Свобода и воля (глава сорок четвертая)

В «Свободе и воле (глава двадцать девятая)» был определен один из принципов общественного развития, заключающийся в том, что этнос нацеленный на лидерство в общечеловеческой среде, обязан пройти все формации, включая как демократический полупериод развития, так и тоталитарный. В связи с этим принципом становиться понятно: почему англосаксы в Северной Америке установили рабство, а испанцы в Южной Америки нет. Испания в полной мере испытала на себе рабство в составе Римской империи, а Британию римское рабство лишь слегка опалило. Вот англосаксы, реализуя стремление в мировые лидеры, и внедрили в Северной Америке рабовладельческие производственные отношения. Не вызывает сомнений, что еврейская сила, как и в далеком Древнем Риме, поучаствовала в процессе внедрения рабовладельческих производственных отношений в американское общество, но вскоре пришло осознание своих финансовых потерь. Становится понятно: почему в XXI веке монолитное американское общество вдруг оказалось расколотым буквально 50 на 50, почему истеблишмент, уничтожающий в обществе малейшую искру марксизма, вдруг начал проявлять благосклонность к идеям социализма. Американский этнос, пройдя путь развития в демократическом полупериоде идеологической (американский образ жизни) и экономической (капитализм) формаций, переходит в их тоталитарную форму.

Ранее было отмечено, что еврейская сила, приложив максимум усилий, способствовала свержению рабства, но идеология, благодаря чему американский этнос и вернулся в капиталистический мир, создавалась всем этносом, включая и негроидную силу. Именно благодаря тому факту, что негры получили реальное равенство в правах с белыми не только в законодательстве, но в сердцах людей, что негритянская культура оказалась востребованной всем обществом, стало возможным говорить о рождении нового американского этноса. Вспомните, интересовались ли христиане племенной принадлежностью или цветом кожи человека, принимая его в свою общину? Основной массе людей Римской империи до такой степени опротивели рабовладельческие отношения между людьми, что они валом валили в христианские общины, да так, что римские императоры не успевали их вешать. Подобное настроение царило в США во времена Гражданской войны. И белые, и черные с превеликим удовольствием братались. И черные, и белые в равной степени становились гражданами нарождающегося свободного общества.

В свободе и воле (глава восемнадцатая), отмечая негативную оценку Маркса, которой он охарактеризовал отношения между буржуазным миром и искусством, мы пришли к выводу, что в капиталистической формации гражданское общество развиваться не может, можно сказать, что оно не только не развивается, но и не существует, на место гражданского общества приходит государство. Идеологическая формация, порождая гражданское общество, способствует возникновению всевозможных искусств. Однако экономическая формация, придя на смену идеологической формации, на первый план выдвигает накопление материальных ценностей взамен духовным. Правда, искусство, созданное в предыдущий период, не уничтожается, но и не развивается. В конце концов, стремление к отображению в искусстве разновидностей гомосексуализма можно ли назвать развитием? И видя в американском обществе явные признаки динамического слияния культур, принадлежащих к представителям различных этнических образований, что характеризует рождение новой идеологии, напрашивается вывод, что общество находится в идеологической формации, т.е. американский образ жизни – это та реальность, в которой оказался американский этнос после разрушения рабства. В то время, как Европа скатывалась к фашизму, США стремительно выстраивали, к сожалению, не гражданское, но все-таки достаточно свободное общество. Не будь общество США свободным, осуждение фашизма, даже после его полного разгрома, состояться бы не смогло. Да, фашизм был бы разгромлен, но не был бы осужден. Советский Союз даже в одиночку в любом случае с Божьей помощью добил фашизм, но в одиночку создать Нюрнбергский процесс он бы не смог. Нюрнбергский процесс – это явное свидетельство того, что американский этнос находился не только в демократическом полупериоде капиталистической формации, но так же и в демократическом полупериоде идеологической формации, фундаментом которой являются духовные ценности. Не будь одухотворенного американского общества, Британия сделала бы все, чтобы не допустить судебного процесса над фашизмом. Не следует забывать, что вина и Британия, и Франция в развязывании Второй мировой войны достаточно велика. Следует лишь напомнить, что демократия в США смогла состояться только благодаря тому фокусу, в результате которого факт эксплуатации был глубоко спрятан в тайных лабиринтах государства. К тому же выгоды, полученные в результате навязывания побежденным европейским народам американского доллара в качестве платежного средства, полностью заменяющего золотой эквивалент, позволили, без ущерба для кошельков власть имущих, подкармливать население США.

Но шло время. Уровень пассионарности в этносе снижался, и одновременно снижалась управляемость обществом, что не могло не вызывать определенного беспокойства у правящей элиты и попытки вернуть общество в прежнее состояние силой. А тут еще и Китай, многие десятилетия беспрекословно работающий на интересы США, вдруг взбунтовался и захотел сам распоряжаться всей прибылью, получаемой в результате своей трудовой деятельности. В том же ключе выступила Россия, резко сократив утечку уворованных государственных средств, обильным потоком поступающих в Европу и предназначенных для покупки лояльности европейских народов к политическому курсу США. Истеблишмент США оказался перед проблемой нарастающего хаоса внутри американского общества и резкого отторжения американских интересов за его пределами. Законы развития человеческого общества усиленно подталкивали американскую элиту к переходу на тоталитарный способ управления обществом. И жребий был брошен. Несомненно, в каких-то тайных и могущественных кругах Обама был назначен диктатором. Однако стать полноценным диктатором за свои два срока Обама так и не смог. К тому же, следует отметить, что диктатура выстраивалась несколько странная, с демократическим уклоном. Обама намеревался, судя по его деятельности, стать диктатором в результате повышения процента цветного населения США, однозначно отдающих свои голоса в пользу Обамы. Вероятно, было принято решение увеличить этот процент за счет негров из Африки, но теперь уже на добровольных началах иммигрировавших в США. Однако проблема оказалась довольно сложной, и уложиться в два обамоских срока не удалось. Так на политическую сцену, дабы дать Обаме возможность отсидеться, в качестве первого лица была выдвинута Клинтон. И тут вдруг выяснилось, что на роль диктатора претендует не только Обама, но и Трамп. Хотя англосаксонская сила, стоящая за Трампом, и не скрывала своих намерений, которые в течение всей предвыборной кампании озвучивал Трамп, для еврейской силы, стоящей за Обамой, это вызвало шок. Демократы не могли себе представить, что англосаксы, сплотившись, сумеют вырвать из рук Клинтон ее стопроцентную победу. Вполне естественно, их логика привела их к выводу о существовании тайного сговора. Ну, просто не могла англосаксонская сила оказаться столь мобильной. Не может быть, чтобы за этой силой не стоял кто-то еще. А кто может стоять? Естественно, рука Москвы. И в среде еврейской силы появилось желание убить сразу двух зайцев. Трампа, нежданно-негаданно вставшего на пути исполнения предначертаний свыше, и Путина, не имеющего никакого отношения ни к американским выборам, ни, тем более, к зайцам. Но, как говорит наша русская пословица: за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. Похоже, демократы резво шагают именно в этом направлении, но при этом они не берут в расчет, что против них работает еще одна сила – законы развития человеческого общества.

Как было сказано ранее, при создании Соединенных Штатов Америки англосаксонская сила и еврейская сила сумели поделить сферы влияния. Особенностью этого дележа стал тот факт, что государственный банк США оказался в частных руках. По сути государственный банк Соединенных Штатов Америки оказался за пределами государства. Однако согласно законам развития государства банк представляет собой важнейшую государственную структуру, посредством которой государство, во-первых, создает связь с производством, представляющим собой диалектическую противоположность государству, во-вторых, выстраивает взаимоотношения как с производством, так и с гражданами государства. Производство, как диалектическая противоположность государству, может находиться за пределами государства, сохраняя при этом связь с государством, но государственный банк не может не находиться в структуре государства. По сути, государственный банк США превратился во всемирный государственный банк, стоящий над всеми государствами мира. На практике доллар полностью заменил собой золотовалютный эквивалент, и это оказалось удобно и выгодно всем государствам даже при том условии, что всем приходится подкармливать американский народ. Для самих США такое положение вещей тоже было вполне приемлемо, но ровно до тех пор, пока господство Америки опиралось исключительно на силу доллара.

Только слепой может не видеть, что мир стремительно меняется, в связи с чем и меняется отношение государств к доллару. Такие государства, как Китай, Индия и Россия, постепенно переходят на расчеты между собой в национальных валютах, отказываясь от дани доллару. Впрочем и эти государства с удовольствием поддержали бы доллар, когда бы руководство банка избиралось бы всеми государствами мира, но вряд ли это возможно. А это означает, что господство США приходит к упадку, с чем не может смириться американский истеблишмент. Поскольку сила доллара стремительно падает, для сохранения господства необходимо задействовать другую силу – силу оружия, нужна мощная армия. Но прежде чем создать мощную армию, необходимо построить мощное государство в собственных жестких границах. А мощное государство без собственного государственного банка построить невозможно. США продемонстрировали всему миру, что сила денежной единицы, если ею разумно распорядиться – реально существующая сила. Сейчас же сила доллара в значительной степени деградирована. Дело в том, что доллар, как сила, может существовать исключительно в демократическом обществе, но все свидетельствует в пользу того факта, что демократические институты в США себя изжили и общество стоит перед дилеммой перехода в полупериод тоталитарного правления.

Ранее неоднократно говорилось, что законы общественного развития воздействуют не на сознание людей, а на их подсознание. Истинные патриоты Америки, стоящие за Трампом и поддерживающие его, воспринимают законы и действуют в указанном ими направлении. А направление это, при условии роста мощи государства, – тоталитаризм. Но что же это за тоталитаризм, когда государственный источник денежных средств находится в частных руках. Такое положение вещей не может считаться нормальным даже при демократическом устройстве общества, что же касается тоталитаризма – оно неприемлемо. Государственный банк США непременно будет изъят из частного пользования и возвращен в государственные структуры. На это мероприятие и нацелен Трамп. Вероятно, следует заметить, что для государства США не имеет значения с какой валютой банк вернется в государственные структуры, главное, чтобы банк вернулся. Иными словами, Трамп бьется не за доллар, а за банк. Трамп – это тот человек, кому выгодно обрушение доллара, так как ко всему прочему отпадет надобность обслуживания непомерного долга США. Памятуя то время, когда люди испытывали к доллару величайшее уважение и даже трепет, Трамп стремится восстановить именно уважение к американской валюте, как основе американского образа жизни, а не к существующему ныне современному доллару, растерявшему былое могущество. А это означает полный отказ от договора между англосаксонской силой и еврейской силой о разграничении сфер влияния в государстве. Отказываясь от всех, ранее заключенных, договоров, Трамп изучает последствия и готовится к отказу от самого главного договора, являющегося тем фундаментом, на котором стоит могущество США. Однако с другой стороны, могущество, основанное лишь на долларе, не может обеспечить мировое господство. Известная истина гласит: пока сапог солдата не утвердился на территории противной стороны, территория не может считаться покоренной. А вот этого-то солдата США и не имеют. Да, Соединенные Штаты Америки переполнены сверхсовременным железом, способным уничтожить весь мир, но само по себе это железо без человека, способного пожертвовать собой, одержать победу не может. Казалось бы, на территории, перепаханной этим железом вдоль и поперек, вновь и вновь поднимаются ростки, противоречащие интересам США. Уж на что Россия, сломленная и поставленная на колени, вдруг каким-то чудесным образом не только ожила, но с предельной ясностью показала иллюзорность представлений США о собственной безопасности. Оказалось, что Россия обладает оружием, против которого становится совершенно бесполезной вся созданная самозащита, возводимая многие десятилетия при условии полного удовлетворения долларовым насыщением. Кокон, в котором истеблишмент США собирался отгородиться от любой напасти и нестабильности им же создаваемой, включая и термоядерный пожар, на поверку оказался дырявым. В одночасье многолетнее планирование захвата мирового господства, оказалось никчемным ворохом бумаги. К такому же вороху бумаги устремился и доллар. Истеблишмент США охватила паника, и он ничего лучшего не мог придумать, как расколоться на две половины, чтобы у каждой половины появилась возможность вывалить кучу обвинений на противоположную половину. Весь истеблишмент оказался при деле, причем, предельно важном для существования самих США. То, что раскол неминуемо ведет к разрушению самих США, каким-то образом оказалось вне зоны интересов истеблишмента. И тут вступают в действие законы развития человеческого общества: либо США придут к тоталитаризму, либо развалятся на отдельные части со всеми последствиями этого события.

Представляется, что Трамп именно тот человек, который способен стать диктатором. А так как в диктатуре может существовать лишь одна власть – власть силы, то власть доллара должна будет подчинена власти силы, т.е. государственный банк непременно вернется в государственные структуры. А это означает, что еврейская сила просто исчезнет. Способна ли еврейская сила пойти на такую жертву? Не думаю. Не вызывает сомнений, что битва между англосаксонской силой и еврейской силой назревает не на жизнь, а на смерть. А коль так, интересно бы предугадать: кто из них победит. Непроизвольно напрашивается вывод, что победить должен тот, кто будет действовать в русле законов развития человеческого общества.

Итак, Трамп стремится государственный банк США вывести из частного управления и перевести в государственные структуры. Согласитесь, интуитивно ощущается, что Трамп действует во благо государства. С другой стороны, в результате грамотной финансовой деятельности управляющих банком, США из рядового государства превратились в мирового лидера, способного навязать свою волю любому государству. Чтобы разобраться, кто же прав, необходимо понять задачи, стоящие перед банком, для какой цели он создан. В результате деятельности частных банков у многих сложилась уверенность, что банк существует лишь для того, чтобы, подобно меновой лавке ростовщика в феодализме, обеспечить кредитом производство товаров потребления. Нет, задачи банка значительно шире.

Известно, что капиталистическая система демократического полупериода наряду с экономическими подъемами переживает глубокие экономические спады. Рассмотрим схему взаимодействия банка с промышленным предприятием.

В период подъема экономики после очередного кризиса имеет место излишек банковского капитала. В связи с этим процентные ставки, как на ссудный капитал, так и на вклады, низки. Подъем экономики характеризуется оживлением в промышленном производстве. У капиталиста появляется заинтересованность в банковском кредите. Кругооборот капитала (кредит предприятия – заработная плата рабочих и прибавочная стоимость – вклады в банк – кредит предприятия) восстанавливается и приобретает определенную скорость. Банкир, видя, что потребность в банковском капитале растет, увеличивает процентные ставки на ссудный капитал. На это мероприятие капиталист, чтобы не уменьшить прибыль, вынужден отреагировать увеличением скорости оборота капитала посредством повышения производительности труда тем или иным способом. Скорость кругооборота капитала возрастает. Банкир, выдав все излишки ссудного капитала, поднимает процентные ставки теперь уже на вклады, чтобы привлечь свободные деньги населения, и одновременно вновь поднимает процентные ставки на ссудный капитал. Капиталист вынужден еще более взвинтить темпы производства и одновременно снизить цены на товар, сделав тем самым свой товар для рынка более привлекательным. Скорость оборота капитала достигает предельной величины. В ход идут последние возможности предприятия и резервный капитал банка. В свою очередь, предельная скорость оборота капитала создает условия, когда спрос на данный товар полностью удовлетворяется, и склады предприятия начинают затовариваться. Только чтобы сбыть изготовленную продукцию, капиталист вынужден постоянно снижать на нее цену, и наступает момент, когда меновая стоимость товара становится ниже потребительной. Населению становится выгодней вкладывать деньги в дешевый товар, нежели в банк. Приток денег в банк резко уменьшается, а затем начинается отток. Происходит массовая скупка дешевых товаров: одни жаждут нажиться на спекуляции, другие мечтают открыть собственное дело, третьи просто любители любого запаса. Явление, когда меновая стоимость искусственно устанавливается ниже потребительной, называется перепроизводством и представляет собой бич демократического полупериода капиталистической формации, вызывая обширный дефицит денежных средств. Но вот спадает и эта последняя волна, склады затовариваются продукцией. Предприятие сворачивает производство и ликвидирует рабочие места. Скорость оборота капитала, достигнув предела, резко падает. В условиях дефицита денежных средств и перепроизводства товара спекуляция становится невозможной. Банкир требует возвращения кредитов и одновременно резко поднимает процентные ставки, как на ссудный капитал, так и на вклады, но свободных денег нет, все они вложены в дешевый товар. Другая часть населения, которая приобрела дешевые товары с целью открыть свое собственное дело, сталкивается в буквальном смысле с разорительным кредитом. И горе-спекулянты, и неудачники-предприниматели разоряются. Банк, резко поднимая ставки на ссудный капитал, не позволяет наживаться на товаре, меновая стоимость которого ниже потребительной стоимости. Можно купить дешевый товар, но извлечь из него прибыль невозможно. Увеличить потребительную стоимость товара можно, но только вложив в него дополнительный труд.
Маркс определил величину данной потребительной стоимости тем количеством общественно необходимого труда, или количеством рабочего времени, потребного на изготовление данного продукта. Величина потребительной стоимости характеризуется тем уровнем общественно необходимого труда, на который его может поднять техническая оснащенность данного капиталистического производства, и на страже невозможности волюнтаристского изменения этого уровня общественно необходимого труда стоит банк. Именно банк создает условия, когда потребительная стоимость становится постоянной величиной в закономерностях, рождаемых капиталистическим производством. Он, как санитар, уничтожает в обществе средства, действия, мечты, направленные на возможность получения прибыли с использованием товара, в котором был бы заложен труд ниже уровня общественно необходимого труда. Банк в капиталистической формации – это не только кредитное предприятие, это, прежде всего, идеологический центр капиталистической системы, следящий за чистотой ее структурных и моральных устоев. Меновая лавка феодальной формации в капиталистической формации превращается в орган безопасности по борьбе с внутренними и внешними врагами. Наизлейший враг капиталистической системы – это человек, жаждущий получения прибыли без вложения дополнительного труда. Однако это становится возможным только при том условии, что банк жестко привязан к государственным структурам, когда банк сам становится государственной структурой, когда банк привязан к государству и находится в границах государства.

Понятно, что для банка, для любого банка, будь то государственный банк или частный, главное – выгода. Но если государственный банк выходит за пределы своего государства в соседнее государство, даже если этот выход связан с захватом чужой территории посредством силы, этот банк начинает исполнять функции санитара в соседнем государстве, а население своего государства, подкармливая за счет соседей, лишь развращает. Ярким примером в этом плане является современный Китай, когда предприятия США, завлеченные дешевой и, в то же время, достаточно квалифицированной рабочей силой, массово ринулись в Китай. Вслед за предприятиями в Китай потянулся и государственный банк США, поднимая уровень ответственности населения Китая и развращая нетрудовыми подачками за счет населения Китая граждан собственного государства. Положение усугубляется еще и тем, что государственный банк США находится в частных руках, когда в погоне за сиюминутной выгодой руководство банка подменяет интересы государства собственными интересами. Результатом деятельности государственного банка США оказался тот факт, что Китай уверенно выходит в лидеры капиталистического мира. Не понимая причины столь резкого экономического подъема Китая, государственный банк США лишь продолжает увеличивать этот рост, в то же время, ослабляя собственное государство. Разглагольствования российских коммунистов в том плане, что успехи Китая связаны исключительно с внутренним потенциалом именно социалистического Китая, не более чем заурядная демагогия. В Китае вообще сложилась парадоксальная ситуация. Дело в том, что США, внедрив в китайское общество частичку своего хозяйственного механизма, по сути создали условия перехода китайского общества в демократический полупериод капиталистической формации. А что было до этого? Заурядное императорское правление, отработанное веками, вне зависимости от той идеологии, которая тем или иным способом внедряется в сознание населения. Например, циньский император Шихуанди в 213 году до Р. Х. для удержания власти ввел в Китае легизм, а председатель Мао Цзэдун – марксизм. По сути Мао Цзэдун мало отличался от Шихуанди. И до уровня XX века Китай дотянулся вовсе не благодаря каким-то выдающимся внутренним резервам, а благодаря беспрецедентной и бескорыстной помощи Советского Союза. Разрушив связь Китая с СССР, Мао Цзэдун разрушил экономику Китая, но квалифицированные специалисты все-таки остались, чем не преминули и воспользоваться США, придя в значительной степени на готовенькое. Придя в Китай, США показали свою экономическую мощь, но США уверены, что обладают и военной мощью. Так ли это?

На чем основана государственная мощь США? На долларе. Однако рост популярности в мире юаня свидетельствует о том, что доллар себя исчерпал. Этот факт осознают и в самих США, поэтому-то и происходят явные подвижки, связанные с заменой демократии тоталитаризмом. Идет процесс замены демократического воздействия на мировое сообщество в форме силы доллара на воздействие тоталитарное в форме силы оружия. Независимая политика Китая свидетельствует, что добиться мирового господства, опираясь на силу доллара, США не смогли. И встает вопрос: способны ли США добиться мирового господства посредством силы оружия? Независимая политика России, основанием которой является новейшее оружие, которого пока еще ни у кого в мире нет, должно бы свидетельствовать о бесперспективности подобного планирования, но истеблишмент США сплошь состоит из реалистов – пока не пощупаю, не поверю. Нет, безусловно, вооружение армии США самое мощное в мире, но для захвата мирового господства, т.е. подчинение своей воли все население Земли этого недостаточно. Важнейшую роль в армии играет не только фактор вооружения, но и человеческий фактор. Нет, спору, мощь вооружения США такова, что может уничтожить не только человечество, но вообще всю жизнь на Земле, но принести победу не может. Победу одерживают люди, верой и правдой служащие своему государству. Вот таких-то людей в государственных структурах США становится все меньше и меньше, все чаще их заменяют представители ЛГБТ-сообщества. Развращенное население не в состоянии поставлять государству в нужном количестве государственников. Трамп, являясь патриотом США, старается изменить положение дел, и, в первую очередь, стремится вернуть государству, принадлежащую ему, собственность – государственный банк США. Однако Конгресс США, прикормленный государственно-частным банком США, всеми силами сопротивляется этому акту. Хватит ли у Трампа характера, чтобы подчинить себе Конгресс, предугадать сложно, но если ему это даже удастся, то перед ним возникнет другая проблема, заключающаяся в том, что человек, развращенный нетрудовыми доходами, непременно превращается в субпассионария, который уже по определению неспособен проявить заботу о ком-либо, тем более, о государстве. Для такого человека реально существует только он и его удовольствия. Все остальные люди, в лучшем случае, – статисты. Субпассионарий и государственную должность воспринимает не более, чем средство для личного обогащения. Любовь к родине для него не более, чем пустой звук, не говоря уже о жертвенности во имя родины. И вообще само понятие «любовь» им искажено и испоганено до такой степени, что употребление этого понятия в отношении субпассионария представляется верхом цинизма. Впрочем, нужно признать, что любовь если и раскрывается каким-либо образом, то только в искусстве, наука до понятия «любовь» все еще не дотянулась. Принято считать, что любовь существует исключительно в человеческой среде, животные, мол, способны только на животную страсть. Но так ли это в действительности? Так что же такое любовь?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)