Павел Кузьмич

«Чую  с  гибельным  восторгом:  пропадаю, пропадаю…»В.  Высоцкий.

Есть  среди  нас  люди,  которые  с  гибельным  восторгом  включают  в  себе  механизм  самоуничтожения.  И  не  потому,  что  им  чего-  то  не  хватает.  Нет, наоборот,  они  наделены   талантами  с  избытком,  но  иногда  не  знают,  как  всем  этим  распорядиться,  и  мечутся,  непонятые,  страдают  и  пытаются  заглушить  неудовлетворённость  своею  жизнью  алкоголем  или  наркотиками. « В  нём  кипела  жажда  жизни,  а  ему  казалось,  что  хочется  выпить».  Это  о  них.

Откуда  приехал  Павел  Кузьмич  в   наш  послевоенный,   провинциальный  город,    я  не  знаю.  Поселился  он  у  моей  тёти,   как  квартирант.  Город  был  полон  вдов  и  подросших  за  годы  войны  девушек,  но  он  вскоре   женился  на   тёте  Марусе—вдове  с  двумя  детьми.

Новый   родственник   стал  преподавать   в  нашей   школе  рисование  и  черчение.  Преподавал  он,  в  общем,   хорошо,  но  как-то  без  энтузиазма.  Сторонился  коллег.  Я  хорошо  помню  его  удивительные  руки,  руки  художника.  А  он,  действительно,  оказался   художником,   причем  талантливым.

Всё  свободное  от  работы  время  он  писал  картины:  пейзажи,    портреты,   копии   с  произведений  великих  художников.  Картины художников. От  него  я  впервые  узнала  о  Куинджи,  произведения   которого  «Ночь  над  Днепром»  и  « Берёзовая  роща»  стали  моими  самыми  любимыми.

Он  написал  несколько  моих  портретов   и   дал  мне  первые  уроки  живописи.

В  свои  картины   Павел  Кузьмич  вкладывал  всю   душу.  Тем  страшнее  и  непонятнее  было  то,  что   периодически    происходило  с  ним.   Красивый  интеллигентный  добрый  человек  вдруг  превращался  в  свою  абсолютную  противоположность. Будто   просыпались  и  требовали  выхода,   дремлющие  до  того  в  нём  злые  духи.

А  «выход»  был  один:  Павел  Кузьмич   напивался,  брал  в  руки  нож  и  в  клочья  резал  свои  картины.   Необходимо  было    как-то    отобрать  у  него   нож,  чтоб  он  не  наделал  бед.   Как  ни  странно,  с  этой  задачей  удавалось  справиться  только  мне,  12 летней  девчонке.  Мы  садились  с  ним  на  крылечко  тётиного  дома,  и   начиналась  долгая  беседа.  Некоторое  время  Павел  Кузьмич  ещё  «кипел»:  « Я не  хочу  жить!  Зачем  мне  такая  жизнь?»   Я  чувствовала:    что-то   невысказанное  мучает  его,  но  не  знала,  как  ему  помочь.  Постепенно   он   успокаивался,  поворачивался  ко  мне  и  начинал  долго  и  пристально  рассматривать  моё  лицо.

—Ты  сама  не  знаешь,  Анета,  какое  ты  чудо.  Ты  будешь  очень  счастливой  женщиной.  У  тебя  совершенные    классические  черты  лица,  поэтому,   мне  нравится   писать  твои  портреты. (Кстати,   позировать  было  очень  утомительно).   Наконец, наступал  момент,  когда  можно  было  попытаться  отобрать   нож.

—Павел  Кузьмич,  Вы  тоже  очень  хороший  человек.  Мы   ещё    посидим    с  Вами,  поговорим,  только  отдайте,  пожалуйста,  мне  нож,  мне  не  по  себе,  когда  он  у  Вас  в  руках.

—Анеточка,  я  никогда  не  причиню  тебе  вреда.

Когда  я  всё  же  забирала   у   Павла  Кузьмича  нож,    он     начинал  рассказывать  о  законах  «золотого  сечения»,  о  приёмах  живописи,   о   канонах  классической  красоты.    Я  некоторое  время   слушала,  но  помнила,  что  меня  ждут  дома  и  тревожатся.

— Павел  Кузьмич,  пойдёмте,  я  уложу  Вас,  поспите,  и  всё  пройдёт.

Павел Кузьмич: 10 комментариев

  1. Добрый вечер Анна! Я читал этот Ваш рассказ ещё не опубликованным в мае прошлого года и уже тогда понял, что это настоящее чудо, Просто без прикрас на 2-х страницах история, которая очень объёмна в деталях, которые при желании можно додумать, развить. Грустная и светлая и концовка хороша. Думаю читателю понравится. Успехов!

  2. @ val_338122@mail.ru:
    Добрый вечер, Владимир! Да, Вы правы: я пересылала этот рассказ Вам на э.п., так как в то время уходила с сайта и не публиковала ничего. Спасибо за то, что правильно поняли и оценили эту жизненную историю. И Вам успехов!

  3. Доброе утро, Анна. Читал на одном дыхании. Судьба талантливого человека взволновала до глубины души. Рамки рассказа тесноваты для такой истории. Думаю, со временем у вас возникнет желание написать более развёрнутый шедевр. А то, что ваш рассказ шедевр, даже и не сомневайтесь.
    Творческих успехов вам.

  4. @ Николай Хохлов:
    Николай, доброе утро! Даже не ожидала такой оценки читателей! Спасибо Вам за добрые искренние слова. Что касается «развёрнутой формы повествования», я всегда считала, что это не для меня. Моя профессия врача: «меньше слов—больше дела» и то, что раньше я писала в газеты и журналы, где требуется краткость изложения, вошли у меня в привычку, с которой трудно бороться. Но, тем не менее, первоначальная задумка была написать именно книгу. И материала много, но … Вам успехов во всём.

  5. Рассказ замечательный, Анна! Чёрное и белое, высокое и низкое. Натура творческая чувствует это остро, иногда болезненно. Да и в душе у каждого свой шкаф со скелетом. Я бы не удивился, если бы оказалось, что он ножичком в юные годы кого-то пырнул и память периодически «прокручивает» ему этот эпизод. Удачи !

  6. @ Владимир Брусенцев:
    А вот тут Вы не всё поняли, Владимир! Пожалуйста, перечитайте рассказ ещё раз.

  7. Непонятых и непризнанных страдающих гениев не так уж и мало. И многие из них включают механизм самоуничтожения. Пьют режут вены. На киностудии, где работал, таких встречал. Гоголь, скажем. сжигал свои рукописи в печи, а вот опасные игры с ножом. мне кажется, уже неадекватность. Пусть временная. При всех положительных чертах его личности. Это моё мнение.

  8. Владимир, на сайте есть хорошая традиция: обсуждать произведение, а не героя. Разве кто—нибудь рассуждал, почему Вовочка из анекдота такой тупой? Нет, отметили чувство иронии у автора. Что касается Павла Кузьмича, не думала, что придётся объяснять очевидное. Человек получил образование (педагог), воевал, попал в плен, был в концлагере в Польше (Освенцим), после войны к человеку, побывавшему в плену, власти относились с подозрением, помните анкеты «Не был, не состоял, не имею…» Психика любого, тем более творческого, человека могла надломиться. И резал художник свои картины, а не людей! И на этом закончим.
    @ Владимир Брусенцев:

  9. Добрый вечер, Анна!
    После прочтения осталась некая толика грусти… Но творческие люди очень ранимы по характеру. Что-то болело на душе у художника и не давало ему покоя. Вот он и выплёскивал эту боль на свои картины…

  10. Спасибо за комментарий, Светлана! Всё же я убеждена, что причина —война и концлагерь. Помните мой рассказ «Афганец»? Сколько судеб ломают эти войны даже тем, кто выжил…@ Светлана Тишкова:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)