Мозоль

Хирурги Ефим Остапенко и Виталий Фоменко работали в БСП (Больница скорой помощи) с самого основания. Они не только блестяще разрезали, распиливали, вправляли и ушивали больных, но также были закадычными друзьями, которые прекрасно понимали друг друга без слов даже во время распития даров от благодарных пациентов.

Работа хирурга, как известно, стоячая и мозоль, появившаяся на большом пальце правой ноги Фоменко – грузного рыжеватого мужчины средних лет с озорными зелёными глазами – стало для него форменным бедствием.

Не в силах более смотреть на муки друга, Фима предложил ему самолично удалить ненавистную мозоль. И вот тут-то вдруг выяснилось, к всеобщему удивлению, что могучий врач, который мог превращать в людей бесформенные комки после самых жутких аварий, панически боялся уколов.

Пришлось сделать исключение для своего, тем более, что только что поступил новый импортный наркоз.

Остапенко – изящный и интеллигентный брюнет, с чуть влажноватыми  печальными от большого ума глазами – был, как и все мы грешные, незыблемо убеждён в превосходстве всего импортного над отечественным, а потому не стал даже делать положенную пробу.

И это сыграло свою роковую роль при проведении, в общем-то, пустяковой операции. После ввода наркоза кривая осциллограммы сердца больного стала неудержимо выпрямляться, превращаясь в почти идеальную прямую. Пульс тоже исчезал.

Испробовали все мыслимые методы оживления от непрямого массажа сердца до электрошока, но результат был нулевым.

И тогда Фима, печально глянув на своего лучшего друга, взял в руки скальпель.

Фима свято верил, что, несмотря на распитие запретных напитков в рабочее время, любовь к матерным анекдотам и частушкам, а также щипки медсестёр за самые разные, но приятные для руки места, Виталя попадёт в рай, ибо стольких почти безнадёжных он вынул с того света. Впрочем, Фоменко осторожно надеялся на лучший исход — не зря же его руки тоже называли золотыми.

Быстро и аккуратно вскрыв грудную клетку страдальца, как иные вскрывают, консервную банку где-нибудь на пикнике, Фима сам сделал прямой массаж сердца, и чудо свершилось. Осциллограмма встрепенулась и стала радостно изгибаться, а начавшее было сереть лицо друга, заметно порозовело.

После ушивки пришлось наложить гипсовый грудной корсет, чтобы зафиксировать распиленные рёбра. Всё, на каталку и в реанимацию. Да сгинет тьма!

Обессиленный после семичасовой операции, Фима пошёл в ординаторскую и безмолвно рухнул на кушетку.

Однако, счастливый отдых длился недолго – неожиданно в коридоре раздался страшный грохот. Выскочив в коридор, Фима увидел, что каталка застряла у лифта, а возле неё возятся два санитара – Паша и Саша, безуспешно пытаясь выдернуть застрявшее в щели колесо каталки. Фима подскочил и помог вытащить его из щели между полом коридора и лифта.

— Как вы только умудрились загнать туда колесо, олухи!- гневно вопрошал хирург.

— Да мы тут не попали с первого раза в дверь лифта и решили вытянуть каталку назад, а колесо провалилось и он…, — пролепетал Саша.

Тут Фима понял по густому и не очень благородному аромату, что санитары начали праздновать Пашин день рождения с утра. Нет, врач не стал бить их, но вспомнив свою футбольную карьеру центрфорварда в молодые годы, нанёс два точных удара по их весьма округлым ягодицам.

Автор: Владимир Брусенцев

По образованию - филолог английского языка, переводчик и преподаватель. Начинал писать, как все, с поэзии. Однако, затем судьба свела меня с ветераном Чеченской войны, спецназовцем, в одном купе поезда "Стрела" Нижний Новгород - Москва. Потрясённый его пронзительной историей, рассказанной во время нашей многочасовой беседы, я написал свой первый рассказ о сложной судьбе чеченского мальчика в районе боевых действий. Так я стал прозаиком.

Мозоль: 22 комментария

  1. Владимир, не могу не оценить на 5 курьёзность этого случая. Удивительно, что Вы—(не медработник!) описали всё довольно достоверно. Так что, «коллега» поздравляю! Дальнейших успехов!

  2. Большое спасибо, Анна! Приходится вживаться в роль. А детали где-то услышу или хранятся в памяти до поры. Город не называл, но это пару километров от меня. К счастью,всё закончилось хорошо. А я стараюсь не врать в деталях в меру возможности. Я реалист, а не фантазийщик. Хотя без фантазии тоже не напишешь интересно. Удачи и хорошего настроения!

  3. Ну вот образовался коллектив медицинской ориентации. С нетерпением и содроганием жду новых откровений. А ведь начало было такое светлое — коньячное! Не перестаю удивляться — судьбы неведомым движеньям и странным поворотом грёз. Дальнейших успехов.

  4. @ val_338122@mail.ru:
    Честно говоря, я никогда не смотрю телесериалы на медицинские темы. Меня раздражает в них набор пошлостей и глупостей. А рассказ «Мозоль» я расценила, как медицинский анекдот, поэтому не нашла нужным указывать автору на некоторые неточности. Вот и всё!

  5. Так и знал, что кого-то передёрнет от медицины, хотя это, конечно, анекдот. Детали некоторые добавил. Про детали, кстати, не совсем понял — то ли точно. то ли неточно. Есть два разных отзыва одного человека. Но если каждый будет писать только о том, чем занимался, то об операциях должны писать хирурги, об убийствах киллеры типа Лёши-Солдата. Кого-то зовёт в бой труба публицистики, кого-то воспоминания… Лишь бы было интересно. И не только специалистам. Грёз у меня, кстати, нет. История вполне реальная. А грёзы это у стихотворцев лириков — они строят свои прекрасные воздушные замки. Всем удачи!

  6. Владимир,мастерски написано,уморительная концовка!Конечно 5+)))).Знаю одно,сами врачи лечиться очень не любят.Моя приятельница терапевт ,когда у неё случился приступ аппендицита не давала врачам снять джинсы,держалась за ремень,пока не потеряла сознание от боли….
    Мне хватило в вашем рассказе и деталей и эмоций. Удачи вам и вдохновения!

  7. @ Владимир Брусенцев:
    Владимир, Ваш рассказ лучше, чем сценарии у некоторых режиссёров! И чем—то мне напомнил Зощенко. Удачи!

  8. @ bianka.ry:
    Лена, Вы совершенно правы: врачи лечиться не любят. Пример из моих рассказов: «Аппендицит», «Обход», «Перелом» и др.

  9. @ bianka.ry:
    Большое спсибо, Лена, за такие добрые слова! Меня в моих историях интересуют только люди. их поведение., а всё остальное фон, место действия. А в больничке не раз пришлось побывать — немного представляю рутину жизни. Хотел просто повеселить. Так много проблем, серости всякой и споров в не очень нашей складной жизни. Улыбка дарит годы жизни и убирает морщинки со лба. Счастья и удачи, Лена!

  10. @ Анна:
    Спасибо, Анна ещё раз! Рад, что вы оценили историю. Мелкие неточности всегда возможны, иногда это намеренное утрирование. Написать об этом случае сухо и все зарыдают. Мне очень приятна оценка моей работы. А сравнение с самим великим Зощенко. конечно, вдвойне приятно. Дай Бог нам асем никогда там не бывать в качестве объекта воздействия. Счастья и хорошего настроения, Анна!

  11. Чего только не происходит в медицине. Хорошо, когда всё хорошо кончается. Я знаю одного хорошего врача стоматологоа, который один раз мне признался, что сам боится обычных уколов. Вот как бывает. 🙂

  12. @ Светлана Тишкова:Большое спасибо , Светлана! И этот такой же трус. Побоялся под местной анестезией. Но ничего, всё обошлось. Я эту больницу хорошо знаю — и мама, и бабушка там бывали.Вот такой приключился казус, почти анекдот. Удачи Вам и хорошего настроения!

  13. @ Владимир Брусенцев:
    Владимир,я взяла на себя смелость посоветовать ВАШЕ произведение «Мозоль» на обсуждение в жури. Жизненный рассказ.Интересно написанный.С ироничной концовкой. Вы ведь не против?Хотя я наверное, вначале спросить была должна.

  14. @ bianka.ry:
    Спасибо, Лена! Конечно, не против. Это приятно любому. Если работа заинтересовала, автор только рад. Мне вдвойне приятно, так как работа юмористическая и юмор не всегда очень беленький. Но это жизнь. В ней много всякого. Без юмора не выжить в наши не очень весёлые времена. Но ничего, прорвёмся. Удачи, Лена, и хорошего настроения!

  15. @ Светлана Тишкова:
    Спасибо, Светлана! Рад и надеюсь, что сильно ругать не будут. Буду ждать вердикт. А Вам всего хорошего и тёплой осени!

  16. Владимир, я согласна с комментарием Анны выше- очень достоверное изложение. Всегда с удовольствием читаю Вашу прозу! Бесспорно, вы обладаете талантом рассказчика. Самые обычные истории , из обыденности, из жизни, обретают новые краски. Хороший писатель- он как ювелир, который, порой даже из неприглядных камешков, делает необычайные украшения. Только работа писателя сложнее- он работает не с камнями, а со словами… Простите,я , возможно, не совсем удачное сравнение привела, но мне видится так.

  17. Спасибо, Катя, за красивое сравнение! Не совсм понял вывод. Пожелание больше работать со словом? Я стараюсь, не так давно пишу прозу. Надеюсь улучшить. Но многословие не люблю и словесные красивости, разные архитектурные излишества. Ну а точность употребления слова, глубина психологических — это мастерство. К нему стремлюсь. Важен ещё и образец. В поэзии ценю народных поэтов Пушкина, Некрасова, Есенина, а не элитарных. А вот в детективном жанре мне недавно дали почитать книгу Виктора Пронина «Банда» и я понял, что Чейзу до него далеко. Не говоря уже о большинстве наших сериальщиков, которыми забиты прилавки. Сюжеты обычно беру из жизни — их хватает. Конечно без доли вымысла это просто обычные истории. Из жизни — не значит, что всё повествование следует реальности. В одном из своих детективов («Привет из Бухары») прочитал пять строк в инете об «экзотическом» убийстве. Всё остальноё (расследование) придумал. Если я правильно понял пожелание, буду больше работать со словом, Катя! Удачи Вам и всего доброго!@ Екатерина Головкина:

  18. @ Виктор Козлов:
    Спасибо! Хорошо, загляну к Вам на сайт Проза.ру. У меня, кстати. тоже в основе факты. Но без вымысла нет литературы. Точнее, она документальна. И может быть увлекательнее любого полёта фантазии. Удачи!

  19. @ Виктор Козлов:
    Эта Лида не дура, а преступница! Слава Богу, что она не додумалась учиться на врача, а то бы «пали» не телята, а люди!

  20. Согласен с Анной. Дурында всегда останется дурындой. Лучше бы кидала вилами навоз. Или на тракторе землю пахала. К сожалению, сейчас таких море. Мой хирург в поликлинике не нашёл у меня пульса на ступнях и направил в вышеописанную БСП. Там провели целый консилиум в полном недоумении. Наконец, спросили меня, где врач измерял пульс. — Сверху, — ответил я. Они долго смеялись. — Кость там , — говорят, — пульса нет ни у кого. А узнав фамилию врача из кавказского региона, успокоили. Мол, все они учатся без отрыва от ресторана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)