Место сбора — Пушкинские горы

Г. Антюфеев.

Место сбора – Пушкинские Горы

Хороший ведущий мероприятия, начиная от утренника в детском саду и заканчивая Днём города или  корпоративным вечером, дорогого стоит. От него зависит ход самого праздника, настрой, положительные эмоции. Если с торжества гости удаляются недовольными –  виноват человек, ведший программу. Когда люд возвращается к будням жизни с улыбкой, с переполняющим душу задором – праздник удался. Ежели народ вспоминает шутки, высказанные заводилой, и заразительно смеётся – значит, то был мастер своего дела, ведающий, где нужно пошутить, побалагурить, сымпровизировать, а где взять и лирическую нотку, от которой у многих защемит сердце. Закопёрщик является одновременно и фокусником, и рассказчиком, клоуном, организатором, вожаком, юмористом… И самое главное – создающим позитивное настроение. Это – один ведущий. А если их два десятка? Каков  положительный заряд окружающих?!

Мне посчастливилось побывать на встрече, где вместе собрались более двадцати человек, умеющих поднимать настроение. Давно я так много и от души не смеялся. Находясь в атмосфере дружелюбия, теплоты, внимания к ближнему, вспоминал поездку на Паралимпиаду, где царило подобное состояние. В Сочи, правда, соревновались спортсмены, а в Пушкинских Горах Псковской области ведущие из России, Белоруссии и Украины делились опытом, проводили мастер-классы, общались между собой. Программа  была насыщенна, но в ней нашлось место экскурсиям по пушкинским местам.

Однако обо всём по порядку.

Людей, организовывающих праздники для разных возрастов, много. Но были они разобщены. Благо, Интернет появился. Вот и стали посредством всемирной сети ткать объединительные ячейки. Таковой ячейкой является один из международных культурных форумов, где контачат творческие личности разных направлений и жанров искусств, помогающих проводить различные мероприятия на высоком уровне. Форум позволил от виртуального общения перейти к реальному. Группа энтузиастов организовала первую встречу, и теперь они проходят постоянно в разных городах и регионах страны.

На сей раз местом сбора выбрали пушкинские места. Сюда съехались представители развлекательного жанра от Москвы до Красноярского края. Для каждого собрания определяются наряды, которые отличают ведущих от окружающих. Теперь для женщин обязателен был большой и яркий павло-посадский платок, для мужчин фуражка с цветком и для всех – связка бубликов на груди. Столицу нашей Родины ничем не удивишь, но многие с улыбкой смотрели на нашу компанию, когда мы собрались на Ленинградском вокзале для пересадки на поезд, следующий до Пскова. Да и в Пскове разодетую группу встречали улыбаясь.

По приезде в Пушкинские Горы нас разместили в одном из гостиничных комплексов.

После расселения двинулись в парк, куда прибывали на собственном транспорте участники форума, живущие неподалёку. В парке под открытым небом расположены композиции из дерева, выполненные местным умельцем, а также площадка с тренажёрами, тут же опробованными многими гостями.

Когда все подтянулись, на одной из полянок состоялся торжественный ритуал посвящения новичков в ряды развлекателей народа. Среди новеньких находились не только ведущие, но и фотографы, видеооператоры, ди-джеи. Попала в сей отряд и наша суровикинская делегация из трёх человек (Светлана Хохлачёва, Елена Ужва и я). Звучали подначки, юморные поздравления. Новобранцев ждали дружеские объятия старожилов. От происходящего становилось теплее на душе и думалось, что не так уж всё плохо в мире, когда есть место подобным отношениям.

Далее последовало возвращение в гостиничный комплекс, где ведущие в фойе и в столовой прямо во время ужина показывали свои наработки. Вот тут-то я и начал смеяться: столько шуток услышал, забавных игр, сценок, импровизационных моментов увидел. Не люблю пошлого юмора и так называемого «на грани», и не было такового. Передо мной находились профессионалы с обострённым чувством обыгрывания ситуаций, слов и фраз. Ценю и восхищаюсь людьми, обладающими столь редкостным даром. Я не знал в тот вечер, что предстоит ещё в течение трёх дней находиться в  атмосфере смеха. От хохота у меня даже скулы болели.

Не переставал удивляться фонтанирующему веселью не только во время выступлений, но и в перерывах между ними. А ещё поражало, что собравшиеся делились друг с другом собственными придумками и находками. В наше-то время, когда за каждый чих монету требуют!

Восторгу от увиденного и от общения с ведущими не было предела! Положительного заряда, полученного на встрече в Пушкинских Горах, хватит  надолго.

Однако новые друзья проявляли внимание не только по отношению друг к другу, но и к окружающим. В первый день приезда в местном Доме ветеранов они дали благотворительный концерт, куда привлекли и меня. Прочитанная мною миниатюра принялась столь же тепло, как и вокальные и танцевальные номера. Провожали нашу сборную концертную бригаду продолжительными аплодисментами, добрыми словами и пожеланиями новых встреч.

А ещё в фойе гостиничного корпуса устроили вечер романсов, когда женщины в красивых платьях, в которых невозможно было узнать весельчаков и пересмешников, исполняли произведения русских и советских авторов. Душевное получилось мероприятие.

Приятным и познавательным добавлением ко всему происходящему в Пушкиногорье явились экскурсии.

Первым пунктом в этой программе значилось посещение Свято-Успенского Псково-Печёрского монастыря. Погода, правда, в тот день подвела, что не смогло сгладить впечатления от посещения святых мест.

Следующая поездка обозначила место, от коего в волнении забьётся сердце русского человека. Особенно пишущего. Михайловское. Здесь жил и творил, как сказал писатель ХIХ века Аполлон Григорьев «наше всё», Александр Сергеевич Пушкин.

В Михайловской усадьбе поэт с 1824 по 1826 годы находился в ссылке за увлечение атеистическими учениями. Здесь он много читал, писал, навещал соседей по имению. Восхищался красотой местных пейзажей.

Видя ландшафты, где хаживал в своё время сочинитель, не устаёшь пребывать в приподнятом настроении. Деревья сбросили листву, их прозрачность окутывалась лёгким туманом, исходящим от нагревающейся земли. Водоёмы подёрнулись тонким ледком, отчего отражения в них приобрели своеобразную зеркальность и таинственность. Всплывают строчки из «Евгения Онегина»:

Татьяна на широкий двор

В открытом платьице выходит,

На месяц зеркало наводит;

Но в тёмном зеркале одна

Дрожит печальная луна…

Мы приехали в Михайловское утром, бодрившим лёгким морозцем. Низкое солнце игриво переливалось в хитросплетении ветвей, иногда бросало в глаза пригоршню лучиков, пряталось за толстым стволом какого-либо дерева и снова начинало озорничать, перекатываясь с ветки на ветку… Прошлись полевой дорогой до имения, где стали открываться помнящие Пушкина аллеи, дорожки, домишки, изгибы реки, пруды… Тот самый дуб, где кот учёный ходил по цепи, скамейка Онегина… Поднимаемся по ступенькам дома и входим в гости к поэту, как когда-то гостевавшие у него И. Пущин, А. Дельвиг, А. Горчаков… Здесь вот Пушкин писал… здесь отдыхал… думал… мечтал… Тут Арина Родионовна рассказывала ему сказки. Возле голландской печи стоит кожаное кресло, рядом, на маленьком столике о трёх ножках, лежат клубки и недовязанные носки… У столика скамеечка-подставка под ноги, чуть поодаль стол с самоваром, шкатулкой, блюдом, кувшином с цветами… Неслучайно в одной из витрин с пушкинскими рукописями находится небольшой барельеф нянюшки.

А вот и кабинет поэта. Стол с бумагами, книгами, чернильницей с пером… тяжёлая трость у камина… низкое кресло с изогнутыми подлокотниками… книги на полке, в шкафу. Под портретом Байрона висит охотничий рог. Аскетичная обстановка, совершенно не вяжущаяся с образом великого поэта.

Отвели нас в столовый дом, где готовили пищу и кушали господа в летнее время. Там, помимо всевозможной посуды, мебели, всяких вспомогательных инструментов, экскурсовод обратил наше внимание на обувь. В ней гуляли по лесам, она отличалась прочностью и ощутимым весом. В такой особо не разбежишься. Называется обувка «поршни». От неё и пошло «шевели поршнями».

Посмотрели мы помывочный дом с разными вёдрами, шайками, тазами и бочками.

Из дома шагнули на просторы усадьбы и залюбовались прилегающими пейзажами. Большая деревянная мельница-ветряк замерла на ближнем берегу, на дальнем  виднелось селение. По сию же сторону реки сквозь ветви и стволы сосен синел водоём с лесом. Перед соснами зеленело поле со спешащей куда-то просёлочной дорогой. Признаюсь, стоял в ожидании услышать звон бубенцов, а затем увидеть поднимающийся из-за пригорка конный экипаж… Не дождался и двинулся за остальной компанией, торопившейся к автобусам, чтобы навестить лежащую недалече деревню Бугрово.

В деревне построили подворье крепкого крестьянина, воссоздав характерный для пушкинского времени облик селения.

Встретили нашу группу развесёлые бабоньки и удалый гармонист в костюмах ХIХ века. Шутки-прибаутки, присказки так и сыпались из их уст. Меня поразила близость местного говора к нашему, донскому. «Ляксандр Сергеич», «чаво», «надысь» звучали вдалеке от малой родины тепло и ласкали слух.

После приветствий хозяев шагнули в подворье и первым местом, куда нас повели, оказался овин, построенный из крепких брёвен. В нём продемонстрировали, как обмолачивали хлеб цепами, как драли лён, как с помощью механизмов и приспособлений изо льна получали ткань. Самые смелые из делегации, примерившись к некоторым орудия труда, попробовали себя в роли крестьян позапрошлого века.

По окончании работы положено отдыхать, и поэтому мы с удовольствием откликнулись на приглашение позабавиться народными играми. Весело получилось!

От овина прошлись по деревне. Баня, крестьянский дом, сараи с необходимым в хозяйстве инвентарём, амбары. Качели, сколоченные из тех же брёвен, колодец-журавль, телеги, стога с сеном. Стога на Севере вершат не так, как у нас. Поскольку осенью там высокая влажность, то ставят несколько вертикальных опор, между ними кладут горизонтальные и на них развешивают скошенную траву. Сено не соприкасается с землёй, проветривается снизу и не портится.

У бани с мостком многие попробовали походить с деревянными вёдрами на коромысле. Должен сказать, что вёдра и пустые тяжеленные! Крепкие жили в деревнях крестьянки.

Посетили мы избу с русской печкой, сборами трав над её челом, с кадками, самопряхой, долблёным корытом, плошками и прочей утварью, столь потребной в доме. Столы, полати, колыбелька, лапти, мужская и женская одежда, ухваты, куделя… Всего не перечислишь.

Из избы путь пролёг к водяной мельнице. Самой настоящей, лопасти которой крутила вода, приводя жернова в движение. Жернова старинные, найденные в одной из деревень Псковщины, отреставрированные и несущие свою службу до сего дня. О некоторых секретах мукомольного мастерства поведал экскурсантам колоритный мельник Серёга. На наших глазах древний механизм, состоящий из нескольких деревянных коробов, загудел, завибрировал, и через специальный лоток из его чрева посыпалась мука. Мягкая, нежная, с небольшим серым отливом. Многие, в том числе и я, попробовали на вкус экологически чистый продукт. Свежемолотую провизию можно было тут же купить. В присутствии заказчика её фасуют в фирменный пакетик и – приезжай домой, пеки блины.

Окончилось путешествие по Бугрово посещением почтовой станции, где каждый желающий мог написать гусиным пером письмо любому адресату. Хоть самому себе.

После деревни отправились в Свято-Успенский Святогорский мужской монастырь, где упокоен прах великого русского поэта.

Солнце клонилось к закату, заполняя окружающий пейзаж плавно рассеянными тёплыми и немного минорными тонами. К воротам монастыря протянулась длинная людская цепочка, поднимающаяся потом по каменистым ступенькам к храму. Возле него и находится могила Пушкина. В осенне-зимний период её укрывают от непогоды прозрачной пирамидой. Именно в таком виде она предстала пред нами. Со скромной оградой, в цветах, в окружении пришедших поклониться гению русской поэзии…

Уходил я из монастыря с грустно-печальным, но в то же время с приподнятым настроением. Сколько бы ни минуло времени, а к сему священному месту будут идти люди, чтобы постоять в молчании, зайти в обитель, поставить свечу за упокой Александра Сергеевича и жить дальше, со своими бедами и радостями и с его творчеством, в котором на каждое наше настроение найдутся соответствующие строки. На то он и гений, на то он и классик.

Пробежало, как один день, отпущенное под встречу время. Настал час расставания. И тут я увидел, что весельчаки, озорники и шутники не могли сдержать прощальных переживаний, даже скупых мужских слёз… Это трогало до глубины души и грело надеждой на будущую встречу…

Спасибо новым друзьям за положительные эмоции, за доброту, щедрость таланта, за возможность увидеть пушкинские места и за то, что заняли один из уголков моего сердца, где в трудные минуты будут греть тёплые воспоминания о поездке на Псковщину, о встрече с людьми, умеющими дарить радость окружающим.

Ноябрь 2014 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)