Долгая дорога к счастью

Лилия оставила свою машина на стоянке и уверенным шагом направилась к высотке — точке, состоящей из стекла и бетона. Казалось, что среди двухэтажных построек пятидесятых годов этот колосс в тридцать пять этажей был совсем лишним, но он строился на перспективу, и по плану здесь скоро должен появиться новый микрорайон под стать ему. Здание было деловым центром. На десятом этаже находился филиал фирмы «Смирнов и Ко», занимающейся проектированием. Его-то и возглавляла Лиля последние два года. Ей не так давно исполнилось тридцать пять. Она была не замужем и совсем не стремилась сделать этот шаг. Казалось, что за годы своей борьбы с мужчинами, чтобы занять достойное место под солнцем, она потратила много сил, энергии, доказывая, что не блондинка, но, самое ужасное, за это время слишком хорошо узнала их изнутри. Поняла, какими они могут быть мелкими и подлыми, если дело касалось их карьеры, как могли легко вставлять палки в колеса сопернику, и тем более, если этим соперником становилась женщина. После того, как до нее дошло, что личное счастье и карьера несовместимы, поставила крест на первом и плотно занялась вторым. При этом решилась пять лет назад родить ребенка — дочь Злату. Как ни странно, мама, Тамара Николаевна, ее поддержала, перебравшись к Лилии жить, чтобы помогать дочери в воспитании внучки. Лилия через два месяца после рождения дочери вышла на работу и то, что она теперь руководит этим филиалом компании, было результатом ее стараний и упорного труда. Она сделала все, чтобы родные ни в чем себе не отказывали и не нуждались. На работе была жесткой, требовательной, но справедливой, не любила большого потока слов, и многие подчиненные ее побаивались, а между собой называли Ледяной Бабой. Но это все было внешнее, наносное и никто не знал, да и не пытался узнать, какой она бывает вне стен офиса. Лилия очень любила своих родных, которые считали ее лучшей на свете дочерью и мамой. Работая с мужчинами, она приняла их правила игры и полностью им соответствовала в не стен своего родного дома. Мужчины перестали замечать в ней женщину и приняли в свою компанию, видя только «своего парня». В принципе, она сама приняла такую линию поведения, говоря немногочисленным подругам, что в волчьей стае жить, значит надо по-волчьи выть. Короче, Лилия, по мнению многих из ее окружения, имела железный характер, стальные нервы и острый мужской ум, а будь она другой- романтичной, мягкой, податливой, уступчивой, как полагается быть женщине, то у нее ничего бы не вышло. При всей своей занятости работой, она не бросила совсем дочь на руки матери и находила время, чтобы поговорить со Златой, сходить в детский театр на спектакль, зоопарк и детские утренники, но самое главное, что весь свой ежегодный отпуск Лилия проводила с дочерью. В это время она была не бизнес леди, а обычной мамой, доброй, нежной, самой счастливой женщиной на свете, принадлежащей только себе и дочери. Много раз можно было завести курортный роман где-нибудь на Гоа или Ямайке, но Лилия относилась к желающим пофлиртовать с ней как-то пофигистски, что мужчины это сразу понимали и отваливали, как от причала корабли. Правда, была в ее жизни одна встреча, которую не забыла до сих пор…
Это случилось тринадцать лет лет назад, когда она первый раз вывезла Злату летом из дождливого Питера на отдых в Алушту. И путешествие, хотя после него уже было много других, она не забудет никогда. Лили не понравился пляж при санатории, где яблоку негде было упасть от желающих поджариться на солнце, и, поговорив с местными, нашла совсем немноголюдное место в небольшой бухточке с чистейшей водой и галечным дном. Самое замечательное в этом месте оказалось то, что невдалеке находился красивейший парк с пиниями и редкими деревьями.
Лилия до сих пор не понимала, как получилось, что она задремала на несколько минут, которых хватило Злате, играющей в это время с мячом, дойти до береговой линии. Мяч попал на волну, а девочка, пытаясь его достать, оказалась в воде. Ребенка вовремя заметил один из отдыхающих мужчин. Он вытащил Злату и ее мяч, а потом найдя Лилю, прочитал лекцию об опасности воды и от воды. Она на всю жизнь запомнила его взгляд, осуждающий ее, как нерадивую мамашу. С тех пор она не позволяла себе что-то подобное. Мужчина был молод, лет двадцати пяти, загоревший почти до шоколадного цвета, с голубыми глазами и выгоревшими на солнце русыми волосами. Они несколько раз потом встречались на пляже, и однажды он заговорил с ней. Злата в тот день очень капризничала и рвалась к берегу «поиграть с волнами», а Лиля ей в этом отказывала и уговаривала попрыгать по берегу. Она, споря с дочерью, даже не заметила, как рядом с ними оказался он — постелил полотенце и присел, уставившись, как казалось со стороны, вдаль на линию горизонта. Видимо, устав от Златкиных воплей, он вдруг предложил поиграть в мяч, на что озадаченная девочка вдруг перестала плакать, широко улыбнулась и согласилась. Лили пришлось включиться в игру. Его звали Степан, и он тоже был из Питера, приехал погостить к своей бабушке в отпуск. Вечерами, когда Златка засыпала, они подолгу гуляли по пустынному пляжу. Во время одной такой прогулки Степан нашел плоский голубой камень с круглым отверстием в самом центре, повертел в руках и протянул Лиле:
-Есть легенда, что кто найдет такой камень и будет носить его с собой, как амулет, у того человека все будет хорошо.
-Но это же ты его нашел,- усмехнулась Лиля.
-Ну и что? Я его дарю тебе. Значит он твой.
-Хорошо, я повешу его на цепочку и буду носить всегда. На память о море, этом лете и о тебе…
Она тогда не придала большого значения этому знакомству. А потом вдруг заметила, что Злата очень привязалась к Степану, радостно смеялась и бежала вприпрыжку к нему, когда тот появлялся на пляже. Девочка подбегала и останавливалась, а он подхватывал и начинал кружить. Златка заливалась звонким смехом, раскинув в стороны руки, как крылья. Повалявшись на пляже под жарким южным солнцем, они шли гулять по аллеям парка, болтая о том, о сем, заходили в какое-нибудь кафе, где сидели часами, спрятавшись от солнца под цветным зонтиком. Однажды Степан пригласил Лилю зайти к его бабушке. Златка, естественно, была с ней. Его бабуля жила в частном доме с большим садом, как полагается с беседкой, увитой виноградом, от чего яркий солнечный свет в нее не попадал и там всегда была тень. Лиля не знала, чем бы закончилось это случайное знакомство, если бы не этот поход в гости к бабушке Степана. Хотя, та приняла ее и Злату на первый взгляд очень радушно, но так глянула на Лилю, что, казалось, заглянула в самую душу. Златка где-то бегала по саду, играя со смешным добродушным щенком — подростком по кличке Бим. Степана бабушка отправила в погреб за какими-то припасами, а сама осталась с Лилей наедине. Алена Федоровна посмотрела на молодую женщину и строго спросила:
-Ты давно знаешь Степана?
-Нет… Три недели,- ответила, озадаченная этим вопросом, Лиля. -Так вот, что, милая, я тебе скажу, — чуть подумав, промолвила бабушка,- не лезь в его жизнь. Ты женщина хорошая, самостоятельная, яркая… И я вижу, что он тобой увлекся…
-С чего Вы взяли?.. Не говорите ерунды, — еще более удивилась она.
-Я своего внука знаю… Он не ловелас, но вижу, что ты ему очень нравишься. Только у него в Питере невеста есть, и они, как мне известно, собираются пожениться… Аля мне, как внучка.
-И пусть женятся, я им не мешаю… Мы просто вместе проводим время на пляже…
-Не мудри, девка… Вижу, как у Степки, глядя на тебя, глаза горят. А уж как ты на него смотришь… Я пожила на этом свете, вижу и ты к нему неравнодушна, но зря все это, зря. Послушай, ты женщина серьезная, умная, всего в жизни добилась сама и… дорогая.
-С чего вы взяли?! — воскликнула Лиля.
-С того. Я вас отдыхающих здесь насмотрелась… Видно по манерам, одежде… А он парень простой, честный и ему тебя не потянуть… Ты королева, а он не сможет быть пажом… Он хороший, добрый… Вон, как твою Злату на руках носит. Детей любит…
-Я не понимаю, к чему весь этот разговор… — Лиля удивленно смотрела на бабушку Степана.
-Он не будет с тобой счастлив… Мужчина из него получился настоящий, а ты его своим характером задавишь и сломаешь… Он простой милиционер, звезд с неба не хватает и не будет хватать, потому что слишком честный. И ты старше его… Тебе лет тридцать?
-Да, но это — то при чем? -не понимая, к чему гнет бабушка, спросила Лиля.
-Его невеста помладше тебя годков на десять, и это самое то… Они подходят друг другу, как нитка к иголке. И Алечка его очень любит. Она приезжала ко мне в прошлом году. Очень хорошая девочка. Не ломай жизнь парню. Ты взрослая женщина, с ребенком… У них будут свои дети… И пока он там в погребе ищет то, чего нет, забирай свою дочь и иди от греха подальше. Извини, но я хочу, чтобы мой внук был счастлив, а счастлив он будет только с Алечкой. Я костьми лягу, но он женится на ней, а ты иди…
-Я не могу уйти… Что вы ему скажете? — прошептала Лиля.
-Я не ошиблась, и он тебе нравится, но у него есть Аля… Так что иди! А что скажу, это уже не твоя забота. Уходи, и не стой над душой,- воскликнула бабушка и указала рукой на выход.
Лиля подхватила на руки Злату и выбежала с ней за калитку, где остановила первую попавшую машину, попросив подвести до санатория. Златка смотрела на нее удивленными глазами и ничего не могла понять своим детским умом, почему они так быстро ушли от дяди Степы. Лиля была расстроена, внутри все клокотало, потому что с ней так еще никто не поступал. Просто взяли и выгнали. Она очень хотела поговорить со Степаном, надеясь встретить его на следующий день на пляже, но он больше не появился ни на следующий день, ни через день, ни через неделю, а там уже пришло время уезжать. С тех пор Лиля ничего не знала о нем: женился на своей Але или нет, счастлив или как… Она, иногда вспоминала его, глядя на огромную раковину с шумом моря внутри, и желала ему счастья с его Алей, а обрывки воспоминаний тут же отправляла в небытие..
Прошло пять лет после той истории. Лиля больше ни разу не была в Алуште, то ли боялась случайной встречи со Степаном, то ли не хотела бередить душу мыслями о нем… Карьера складывалась успешно, дочь радовала своими успехами в учебе… Что еще надо для счастья? В тот день Лилия приехала на работу раньше обычного. Было еще очень рано, и в коридорах стояла гробовая тишина: молчали телефоны, никто не суетился в коридорах. Она зашла в свой кабинет, по — ходу нажала кнопку кофеварки, повесила в шкаф шубку и подошла к окну. С высоты десятого этажа весь район был, как на ладони, светящийся огнями жилых домов и уличных фонарей. Тихо падал большими хлопьями снег и быстро таял где-то там внизу, едва коснувшись земли. Зима в этом году все никак не могла вступить в свои права, а легкие заморозки сменялись осенними затяжными дождями почти до самой середины декабря. «Скоро Новый год, а на улице поздняя осень… В этом году его будем встречать, похоже, без снега… Сейчас снегопад, а вечером может пойти дождь… Непривычно. Как быстро летит время, кажется совсем недавно только год начался, а не успела оглянуться, он уже заканчивается… Златка сейчас отучится и на каникулы где солнце и тепло…» — Ее размышления прервал звук наливающегося кофе. Она взяла чашку, вдохнула чуть горьковатый кофейный аромат и сделала глоток. Только посмотрела на часы, как отворилась дверь в кабинет, и на пороге появилась секретарша Оля:
-Доброе утро, Лилия Сергеевна. Вы сегодня рано… Вам кофе сварить?
-Доброе утро. Я его уже сделала сама, спасибо. Оля, напомните Величко зайти ко мне в 9.30 с отчетом, а на 10 вызовете Григорьеву, Левкина и Максимова…
-Хорошо… — ответила Оля. — Не перепутать бы. Величко… Максимова… Левкина… Григорьеву… — шептала про себя Оля… -Не перепутать… Странно, сегодня так рано пришла… Кофе себе сделала сама… Совещания с утра… Не к добру все это, ой не к добру…
Ольга все перепутала и в девять тридцать к Лилии дружно зашла троица ведущих инженеров, а не главный бухгалтер Величко. Лиля поморщилась и, нажав кнопку внутренней связи, попросила Олю вызвать и его. Через две минуты в ее кабинет зашел запыхавшийся Величко со злополучным отчетом, который он переделывал уже третий раз, потому что, проверяя, эта чертова Ледяная Баба находила ошибку за ошибкой. Откуда они брались он сам не понимал. Сегодня был крайний срок, отчет переделывал всю ночь, но не успел проверить до конца, не хватило каких-то пару часов. Лилия Сергеевна начала совещание с тенденции и коммерческой значимости нового проекта, который они начинают, но тут зазвонил телефон. Она поморщилась, но машинально ответила на звонок и, задав всего один вопрос: «Что случилось?», схватила сумочку и шубку, крикнула на бегу:
-Все свободны до пятнадцати часов,- выскочив в приемную, она быстро сказала Оле,- все встречи перенесите на завтра по сегодняшнему списку. — И выбежала в коридор.
Растерянная Оля смотрела то на список, то на входную дверь. Из этого состояния ее вывели, выходящие из кабинета Лилии Сергеевны сотрудники. Они тоже были в недоумении, только один Величко улыбался, вытирая платком пот со лба.
-Вот и хорошо… есть время проверить! Бог меня услышал…
-Да, ладно, Виктор Петрович, перед смертью не надышишься… — неловко пошутила Анна Станиславовна.
-Вам хорошо, а Ледяная Баба обещала уволить меня, если найдет еще хоть одну ошибку в отчете… — вздохнул Величко.
-Так делай правильно с первого раза, а не считай ворон… — вставил свое мнение Максимов. — Интересно, что произошло, будто ветром выдуло из кабинета? Я ее такой еще никогда не видел…
И все дружно вопросительно посмотрели на Олю, но она так же удивленно смотрела на них.
… А в это время у въезда на окружную дорогу остановилась машина ДПС, и из нее вышли два полицейских.
-Ну, что приступим, капитан Колесников? Сейчас хозяева жизни поедут… У тебя сегодня первый день на этой точке, напарник, — улыбнулся капитан Никитин, тормозя небольшой фургон с московскими номерами.
-Н-да, движение… — посмотрев на шоссе, ответил Колесников, как вдруг заметил, что красная дорогая иномарка на очень высокой скорости летит почти по обочине.
-Это еще что!.. Не порядок!- воскликнул Никитин. — Тормози. Я же говорил, что хозяева жизни поедут. Сейчас я этого субчика научу свободу любить, — сказал он, указывая жезлом водителю — нарушителю съехать с дороги.
Машина встала рядом, как вкопанная. Он подошел к ней, представился:
-Гражданин, откройте окно! Капитан Никитин… Нарушаем, гражда… нка? Ваши права… — женщина ни говоря ни слова протянула ему документы. — И куда мы так летим? Выходите из машины, Троицкая… Лилия Сергеевна. Будем составлять протокол. Вы превысили скорость на 50 километров.
-Простите, я не могу задерживаться… Я очень спешу, — стала оправдываться Лиля.
-Интересно, куда это Вы так спешили? Захотели оградку с надгробным камнем? — съязвил капитан Никитин. — Вы пили?
-Нет, не пила. Понимаете, мне позвонили со школы, что моя дочь упала и ее увезли в больницу…
-Так, так, так… Не могли придумать что-нибудь оригинальнее? Слышал я уже за десять лет здесь и про бабушек, и про дедушек, про детей… Ничего в этой жизни не меняется и ничего святого для нарушителя нет. Даже стало скучно слушать… — ходил он вокруг машины. — Я понимаю, что ваша машина, как зверь, но нельзя же…
-Простите, давайте решим этот вопрос на месте, без протокола, — вдруг сказала Лиля.
-Что? Это вы так считаете, что все продается и покупается… Степа, иди сюда! Здесь дамочка взятку предлагает. Иди, свидетелем будешь. Не выйдет у вас… — рассвирепел капитан, но тут к машине подошел другой полицейский.
-Никитин, у тебя какие-то проблемы? — спросил Колесников, окинув взглядом женщину, стоящую к нему спиной.
-Да вот дамочка не хочет протокол, взятку предлагает, — съязвил Никитин.
-Да поймите же, у меня ребенок в больнице, — чуть не плача произнесла женщина и оглянулась на полицейского, стоящего за спиной.
-Не положено,- четко произнес Колесников и сделал приглашающий жест, чтобы женщина подошла к машине.
-Какое отделение? — спросила Лиля.
-Сорок шестое… На Октябрьской,- ответил Никитин, ожидая, что она выполнит его приказ.
Она посмотрела ему в глаза, кинула ключи на капот, крикнув на ходу: «Извините, но не могу остаться… Завтра, все завтра…» и бросилась чуть не под колеса, проходящей мимо «Волги». Водитель резко ударил по тормозам и с криком:
-Дура, баба,-выскочил из машины.
Лиля повисла на его руке:
-Пожалуйста, мне надо в больницу на Луначарского…. У меня там ребенок.
Мужчина глянул в почти безумными глаза женщины и молча открыл дверь машины со стороны пассажирского сидения:
-Садитесь…
-Э, вы куда?..Колесников, держи ее, -закричал Никитин, бросившись к Лиле, пытаясь ее задержать, но не успел.- Не, ты видал, что эти хозяева жизни вытворяют?.. Ну я ей устрою кузькину мать,- возмущенно крикнул он и зло плюнул на землю.-Колесников, ты что дурак? Отпустил ее, да? Пожалел? А протокол? — кричал Никитин.-Сбежала!.. Может машина в угоне?..
-Нет, проверил… Машина за Троицкой Лилией Сергеевной. Приедет в отделение завтра… Вот увидишь,- успокоил его Степан.
-Ну ты и дурак! А если не приедет?
-Приедет. Куда денется, машина на штрафной, документы у нас- ответил Степан и закурил.
-Пойду ее еще раз по базе пробью… — сказал Никитин и ушел к машине. Через несколько минут крикнул Степану. — Попалась птичка! Представляешь, за пятнадцать лет ни одного нарушения…
-Ну вот, это говорит в ее пользу. Непредвиденные обстоятельства заставили…
-Откуда ты такой выискался? Тоже мне Пинкертон нашелся… Даже обстоятельства не дают права нарушать закон! Он един для всех. Вот. А если не приедет эта Троицкая? Они ведь такие… Хозяева жизни… На дороге только себя видят и больше никого. Ты, что думаешь у нее одна машина? Может их у нее, как фантиков…
-Тоже скажешь, она, что миллиардерша? -скептически посмотрев след уехавшей «Волге», сказал Степан.- Придет!
-Ну, смотри! — тормозя очередную машину, угрожающе проговорил Никитин. — Я тогда на тебя рапорт напишу за панибратство с нарушителями. Смотри, Колесников…
-Не напишешь… Она придет.
«Волга» катила по окружной, а из головы у Лили не шла эта случайная встреча со Степаном. «Сколько лет не виделись и на тебе… Встретились… Для чего? Почему? Зачем? Мне он тогда нравился, но это было давно… Прошла целая вечность. Сейчас он благополучно женат на своей Алечке. Надо же, даже ее имя помню. Как сейчас слышу голос его бабушки… Невеста Алечка… Все это ерунда. Сейчас главное — Злата, а все остальное завтра. Он меня даже не узнал…» — подумала Лиля. Она попросила остановить машину на парковке у больницы. Хотела расплатиться с водителем, но тот наотрез отказался брать деньги и, пожелав удачи, уехал. Лиля прошла к справочной, где недовольная девица пробурчала, что нужно пройти в третий корпус… Она быстро нашла нужное здание, а у постовой медсестры выяснила, где находится дочь и кто лечащий врач. Ее успокоили, что большой опасности нет — легкое сотрясение головного мозга и растяжение на правом запястье, но девочка должна несколько дней побыть в больнице под наблюдением, а сейчас спит под действием укола. Лиля долго просидела в палате, держа Злату за руку и ожидая, когда та проснется. Злата проснулась часа через три.
-Мамочка, прости, что я тебя так напугала,- прошептала, поморщившись от боли, дочь.
-Молчи, тебе сейчас нельзя много говорить. Все будет хорошо, доченька. У тебя что-то болит? — встревожилась Лиля.
-Немного кружится голова… Мамочка, я сама виновата… Ты никого не ругай, ладно? Васька не виноват. Я сама залезла на эту шведскую стенку. Пожалуйста не ругай его…
-С этим мы разберемся позже… Я никого не собираюсь ругать, не переживай, — погладив ее по голове, успокоила Лиля, но зашла медсестра и попросила выйти, потому что девочке пора на процедуры. Злату увезли, а Лиля еще несколько минут постояв в палате, вышла. Потом позвонила маме , объяснив ситуацию со Златой. Бабушка, конечно, очень разволновалась и тут же стала собираться к внучке в больницу.
Возвращаться в офис пришлось на такси. Проезжая мимо того места, где остановил ее патруль ДПС, Лиля уже никого не увидела. Она в тайне надеялась, что, возможно, ей удастся решить эту проблему с протоколом здесь и сейчас, но сегодня был не ее день.
Лилино возвращение для сотрудников стало неожиданностью, как и отъезд. Она занималась делами, что-то подписывала, разговаривала по телефону, а когда освободилась, то за окном была непроглядная тьма. Она подошла к окну и задумалась. Мысли опять вернулись к этой случайной встрече со Степаном на дороге. Ее мучил вопрос: «Почему она тогда согласилась с его бабушкой и так трусливо сбежала, не поговорив с ним, ведь они нравились друг другу. Как говориться, между ними тогда проскочила искра, готовая разгореться в пламя.» Она чувствовала это. Ей нравились нечаянные прикосновения к друг другу, ощущение тепла его тела… Она знала, что встреча со Степаном тогда была для нее не случайным курортным романом, а нечто большим. Лиля помнила до сих пор их единственный поцелуй, но какой… В тот вечер они долго сидели, обнявшись на большом нагретом за день южным солнцем валуне, почти у самой кромки воды и разговаривали. Еле слышно плескались волны, ударяясь о бок гранитного камня, светили яркие звезды, как драгоценные камни на черном бархате, по воде бежала длинная лунная дорожка… Они сидели молча, а потом Степан поведал местную легенду про валун, на котором они сидели. Он рассказал, что есть поверье, если влюбленные на нем посидят под звездами, то уже никогда не расстанутся и проживут вместе долго и счастливо… «Но это не в нашем случае,» — подумала Лиля и вздохнула. Тогда ей показалось, что она влюбилась первый раз по-настоящему, а до этого момента она и не знала, что такое любовь. Если бы можно было все вернуть назад, то, наверное, поступила совсем по-другому — дождалась Степана и поговорила, а не сбежала, как последняя дура. Ее размышления прервал осторожный стук в дверь, а на пороге кабинета появилась Оля:
-Лилия Сергеевна, уже поздно… Можно я пойду?
-Вы еще здесь? Конечно, конечно, идите…-спохватилась она.
-До свидания! — воскликнула секретарша.
-До свидания… До свидания… — тихо ответила Лиля и тоже стала собираться домой. Выйдя из офиса и, оказавшись под проливным дождем, вспомнила, что зонтик остался в машине, а та сейчас отдыхала на какой-нибудь штрафной стоянке… Спрятавшись под козырьком остановки, она стала ждать автобус, но вдруг заметив желтый огонек такси, стала махать рукой. Таксист оказался человеком разговорчивым и всю дорогу рассказывал забавные истории из своей шоферской жизни, больше похожие на анекдоты. Он болтал без умолку и ему было совсем не важно, что Лиля почти не отвечала, а едва улыбалась краешками губ на протяжении всей поездки до дома.
Утром, перенеся пару встреч, Лиля отправилась в отделение ГИБДД. Оглядевшись по сторонам, она заметила патрульную машину, а рядом с ней Степана и женщину лет двадцати пяти. Та счастливо улыбаясь, то и дело подносила к лицу красивую алую розу на длинном стебле. Степан стоял к Лиле в пол оборота и всецело был занят своей спутницей. Он что-то ей рассказывал, а та звонко смеялась в ответ на его слова. Потом она чмокнула его в щеку, и, помахав цветком, быстрым шагом направилась в сторону большого торгового центра. Степан замер, глядя ей в след. Чтобы попасть в здание, Лиле надо было пройти мимо него. Она шла, а стук каблуков об асфальт громом отдавался в голове.
-Лилия!- окликнул ее Степан, но встретившись с ней взглядом, смутился.- Лилия… Сергеевна, здравствуй…те.
-Здравствуйте, — как ни в чем не бывало, вскинув голову, ответила она, остановившись.
-Мы с вами раньше не были знакомы?-осипшим голосом вдруг спросил Степан.
-Мы?.. С вами?.. -высокомерно оглядев его с ног до головы, будто говоря кто ты такой, чтобы, я была с тобой знакома, съязвила Лиля.- Хм… Думаю, что я не имела такой чести быть с Вами знакома…
-Да?.. Ну, извините… Значит мне показалось. Вы так похожи на одну женщину… впрочем, это уже не важно… Вам на второй этаж,- строго произнес Степан и отвернулся.
Когда Лиля вышла из здания, уладив дела с правами, полицейской машины и Степана уже не было. Проходя мимо того места, где она полчаса назад разговаривала с ним, произнесла:
-Мы были с тобой знакомы, но та история закончилась и возвращаться к ней у меня нет желания. У тебя все хорошо и в твоей жизни для меня нет места. Твоя бабушка была во всем права, и хорошо, что она мне все рассказала. Прости, любимый… Будь счастлив. Следующий раз мы с тобой встретимся в другой жизни… Может быть…
На этом можно было бы поставить точку в этой истории, но, как говориться, человек предполагает, а кто-то всесильный, невидимый располагает судьбами и событиями в них.
Злату выписали из больницы под Новый год. Лиля решила, что на эти каникулы они никуда не поедут и останутся дома. Но тут неожиданно позвонила подруга.
-Лиля, я сегодня встретила Тамару Николаевну и она сказала, что вы на каникулы остаетесь в городе. Это правда?
-Да, Аня… Злата после больницы… Самолет и перегрузки ей сейчас противопоказаны.
-Я хочу предложить тебе поехать с нами на турбазу на несколько дней. Компания у нас разношерстная, но по возрасту примерно одинаковая. Обещаю, что скучать не придется!
-Да, уж… С вами не соскучишься. Но я там никого не знаю.
-Не вопрос, познакомишься. Ты же меня и Михаила знаешь, а остальных узнаешь. Это у нас снега нет, а там есть. Лес, воздух, открытый бассейн с подогревом, русская баня, на лыжах походишь… Красота. Лиль, соглашайся.
-Хорошо, уговорила,- засмеялась Лиля.-Только вот Злата…
-Прости меня, но я об этом твоей маме рассказала, так она не против со Златкой посидеть, главное чтобы ты согласилась. Мы за тобой заедем второго января в шесть утра.
-Хорошо.
Утром второго января через шесть часов быстрой езды по автобану они оказались в Сосновке. Название полностью соответствовало месту расположения турбазы в живописном сосновом лесу. Небольшие деревянные домики были разбросаны по покрытому снегом пологому склону горы. У ее подножья стоял двухэтажный, сложенный из кругляка, дом, где располагались столовая, бар, бильярдная и жилые комнаты управляющего. За домом располагался открытый бассейн, над которым поднималось плотное белое облако пара.
Анна и Лиля стояли у окна в холле на втором этаже. Анна отодвинула тюль в сторону и вдруг воскликнула:
-О, вот и Степка приехал со своей благоверной… Ты с ним не знакома, но познакомишься. Хороший мужик… Только как его угораздило на этой стерве жениться… Когда-нибудь на машине убьется со своими гонками на дороге. Безголовая, гоняет на чем свет стоит. Пользуется, что ее муж служит гаишником. Да и так… Его в грош не ставит, а он терпит почему-то.
Лилия мельком глянула в окно и потеряла дар речи — там внизу у машины стоял Степан и та самая женщина, которую она видела на Октябрьской у сорок шестого отделения.
-Н-да… А шарик-то круглый, — тихо произнесла Лиля.
-Чего ты там бормочешь?-переспросила Анна.
-Нет… Ничего… так…
-Классный мужик! Душа компании. С ним никогда не бывает скучно, только редко с нами выезжает… И когда без Альки. Его принцесса не любит нашу компанию…
-Почему ты о ней так говоришь?-удивилась Лиля.
-Знаешь, мне кажется, что она его не любит…
-А он?
-Степка… Он простой парень… Когда его узнаешь, ты все сама поймешь…- сказала Анна и повернула голову в сторону двери, где появился Степан и его жена.
-Всем привет!- поздоровался он.
-Степка, какие же ты молодц, что приехал!- воскликнула Анна и обняла сначала Степана, а потом Алю, которая, думая, что никто не видит, скорчила брезгливую гримасу.
-А я значит не в счет?-.- И зачем же так…-отстранив Анну, ехидно заметила Аля. -Один хотел ехать, а у меня дела были, но только узнала, что здесь бассейн под открытым небом и бильярд, все бросила…
-Да, здесь вечером будет весело… Сейчас народ с похода вернется. Все соберутся и жизнь ночная закипит, -ответила Анна.-Ой, ребята, я забыла вас познакомить — это моя лучшая подруга Лиля Троицкая.
-Аля,- процедила сквозь зубы Аля.
-Степан,- и он слегка сжал ее пальцы и посмотрел прямо в глаза.-Мы, кажется, с вами встречались не так давно, правда не при таких обстоятельствах…
-Что за обстоятельства?- поинтересовалась Анна.
-Он меня остановил за превышение…
-Ха-ха-ха… Ты, Колесников, еще кого-то за превышения останавливаешь? Ха-ха-ха… А меня никто не останавливает… все знают, что я его жена…
-Аля, дорогая, тебя за руль пускать нельзя… Ты даже на Запорожце сможешь превысить скорость… Ты же не ездишь, ты летаешь,- заметила с укором Анна.
-Рожденная летать-ползать не может,-с вызовом ответила Аля и, помахав Анне ручкой, отправилась сразу в бильярдную.- Пойду шары покатаю…
Степан молча опустил голову и отошел к окну. Два дня Лиля держалась от него в стороне, а если получалось, что оказывались рядом, то она просто уходила. Стараясь быть незамеченной, она присаживалась на диван в углу холла рядом с огромным фикусом и наблюдала за Степаном и его женой Алей. Они были совершенно разные: Аля вела себя раскованно, даже развязно, и за прошедшие два дня стала звездой турбазы. Как модель высокая, стройная с роскошной гривой темных волос она привлекала мужское внимание. Вокруг нее все время толпились мужчины, пытаясь привлечь ее внимание острым словцом или не очень приличным анекдотом. Аля не отвергала ухаживающих за ней кавалеров и громко смеялась на их недвусмысленные предложения, совершенно не стесняясь того, что где-то рядом с ней находится Степан. Лиле почему-то казалось, что Аля это делает специально, будто пытается разозлить мужа, а тот все больше хмурился и крепче сжимал зубы, отчего желваки перекатывались на скулах.
Однажды, когда Аля повисла на шее одного из мужчин, Степан все-таки не выдержал и выел жену из бильярдной. Что-то стал ей говорить, а та вырвалась из его рук и отвесила ему звонкую пощечину с криком: «Да пошел ты! Как ты мне надоел! Вали…». Она тряхнула головой, от чего ее конский хвост ударил Степана по лицу, и с гордо поднятой головой вернулась в бильярдную. Степан вышел из центрального корпуса и больше не появился, чем предоставил полную свободу жене. Лиля, заметив, что Анна и Михаил куда-то исчезли, тоже решила покинуть бильярдную и вернуться в свой домик, находившийся недалеко от главного корпуса.
Когда она вышла на крыльцо, то остановилась от увиденной красоты и оглушительной тишины после шумной и душной бильярдной. Высокие стройные сосны с переливающимися снежными шапками в лунном свете казались нарисованными на фоне черного неба, усыпанного сверкающими звездами. Сосновые лапы, не выдерживая тяжести снега, прогибались, а падающие снежинки тут же подхватывал ветер и уносил прочь. Лиля еще немного побродила по турбазе и вернулась к своему домику. Она только поднялась на крыльцо, как выйдя из тени, ее окрикнул Степан.
-Лиля, постой… Не уходи. Только не говори опять, что мы с тобой не знакомы.
-К чему это все?- устало произнесла она. – У нас совершенно разные дороги.
-Лиля, скажи мне, почему ты тогда ушла?
-Спроси у своей бабушки…
-Я ее спрашивал. Она сказала, что Злата заболела…
-И ты поверил?- печально улыбнулась Лиля.
-Я? Нет, но спросить было не у кого…
-Значит так и было,- качнула головой она.-А сейчас уходи.
-Ты прекрасно знаешь, почему я здесь,- выдохнул Степан и, помолчав, сказал: Я люблю тебя.
-Не надо об этом. Ты женат. Наша сказка закончилась там на море.
-Это ты решила ее закончить тогда. А я не хотел… А жена? Ты ее видела…
-Только не говори, что вы с ней чужие и прочая, прочая, прочая. Тем не менее вы вместе…
-Это длинная история. Аля сказала, что если я с ней разведусь, то она заберет сына, отдаст в детский дом под чужой фамилией и я его никогда не увижу… Я очень люблю Сашку… И ради него делаем вид нормальной обычной семьи…
Он протянул руку и провел по ее щеке. Лиля вдруг приникла к его плечу . Степан обнял ее и крепко прижал к себе. Его пальцы осторожно блуждали по ее шее, путались в волосах, а губы осторожно целовали лоб, щеки, глаза…. Лиля попыталась оттолкнуть его руки, но потом, будто бы сдавшись на волю победителя, обмякла и почти повисла на его руках. Едва за ними захлопнулась дверь гостевого домика, как Степан сжал ее в объятиях , и Лиля поплыла… Куртки остались лежать на полу у двери, следом почти рядом с ними упали свитера, чуть дальше футболка Степана, ее накрыла водолазка Лили…
-Я люблю тебя,- шептал Степан, нежно целуя ее пальцы, когда они потом лежали рядом прижавшись к друг другу.
-Степа, этого не должно было случиться. Это ошибка… Прости меня, но я очень прошу тебя- уходи. И я хочу, чтобы на этом мы поставили точку на всю оставшуюся жизнь,- вдруг будто опомнившись, твердо сказала Лиля.
-Ты меня выгоняешь?- спросил Степан.
-Нет, я просто хочу, чтобы мы в этот раз расстались раз и навсегда.
-Лиля… Я хочу быть с тобой…-шептал он.
Она молча протянула ему его одежду и отвернулась к окну. Когда раздался стук двери о косяк, ее плечи затряслись, а по щекам побежали слезы…
Утром, когда еще все спали, она вызвала такси и уехала на железнодорожную станцию. К обеду Лиля уже была дома. Больше всего ее возвращению была рада Златка.
После поездки на турбазу прошло около полутора месяцев. Лиля жила в своем обычном режиме практически без отдыха, где на первом месте была только работа. Но на одном из очередных совещаний у нее закружилась голова, и она потеряла сознание. Сотрудники перепугались, но секретарша не растерялась и вызвала скорую помощь, а потом всех выгнала из кабинета. После того как широко открыла фрамуги, впустив в душное помещение свежий воздух, Оля сунула ей под нос тампон с нашатырным спиртом. К приезду скорой, Лиля уже пришла в себя, но чувствовала сильную слабость и тошноту. Пожилой доктор, осмотрев ее, вдруг поморщив нос, констатировал:
-Мадам, вы совершенно здоровы, и сердце у вас работает отлично, но сдается мне, что ваше недомогание другого рода. Вы можете поздравить своего супруга…
-Что значит поздравить супруга?- не поняла Лиля.- Я не замужем.
-Я вообще-то, как практик и реалист, не верю совершенно в непорочное зачатие. Обычно в зачатии принимают участие мужчина и женщина, — улыбнулся доктор.- Значит, вы можете поздравить отца ребенка…
-Какого ребенка?- растерялась Лиля.
-Вашего, вашего, милочка. Теперь вы должны себя беречь, много отдыхать, гулять… А, учитывая ваш возраст, то должны быть осторожны вдвойне… Вам нужно пройти обследование и встать на учет.
-Хорошо, доктор, я поняла,- ответила Лиля, вдруг сообразив, что та встреча со Степаном на турбазе не обошлась без последствий…
Беременность протекала без осложнений, и работу Лиля, конечно же, не оставила, но на радость коллегам стала более спокойной и уравновешенной. Лиля старалась забыть о Степане, но это у нее не очень хорошо получалось. Она надеялась, что он будет благоразумным и больше не появится в ее жизни. Ребенок – это ее ребенок, и воспитает его так же, как воспитала Злату, а мама поможет.
Но Степан оказался не таким благоразумным, как думала Лиля, и ее просьбу проигнорировал.
Однажды подъехав к дому, она заметила стоящего в свете фонаря высокого мужчину с прямым разворотом плеч и гордо поднятой головой. Он казался ей до боли знакомым, а когда оглянулся, то поняла, что не ошиблась – это был Степан. Он не захотел ее слушать и не поверил ей, что их отношения на том, что произошло на турбазе, закончились. Лиля не знала, как себя вести в этой ситуации, но на стоянку подъехала машина соседа из квартиры ниже этажом, в ее голове созрел коварный план. Соседа, кажется, звали Вадим Петрович. Она подошла к нему, подхватив под руку и прижавшись к его плечу, прошептала:
-Простите и не удивляйтесь… Пожалуйста, улыбнитесь мне, как будто мы с вами счастливая семейная пара и вместе возвращаемся из театра, концерта… Впрочем, не важно… Только улыбайтесь мне и прижмите меня крепче… Прошу вас… Я вам все потом объясню.
Неожиданно Вадим Петрович принял ее игру и, нежно улыбаясь, спросил:
— Вы устроили весь этот концерт вон из-за того дылды, что стоит у крыльца? Только честно!
-Да,- качнула головой Лиля.
-Хотите, чтобы отстал и больше здесь не появлялся?
-Да…
-Хорошо, сейчас наваляем,- усмехнулся Вадим.
-Нет, что вы, что вы… Он этого не заслуживает. Просто Степан должен понять, что нам с ним никогда не быть вместе.
-Вы его не любите? — спросил Вадим Петрович.
-Люблю… Очень, – созналась Лиля.- Но он женат. И какие бы у него не были отношения с женой, он женат и у него есть сын. Этим все сказано.
-Ясно,- усмехнулся в усы сосед.- Мы почти к нему подошли, а теперь приготовьтесь — я сделаю вид, что вас целую.
Они со смехом подошли к парадной. Степан узнал Лилю и сделал шаг в ее сторону, но в это время Вадим Петрович со словами: «Как же я тебя люблю!» притянул к себе Лилю и поцеловал. Она мельком из-под опущенных ресниц глянула на Степана, заметив, как на его лице сменялось удивление недоумением, обидой и болью. Он с силой сунул цветы в руки Вадима Петровича со словами «желаю счастья» и быстрым шагом прошел мимо них, а через секунду его машина на бешеной скорости с визгом сорвалась с места и скрылась за углом дома.
-Ну, вот и все,- с сожалением в голосе произнесла Лиля, отстранившись от Вадима Петровича.
-Вы жалеете о своем поступке?
-Да, но так будет правильно,- ответила она.
-Вы плачете?
-Нет, это снежинки попали в глаз.
— Это, видимо, предназначалось вам, а не мне,- он отдал Лиле букет. -Вы замерзли? Ваши руки холоднее льда. Идемте.
-Идемте,- повторила эхом за ним она.
Вадим Петрович взял ее под руку и проводил до парадной, где галантно пропустил вперед и закрыл за собой дверь.
Больше Степана Лиля не видела. Она обменяла свою квартиру на небольшой, но уютный домик в пригороде, который очень понравился маме и Злате. Сын родился здоровым и горластым. Лиля решила назвать его Иваном, но в метрике о рождении записала отчество Степанович.
После рождения сына Лиля неожиданно для своих подчиненных уволилась, но сидеть без дела не стала. Найдя единомышленников, организовала небольшое конструкторское бюро с возможностью работать на дому. Она воспользовалась старыми деловыми связями, и работы у бюро всегда хватало. Ванька на удивление рос спокойным ребенком. Злата и мама его очень любили и чем могли помогали Лиле.
Так прошло четыре года. Пришло очередное лето. Лиля решила вывести семью на море. Заказав номер в гостинице «Агора», она со всей семьей прилетела в Алушту, с которой были связаны самые счастливые воспоминания…
Три недели на море пролетели совершенно незаметно.
…Вечерело. Солнце медленно падало в морскую бездонную глубину, разбрасывая в разные стороны последние желто-оранжевые лучи. Касаясь воды, они превращались в дорожку из бликов, прыгающих, как зайчики, по волнам и пропадающих в песке у самой береговой линии. На большом гранитном валуне, лежащем у самой кромке воды, сидела женщина лет сорока. Издали можно было подумать, что одна из русалок вышла из морских глубин погреться в лучах заходящего сентябрьского солнца, которое уже не жарило, как летом, но и еще не успело совсем остыть. Легкий ветерок растрепал ей волосы, но она этого не замечала и, как завороженная смотрела на угасающий закат. По берегу шла оглядываясь по сторонам девушка лет восемнадцати. Она была молода и красива той красотой, какая свойственна беззаботной юности, на которую еще не наложили свой отпечаток житейские проблемы и тревоги. Заметив сидящую на камне женщину, она пошла в ее сторону.
-Мамочка, вот ты где!-воскликнула девушка. -Мы тебя уже потеряли! Ты не пришла на ужин. Скоро стемнеет, а тебя все нет и нет… Вот, я тебе принесла, — и девушка накинула на плечи матери яркую с кистями шаль.- Ваньку еле уговорила спать лечь без твоей сказки. Ворочался, ворочался, а потом заснул.
-Злата, я же сказала, что пойду прогуляюсь по берегу. Днем здесь людно, а вечером спокойно… Да, спокойно, только волны галькой шуршат…
-Мама, ты на меня обиделась?- виновато спросила Злата.
-Нет, но в этом есть что-то неправильное, ошибочное… Ты еще не готова, чтобы стать женой… Почему не подождать несколько лет пока не закончишь институт? Почему?
-Мамочка, пойми меня наконец! Мы с Лешей любим друг друга!
-Любовь- это хорошо… Здорово! Но стоит ли спешить? Тебе только восемнадцать, Златка.
-А если это единственная на всю жизнь любовь, мамочка! Вот ты всю жизнь прожила одна… Стоила карьеру, куда-то бежала, чем-то и кем-то руководила… Успехи, встречи, деловые обеды, толпы мужчин, но того одного и единственного так и не встретила! И что ты сейчас имеешь?
-Почему одна? У меня всегда рядом были ты и мама, а сейчас и Ванька вон подрастает. Злата, не все так однозначно, как ты говоришь и понимаешь, не все… И любовь была. Правда, она была похожа на вспышку сверхновой звезды… Яркий свет и темнота, а потом только воспоминания…
-Мама, почему ты не осталась с моим отцом или с Ванькиным?
-Дочь, никогда о нем тебе не рассказывала, да ты и не спрашивала… Я только окончила институт… Мне предложили работу в «Смирнов и Ко» проектировщиком. Он работал там же. Банальный служебный роман… Я была молода, но уже знала, что хочу от жизни… Мне показалось, что влюбилась и эта любовь одна на всю оставшуюся жизнь…
-Так почему ты не вышла за него замуж?-спросила Злата.
-Он был женат. Вот и вся история. Он не хотел разводиться, да и я не хотела разрушать его семью…
-Почему?
-Когда поняла, что беременна, Станислав просил сделать аборт, но я решила, что на этом наши отношения должны закончиться, а ребенок -это мой ребенок. Мы расстались с твоим отцом, а потом ему предложили очень хорошую должность в другой компании. Он уехал с семьей в другой город. Больше с ним мы никогда не встречались. Он даже не знает, кто у него родился… Вернее, считает, что я сделала то, о чем он просил. А потом вдруг поняла, что его не любила… Но результатом этой увлеченности — стала ты. Я вас очень — очень люблю, Злата… Вы для меня самое дорогое, что есть на земле.
-Не могу понять, как ты могла прожить всю жизнь одна без любимого мужчины… Лилия Сергеевна, — вздохнула Злата и обняла мать за плечи.- Мама, я тебя очень прошу не мешай нам с Лешей.
-Но ты еще только окончила первый курс, а Алексей…
-А Алексей окончил университет… Ему предложили очень хорошее место… Мы все уже обдумали. Я буду учиться и подрабатывать.
-Интересно, чем же ты после первого курса журфака можешь зарабатывать?
-Я нашла работу в редакции… Буду править тексты не выходя из дома, исправлять ошибки. Так что у нас даже будет возможность снимать квартиру, чтобы не мешать вам с бабушкой.
-А если дети?
-Нет, детей ближайшие пять лет мы не планируем, -весело ответила Злата.-Не переживай! Медицина у нас сейчас на более высоком уровне… Мы пока поживем для себя. Вот окончу институт и заведем парочку.
-Детей не заводят…Их рождают и растят в любви, -вздохнула Лиля.
-Вот и мы их вырастим в любви, -ответила Злата.-Мамуля, ты еще долго здесь сидеть собираешься?
-Ты иди… Не переживай, скоро приду… Помнишь, как мы сюда приезжали? Тебе тогда было пять лет…
-Плохо помню… Знаешь, я помню, как со мной играл в мяч взрослый парень… Он носил меня на плечах и мне это нравилось!
-Его звали Степан…- ответила Лиля.
-Ну этого я не помню… А почему ты его вспомнила?
-Да, так…-с какой-то безнадежностью в голосе ответила Лиля.- Просто тогда я встретила того самого единственного, но…
-И почему ты от него отказалась?-спросила Злата.
-Почему отказалась? Знаешь, наверное, это мой рок -все мужчины, в которых я влюблялась оказывались женаты или собирались жениться,-задумчиво произнесла Лилия.
-Мамуля, я счастлива, что встретила свою любовь… Я же знаю, что ты меня увезла сюда на отдых, чтобы я отказалась от свадьбы, чтобы передумала выходить замуж за Лешу, но мое решение обдумано и взвешено. Прошу не отговаривай меня, пожалуйста, -умоляюще Злата посмотрела на мать.-И я хочу, чтобы ты была тоже счастлива. Ты встретишь свою любовь.
-Да уж какая любовь в мои-то годы?!-воскликнула Лиля.
-Ты у меня умница и красавица… И даже очень молодо выглядишь! Ты самая лучшая мама на свете.
-Златка, не подхалимничай! Я просто хочу уберечь тебя от ошибок в этой жизни.
-Ну, если это будет ошибкой, то это будет моя и только моя ошибка!-засмеялась Злата. — И мне некому будет винить…
-Вот почему ты не хочешь меня послушать, Злата?
-Я уже выросла!
-Но так молода и совсем не знаешь жизни… Может повремените со свадьбой?
-Мама пусть все будет так как будет, -ответила дочь.-Я пойду… И ты приходи, хватит здесь сидеть… Солнце село и становится прохладно… Жаль, что осталось всего два дня, а потом здравствуй родной дождливый Питер.
-Это же целых два дня. Иди, иди… Я скоро приду, -успокоила дочь Лиля и плотнее запахнула шаль на груди.
Злата спрыгнула с валуна и направилась в сторону отеля, а Лилия осталась сидеть на камне. На горизонте, в том месте где солнце село, еще остались оранжевые всполохи, а на чернеющем небе появились первые звезды.
«Да… Если бы я тогда не убежала, то кто знает какой была моя жизнь… Права Златка… В жизни у меня было и есть все, кроме женского счастья… Степан, Степа… Три недели счастья на всю оставшуюся жизнь… Он сейчас счастливо женат, есть сын… И его бабушка была права, не надо рушить то, что построено другими и поворачивать в свою пользу…Хотя, сделай тогда выбор и все было бы совсем по-другому…»-подумала с глубокой печалью Лиля…
В последний день перед отъездом, она взяла такси и отправилась к дому, где жила бабушка Степана. Оставив машину за поворотом, подошла к знакомым воротам и постучала в них. За ними лениво тявкнула несколько раз собака и замолкла. Лиля еще раз постучала и прислушалась, но с той стороны не было слышно ни одного звука. Она сняла с шеи цепочку, на которой висел голубой камушек, подаренный когда-то Степаном, и опустила в почтовый ящик.
-Эй, красавица, ты чего туда кинула?- вдруг раздался за спиной скрипучий старушечий голос.
-Ой,- от неожиданности вскрикнула Лиля и оглянулась.
Перед ней стояла невысокого роста пожилая женщина с морщинистым лицом похожим на печеное яблоко в цветастом сарафане и похожей на птичье гнездо соломенной шляпке, украшенной цветами.
-Я тебя спрашиваю или оглохла? Ты чего туда кинула?- и она схватила Лилю сухонькой ручкой за рукав блузки.
-Я ничего не кидала…-тихо ответила Лиля.
-А ты к кому пришла? -поинтересовалась старушка.
-Я… я…-замялась Лиля.-К Алене Федоровне…
-А ты чего не знаешь, что она, как уж года четыре как померла…
-Да?..-растерялась Лиля.- Простите, я не знала.
-А сейчас здесь Степан с сыном живет… Если знала Федоровну, то внука ее Степана должна была знать,- и старушка подозрительно глянула на нее.
-Так, немного… -смутилась Лиля.-А Вы не знаете, он сейчас дома?
-Ну если никто не вышел, то на рыбалку ушли,- ответила старушка.
-Ладно, пойду я… Спасибо! А почему он здесь живет с сыном? Он же женат… Аля…
-А ты и Альку знала? Красивая зараза была, только Бог ума ей не дал… Так ты не знаешь? Она почти пять лет, как назад, разбилась на машине… Не знаю за что ее Федоровна любила, как родную… Даже больше, чем Степку… Она-то и померла ровно через год после Альки… Очень переживала… Ой, что-то я заболталась,- сказала старушка.
-До свидания…
-А ты что, Степана ждать не будешь? Он должен скоро вернуться…
-Нет, не могу… Я сегодня улетаю домой… Отпуск закончился, а жаль,-вздохнула Лиля.-Хорошо у вас здесь.
-Да, не жалуемся,- с гордостью ответила старушка.-Ну, ладно, прощевай…
Лиля сделала несколько шагов по направлению к машине, вдруг остановилась и вернулась к старушке.
-У меня большая просьба, не говорите Степану, что я приходила,- и сунула ей в руку тысячную купюру.- Это вам…
-Ты меня, что купить хочешь?- возмутилась старушка.
-Я не хотела Вас обидеть… Это так… Просто…
-Да больно надо мне ему говорить… Я даже не знаю кто ты, как тебя зовут… Пришла, ушла… Иди с Богом, — а сама нашла в складках сарафана карман и быстро сунула в него деньги.-Ладно, иди и не беспокойся… Не скажу.
Лиля быстрым шагом направилась к машине, но, дойдя до нее, остановилась и оглянулась назад, будто прощалась со своим прошлым окончательно. Потом быстро села в машину, а та в тот же миг умчала ее прочь.
Степан вернулся с рыбалки часа через полтора и у своих ворот застал странную картину.
-Бабушка Женя, что вы там делаете?- удивленно спросил Степан, увидев, как она пытается что-то достать из почтового ящика.- Вы что-то уронили?
-Ай!- воскликнула та.- Напугал… Я ничего не роняла. Тут какая-то странная женщина приходила и что-то бросила в почтовый ящик…
-Какая женщина?
-Красивая, молодая… Не совсем молодая, но красивая… Точно не здешняя… Столичная штучка… Точно оттуда… Я ее здесь ни разу раньше не видела… Ой, опять проболталась. Она просила, чтобы я тебе не говорила…
-Так, пора посмотреть, что же она нам бросила…- Степан открыл почтовый ящик и ему на ладонь упал голубой камень на цепочке.
-Ты только будь осторожен… А то кто его знает, что она бросила. Может быть это пакетик со спорами сибирской язвы или чумы…-запричитала баба Женя, встав на цыпочки, стараясь разглядеть что же там такое.-Ну чего… Чего там?
-Баба Женя не говорите ерунды… Скажи, бабуля, а что она тебе сказала?
-Ничего не скажу, я обещала… Ты скажи, что там, а я подумаю… Сейчас умру от любопытства.
-Дорогая наша бабушка Женя, если ты мне расскажешь все, то мы с Сашкой… -не успел договорить Степан.
-Покрасите веранду.
-Идет!- согласился он.
-Эх, чего только ради веранды не сделаешь… Строители деньжищ запросили. Такие у меня отродясь не водились… Сказала, что сегодня улетает вечером… Вот. Язык враг мой… Она же просила ничего тебе не говорить.
-Баб Женя, но ради веранды…
-Если только ради нее… Эй, Степан, ты куда собрался?- спросила баба Женя.
-Мне надо найти… Присмотри за Сашкой. В какую сторону она поехала?- Степан сел в машину.
-Да в ту, — и она махнула рукой вдоль улицы.- Только, милок, и где ты ее будешь искать? Гостиниц у нас много, санаториев тоже…
Степан пожал плечами:
-Я в Симферополь в аэропорт…
-Ладно уж… На,- баба Женя протянула визитку гостиницы «Агора».- Она так спешила, что обронила эту картонку и не заметила…
-Спасибо!- крикнул Степан.
В «Агоре» за стойкой ресепшна стояла молоденькая девица и мило улыбалась парню, рассказывающему ей что-то очень веселое. Степан, прервав их милую беседу, извинился и спросил:
-Простите, Троицкая Лилия в каком номере проживает?
Девушка, сделав строгое лицо, сказала, как отрезала:
-Данных о проживающих не даем.
-Пожалуйста, я ее должен найти. Помогите! Это вопрос жизни и смерти,- полушутя, полусерьезно воскликнул Степан.
-Прямо уж смерти…- заметила девушка.
-Да, так и есть…
-Скажи… Может правда все так серьезно,- попросил ее парень.
-Но я не имею права…
-А как она выглядит?- поинтересовался девушка.
-Не очень высокого роста, темноволосая, родинка на щеке, маленькая, но очень заметная, с ней может быть девочка…- начал вспоминать Степан.
-Маленький мальчик, — поправил парень.-Точно, это те, что со второго этажа! Так они выехали…
-Куда?
-Куда-куда… Домой. Заказали такси до Симферополя и уехали. Самолет у них сегодня…
-Давно уехали?- спросил Степан и не дождавшись ответа побежал к выходу.
-Час, как уехали,- крикнул ему вслед парень.
Симферополь встретил Степана проливным дождем. Пока он бежал от стоянки до терминала, то промок до нитки. Вода стекала ручьем, футболка и джинсы прилипли к телу. Людская толпа в зале ожидания гудела, как пчелиный улей. У табло с расписанием самолетов стояло с десяток человек с надеждой смотрящих на прыгающие цифры. Несколько рейсов было отложено, и среди них рейс до Санкт-Петербурга. Степан с облегчением вздохнул. Он не сразу заметил, что рядом с ним остановился мальчишка лет четырех и уставился на него. Взрослых рядом с мальчиком не было.
-Ты чей?- наклонился над ним Степан.
-Мамин и бабускин,- ответил мальчик.
-А где они?
-Тут,- и он махнул рукой в сторону кресел.
-Ну пойдем к твоей маме. Веди,- Степан взял его за руку и направился в глубь зала.
-Ванька!- к ним с криком подбежала молоденькая девушка и подхватила малыша на руки.- Мама, мама, я его нашла. Как же ты напугал нас, маленький.
Мальчик обхватил ручками шею девушки и всем телом прижался к ней. Тут же к ним подбежала женщина и забрала ребенка:
-Ванечка, Ванюшка, сынок, ну почему ты меня не послушался?! Я же просила никуда от бабашки не отходить!
-Лиля…- окликнул ее Степан.-Лиля…
-Степан? Ты как здесь?.. Как ты узнал?..
-Баба Женя все рассказала… Она честно не хотела говорить, но мы с Сашкой ей пообещали веранду покрасить…-Степан пожал плечами и развел руки в стороны.- Ты улетаешь?.. Ну лети… Я все время представлял, как все будет, если мы с тобой опять встретимся… Вот встретились, но ты опять улетаешь…
-Да… Отпуск закончился… Пора…- печально усмехнулась она.
-Улетаешь… Прости… Значит ты своего решения не изменила? Лиля, если б не было тебя, то я не знаю, как бы я жил все эти годы. Я тебя никогда не забывал… Смешно, пытался все это время представить, какой бы была наша жизнь, если бы ты тогда не ушла…
-И как? Получается?
-Я тебя искал… Потом, когда понял, что не могу без тебя жить. Но ты переехала, и никто не знал, где тебя искать. Прости, что все так вышло. Будь счастлива, моя любимая,- плечи Степана как-то обмякли, он был смущен и потерян.-Я понимаю, что прошлого не вернуть…
-Не вернуть,- ответила Лиля и еще крепче прижала к себе Ваньку.
-Мама, идем… Ну что ты стоишь! Там посадку объявили… Бабушка очередь заняла, а вы тут стоите,- почти кричала Злата и тянула Лилю за руку к стойке, где уже собралась большая толпа из желающих улететь этим рейсом.
Лиля гладила Ваньку по голове, а по щекам текли слезы.
-Мамуля, ты почему плачешь? Ты не хочешь уезжать?- удивилась Злата.
-Я его люблю…
-Так иди к нему и позволь себе быть счастливой,- обняв мать, прошептала ей на ухо дочь.- Иди к нему. Ведь тебе никто и ничто не мешает… А Ванька его маленькая копия, я это сразу заметила…
-Не могу… Я не могу вас с бабушкой оставить,- вытерев слезы, ответила Лиля.
-Можешь! Мы не маленькие, и у нас все будет хорошо,- воскликнула Злата.- Иди, а то он уйдет и не узнает, как ты его любишь. А еще у него есть сын. Мамочка, я очень хочу, чтобы ты была счастлива. Вы потом все вместе приедете на мою свадьбу!
-Спасибо, Злата…
-Иди, а то он уйдет, и вы не напишете повесть своей счастливой жизни,- дочь чмокнула Лилю в щеку и вытолкала из очереди.
-Лилечка, ты куда?- забеспокоилась Тамара Николаевна.
-Бабуля, мама не летит с нами… Она остается здесь еще на какое-то время. А потом приедет… Все хорошо, бабуля,- успокоила ее Злата.
Лиля вышла в зал ожидания, боясь в равной степени увидеть и не увидеть Степана. Он стоял один посреди опустевшего зала.
-Степа!- позвала его Лиля.
Он, услышав ее голос, подбежал к ней и подхватил на руки:
-Поехали домой… Я так долго ждал тебя… Ванька мой сын?
-Да,- подтвердила она.-Я люблю тебя.
Степан поцеловал Лилю и сказал:
-Как долго я ждал от тебя этих слов, ты просто не представляешь… Они звучат для меня, как музыка. Он поставил ее на землю, и подхватил Ваньку на руки:
-Привет, сын. Ты у меня такой большой…
-Ты мой папа?-удивленно спросил Ваня.-Не шутишь?
-Не шучу, я твой папа,- согласился с ним Степан.
-Вот так была только мама, а тут появился папа,-протараторил Ванька.- Как в сказке…
Степан обнял Лилю, прижал к себе и сказал:
-Вот так закончилась наша длинная дорога к счастью, любимая. А дальше ты согласна идти со мной?
-Да!- ответила Лиля.

Долгая дорога к счастью: 2 комментария

  1. Замечательный рассказ со счастливым концом! Написан так хорошо, искренне, что похож не на сказку, а на быль. Автору спасибо. Дальнейших творческих успехов!

  2. @ Анна:
    Спасибо! Рада, что понравился рассказ) Главное верить и тогда, возможно, сказка может стать былью), но человеку свойственно сомневаться и получаем то, что получаем)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)