Игра

часть1
Сны в этой комнате удивляют меня,но побуждают записывать их. Вот например сегодяшний…
Фестивальное здание, лето, где- то на окраине города. Рядом были поля и открытая природа. Это был важный день: один из тех шансов показать свой талант, проявить себя, пносле которого жизнь моя могла поменяться(резко в гору). Мы с подругой заходим в здание, предварительно чуть не врезавшись в стеклянную дверь из-за увлеченного разговора. Смеемся, обнимаемся, расходимся.

Конкурс начался и я стала следить то из-за кулис, то обходя зрительские ряды, чтобы наблюдать за выступлениями издалека. Волнуюсь. Моему волнению становится так тесно в этом зале, а Мне душно, что периодически я выхожу на улицу подышать, успокоиться. Солнце уже начало приближаться к горизонту и приобретать приятный желтый оттенок, его длинные лучи разделялись на яркие полосы, проходя между деревьями и кустами и были похожи на руки, которые снисходительно и с теплотой тянутся сквозь почти все поле, и пока еще доходят до здания. Я уловила один такой луч и встала на место, куда он падал. Светлая «рука» коснулась моего лба, согревая и как бы благословляя на действо, которое мне предстояло. Мне так хотелось поддержки, что я представила, будь то это Бог, как Отец нежно целует в лоб. Успокоившись и вдохновившись природой, я направилась обратно: туда, где гремела музыка и шла «борьба» за внимание жюри. Но, пока я стояла у перил третьего этажа, я увидела как внизу, прижавшись к стене, сидел на корточках человек. Всего его я не видела, но позу могла представить, исходя из размера лестницы. Он повернул голову в мою сторону, и, хотя расстояние было не близким, я почувствовала, что он смотрит именно на меня, мне в глаза. Он был в одной из тех масок, что продают на Хэлоуин, зеленой маске инопланетянина с тремя глазами. Костюмы на этом фестивале были совершенно разные: и феи и роботы, так что мысль о маске как- то сама собой пришла мне. Я не стала вглядываться и ,задержавшись лишь на секунду, вернулась внутрь. Но этот образ не уходил из моей головы, а подсознание выделяло увиденное как нечто особенное. Почему он там сидел? Может мне вообще показалось. Чувство реализма пыталось убедить меня, что это «глюк», очередной сбой моего визуального восприятия. Но когда «разумный» голос затихал, я думала: он сидел на корточках, трясся как будто от страха, когда он повернул ко мне взгляд… У маски не может быть такого взгляда. В моей памяти как бы сработал зум и я вгляделась в выражение его глаз, в которых просьба о помощи, молчаливая, и в то же время страх, страх просить о помощи(от этого смятение, от этого трясущиеся руки, сжатая поза). Но какие выразительные глаза…
Я почему -то думала обо всем этом как о чем -то естественном, нормальном. Но волнение с любопытством поселились в меня. Вернувшись в зал, я увидела замечательное, красивое выступление и чувство реализма обухом пришибло мою «фантазию» , убедило меня, что зрение мое так плохо, и бурное воображение просто дорисовало картинку чего -то мутного вдалеке и вселило идею. Такое уже было: думаешь- человек или собака, а подойдешь ближе- куст, камень… Я согласилась с тем, что это вымысел и почти успокоилась. К тому же, приближалась очередь моего выступления и  я сосредоточила свое внимание на этом.
Часть 2
Подходит моя очередь. Сердце живет по своим законам- и начинает усиленно биться. Ведущий называет фамилию, но фамилия эта по списку стоит после моей. Может он просто не заметил и пропустил мое имя. Сейчас я подойду, скажу ему, он возьмется за голову, будет извиняться и объявит меня следующим номером. А может… они нарочно исключили меня из списка, может им не подходит формат моего творческого проявления… А даже если случайно,- заговорил футурист во мне, — может это знак…, да и куда тебе,- добавил скептик, — тебе не 18, не20 и даже не 25. Это нужно с раннего возраста систематично развиваться, а не с твоими ухабами в жизни, хоть и со жгучим потенциалом. Сомнения загрызали меня. Я решила опять выйти на воздух, обдумать минут пять. Солнце было яркое,но уже отступало от владений дворца фестиваля. Это всего лишь солнце, но его свет ассоциировался с мечтой, которая уходит, а я просто стою и наблюдаю. Нет, думаю, сила(потенциал) моего воображения будет мучать меня, пока я не переведу его потоки на искусство: искусство не в свою тетрадь и не в домашний театр — оно требует масштаба. Я хочу вдохновлять людей, восхищать, менять мышление. А иначе оно будет сжирать меня изнутри и присылать глюки, такие как, например, того трехглазого, который мне померещился.
Я стою на балконе третьего этажа и именно при этих мыслях с наружной стороны балкона резко появляется Он. Опять пристально смотрит на меня. Сомнений быть не может. Я пугаюсь и хочу прокричать: «Инопланетянин!» , но что- то в моей голове путается, я кричу: «Земля!» и падаю в обморок, в темноту.
Часть 3
Я прихожу в себя в каком -то кабинете, похоже того же здания. Рядом ходят молчаливые люди в костюмах. Но они не просто молчат: они ходят и думают. Мне кажется, что я слышу шорох их мыслей. Они думают, переглядываются и снова ходят, держа в головах какую — то одну идею, один вопрос. Вид их вполне адекватный, не суетливый, важный и спокойный. Но предмет их осмысления вызывает волнение, а напряжение умов в этом кабинете(при всем молчании) такое, что в воздухе, кажется, может появиться электричество. Признав в них людей, я хочу обратиться к ним, естественно эмоционально, практически в панике: « Там!.. Там!.. инопл…» Тут сзади моих плеч дотронулись чьи- то руки, опустили меня на стул и я снова погрузилась в темноту. Очнулась опять там же, в кабинете, та же картина. Я думала меня удерживают, но нет- я спокойно встаю со стула, прохожу мимо этих людей и покидаю кабинет. В коридоре тоже люди, но одеты просто. Это те же люди, что были на концерте: участники, зрители,жюри, администрация — просто люди. Я хочу хоть с кем — то заговорить, что — то понять. Все либо молчат, либо спят… В нескольких метрах я увидела человека, который пришел в себя, стал испуганно на всех смотреть, кричать, куда- то бежать и тут же упал без чувств. Я подумала: « Так. Ясно. Никакой паники». Но все- же в контакт с кем -то мне хотелось войти, обсудить: что происходит, видели ли они того инопланетянина… Я обратила внимание на девушку с ясными глазами, подошла и шепотом хотела переговорить с ней. Но, только я начала вкрадчиво и аккуратно обращаться к ней, как мое сознание опять ушло.
Я снова в кабинете. Придя в отчаяние, от того что мой «тихий» план потерпел обморочный крах -я громко матерюсь и выключаюсь.
Очередное пробуждение в кабинете. Люди ходят. Я молчу. Мысли крутятся. Что делать? Сколько это будет продолжаться… Мои глаза наливаются слезами, но я не плачу, а лишь отчаянно и пристально смотрю на всех этих « мыслителей» в пиджаках. Тут один обратил на меня внимание, перевел взгляд на другого, он кивнул и первый подошел ко мне. Сочувственно глядя в глаза, он взял мою руку и вывел. Ведущий меня что -то искал среди толпы, смотрел на стены. Он остановил свой взгляд на грамоте за победу в соревновании какой — то команды, подвел меня ближе и указал пальцем на слово «Игра», пристально и вопросительно глядя на меня, как бы спрашивая: «Поняла?». Я киваю, как бы отвечая «Поняла». И я действительно понимаю, что пока Он здесь, идет такая «игра», вынуждающая всех молчать, чтоб не поднимать паники и не сообщать никому об увиденном. Но общаться друг с другом можно: с помощью жестов, взглядов, главное не используя слов. Человек, разъяснивший мне это, отпустил мою руку и мы разошлись. Идя по коридору я заметила в себе, что как — то особенно чувствую людей, их состояние, настроение, даже как будто угадываю и предугадываю мысли. Так, с каждым моим шагом я превращаюсь в какое -то новое сверхчувствительное существо, и способности понимать других, даже не приближаясь к ним, растут. Внешне я не поменялась, но внутри была уже другой. Будто все это время я сидела в бетонной коробке и ничего не слышала. А теперь «стены» разбиты, и я слышу этот мир, я его чувствую, со всем вниманием смотрю внутрь себя и в мир. И нет никакого пустого и пафосного самовосхищения от этих « способностей», есть только бесконечная жажда исследования и жажда понимания.

Часть 4
Вдруг, проходя мимо людей, я слышу голос: «Что делать? Что нам делать? Он здесь. Ты слышишь?» — Я слышу, — отвечаю я мысленно. Передо мной стоят две женщины. Рты их не открываются, но я слышу голос их мыслей. — Зайди сюда, он здесь.
Похоже, что одна из них заведущая этого дворца культуры. Она открывает дверь и впускает меня в свой кабинет. Я не решаюсь заходить, но вижу на столе огромную вспухшую, как бы со вздутым черепом не темени голову темно — зеленого цвета. На тело его я не обратила внимание: было ли оно вообще или эта форма и есть вся целостность его существа?.. Третий глаз был полуоткрыт, а два других устало перемещали взгляд с пола на стену, на другую стену, снова на пол. Вид у головы был очень утомленный. Еще бы! — Такое творить со всеми. Мне показалось голова тяжело дышала. Я снова услышала голос женщины: « Что нам делать? Он просит вернуть ему что- то… Он показал нам картинку какого — то светящегося коня, или что -то на подобии, только конь этот гладкий как медуза на ощупь и он разбирается и собирается на части как пазл. И когда от «Светящегося» отделяется часть, вспыхивает маленькая радуга… Что нам делать?..» — Я не знаю, не знаю! — Испугавшись, я закрыла дверь и направилась к выходу. По пути меня подловила подруга и так же взглядом и мыслями стала делиться со мной впечатлениями: «Что все это значит? Ты понимаешь, что происходит? Я в шоке! Мы все разговариваем мыслями!» Мы вышли из здания и как на автопилоте отошли на несколько метров в поле.
-Да уж.., сказала Ира вслух. Мы снова могли говорить, но нам не хотелось. Ира достала конфету и стала есть ее. Я указала пальцем на вторую и получила согласие кивком. Мы как — то уже привыкли за это время общаться молча. У людей, выходивших из здания была странная походка, как у шаманов, погрузившихся в транс. Но чем дальше они отходили, тем привычнее становились их шаг и манеры. Некоторые, отойдя, садились и брались руками за голову, переживая шок новых ощущений, другие шли медленно с широко открытыми глазами, задумавшись о реальности пережитого, третьи шли по какой — то тропе, в одном направлении. Вдалеке, куда вела тропа, вспыхивали, как фейерверки множество маленьких радуг. После мы увидели, как люди возвращаются с чем -то сияющим в руках.
-Что будем делать? — спросила Ира, дожевывая конфету.
-Не знаю. Хочется уйти, но я чувствую, что нужно Ему помочь.
Тут в мою голову пришла Его мысль. У меня не было в этом сомнений. Видимо, заглянув в Его глаза, я приобрела с Ним связь и теперь Он сообщал мне: « Люди принесут мне светящегося коня, но ты найди мне его сердце — без него не вернуться. У сердца свои законы: оно вырывается, когда хочет сделать души глубже и мудрее. Без сердца конь распадается на части, а я теряю голову.»
…. Что это было?
P. S. Я оставлю предположение, может быть высокое, что мы обменялись сердцами с тем конем и, теперь уже мое упадет с вихрем светящегося зверя кому — то в душу, чтоб сделать ее глубже, а взамен душа эта, взорвавшись на фейерверки радуг взметет ввысь, чтобы наполнить своим сиянием кого — то еще.

Игра: 1 комментарий

  1. Невероятно косноязычно написано. А очень жаль. Потому что если очистить рассказ от плевал косноязычия, в нём можно найти жемчужину. Надо сказать, очень редко встречаются подобные противоречия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)