Восемнадцать лет бывает только раз в жизни.

Нет ничего прекрасней, чем живая природа. Её можно заворожённо наблюдать только в глубинке, в сельской местности. Живописная картина открывается с остановки у деревни Дрозды, что под Полоцком. Наши друзья остановились, любуясь окрестностями.

— Эх, где мои восемнадцать лет, — вздохнул полной грудью, пьянящий свежий воздух Иванович, — как жаль, что восемнадцать лет бывает только раз в жизни, а восемьдесят один и того реже. Верите, глядя на эту красоту, чувствую себя молоденьким. Будто перед первым свиданием с девушкой.

— А ты прав, — расслаблено потянулся Владимирович, — девушки в нашей молодости существенно влияли на нас. Хотя не все, далеко не все. Были и бесполезные девушки – это те, которых ни в свет вывести, ни в темную завести. Ведь, сознайтесь, встречались и такие каждому из нас.

— Да брось ты, — отмахнулся Константинович, — если бы не было некрасивых, тогда откуда бы красивые знали, что они красивые?

— Красивые, некрасивые, главное они были в нашей жизни, — сдвинул кепку на голове Иванович, — и они любили, страдали. Делились своими переживаниями с подружками. Ведь когда девушка влюбляется, ее подруга автоматически становится психологом, психиатром, адвокатом и частным детективом… и собутыльником в конце всей этой ванильной истории.

— Точно, – подхватил Владимирович, — какие страсти закипали. Интриги закручивались. Комедии и трагедии разыгрывались. Девчонки стремились быть идеальными. А быть идеальной — это не значит бросаться в глаза. Быть идеальной — значит врезаться в память.

— Согласитесь, ведь им это удавалось, — задумчиво посмотрел в даль Константинович, — не будим обманывать себя, некоторые не дают нам покоя до сих пор. Главное было блеснуть поступком, красноречием. Бывало становишься в своём ворковании словно глухарь, никаких разумных доводов не слышишь, говоришь, говоришь и говоришь…, а истина заключалась в том, что во время утренней зори, если девушка слушает вас не перебивая — не стоит её будить.

— Да, есть о чём вспомнить. Бывало всякое, — развел руками Иванович, — девчонки были, да и остаются такими разными. К примеру, есть девушки-красавицы. Есть девушки, в которых что-то есть. Есть девушки, в которых что-то есть, если как следует выпить и не есть.

— И из сказанного тобой складывается репутация, а репутация — это то, что говорят у вас за спиной, — ткнул пальцем в сторону Ивановича Владимирович.

— Репутация репутацией, а иногда и о ней приходилось забывать, — отмахнулся Константинович, — допустим, если ты идёшь с девушкой ночью с дискотеки и к ней вдруг начали приставать хулиганы, то беги! И помни: красивых девушек много, а ты у мамы один!

Все дружно рассмеялись.

— А как переживали, глядя на понравившуюся девчонку, — вздохнул Иванович, — сколько бессонных ночей проводили… Теперь то каждый из нас понимает, что перед тем как завести девушку, нужно обязательно проверить, а есть ли у нее тормоза.

— Стеснялись. Краснели. Потели,- загибал пальцы перечисляя Владимирович, — старались быть вежливыми, впрочем, все понимали, что вежливость — это разница между тем что вы говорите и тем что вы хотите сказать.

— Да, есть что вспомнить, — вздохнул Константинович, — ходили в кино, на танцы. Все понимали, что, если вы пригласили девушку на танец, и она согласилась… не стоило прежде временно радоваться: вначале всем нам всё-таки приходилось потанцевать.

Автор: Николай Хохлов

Родился давно, в прошлом веке. Повзрослев, незаметно состарился. Выяснил в итоге, что жизнь только начинается. Люди поверили и приняли в Белорусский литературный союз ПОЛОЦКАЯ ВЕТВЬ. Так я подтвердил высокое звание писателя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)