детдом двоих, средних, детей, в том числе и меня: «Вы не выживете»… «Умрём, но вместе», -ответила мама. Выжили!
    Спасибо за память, Юра.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)