Ситуация.

В  последнее  время  стали  популярны  ток —  шоу,  где  «героями»  программы  выступают  молодые  мужчины,  выбравшие  себе  в  спутницы  жизни  зрелых  женщин.   Почему  так  происходит?  Причин,  по — моему,  несколько.  Первая:  альфонсы  женятся  на  состоятельных  дамах  ради  денег.  Вторая:  «маменькины  сынки»   ищут  в  будущей  жене  потенциальную  «мамочку».   Третья:  неуверенные  в  себе  мужчины  считают,  что  зрелая  женщина  опытна,  спокойна.   Четвёртая:  «детоненавистники»   не  желают  обзаводиться  детьми.   Но  было  бы  несправедливо  не  назвать  и  пятую  причину:  истинное  чувство.

Вот  о  таком  случае  я  и  хочу   рассказать.   Мне  тогда  только  что  исполнилось  42  года.  18 – летний  сын  готовился  к  поступлению  в  МИФИ,  а  пока  работал  в  какой – то  лаборатории.  Однажды  он  пришёл  с  работы  с  товарищем,  своим  ровесником,   настоящим  русским  красавцем.  Особенно  удивительными  у  него  были  брови:  русые,  такие  густые,  что  кудрявились,  как  и  волосы.  Мальчик  вскоре  ушел.  Потом  приходил  ещё  не  раз.  Я  в  разговоры  молодёжи  не  вникала,  занималась  своими  делами.  Однажды  вскоре  после  их  ухода   Коля  вернулся  один,  извинился,  что  забыл  какие – то  бумаги.  Потоптался  и  ушел.

В  следующий  визит  он  протянул  мне  ученическую  тетрадь:  «Почитайте,  пожалуйста».  В  тетради  оказались  неплохие  стихи,  посвящённые  женщине.  Я  поняла,  что  мальчик  влюблён.  Детали  меня  не  интересовали.  Я  уже  собиралась  вернуть  тетрадь  автору,  но  открыла  последнюю  страницу,  и  мне  стало  не  по  себе:   большими  буквами  там  было  написано:  «Анна  Фёдоровна!  Я  Вас  люблю».  Стараясь  сохранить  невозмутимость,  я  вернула  мальчику  тетрадь:  «Хорошие  стихи».  «А  Вы  всё  прочли»,- с  надеждой  спросил  он.   «Конечно».

С  этим  надо  было  что — то  делать.  Я  не  отношусь  к    женщинам,  которые,  ради  тщеславия,  поощряют  молодых  поклонников,  а  потом  старательно  скрывают  от  них  свой  возраст.  Эти  кокетки    не  думают  о  чужих  чувствах.   А  ведь  они  могут   быть  довольно  сильными,  о  чём  свидетельствуют  дальнейшие  события.  Коле  я  ничего  не  говорила,    будто  ни  о  чём  не  догадывалась.   Но  его  визиты  надо  было  как — то  прекратить.  Я  поговорила   с  сыном.  «Я  всё  понял,   что —   нибудь   придумаю», — ответил  сын.

Но  всё  оказалось  не  так  просто.   Однажды  вечером  позвонили  в  нашу  квартиру.  На  пороге  стоял  бледный  Николай,  по  его  обнажённому  предплечью  струилась  кровь.   «Перевяжите  меня»  — попросил  он  тихо. Господи,  слава  Богу,  что  повреждена   была   вена,  а  не  артерия.  Тугую  повязку  наложила,  хотела   вызвать  «Скорую», но  наш  гость   отказался.  Мои  домашние  не  поняли,  почему  он  вечером  оказался  в  нашем  районе,  и  откуда  такая  травма.  Поняла  только  я:  бедный  мальчик.  Я  искренне  ему  сочувствовала.  Хорошо,  что  вскоре  сын  уехал  на  учёбу,  а  я  в  санаторий  на  длительное  лечение.

Надеюсь,  что  Коля  потом   встретил  свою  Судьбу.   И  счастлив.

Ситуация.: 6 комментариев

  1. Добрый день, Анна!
    «Любви все возрасты покорны». Как говорил великий А.С. Пушкин, но везде есть свои пределы и рамки. Не буду приводить примеры известных артистов. Вы поступили правильно.
    Жду ваших новых публикаций!

  2. @ Светлана Тишкова:
    Спасибо, Светлана, за поддержку, Это мне просто необходимо. Пишу помаленьку и складываю » в долгий ящик», чтоб не надоедать читателям. Хорошего Вам вечера!

  3. Здравствуйте, Анна! Интересная исповедь. Хотя не вполне исчерпывающая и не во всём чистосердечная, насколько я могу судить как литературный духовник – то бишь, критик (!..))))… Исповедь с элементами сравнительного ситуативного публицистического анализа и морализации по теме. Но главный побудительный мотив биографического мини-очерка – стремление облегчить душу — поделиться с миром той давней щекотливой волнительной историей, которая не даёт Вам покоя и поныне. Однако Вы поведали читателю лишь о том, что просматривается на поверхности, передав коллизию в упрощённом виде, в жёстких рамках консервативной общественной морали. А здесь, в этой драме, наиболее интересными были бы неоднозначные сенсационные переживания героини — всплеск противоречивых чувств и мыслей, которые, наверняка, её захлестнули после признания приглянувшегося ей красивого юноши, причём признания не совсем неожиданного… (не так ли?) и всё же метеоритного! Шок, волнение, смущение, трепет, испуг, вызванные лестными для каждой женщины знаками любви, пусть и напрасными, и самим признанием в романическом чувстве, сделанным некстати, – как быть со всем этим … Вот что было бы хорошо передать как сложную эмоцию в развитии в рамках истории с продолжением и неожиданной развязкой и, скажем, с мини-эпилогом – и тем самым можно было бы поднять Ваш мемуарный этюд (очерковую зарисовку по памяти) на уровень новеллы Цвейга «Двадцать четыре часа из жизни женщины», но в русском добродетельном ключе. Это же — тема для целой симфонии! Анна, не упрощайте сюжет, сделайте его более многогранным, серпантинным, насыщенным и чувственностью, и нравственными переживаниями, отступите от биографичности (наверняка, мысленно Вы представляли себе и прослеживали разные варианты развития событий) и, не исключено, Вы напишите, может быть, лучшее Ваше произведение, не изменяя Вашему лаконичному стилю. Ждём красивой миниатюрной новеллы с многозначительным сильным финалом. Удачи!
    P.S. Простите за прямой вопрос: не сомневаетесь ли Вы сегодня в правильности того, что переложили тогда часть груза обрушившихся на вас моральных и эмоциональных переживаний на Вашего юного сына? Не считаете ли Вы, что вернее было бы в той ситуации справиться с непростой ношей без чьего бы то ни было участия, не посвящая в происшедшее третьих лиц?
    Извините, если мой комментарий не пришёлся Вам. Поверьте, он был продиктован лучшими побуждениями.

  4. @ Владимир Кривошеев:
    Владимир, какой Вы интересный собеседник! Каждый нюанс Ваших рассуждений мне понятен. Но я вынуждена
    Вас разочаровать: всё тогда мне было просто и понятно. Никаких «душевных волнений»: у меня всегда была высокая самооценка и трезвая голова на плечах. К тому же я умела ДРУЖИТЬ с мужчинами. Мальчику я сочувствовала, возможно, это его первое чувство. Но я -то, взрослая 42 летняя женщина, не хотела подавать ему напрасную надежду. Сыну я, конечно, не всё рассказала, просто дала понять, что визиты его
    товарища нежелательны. А перерезанные вены я видела у своего поклонника ещё в институте. И не только это.
    Что касается Вашего совета написать новеллу, подобную Цвейгу (один из любимых мной писателей), то идея хорошая. Но это был бы рассказ не обо мне. А выдумывать я не люблю. Хотя можно попробовать, когда иссякнут мои невыдуманные истории. Даже не ожидала, что Вы меня так «разговорите». Спасибо!

  5. @ Анна:
    Творческих успехов, Анна! И всё-таки я не разочаровываюсь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)