В трёх соснах

Быть негром, но с белою кожей,
Познать сегрегации дух!
Над нами – чужие вельможи
И сажи чернеющий пух.

Объектам британской забавы
Субъектами стать не дано.
Брюзжащей английскою павой
Хмельное налито вино.

Нас много без всякой идеи,
Нас мало, чей голос окреп.
Сопят у дверей лиходеи,
Вновь ценится траурный креп.

За нас все вокруг неподсудны,
Убийцы не прячут следы.
Фальшивость приблизила трудный
Конец нашумевшей мечты.

Не любит никто, кроме Бога,
Чья Троица всюду со мной.
Закрыта по дебрям дорога,
В степях не найти ни одной.

Уныние губит надежды,
Цепляется, словно репей,
На правды постылой одежды.
Вслед чудится вечное: — Бей!

В трёх соснах: 9 комментариев

  1. Поддерживаю пятёркой, пока голосование не закрыто. После таких стихов, как Ваши, Александр, не хочется говорить банальности, вроде: хорошо, талантливо. Или, сыто потянувшись, пробормотать: «не люблю нытиков». Нет, они вызывают гнев против неприглядной действительности и страстное желание изменить её! Спасибо. Удачи Вам!

  2. Есть такое подлое выражение «не судите и не судимы будете». Но не осуждение Зла есть отрицание Добра.

  3. @ Владимир Брусенцев:
    Спасибо. Упаси Боже быть судьёй и прокурором, а любое обвинение начинается со свидетельства обвиняемого. Появилось у меня ощущение усталости от невыносимости существования. Каждый день приносит что-то новое в смысле неотвратимости для всех, без исключения, включая тех, кто надеялся на лучшее.
    Добро воцарится, но не сейчас и не скоро. Сначала придётся научиться уважать всех, без исключения, потом — любить, если будет не поздно для этого.

  4. С возрастом начинаешь понимать. что есть Добро, а что Зло. И все эти бесконечные споры об их природе — от Лукавого. Тем более, что Зло сейчас достигло феноменальных успехов по части своего оправдания. Мне эти споры не интересны — надо и истину постигать когда-нибудь. Что касается неотвратимости чего-то катастрофического, это удушающе висит в воздухе. Сейчас один из переломных моментов в истории человечества. Мне кажется, существующая цивилизация подошла к своему концу, поскольку вместо сильных позитивных идей рождает нечно мелкое и смрадное. А если ждать Божьего суда, до будет как с Вавилоном, Содомом и Гоморрой, Помпеями и Римом — выдохлись и исчезли. Но я верю, что человечество в целом выживет. Возможно, и без нас.

  5. @ Владимир Брусенцев:
    Эпохи и человечество, Божий суд… Многозначительно и научно это всё. У меня есть книга начала прошлого века о Новой эпохе, отпечатанная в 1904 году…
    Дошла там речь и до Водолейства, в смысле эпохи Водолея.

    Лев Давидович Троцкий, взявший эту фамилию у тюремного надзирателя в Одессе, урождённый сын Давида Леонтьевича Бронштейна, в конце своей бурной жизни написал: — Отцы трудятся, зарабатывают на старость, а дети делают революцию и оставляют их ни с чем.

    Я вижу уже третью революцию своими глазами. Льву Давидовичу удалось увидеть столько же: 1905 год, 1917 год и Мировую революцию, которая провалилась в Венгрии и Германии.

    Человечество всегда было рядом и ему всегда была присуща человечность. Человечество со всех сторон в рупор кричит, что мы — его неотъемлемая часть. Только невозможно почему-то быть сразу частью всего человечества. Мало того, когда кто-то хочет стать частью, та часть, которая только что призывала, начинает крутить носом и принюхиваться.
    Но реституцию человечество любит, только бы мерзкие людишки убрались после реституции из отсуженной собственности.
    Такое было со мной в Латвии в Юрмале, а точнее — в Майори.

    Ося Бендер, расширяя свой коллектив, произнёс: -Теперь нас много! Живыми мы не сдадимся! Держитесь, мы дадим вам парабеллум!

    После ельцинского Белого дома парабеллум уже никому не нужен. Все сдаются, перебегают, изменяют, продаются, ищут, где глубже и где лучше.

    Особенный интерес вызывает желание приспособить человечество для чего-то конкретного для себя в меркантильном смысле. Так много такого наблюдаю!

    История? Историй столько написано, что каждый имеет возможность выбрать себе свою личную.

    Рукописи Мёртвого моря и арамейские тексты молитв торпедой врезались в борт канонической религии. Вот в чему привело сжигание книг и рукописей ереси.

    Гностики и агностики? Это уже не за горами.

    Каждое из «человечеств» переступило через недозволенное и нет теперь языка, чтобы понять друг друга.

  6. @ Светлана Тишкова:
    Спасибо, Светлана. Это очень трудно, иногда до невозможности. У меня нет другого выхода в моей ситуации. В стихах для меня главными являются образные ощущения и чувства, которые они могут вызвать.

  7. Согласен со многим. Революций было много — только в 17-м две. Я, правда, думаю. что Мировая закончилась в Польше после разгрома. Тогда Теоретик от неё отрёкся, но Практики — нет. А 92 год можно назвать и Второй буржуазно-демократической революцией, и реставрацией капитализма. Зависит от позиции. Пока официально принятого определения нет, предлагаю на выбор два. Закон о реституции был добровольно принят парламентами прибалтов. Получили, что хотели. Народ кинулся приспосабливаться к правилам сильных мира сего и всё святое как-то оказалось под башмаками алчущей своего маленького счастья толпы. Универсально понятным языком остаётся, как и всегда, добро. Но ему сейчас нелегко… Чем больше живу, тем больше уважаю Осю. Он был честным жуликом. Виват, Остап!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)