Кактус. Листочки 13-15

Короткий путь до станции пока перекрыт стройкой, так что я иду длинным, кружным путём. Сворачиваю с хорошо освещённой широкой улицы, иду вдоль каких-то развалин, потом – цементного забор. По ту сторону лес, въезд на бутовское кладбище. Примерно здесь я уже устаю – тот ещё из меня ходок, да и в рюкзаке на спине, кроме разных нужных на дежурстве вещей, купленный домой продукты – но темп сбавлять нельзя, время до электрички рассчитано поминутно. Опоздаю – буду торчать на пустынной платформе, а потом идти по полночным и не очень хорошо освещённым улицам. Чтобы отвлечься от ноющих мышц голени, декламирую про себя стихи. В основном из «Цыганского романсеро» Гарсиа Лорки.

Мимо изредка проезжают машины. Главное – держать скорость. Мне, а не им, им-то что. А вон таксисты на базу возвращаются, один за другим три автомобиля. У них гнездо недалеко от железки.

Дорогу мне преграждает дюжина или около того бродячих собак. Собакам скучно, я на их территории, они хотят развлечься и самоутвердиться. Утром они для этого по очереди с лаем бегут возле машин; водитель, чтобы случайно не сбить животное, скидывает скорость, так что собака и автомобиль довольно долго бегут бок о бок, до поворота. Там пёс отвязывается от машины и возвращается к своим. И ловит машину уже следующий.

А вот теперь они хотят поразвлечься со мной. Их нельзя обойти, они перемещаются так, чтобы я всё время шла сквозь стаю. Громко остервенело лают, наскакивают. Главное, чтобы сами себя не распалили. Ну вот: уже всё-таки разошлись, то с той, то с другой стороны прикусывают юбку или рукав.

Неважно, идёшь ты через звериную или человеческую стаю, правило одно: бояться запрещено. Страх для них – это разрешение на атаку. Можно долго рассуждать о естественном праве бояться. Но только где-нибудь, где рядом нет разгорячённых собак и молодых мужчин, с нарочито громкими и грубыми голосами. Им на твои естественные права плевать.

Кстати, никогда не считайте панацеей отсутствие страха. Вообще-то на бесстрашных нападают тоже. Это уж какое настроение будет. Просто страх – почти верный сигнал к началу.

На границе своей территории собаки отвязываются. Чуть поодаль от них я ускоряюсь, надеясь всё же успеть на электричку. Последние сорок метров перед лестницей на платформу я бегу, выбиваясь из и так-то небольших сил; зря. Электричка уходит из-под носа. Я остаюсь пока что одна. В боку сильно колет, и дыхание как у Дарта Вейдера.

Мобильный телефон разряжен, в рюкзаке – драгоценный для меня нетбук, который лучше не демонстрировать даже на пустой платформе, киоск, где можно было бы купить чая и долго, раздумчиво его пить, закрыт. Патовая ситуация, я умру от скуки. Поэтому я делаю то, что делает любая книжная девочка: мысленно придумываю историю. История длинная, с вампирами, старыми улочками в австро-венгерских городках, подростками-вуколаками, мрачновато-уютными кафешками и магазинами.

А вот и люди. Компания человек из четырёх… да, четырёх бежит за молодым человеком. Преследуемый басом голосит:

– А-а-а! Убивают! А-а-а! Су-у-уки-и-и!

У него разбит нос и набухает щека.

Все пятеро проносятся мимо меня, вбегают на мост через рельсы и исчезают где-то с той стороны. На несколько секунд крик обрывается.

(Суши, роллы, пицца. Принимаем заказы от трёхсот рублей. Доставка в пределах Южного Бутова бесплатна. При заказе от тысячи рублей – бесплатная банка пива на поллитра)

(К бумажке приложено меню с несколько обескураживающими, но, видимо, любимыми народом видами роллов. Например, с маринованными огурцами и чесноком)

А теперь кричат те четверо. Беспорядочно, матом. За ними бегут шестеро, в том числе тот, преследуемый, с разбитым носом. Тоже кричат и примерно те же слова. Пробегают по мосту и по платформе, скрываются в темноте старой улочки, между длиннющими деревянными заборами.

Кактус. Листочки 13-15: 3 комментария

  1. Лилит, зашла сюда только для того, чтобы оставить комментарий к Вашему «Кактусу».
    Ужасно нравится, как Вы пишете. Очень нравится Ваш взгляд на жизнь: без идеализации, но очень добрый. Нравится то, что несмотря ни на какие жизненные трудности, Вы явственно умеете получать от жизни удовольствие и не зацикливаться на своих печалях (как делают очень многие из нас). У Вас внимательный, острый и в то же время нежный, любящий взгляд, не засоренный стереотипами — вообще никакими. Вы пишете очень просто, но в результате Вам удается создать удивительную, мало где мне встречавшуюся мне картину мира: он сложен, он печален, он жесток, он иногда страшен, но в нем есть и милое, теплое, вечное, забавное, есть неистребимая теплота в отношениях между людьми, есть надежда, юмор, удовольствие от простых жизненных радостей вроде чашки чая или абрикоса.
    И — грустно, что в наше время надо отдельно об этом писать, — очень нравится Ваш искренний глубокий интернационализм.
    В общем, спасибо, что пишете.
    С удовольствием жду продолжения.
    И да, в самом начале своей книги Вы намекаете на ее связь с «Элегантностью ежика», но я вот, честно говоря, не вижу ничего общего: та консьержка была высокомерной, она презирала своих жильцов, придумывая себе о них злые сказки (дескать, кто ж из них вынесет консьержку, читающую книги и не любящую сериалы, — нет, они на такое не способны), а Вы относитесь к людям с открытой и доброй душой, каждому давая какой-то шанс проявить себя человеком.
    Спасибо. Побольше бы в наше время такой литературы: простой, нежной, не слащавой, но дающей надежду.

  2. @ Лара:
    большое спасибо за отзыв, Лара.
    Нет, я в начале утверждаю, что элегантности ежика не будет 🙂 Это повесть не о читающей консьержке, а о том, что можно увидеть, став консьержкой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)