Высокая должность, гл.17

Предыдущие главы
http://prozaru.com/2013/09/vyisokaya-dolzhnost/ — глава 1
http://prozaru.com/2013/10/dolzhnost-2/ — глава 2

Высокая должность, гл.3

Высокая должность, гл.4

Высокая должность, гл.5

Высокая должность, гл.6

Высокая должность, гл.7

Высокая должность, гл.8

Высокая должность, гл.9

Высокая должность, гл.10

Высокая должность,гл.11

Высокая должность,гл.12

Высокая должность, гл.13

Высокая должность, гл.14

Высокая должность, гл.15

Высокая должность, гл.16

Наталья Павловна готовилась к визиту директора и собственника ООО «Парус». Она позвонила ему накануне, узнав телефон в налоговой инспекции, судившейся с бизнесменом. Тот отказался принять ее у себя, сославшись на отсутствие офиса и пообещал заехать сам.

Суть судебных споров по делам, которые они нашли с Петей, была следующей. Администрация города заключала с коммерческими фирмами договора, так называемые «инвестиционные контракты». Последнее понятие в законодательстве напрочь отсутствовало, и в этом, как поняла Наталья Павловна, вся коррупциогенность сделок: трактовать смысл заключенных соглашений можно было по-разному.

С вахты позвонили:
— Наталья Павловна, к вам посетитель, Егорушин Евгений Эдуардович. Говорит, что ему назначена встреча.
— Выписывайте ему разовый пропуск, я жду.
Через несколько минут в дверь постучали.
— Войдите! – разрешила следователь.

Посетитель, полный седоватый мужчина лет шестидесяти, шумно дыша, прошел к столу и сейчас же заполнил собой, казалось, весь кабинет. От него исходил какой-то неприятный кислый запах: возможно, барахлил желудок или одежда редко стиралась. Наталье Павловне захотелось немедленно открыть форточку, но она пересилила себя.

— Большое вам спасибо, что согласились помочь, — начала она после приветствия. — Дело в том, что мы расследуем одно дело, и в связи с ним вынуждены изучать арбитражную практику. Ваш случай с инвестиционным договором нас заинтересовал. Хотелось бы получить некоторые разъяснения.
— Что ж, я не против, — с готовностью откликнулся предприниматель.

— Ну, тогда начнем. Как я поняла, налоговые органы, изучив ваши документы, посчитали, что администрация выступала в сделке заказчиком ремонта здания, находящегося в муниципальной собственности. Ваше общество «Парус» фактически брало на себя функции генерального подрядчика: нанимало архитекторов, субподрядчиков и тому подобное. В результате произведенные работы были приняты, как и положено, актом, только вместо оплаты деньгами администрация передала в собственность ООО «Парус» шестьдесят пять процентов отремонтированного здания.

— Да, так и было, — подтвердил Евгений Эдуардович.
— Далее вы предъявили в налоговую инспекцию документы на возмещение налога на добавленную стоимость по произведенным работам, что составило восемнадцать процентов от затрат на ремонт, а выручку свою, как генподрядчика, в размере полученной в собственность части отремонтированного здания не отразили.

— Какую выручку? – немедленно возмутился бизнесмен. — Мне сказали так: «Вы нам – ремонт нашего имущества, мы вам — часть здания в собственность».
— А с кем от администрации вы вели переговоры?
— С Нежиным Сергеем Александровичем из департамента имущественных отношений, — Егорушин достал несвежий носовой платок, вытер им пот со лба, вздохнул шумно, обмахиваясь газетой: — Душно у вас тут.

Наталья Павловна с радостью и облегчением распахнула окно. От запаха посетителя, пошедшего прямо на нее волнами, ее уже мутило.
— Но вы же не могли не читать договор, который подписывали? – продолжила она, вернувшись на свое место.
— Читал, конечно. И с юристами администрации консультировался. Они пояснили, что производимые нами работы – это неотделимые улучшения арендованного имущества, которые мы впоследствии обмениваем на часть здания и уверили, что нам по закону положен возврат налога на добавленную стоимость, с учетом этого я и оценивал выгоды от этой сделки.

Мой бухгалтер отразил всю стоимость работ на счете учета капитальных затрат. Если бы мы были генподрядчиком, то отразили бы эти затраты совсем на других счетах.
— Боюсь, я не сильна в бухгалтерской стороне вопроса. Как я поняла, налоговая инспекция с обоснованностью вычетов и не спорила, но она начислила вам налог с полученной выручки, как генподрядчику.

— Именно, но ведь существует и совершенно противоположная судебная практика, и как раз на нее ссылался наш адвокат! Мы не первые заключили инвестиционный контракт, и, если бы я заранее мог предположить, что будет такая бодяга, я бы и связываться не стал! Мало того, что нам начислили налоги с выручки, так ведь и судебные расходы несет по закону проигравшая сторона!

— Значит, вы обманулись в своих ожиданиях и потерпели убытки? А как сейчас ваши дела?
— Паршиво, прямо скажу. Пришлось брать кредит под залог полученной в собственность части здания. Я надеюсь, конечно, что со временем вырулю, но пока приходится экономить на всем. Никогда больше не стану верить чиновникам!

— Вы хотите сказать, что вас обманули?
— Ну, я ведь все просчитывал и меня при этом консультировали, но на деле оказалось несколько иначе. Мне нужно было с этим смириться, а я в суд пошел, дурак!
— Вот здесь я попрошу вас пояснить подробнее. Какие-то условия изменились?

— Ну, если только без протокола.
— А я и не записываю, вы же видите.
— В общем, когда с чиновниками связываешься, откаты тоже учитывать приходится. Обещали мне одно, а на деле оказалось совсем другое. В администрации-то взяли, как и договаривались, а вот с налогами осечка вышла. Нежин мне говорил, что проблем с возвратом не будет, но он лукавил, как видно. В общем, налоговая подтверждала возмещение только при условии одновременного начисления налогов с выручки, а я к этому не был готов. Мне в районной инспекции вручили акт, потом вынесли решение. Адвокат сказал: «Пишем жалобу, таков порядок!» Выяснилось, что можно было вопрос с возмещением без суда урегулировать, через Управление: они могли в решении по жалобе встать на мою сторону. Только взятку запросили за это вдвое больше, чем обычно в налоговых делах принято. Теперь-то я понимаю, что следовало заплатить, все равно дешевле бы вышло, чем проигрывать в суде, но я возмутился, в бутылку полез. Думал, что с легкостью докажу свою правоту.

— А кто запросил больше?
— Есть там Рукавишников Игорь Николаевич. Его убили, говорят, недавно.
Он осекся, посмотрел на следователя прояснившимся взглядом:
— А, так вы, наверное, как раз и расследуете это дело?

Наталья Павловна промолчала, а Егорушин продолжал с неожиданным воодушевлением:
— Он там все дела решает, как мне сказали. Решал, то есть. Сам-то Тополага осторожничает, без посредников мзду не берет. Только не знал я, когда задумал судиться, что Рукавишников – зять мэра. Суды-то, выходит, мнение мэра учитывают.

— У вас есть какие-то доказательства предвзятости суда?
— У меня? — удивился Евгений Эдуардович. — Нет, конечно. Об этом лучше адвокатов спрашивать. Да только фактов они вам тоже не представят, потому как жить хотят, и хорошо жить. Ну, а противоречивая судебная практика – не доказательство разве?

— Если только косвенное. Так Рукавишникова настигло, по вашему мнению, справедливое возмездие?
— Ну что вы, я вовсе не кровожадный. Если всех взяточников убивать, то и народу-то в стране не останется, — пошутил он. — Кроме меня таких пострадавших, вы думаете, мало? Пока я по судам-то ходил, то в коридорах наслушался разговоров!

… В ближайшие дни Наталья Павловна успела побеседовать еще с двумя проигравшими судебный спор бизнесменами. По всему выходило, что Рукавишников начал брать взятки не по рангу, видно, посчитал себя по значимости равным Тополаге. Только никак не верилось, что те, с кем она беседовала, настолько озлобились, что наняли киллера. Ведь никто из них даже не решился заявить в полицию о вымогательстве. Наивные, как Егорушин, надеялись, что выиграют судебный спор, а сведущие боялись мэра.

Продолжение следует

Высокая должность, гл.17: 2 комментария

  1. Интересно! Пытаюсь угадать, кто убийца. Хотя, желающих убить — море. И у всех есть повод. С улыбкой. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)