Всё про то же

Г. Антюфеев.

Всё про то же,

или  второй рассказ фельдшера  Зозули

— Вот  ведь  как  бывает, — произнёс  Нестор  Петрович, смачно похрустывая  солёненьким  огурчиком  после  стопочки  водки. Прожевал, вытащил  сигарету  и  не  менее  смачно  затянулся. Выпустив  струю  дыма, продолжил:

— Есть  у  нас  водила, которого  знаю  ещё  со  времён  «Скорой». Он, как  и  я, с  бригадами  по  вызовам  мотался. Шустрый — прямо  Шумахер, но  машина  всегда  словно  игрушка. Неизменно  у  него  полный  ажур: бензин  заправлен, профилактика  вовремя  проведена, в  салоне  чистота.

А  вот  с  собственным  авто – невезуха  постоянная.

Копил  до-олго  деньги: непременно  хотел  иномарку. Купил  с  нуля – уж  не  помню, какую. Приехал  на  ней  на  работу, рот – до  ушей. Поздравления  принимал, чуть  ли  не  от  всего  коллектива. На  ней  же  и  домой  укатил. На  следующий  день  на  троллейбусе  прибыл  чернее  тучи. «Что  случилось?» — спрашиваем. «Да, понимаете, остановился  на  обочине … надо  было. Не  успел  дверку  открыть – бэмц! и   нет  её! С  петлями  на  асфальт  вынес  какой-то  лихач… Та  ещё  не  успела  отгромыхать, а  по  ней  гружёный  «КамАЗ»  катком  прошёлся. Каково? Ну, не  в  тудыть  твою  качель?! А?» Неприятность, конечно. Опять  же, расходы  непредвиденные. Починился, с  неделю  покатался, а  после  снова  приходит, как  собака  побитая. В  «мерс»  въехал! Уж  не  знаю, сколько  «баксов»  отвалил, но  только  ясно, что  сотней-второй  не  обошлось… Прирулил  как-то  на  своей  тачке, остановился  недалеко  от  ворот  и  стал  что-то  доставать – салон  нараспашку. А  в  тот  день  ветруган  гулял! Ну, возьми  ворота, да  и  распахнись  от  очередного  порыва. И  что  ты  думаешь? Две  дверки  как  срезало! Мы  уж  и  не  знали, смеяться  или  плакать… Считаешь, конец  истории? Как  бы  не  так. С  полгода, наверное, не  видели  бедолагу  за  своим  рулём. Он  всё  выручку  пополнял  общественному  транспорту. А  потом-таки  решился  пересесть  на  частный. Лучше  бы  общественный  и  дальше  обогащал… У  нас  как  раз  ремонтировали  здание  поликлиники. Краном  наверх  раствор, кирпичи  и  всё  необходимое  поднимали. И  надо  же  было  бадье  с  раствором  сорваться  именно  в  ту  минуту  и  в  то  место, где  легковушка  стояла. Крышу  вмяло  до  самого  полика! Хозяин  глянул  на  личный  металлолом, махнул  рукой  в  безнадёге  и  пошёл  к  служебной  машине…

Зозуля  плеснул  очередную  дозу, поднял  рюмашку, повертел  ею  и  опрокинул  в  рот.

Мы  сидим  с  ним  после  смены  в  потайной  комнатке, и  я  снова  слушаю  очередную  байку. Много  Петрович  их  поведал. Не  знаю, где  правда, где  побрехуньки, но  внимаю  всегда  с  интересом.

— Ну, прямо, тридцать  три  несчастья, а  не  мужик, — продолжил  рассказчик. – Жёнку, видать, «достали»  все  злоключения  до  печёнок – ушла. Живёт  теперь  один. Тихо, мирно, без  автомобиля. Хмельным  не  увлекается, так, в  меру  по  выходным  да  по  праздникам. Аккуратный, выбритый, напарфюмеренный. Спец, надо  заметить, классный – вот  и позвали   в  нашу  фирму. Согласился  с  радостью  потому, что  многих  знает, да  и  зарплата  – ни  чета  бюджетной. Поработал  какое-то  время, духом  приободрился, поверил, кажись, в  то, что  сменишь  уклад, и  жизнь  в  целом  изменится. Да  коли  привык  к  регулярности, то  без  женщины  плохо… Природа  своё  требует! Вот  и  решил, раз  «бабки»  появились, тряхнуть  мошной. Хоть  не  надолго  побывать  в  шкуре  богатеньких, коим  любой  каприз  подвластен. В  газете  в  разделе  объявлений  номерок  нужный  кружочком  обвёл, «поддал»  для  тонуса  и  позвонил. На  том  конце  связи  голосок  бархатный  уточнил  желание  клиента  и  пообещал  томно  «райское  наслаждение». Сел, значит, наш  добрый  молодец – красну  девицу, обещанную  через  полчаса, ждёт-дожидается… Истома  по  телу  разливается, в  голове  туман  розовый  стелется, сердце  в  преддверии  минут  эротических  поколачивается. Чтобы  «разогреть»  себя, сцены  постельные, которыми  ныне  каждый  фильм  напичкан, в  голове  прокручивает. Аж  забылся, сердешный,  и  вздрогнул  от  звонка. Бросился  к  двери  входной  в  томлении  и  в  нетерпении. Открывает, а  за  порогом  стоят  амбалы  здоровенные, прямо  как  в  мультике: двое  из  ларца  одинаковы  с  лица. У  мужика  душа  ёкнула, под  ложечкой  тот  час  засосало  и  в  животе  воронкой  что-то  крутанулось. «Довыпендривался… Притиснут  сейчас  в  углу, рот  зажмут  ладошкой  большущею, деньгу  выгребут, и – поминай, как  звали!» В  общем, вместо  эротики  ужастик  завертелся, триллер… Все  компоненты  в  наличии: легковик  разбитый, ушедшая  жена, один  дома, гангстеры  за  порогом… Стоявший  чуть  поближе  «гангстер»  ощерился  улыбкой  белозубою, не  обещавшей  ничего  путёвого  и  неожиданно  вежливо  спросил:

— Вызывали?

— Вас? Не-е…

— Де-евочек, — ещё  вежливей  уточнил  здоровяк.

— Угу.

— Выбирай.

Тут, откуда  не  возьмись,- прямо, как  в  кино!- появились  те  самые  девицы-красавицы, которые  недавно  грезились.

— Какая  нравится?

А  он  и  сказать  ничего  не  может: в  животе  чего-то  так  резануло, язык  к  нёбу  вдруг  присох, и  горло  перехватило, что  не  вздохнуть… Головой  кивнул  на  одну  из  куколок.

Сопровождающие  тоже  кивнули  в  ответ, как  бы  одобряя  выбор, шепнули  что-то  остальным  и  те   упорхнули, будто  птицы  перелётные. А  пацаны  шагнули  через  порог, по-деловому  прошлись  по  квартире, заглянули  в  ванную, за  шторы  и, уходя, напомнили:

— Через  час  приедем. Справляйся.

Оставленная  краля  подиумной  походкой  направилась  в  спальню, а  мужик – в  туалет! Вследствие  стресса  так  крутануло, что  вся  эротика  вылетела, как  пуля  из  ствола  автомата. Через  некоторое  время  вплыл  в  комнату. Девочка  была  что  надо! При  талии, бюсте  и  всех  делах – соответствовала  нарисованной  в  уме  фантазии.  Сел  в  кресло. Руки, как  на  грех, дрожат, в  голове  шум  стоит (и  ничего  более)… Тихо  произнёс:

— Давай… Давай  я  тебе  на  гармошке  сыграю.

Красотка  удивлённо  приподняла  брови, пожала  плечами  и  милостиво  дозволила:

— Валяй.

Сыграл  то  ли  «Амурские  волны», то  ли  «Камаринскую» (запамятовал) – больше  терпежу  не  хватило, снова  побежал. Так  и  носился  туда-сюда-обратно… Всё  остальное  за  бортом  осталось. Час  вообще-то  быстро  пролетает.

Когда  амбалы  уходили, пересчитав  внимательно  деньги  за  услугу, поинтересовались  учтиво:

— Надеемся, вы  остались  довольны. Час, наверное, пронесло, как  одну  минуту. Девчонки  наши  умеют  время  прессовать

— Уж  пронесло, так  пронесло,- кисло  улыбнулся  клиент  в  ответ.

— Да, если  непруха  привязалась – от  неё  трудно  избавиться. Так  давай  выпьем  за  то, чтобы  она  пропёрла  мимо  и  чтобы, если  несло, то  только  на  крыльях  удачи,- завершил  Зозуля.

И  мы, чокнувшись, выпили.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)