Свобода и воля (глава сороковая)

«Вот происхождения неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал все лице земли». (Быт. 2:4-6).

Мыслим ли философ без поиска смысла жизни человека на Земле? Но ведь вот он – смысл жизни. Библия прямо указывает, что Бог создал человека для возделывания земли. Человек не просто должен жить и плодиться, как все остальные животные, но еще и трудиться. Итак, Бог создал человека для осознанной целеустремленной деятельности. Однако в «Свободе и воле (глава девятнадцатая)» было показано, что трудиться вполне осознанно могут и животные. Так волк, не имея в своей голове схемы охоты на сайгака, никогда не смог бы взять сайгака. И подобных примеров, осознанной деятельности животного, можно привести множество среди различных видов высших животных. Почему же в Библии ничего не говорится, что животные тоже должны трудиться?

«И сказал Бог: сотворим человека по образу нашему и по подобию нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися на земле». (Быт. 1:26).

Потому что только люди имеют право «владычествовать над всею землею». Труд – это не обязанность, труд – это привилегия. И не случайно только человек обладает не только разумом, т.е. способностью к разумным действиям, к чему способны и животные, человек обладает органом труда – кистью руки. Этот орган имеется только у человека. Кисть человека, в отличие от лапы зверя, является не столько продолжением тела, сколько продолжением интеллекта. Кисть и интеллект у человека связаны воедино. Только кисть человека способна создавать творения, выражающие самые глубинные процессы его психики. Совершенствуя движения кисти, тем самым, воздействуя на собственный интеллект, человек повышает его уровень. Но верно и обратное утверждение: интеллект человека, воздействуя на кисть, может добиться необычайной выразительности каждого движения кисти. Посредством кисти может звучать, изливаться интеллект человека. Наглядную связь кисти человека и его интеллекта демонстрируют глухонемые и особенно слепоглухонемые. Нет, не труд создал человека, как утверждают марксисты, человека создал Бог. Первоначально родилась связь человека и его кисти, и только после этого проявилась у человека способность к труду. Однако если утверждение марксистов отнести не к человеку, а к антропоиду, то марксисты в какой-то степени оказываются правы, труд реально удержал антропоида на вершине разума.

Коллектив антропоидов, для которого труд не стал потребностью, терял способность дальнейшего развития и переводился на нисходящую ветвь антропогенеза.
Современная приматология насчитывает среди ныне живущих приматов примерно 210 видов. Это число как будто невелико, но дело в том, что существует множество подвидов приматов (вероятно, не менее 700), а главное – отряд удивительно разнообразен по самым различным показателям при сохранении основных физиологических признаков. Так, по размерам тела представители отряда варьируют от долгопята, карликовой игрунки и мышиного микроцебуса (8 – 15 см длины), которые умещаются на ладони человека даже целой семьей, до двухметровой гориллы. Средний вес мышиного микроцебуса – 60 г, но бывает и 40 г, тогда как горилла достигает 300 кг. Это в значительной степени может служить доказательством, что к вершине разума могли устремляться не только крупные животные, подобные медведю, волку или пантере, но и подобные крысе или выдре. Принятие этого тезиса неукоснительно приводит нас к мозаичному характеру явления «антропогенез». Взрыв антропогенеза мог произойти как в ареале обитания крупных животных, подобных волку, так и в ареале обитания животных мелких, подобных крысе. И каждый вид, следуя генетическим указаниям антропогенного поля, в исторически коротком интервале времени приобретал сапиентные черты внешнего и внутреннего облика. Антропогенное поле – это форма, по которой идет преобразование того или иного вида животного мира, попавшего в зону действия взрыва антропогенеза.

Используя в своих рассуждениях принцип подобия явления антропогенеза явлению этногенеза, мы сумели объяснить многие факты, не укладывающиеся в существующую теорию антропогенеза. Антропогенез так же, как и этногенез, представляет собой процесс, в котором существует как зона подъема, так и зона спада. Казалось бы, теория антропогенеза так же должна быть ограничена лишь поглощением и соответствующей тратой энергии, как это происходит в теории Гумилева, при полном отсутствии прогресса.

«Вообще надо отметить, что только в общественной форме движения материи есть смысл противопоставлять прогресс – застою и регрессу. Поиски осмысленной цели в дискретных процессах природы – неуместная телеология. Как горообразование в геологии ничем не «лучше» денудации или зачатие и рождение – такие же акты жизни организма, как смерть, так и в этнических процессах отсутствует критерий «лучшего». Однако это не значит, что в этногенезе нет системы, движения и даже развития – это значит лишь, что нет «переда» и «зада». В любом колебательном движении есть только ритм и большая или меньшая напряженность». (Лев Н. Гумилев «Конец и вновь начало», стр. 79).

Однако наше существование с абсолютной достоверность доказывает, что антропогенез состоит из двух процессов: один подобен этногенезу, отраженному в теории Гумилева, другой дает коллективу антропоидов шанс на дальнейшее движение, дает возможность шагнуть в бессмертие. Наш опыт, т.е. наше существование, свидетельствует, что процесс превращения животного в разумное существо, помимо проявления в мозаичной форме антропогенезов, имеет тенденцию прогрессивного развития. Прогрессивное развитие следует рассматривать, как процесс, в котором происходит создание и сохранение определенной информации путем передачи ее от поколения к поколению. Процесс превращения антропоида в человека может быть отображен двумя способами.

Во-первых, порог, отделяющий антропоида от человека, смогли преодолеть несколько видов животного мира, слившись позднее в единый вид Homo sapiens. В таком случае вид Homo sapiens содержит в себе множество, которое, находясь по другую сторону кривой антропогенеза, представляло различные виды животного мира. Все человечество стало единым видом лишь потому, что морфологические, физиологические и психические признаки антропоида наилучшим образом отвечают всесторонней трудовой деятельности. К реализации этих признаков пришла биосфера Земли в процессе долгого пути от одноклеточного организма до человека. В этом случае порог, отделяющий антропоида от человека, способен преодолеть отдельно взятый вид животного мира, подвергшийся воздействию взрыва антропогенеза.

Во-вторых, энергетический порог, отделяющий антропоида от человека, может состоять из нескольких энергетических уровней, подобно речным порогам. Один вид устремлялся на преодоление порогов, а за ним в фарватере, как в гонке с преследованием, шел другой вид. Лидер, выбившись из сил, растратив энергию на борьбу со средой и с самим собой, сворачивал с пути прогрессивного развития и пополнял отряд приматов. Но, идущий следом по его стопам, вид, обладая тем же уровнем энергии, имел возможность продвинуться чуть дальше. Возможно, одному виду вообще не под силу пройти весь путь, ведущий к человеку разумному. Возможно, каждый из видов всего существующего отряда приматов проходил лишь свой участок пути и передавал приобретенные навыки труда, стереотип поведения и наследственные признаки, свойственные человеку, следующему виду животного, подобно эстафетной палочке. В таком случае, мы своим нахождением на вершине разума обязаны всему отряду приматов. Ради того, чтобы нам взойти на вершину разума, целый отряд приматов пожертвовал собой. Ведь в отличие от других животных обезьяны уже никогда не смогут вступить на тропу, ведущую к человеку разумному. При таком способе происхождения человека информация о прогрессивных навыках труда, формах поведения и наследственных признаках, прежде чем будет передана от одного вида животного к другому, должна где-то храниться. Хранилищем этим может быть только антропогенное поле хотя бы уже потому, что когда-то произошел первый взрыв антропогенеза, впервые в истории Земли включивший механизм превращения животного в антропоида, который, обретя посредством трудовой деятельности свободу воли, получал возможность стать человеком разумным.

Таким образом, мы пришли к выводу, что помимо этнического поля в природе должно существовать антропогенное поле. Характерны эти поля, в отличие от известных физических полей, тем, что помимо энергетической составляющей они несут в себе информационную составляющую. Информационная составляющая антропогенного поля, внедряясь в животное, создает антропоида, целью которого является трудовая деятельность. Антропоид, проявив насилие над собой и приобщив себя к труду, превращается в человека и становится подвержен воздействию этнического поля. Информационная составляющая этнического поля, внедряясь в человека и воздействуя на его головной мозг, вырабатывает в нем определенный стереотип поведения. Не правда ли, создается ощущение, что человек всего лишь игрушка в чьих-то неизвестных руках; робот, созданный для производства работ, цель которых человек понять не может. Это было бы так только в том случае, если бы и антропоид, и человек не имели бы право выбора. Как свидетельствует наличие отряда приматов, антропоид имел право выбора. Более того, чтобы встать на путь, ведущий к человеку разумному, он должен был проявить насилие над собой, он должен был приучить себя к трудовой деятельности. Как свидетельствует наличие множества религий, и человек всегда имел и имеет право выбора. Необходимо лишь помнить, что право выбора существует совместно с личной ответственностью за свой выбор. Человек, следуя за ложной идеей, должен, по крайней мере, предполагать, что может оказаться членом обезьяньей стаи. Так, современная Украина, ведомая бандерами, не должна исключать своего превращения в обезьянник, куда люди Земли будут приходить, чтобы взглянуть на живых фашистов. Так же последователи мировых религий должны знать и помнить, что из всех основателей этих религий возвратиться на Землю обещал только Иисус Христос, только Иисус Христос готов предстать перед человечеством вновь, и вновь повести за собой людей. Логика указывает, что истину абсолютную несет в себе лишь православие, все остальные – относительную.

Итак, взрыв антропогенеза из среды животного мира вырывает тот или иной вид или несколько близких видов, оказавшихся в зоне взрыва, и, внедряя в каждую особь строго определенную информацию, включает механизм морфологической и психофизиологической перестройки. Особь приобретает обличье антропоида. И это обличье наилучшим образом приспособлено к трудовой деятельности. Однако антропоид приобретает лишь потенциальную возможность трудиться. Реализовать эту потенциальную возможность антропоид должен сам. Повторимся, антропоид должен проявить насилие над собой и добиться того, чтобы труд для него стал потребностью.

Рассматривая антропогенное поле, мы пришли к выводу, что в природе существует поле, способное, воздействуя на животное, изменять его морфологические, физиологические и психические признаки. Вероятно, антропогенное поле не единственное, которое обладает способностью превращения одного вида животного в другой. Вероятно, все высшие животные, прежде чем приобрести возможность встать на путь превращения в человека, были созданы соответствующими полями путем внедрения определенного вида энергии в животных, находящихся на ступень ниже в иерархии животного мира. Можно предположить, что все ошеломляющее разнообразие видов живой природы, включая и растения, создано соответствующими полями. В «Свободе и воле (глава тридцать восьмая)» этим полям было дано определение «структурные поля». Можно предположить, что все ошеломляющее разнообразие структурных полей и представляет собой разум Земли, что Земля не только живая, но и разумна.

В связи с этими выводами, мы имеем следующий механизм возникновения того или иного вида живой природы, включая и растения. Биосфера Земли, поглощая определенного вида излучение, приходящее, вероятнее всего, от Солнца, создает структурное поле, полностью соответствующее структуре излучения. И уже под воздействием этого структурного поля, проявившегося в определенном регионе Земли, перестраивается вид, оказавшийся в зоне действия структурного поля. Разумно предположить, что перестраиваются не все виды, оказавшиеся в зоне влияния структурного поля, а только те, у которых частота собственных колебаний оказывается наиболее близкой к частоте колебания данного структуре поля, т.е. те, на перестройку которых требуется наименьшее количество энергии.

Как видим, теория Гумилева применима не только к этногенезу, она способна объяснить происхождение видов. Опираясь на теорию Гумилева, мы пришли к выводу, что вид – это не только биологическая субстанция, вид – это диалектическое единство, в которое, как диалектические противоположности, заключены: биологический вид и структурное поле. И только это единство способно обеспечить виду развитие (движение во времени), цель которого – происхождение и становление человека в содружестве со всеми предшествующими структурными полями, включая и антропогенное поле, и поле этническое. Безусловно, во всех явлениях живой природы, включая и этногенез, имеет место прогрессу, который Гумилев пытался исключить из своей теории. Гумилев, желая вывести этногенез из-под влияния марксизма, рассматривает только те этнические образования, которые оказываются неспособными перейти в следующую стадию своего развития. К сожалению, таких этносов в истории человечества было подавляющее большинство.

Опыт и теория Гумилева, подытоживая этот опыт, свидетельствует, что каждый этнос, лишь возникнув, приступает к созданию общественных институтов для управления гражданским обществом, в котором, наряду со светской властью, выстраивается институт духовной власти. Духовная власть не противостоит светской власти, а лишь дополняет ее и не позволяет светской власти наглеть. С падением уровня пассионарности, вера людей ослабевает, ослабевает и та сила, которая связывает людей в обществе, и этнос оказывается перед развилкой трех дорог. Во-первых, вся полнота власти может оказаться в руках светской власти, что чаще всего и происходит, и этнос благополучно входит в инерционную фазу с дальнейшим падением в фазу обскурации. Во-вторых, этнос может просто развалиться на части, с дальнейшим поглощением соседями. В третьих, вся полнота власти в этносе может полностью оказаться в руках духовной власти, что происходит, как свидетельствует история, крайне редко, и перед этносом открывается дорога в будущее. Гумилев, создавая теорию этногенеза, рассматривал первые две возможности развития событий, открывающиеся перед этносом. Возможность прогрессивного пути развития для этноса Гумилев оставил за пределами теории, о чем и свидетельствует приведенный чуть выше отрывок из книги Гумилева.

Желание вырвать этногенез из-под опеки социологии, обособить и превратить в самостоятельное научное направление, с одной стороны, но, не имея возможности обрушиться с критикой на марксизм, с другой стороны, приводят Гумилева и к логическому, и психологическому противоречию. Всей своей теорией этногенеза Гумилев доказывает, что фаза подъема, в которой уровень пассионарности высок – это хорошо, а фаза обскурации – плохо, т.е. фаза подъема для этноса лучше, чем фаза обскурации. Однако вопроса, как сохранить фазу подъема, Гумилев не касается. Более того, он рисует на поверхности биосферы Земли круги этногенезов, которые возникают в результате прилива энергии к данному региону, но растратив ее, уходят в небытие. Непроизвольно в сознании возникает заболоченная поверхность воды, на которую время от времени кто-то швыряет камни, рождая кратковременное движение, но вскоре все успокаивается и наступает прежний покой. И как-то непроизвольно отпадает желание жить в таком болоте. Но, с другой стороны, вся теория Гумилева буквально пронизана, бурлит энергией жизни. Гумилев – оптимист. И невольно хочется крикнуть: так не бывает. Не может быть, чтобы круги этногенезов на поверхности биосферы Земли были всего лишь чьим-то развлечением или, того хуже, абсолютно бессмысленным творением природы. Эти круги должны иметь продолжение, должны иметь цель, должны иметь и «перед», и «зад». И наличие цели в этногенезе действительно обнаруживается. Совершенно не случайно Гумилев оставил за пределами теории и египетский этнос, и иудейский, потому как рассматривать их, во-первых, без критики марксизма, во-вторых, без обращения к Библии не имеет смысла.

Рассматривая рождение иудейского этноса, мы пришли к выводу, что у этноса имеются возможности избежать падения в фазу обскурации, т.е. этнос имеет возможности дальнейшего развития. Так же рассматривая антропогенез, как явление подобное этногенезу, мы пришли к выводу, что группа особей, оказавшихся в зоне действия антропогенного поля, могут при определенных условиях иметь дальнейшее развитие. Доказательством этому выводу служит существование человека. Разумно предположить, что и этногенез точно так же, как антропогенез, при определенных условиях тоже может обеспечить группе особей дальнейшее развитие, что и было показано на примере возникновения иудейского этноса.

Видел ли эту возможность Гумилев? Гумилев был гений, и не видеть второго пути развития этноса он просто не мог. К сожалению, он не мог даже намекнуть на существование второго пути. В этом случае Гумилев вынужден был бы основательно подкорректировать марксизм-ленинизм. Чем бы это закончилось для Гумилева нетрудно предсказать. Гумилев сознательно ограничил поле творческой деятельности одним из направлений этногенеза, но зато разработал это направление настолько досконально, что не только второе направление этногенеза, в процессе изучения теории Гумилева, всплывает в сознании непроизвольно, но и невозможно отделаться от мысли, что в теории этногенеза по Гумилеву незримо присутствует Бог.

В приведенном чуть выше стихе из Библии говорится, что хотя Бог создал «человека» (в единственном числе), но добавляется при этом, что владычествуют над рыбами и животными «они» (во множественном числе). Иными словами, говоря о человеке, Библия подразумевает сообщество людей. И если в Библии под термином «человек» понимать этнос, а не только отдельного человека, то становится понятным предельно сжатый библейский текст. Итак, Бог создал этнос для возделывания земли. Однако возделывание земли – это не есть процесс заурядного рыхления почвы. Из глубины веков к нам пришло представление о том, что возделывание земли это священнодействие. Всегда во все времена, даже в советское время начало весенних полевых работ в деревне сопровождалось различными обрядами и народным весельем. Что такое обряд, как не ежегодное обращение к элементам идеологии, созданной этносом. В таком случае труд – это не только приложение физических сил, но в первую очередь сил духовных. Для животного труд, даже осознанный, – это процесс, следствием которого является утоление голода. Для человека труд – это процесс, следствием которого является повышение уровня интеллекта. Согласитесь, ведь и сейчас в понятие «возделывание земли» мы вкладываем смысл духовный ничуть не меньшей степени, чем смысл бытийный.

Прежде чем человек сможет приступить к труду физическому, он должен усвоить уроки труда духовного. Прежде чем приступить к пахоте, земледелец должен, как минимум, перекреститься. Бог создает этнос, внедряя в человека на подсознательном уровне определенную идею. Человек же, руководствуясь этой идеей, посредством труда духовного, создает свое гражданское общество, создает свой культ, и, приобщаясь к молитве, создает свою неповторимую культуру. Вполне уместно будет утверждать, что в этот период Бог постоянно присутствует подле человека, наблюдая за его усилиями.

Известно, что труд подмастерья непременно несет в себе элемент последующей проверки его работы мастером. При такой организации процесса обучения труду достигается наибольший эффект качества труда и в кратчайшие сроки. Представляется, что и этнос должен сдавать экзамен, предъявляя Богу плоды своего духовного образования. Бог отходит в сторону, предоставляя человеку полную свободу. Человеческое общество из идеологической формации переходит в формацию экономическую, в которой объединяющим началом становится труд физический. Этническое образование перестраивается человеком в рабовладельческую формацию, общественные институты заменяются государственными структурами. Если общественные институты создаются на демократических принципах, то государственные структуры создаются силой, и другого характера носить не могут. В «Свободе и воле (глава двадцать четвертая)» было дано государству определение в форме структуры, которое посредством внедрения монополии на применение силы принуждения, позволяет небольшой группе людей управлять всей остальной массой населения, составляющей данное государство. В дохристианскую эру Римская империя была первым и единственным рабовладельческим государством на Земле, государственные структуры которого только начинали складываться, и, тем не менее, трудно не заметить резкого отличия Рима от соседей. Особенно ярко выразился процесс формирования государств из гражданского общества Западной Европы при переходе к капиталистическим производственным отношениям. Государство, в отличие от гражданского общества, представляет собой сложившийся организм, обладающий явно выраженной границей и безупречно работающими внутренними органами, которые управляются из единого центра и единой силой. Если гражданское общество управляется Богом посредством этнического поля, то государство управляется человеком, посредством созданных им государственных структур. Если гражданское общество нацелено на подавление внешней угрозы, то государство нацелено на подавление, прежде всего, внутренней угрозы, и связано это с внедрением во взаимоотношения между людьми, как одну из фундаментальных категорий государства, – эксплуатацию. Эксплуатация есть тот фундамент, на котором строится государство. Уберите фактор эксплуатации и государство рассыплется. И встает вопрос: неужели Бог поощряет эксплуатацию человека человеком? Нет, эксплуатацию Бог не поощряет. Бог поощряет труд и при этом допускает даже насилие. Возможно ли ребенка приобщить к труду одними лишь уговорами? Безусловно, рабство – это продукт незрелого, малограмотного воспитателя, но капитализм, даже дикий, физическую силу принуждения заменил силой экономики. Человечество взрослеет, и взаимоотношения между людьми принимают иной, более разумный, более гуманитарный характер.

Итак, антропогенное поле, вырывая из животного мира один из ее видов, превращает в антропоида, который, реализуя, заложенную в нем потенциальную потребность к труду, удерживает себя на вершине разума. Спрашивается, зачем ему это надо? Затем, чтобы получить возможность подключиться к энергии этнического поля. Труд не повышает энергетический потенциал сообщества особей, труд удерживает его на достигнутом уровне, наделяя при этом сообщество возможностью совершать работу, т.е. совершать великие дела. Труд в антропогенезе позволил сообществу особей подключиться к энергии этнического поля. Труд в этногенезе позволит сообществу особей подключиться к энергии последующего структурного поля, обладающего более высоким энергетическим потенциалом. Не вызывает сомнений, что этим сообществом особей станет гражданское общество православной России, в которой, объединенные единым первородным православным этническим полем, осознав этот факт, станут трудиться во славу России все ее граждане, включая и мусульман. С этих позиций становится понятной тяга к России Реджепа Эрдогана, безусловно, пассионарной личности. Предполагаю, что США не удастся его перекупить, пассионарность крепко удерживает тех, кого создало соответствующее этническое поле. По той же причине и евреев, в особенности, воспитанных русским окружением, тянет в Россию. Египетское этническое поле, создавшее и иудейский, и мусульманский этнос, находясь в составе великорусского этнического поля, примирит и иудеев, возвратив их к былому понятию «добра», и мусульман, открыв им глаза на мерзости, которые учиняют последователи ислама. Ведь для Иисуса Христа не суть важно, посредством какого религиозного канона человек обращается к Господу, главное, чтобы он был искренним. Неискренность человека будет тут же разоблачена и предана гласности со всеми вытекающими последствиями. Мир значительно изменится, но не в каком-то туманном будущем, а в ближайшие годы. Люди Земли уже прислушиваются более к России, нежели к Западу, и этот вывод имеет глубокие основания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)