Последняя осень Виталия Видачева

Виталик устроился к нам не то на самом закате нулевых, не то на рассвете десятых.

В глаза бросалась его большая обритая наголо голова с выставленной напоказ имплантированной пластиной — напоминание о падении с качелей в детстве. Видачев часто улыбался, при этом крупные глаза его сверкали по-доброму. На ногах всегда удобные кроссовки, брюки «милитари» (любил бренд «Thor Steinar»). Какой его образ глубже всего вбит в мою память? Курит возле проходной, задумчивый взгляд сквозь дым.

В поле моего зрения Виталик попал незадолго до того, как от офиса на «Полях» отпочковался филиал на «Полеже». Так получилось, что я решил избавиться от приставки «Sony Playstation 3», купленной мной в далеком 2009-ом исключительно из-за одной игры — «Final Fantasy XIII». Однако виртоклоака засосала меня довольно таки плотно, что вылилось в покупку впоследствии еще нескольких игровых дисков. Смарт тв приставка.

В конце концов я полностью отошел от цифровых игр, считая их пустой и даже вредной тратой временного ресурса человеческой жизни. Виталик полагал по-другому, и потому с удовольствием прикупил у меня за восемь тысяч «Плейстейшн» с полудюжиной дисков и гитарой для «Guitar Hero V». Помню, как в 2010-ом смеялся с подругой, лежа с ней в ванне и слушая доносившиеся из большой комнаты равномерные звуки: «Тыщ! тыщ! тыщ!». Это брат артикулировал вербальное сопровождение нажатию на кнопки гитары.

Встреча с Видачом произошла на Рогачевском переулке — в удобном нам обоим месте. Виталий пришел с банкой пива. В ту и в последующие наши встречи я узнал некоторые подробности его биографии. Виталик вспоминал, как во времена лихого фанатского прошлого избивал с компанией Сергея Троицкого «Паука», а также как сам он единолично схлестнулся с восемью соперниками, успев разобраться лишь с одним или двумя до того, как его вырубили. До больницы Виталий был парнем массивным — около восьмидесяти килограмм или даже больше.

* * *

В больницу Виталик угодил, так как не только много курил, но и пил дешевые коктейли, а водку запивал колой. Закономерный результат — угроза жизни, кормление через шланг, удаление поджелудочной железы, потеря двадцати килограммов и категорический запрет как на употребление алкоголя, так и на поднятие вещей тяжелее пяти килограмм.

Когда Виталий вернулся после нескольких месяцев, проведенных в больнице, его трудно было узнать! Видачев смотрел на нас чуть виновато — в «вайбере», в котором тогда переписывалась вся фирма, организовали сбор средств ему на восстановление. Парню, конечно, надо было помогать, и потому все охотно делились своими деньгами. Какой был год? Скорее всего четырнадцатый.

Виталий стал работать, стараясь не перегружаться. Возил «серую» с «оранжевой» ветки, при этом мог взять у других и не особо удобные ему доставки. Любил угощать едой, собранной ему женой. Был, в сущности, очень добрым. Помогал логистам завешивать доставки. Всякий, кто звонил Виталию, заряжался позитивом «Касты», стоявшей у него вместо гудков: «Вокруг шум, пусть так; не кипишуй — всё ништяк!» Как-то вернулся со мной для трудного разговора со складом, когда экран, который я для него получил, оказался странным образом разбит.

Первым из наших пеших курьеров освоил «Яндекс-такси» для особо тяжелых случаев.

* * *

Так как Виталик мог забыть о тяжелых нагрузках, ему больше не нужна была гиря, которая стояла у него дома. Узнав об этом, я решил ее приобрести. По его словам, она весила шестнадцать килограмм — то, что надо в довесок к моему полуторапудовому шару с ручкой!

Так я и оказался у Виталия дома. Помню обшарпанную входную дверь, небольшой телевизор, небогатое убранство и, кажется, уже беременную жену, с которой они только что расписались, но, вроде, уже успели побывать в Турции. Вместо пудовой гири, на которую я надеялся, у Виталия оказались те же самые двадцать четыре кило, что ждали меня дома. На тот момент работа с двумя такими гирями была бы для меня абсолютно фантастическим занятием, и потому я оставил снаряд хозяину, уехав без покупки.

* * *

В 2015-ом году на Виталия Видачева нахлынула буквально лавина проклятий.

Сначала умерла его мать, длительное время боровшаяся с раком. Мы снова организовали сбор средств — похороны и так далее.

Виталий запил, что немедленно сказалось на его внешнем виде. Однажды он пришел в офис на «Полеже» с настолько изменившимся цветом лица, что водитель Марсель сказал ему:

— Я, конечно, не твой отец, но если ты продолжишь так пить, всякое может случиться…

Марс же видел, когда ехал с Виталиком, как тот неоднократно покупал в аптеке настойку боярышника.

Одна за другой посыпались жалобы: то он с какой-то дамой (на самом деле, это была его жена) приехал к клиенту пьяный, то некорректно вел себя, то еще что-то.

Дошло до того, что с Виталия сняли доставки в середине дня и сказали мне развести их, поделив с Андрэ. Андрэ был одним из моих бывших стажеров. Он некогда баловался травой и другими психотропами, но работу выполнял споро.

Встреча состоялась в центре зала метро «Чеховская». Андрэ со своим извечно странным, чуть диким взглядом подъехал на самокате — сей удобный транспорт уже был в тренде. Я показал ему список доставок, пересланный мне Давидом. Мы стали думать, как бы нам это поделить. Виталия еще не было. Вдруг мой взгляд выцепил из толпы прохожих случайно оказавшегося на «Чеховской» Стаса — стройного моложавого пешего курьера, ныне, увы, уволенного. Втроем мы поделили маршрут Видачева (Стас взял что-то по «зеленой» ветке). Вскоре появился и сам «виновник» событий. Все уже знали, почему его сняли с маршрута: клиент настучал, что курьер приехал в пьяном виде. Однако когда Андрэ попытался пошутить над этим, Виталий весь затрясся и сделал рывок в сторону коллеги, что-то агрессивно прорычав. Суть была понятна: человек потерял мать, и теперь не может отойти от горя.

Утром у Виталия был тяжелый разговор в кабинете логистов, однако тогда его все же не уволили.

* * *

Прошло немного времени, и у Виталия родился сын. Видачеву снова стали собирать деньги.

Со счастливой улыбкой Видач показывал мне фотографии новорожденного из «вайбер»-переписки с женой. Снимки соседствовали с нежностями, «смайликами» и «поцелуйчиками».

Виталик дал мальчику редкое славянское имя, но вот какое именно, я позабыл. Кажется, это было нечто, заканчивавшееся на «яр», «бор» или «слав»… Значение имени они с супругой посмотрели в интернете.

Увы, но приходится констатировать: вместо того, чтобы сосредоточиться на работе, Виталий снова стал пить, причем каждый день и помногу. Последнюю неделю он ходил буквально зеленый. На рубеже осени и зимы его не стало. Жена сообщила об этом по телефону Сергею — еще одному нашему курьеру.

Вновь — сообщение в «вайбере», снова сбор средств. Трудно было поверить, но факт оставался фактом. Все, кому я сообщал о случившемся и кто сами еще не знали, были шокированы, ведь парню не исполнилось и тридцати.

* * *

Как я слышал, Видач пропал вместе с товаром, который он должен был отвезти. Средства были списаны из стабфонда.

Виталий был единственным, кому мы четыре раза собирали деньги: на больницу, на похороны его мамы, на рождение ребенка и на его собственные похороны, причем последние два события отделяли друга от друга дней десять.

Прошло какое-то время, и неожиданно в «вайбере» вопреки логике контакт Виталия появился онлайн. На вопрос «кто это?» я получил ответ: «Это — жена Виталия».

Чудес не бывает.

Автор: Алексей Михеев

Я пишу, сколько себя помню, предпочитаю жанр фантастикопостмодернизма (авторский термин). Есть у автора и одна непростительная слабость — считать себя писателем. Сильнее всего на меня повлияли: ПЛЕБС (Пелевин, Лукьяненко, Ерофеев Венедикт, Булычёв, Стругацкие)... Автор — многократный участник теологических экспедиций.

Последняя осень Виталия Видачева: 3 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)