Кактус. Листочки 13-15

Все десятеро – славяне, разборки между Южным и Северным Бутово, наверное. Сценки такого типа я часто вижу, даже ещё когда людей полно. Я мысленно примеряю поочерёдную погоню к сюжету придумываемой истории.

На платформу поднимается мужчина, он очень пьян. Бредёт в сторону киоска, пошатываясь и бормоча что-то агрессивное. Может, так пройдёт, может, попытается по морде влепить. Я осторожно разворачиваюсь полубоком – чтобы было удобно блокировать удар. К сожалению, рюкзак делает меня неповоротливой, так что после блока всё может продолжиться плохо. У меня в левом кармане отвёртка. Не так просто её использовать.

Пьяный проходит мимо и принимается колотить руками в щит, закрывающий витрину. Колотит долго, с нечленораздельными криками. Я потихоньку отхожу под мост. Случайно в кого-то врезаюсь рюкзаком, пока пячусь. А, индийский студент. Я его часто здесь вижу.

Пьяный устал колотить и ковыляет обратно, то ли на мост, то ли к нам. Идёт довольно быстро. Студент аккуратно, но решительно перемещает меня в тень – так, что сам теперь стоит между мной и незнакомцем.

– Ну и дурак, я белая маленькая девушка, может, он меня ещё и не ударит. А цветного парня так запросто, – замечаю я по-английски.

– Я позавчера видел, как здесь били белую маленькую девушку.

Пьяный немного не доходит до лестницы на мост, прижимается к ограде и начинает громко, звонко мочиться. Потом поднимается по ступенькам, исчезая из виду. Долго слышно пьяное бормотание.

– У нас на самом деле так же. Только тепло (Things go the same way in India, but it’s warm there), – говорит индиец. Он отходит от меня, чтобы закурить. На нём распахнутая ветровка, свитер с горлом, джинсы и кроссовки, а через плечо – сумка с изображением индийского флага. Почему-то никогда раньше не видела курящих индийцев, они мне казались настоящими фанатами здорового образа жизни. Когда студент докуривает, на повороте показывается электричка.

Мне нравятся ночные улицы. Особенно слабо освещённые ночные улицы. Они дают иллюзию уединения. Правда, сначала мне надо пройти сквозь ночной рынок. Пустые скамьи и прилавки, слепые ларьки. Одинокая псина, потягиваясь, вылезает из-под прилавка, разглядывает меня и трусит куда-то вглубь рынка. Там кто-то тихо, глухим голосом её ругает. Я непроизвольно сжимаю отвёртку.

(Ремонт компьютеров. Установка лицензионных операционных систем и офисных программ. Консультация по работе со сканерами, принтерами, сетью интернет. Пенсионерам скидки)

***

Утром, перед работой, я беру шоколад или печенье к чаю в одном из двух ларьков по пути. Они уже должны быть открыты, но продавщицам хочется урвать ещё несколько минут сна. Так что девушки поднимаются с постелей, быстро, с хмурыми сонными лицами, суют мне шоколадку и сдачу и тут же валятся обратно. Да, они в ларьках и ночевали. Они там вообще живут. И продавщица на станции в ларьке живёт. Вечером она с сосредоточенным, смущённым лицом выходит из дверцы сбоку киоска с поганым ведром и опрокидывает его через перила, в канаву, заросшую кустами.

Девушки из ларьков обе – киргизки, но представляются русскими именами. Одна – Настя, а другая – Лена. С Настей мы почти не говорим, а Лена рассказывает мне свою историю.

Кактус. Листочки 13-15: 3 комментария

  1. Лилит, зашла сюда только для того, чтобы оставить комментарий к Вашему «Кактусу».
    Ужасно нравится, как Вы пишете. Очень нравится Ваш взгляд на жизнь: без идеализации, но очень добрый. Нравится то, что несмотря ни на какие жизненные трудности, Вы явственно умеете получать от жизни удовольствие и не зацикливаться на своих печалях (как делают очень многие из нас). У Вас внимательный, острый и в то же время нежный, любящий взгляд, не засоренный стереотипами — вообще никакими. Вы пишете очень просто, но в результате Вам удается создать удивительную, мало где мне встречавшуюся мне картину мира: он сложен, он печален, он жесток, он иногда страшен, но в нем есть и милое, теплое, вечное, забавное, есть неистребимая теплота в отношениях между людьми, есть надежда, юмор, удовольствие от простых жизненных радостей вроде чашки чая или абрикоса.
    И — грустно, что в наше время надо отдельно об этом писать, — очень нравится Ваш искренний глубокий интернационализм.
    В общем, спасибо, что пишете.
    С удовольствием жду продолжения.
    И да, в самом начале своей книги Вы намекаете на ее связь с «Элегантностью ежика», но я вот, честно говоря, не вижу ничего общего: та консьержка была высокомерной, она презирала своих жильцов, придумывая себе о них злые сказки (дескать, кто ж из них вынесет консьержку, читающую книги и не любящую сериалы, — нет, они на такое не способны), а Вы относитесь к людям с открытой и доброй душой, каждому давая какой-то шанс проявить себя человеком.
    Спасибо. Побольше бы в наше время такой литературы: простой, нежной, не слащавой, но дающей надежду.

  2. @ Лара:
    большое спасибо за отзыв, Лара.
    Нет, я в начале утверждаю, что элегантности ежика не будет 🙂 Это повесть не о читающей консьержке, а о том, что можно увидеть, став консьержкой.

  3. Лиля, в первом абзаце опечатка — купленный. Все остальное прекрасно )

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)