Перстень от покойника. Часть 6

-На гране фола,- вздохнул Петька.- Ну что, будешь будить Майку и вводить ее в курс дела?

-Придется.

Женька решил выехать тем же путем, что и прошлый раз. А для этого, надо было развернуться на узкой улице. Чтобы развер­нуться, надо было съехать к какому-нибудь двору до самого забора и посоваться туда-сюда раза три. Но в такую грозу и в такую грязь, под забором можно было застрять по самое брюхо. Тогда, он решил ехать до конца улицы задним ходом. Видимость была препаскуднейшая, и он боялся, чтобы под колеса не влез какой-нибудь случайный прохожий, бегущий, под дождем домой.

С максимальной осторожностью и почти ползком он добрался до конца улицы и заехал за магазин, чтобы выехать оттуда уже носом вперед. И как раз в это время пронеслись милицейские машины. Они свернули по указанному им Женькой по телефону адресу. Значит, все-таки сработало. Не оставили анонимный звонок без внимания. Женька в душе порадовался. Теперь, он не один будет заниматься этой компанией. Уже легче.

Дачу он нашел не сразу. Несмотря на свою отличную зритель­ную память, Женька умудрился заблудиться. Он пропетлял по дачному поселку уйму времени, пока наконец-то не отыскал ту, которую надо.

Войдя в дом, он обнаружил спящего Сашку таксиста и мертвого охранника. Сашка открыл глаза при Женькином появлении и спо­койно сообщил.

-Придется сидеть без света. Этот урод чем-то пытался перерезать веревку на руках и перерезал вместе с ней элект­рический провод. Понимаешь, тут друг проводку менять собирался, потому что всё на соплях. А пока временные провода кинул, чтобы холодильник и телевизор включить. Ты впопыхах, когда его к трубе привязывал, провод захватил.

Женька молча осмотрел место происшествия. Действительно, когда он привязал веревку, связывающую руки бандита к бата­рее, то прихватил к трубе и провод. В спешке не обратил вни­мания. А Усатый где-то изловчился достать кусочек металли­ческой пластинки и ее ребром пытался перетереть веревку. Но действовал вслепую. Руки были за спиной. Он повредил провод и был убит током.

Женька выкрутил пробки, осмотрел поврежденный провод. Скрутил концы и заизолировал.

-Со светом разобрался. А этого идиота жаль…, — вздохнул Женька.

Смерть Усатого его огорчила. Он надеялся еще кое о чем того поспрашивать. Это была единственная ниточка на данный момент, чтобы узнать что-нибудь о друзьях. Теперь, нужно что-то при­думать другое. Он освободил труп от веревок, загрузил в ма­шину и отвез в парк. Положил на лавочку и уехал. Кончится дождь и его обязательно кто-нибудь обнаружит. Но с Женькой этот труп связать будет просто невозможно.

Он вернулся на дачу. Теперь, нашел ее сразу же. Загнал ма­шину во двор. Извлек из нее запасы продовольствия и свой драгоценный пакет и направился в дом.

Сашка чувствовал себя немного лучше. Голова болела, но меньше. Он хотел встать, но Женька не разрешил.

-Полежи несколько дней. Сейчас я приготовлю что-нибудь пожрать. Потом отдохну пару часиков и смотаюсь в одно место. А ты решай. Хочешь, отвезу в больницу. Хочешь, — домой. А хо­чешь, кого-нибудь из твоих …баб привезу сюда. Может жену? Пусть ухаживают за тобой.

-Жена у тещи, в Новой Каховке. Приедет только через неде­лю. Может…, а ну их всех к чертовой матери! Отлежусь се­годня-завтра и хватит. Буду тебе помогать.

-Какая с тебя, на фиг, помощь? Тебе лежать дней десять на­до, не меньше. Я рассчитываю, что через десять дней об этой истории буду уже просто вспоминать. Мне надо все закончить за один — два дня. Так что, говори, кого привезти и называй адрес. Тебе самому оставаться нельзя, а я буду мотаться, как блоха в штанах. С меня тебе помощи никакой. Понимаешь?

Сашка помолчал, посопел, а потом назвал адрес.

-Спросишь Валю.

-Ну, вот и прекрасно. Пошел я есть готовить.

-В кухне стоят крупы на полке, — вздохнув, сообщил Сашка.

Женька нашел рис. Сварил кашу. Порезал колбасу и сыр. Заварил чай. Они перекусили, и Женька завалился на часик поспать. Восстановить растраченные силы.

Через час он снова был бод­рым и свежим, как огурчик. Сейчас ему надо было заскочить еще раз на лодочную станцию. Во-первых, вооружиться серьез­но, во-вторых, взять из аптечки медикаменты для Сашки. А в-третьих, он все-таки надеялся, что ребята, тоже явились туда за оружием. Обнаружили, что он орудовал в тайнике, и ос­тавили для него какую-нибудь весточку. Если нет, то, как их отыскать он просто не представляет. А на обратном пути зас­кочит за подругой Сашки и привезет ее сюда.

Он выехал со двора и направился в сторону старой лодочной станции. Как только открыл шкаф, сразу же обнаружил послание от друзей. Значит, они были здесь совсем недавно. Женька развернул записку. Крупным размашистым почерком было написа­но: «Рады, что ты жив! Извини, но связаться с тобой и пре­дупредить не могли. Едем сегодня ночью в Большевик. Надо достать там основного гада. Пока затаись и жди нас. Ничего не предпринимай. Сам во все не вникнешь, а объяснять на бу­маге — долго. Встретимся в среду на вокзале Запорожье-Малое. В двенадцать дня. Если нас не будет, значит, нас нет. Береги себя».

Женька спрятал записку. Выгреб из тайника оставшееся оружие. Отметив про себя, что боеприпасы ему все-таки оставили, хоть и советовали не ввязываться. Вынул из аптечки то, что было необходимо, и покинул станцию. На душе стало легче. Теперь он знает, где искать своих балбесов.

На обратном пути заехал по указанному Сашкой адресу. Дверь открыла смуглая высокая девушка, даже не спросив, «кто там». Женька объяснил, что его прислал Саша. Он ранен и находится на даче у друга. Она может немного за ним поухаживать, как за больным?

Девушка ничего не сказала. Взяла свою сумку. Выключила в комнатах свет и вышла с Женькой на улицу.

Уже в машине спросила: «Ранен серьезно?»

-По-моему, тяжелое сотрясение мозга. А вы кто будете? Я имею в виду профессию, — почему-то смутился Женька.

-Я его сестра, а не то, что вы подумали, — прочитала его мысли Валя. — Правда, я его выгнала месяц назад из дому и ска­зала, что больше никогда не хочу видеть. Но, чего не нагово­ришь со зла, — вздохнула она. — А по профессии я не медработ­ник, как вы надеетесь. Я учительница в музыкальной школе.

Женьку удивило, что она точно сказала, что он по какому по­воду думает. Да, был уверен, что это его любовница. Да, на­деялся, что она врач или медсестра. Телепат, что ли? Вот гад, сегодня везет. То гадалка, то телепат!

-Я не телепат, — опять прочитала она его мысли. — Просто, у вас каждая ваша мысль настолько четко написана на лице, что не надо ломать голову. Достаточно глянуть на вашу физиономию.

Он удивленно на нее посмотрел, и оба рассмеялись.

Встреча брата и сестры прошла оригинально.

-Ну что, болван, добегался по бабам? — беззлобно поинтере­совалась Валя, осматривая и ощупывая Сашку. – Небось, чей-то муж надавал по твоей дурной балде?

-Нет. Нарвался на бандитов. Если бы не он, сдох бы в ка­ком-то подвале, в одном сомнительном доме,- без всяких эмоций сообщил Сашка и показал на своего спасителя.

-Это правда,- подтвердил Женька. — Я думаю, что его надо бы показать врачу, но в больницу везти нельзя. Найдут и при­кончат. Нет ли у вас знакомого врача, которого можно было бы привезти сюда? И что бы он об этом никому не сболтнул.

-Сейчас позвоню Людмиле, — вздохнула Валя. — А что у тебя в данный момент болит?

-Голова, и встать не могу. Тут же теряю сознание.

Валя засела за телефон. Наконец-то договорилась с какой-то своей Людмилой, что та глянет брата на дому. Женьке опять пришлось садиться за руль и ехать с Валей за ее подругой. Хорошо хоть, не очень далеко.

-А вы как оказались в подвале с моим братом? — поинтересо­валась Валя.

-Случайно. Пришел разобраться с хозяином дома и по пути заглянул в подвал. Нашел там Сашку и вытащил на свет божий. А он мне уже скомандовал куда ехать и кого позвать.

-Понятно, вы тоже бандит?

-Возможно,- не стал разубеждать ее Женька.

Дальше ехали молча. Валя сказала, где остановиться. Он по­дождал ее всего несколько минут. Она вернулась с маленькой полненькой блондинкой. Сели в машину, и Женька повез их на дачу. Девушки о чем-то переговаривались, сидя на заднем си­дении. Он не прислушивался. Он размышлял, на какой машине ему отправиться в Большевик следом за друзьями. Они едут ту­да сегодня ночью. Он тоже выедет туда сегодня ночью. Там он их найдет быстрее, чем здесь. Несколько туристических баз. От этого города их от силы три-четыре. Это всего каких-то девя­носто домиков. Хотя, могут остановиться на любой базе, где сдаются свободные домики. Но, все равно. Шансов найти их там, на много больше, чем тут. Если он махнет на этой машине, без документов, точно нарвется где-нибудь на пост ГАИ. А если на той, что конфисковал у бандитов, гаишников он проскочит, а вот на бандитов нарвется уже в Большевике. Они узнают машину кого-то из своих друзей и накроют его в один момент. Хотя, если он приедет в темноте. Загонит машину на платную стоянку и накроет чехлом, так, чтобы не видно было номеров. А потом ночью оттуда уедет, может и не нарваться. Надо только спро­сить у Сашки чехол. Или одолжить две простыни и там упако­вать машину как следует. Если ехать на бандитской иномарке, то надо поставить на место этот «Жигуль». Да, за сегодня нужно еще много успеть.

Доктор внимательно осмотрела Сашку и разрешила оставить его дома, но при условии, что она будет за ним наблюдать нес­колько дней. Если состояние вдруг ухудшится, тогда заберет в больницу.

-Валя, я сегодня ночью уезжаю в другой город. Ты найдешь транспорт, чтобы возить свою подругу туда-сюда? — поинтересо­вался Женька.

-У меня своя машина, — кивнула Валя.

-Тогда прекрасно. Сейчас сделаем так. Отвозим Людмилу домой. Заезжаем, берем твою машину. Едешь со мной. Я загоняю в гараж эту, на которой мы только что ездили, и ты привозишь меня сюда на своей. Идет?

-Идет, — опять кивнула Валя.

Людмила назначила лечение Сашке. Посмотрела те медикаменты, что привез Женька. Удовлетворенно покачала головой и поинте­ресовалась: «Эти медикаменты применяются только военными ме­диками. Вы имеете к ним какое-то отношение»?

Женька не понял к кому он имеет отношение, к военным меди­кам или к медикаментам, но ответил: «Нет».

Людмила как-то странно на него посмотрела, но спрашивать больше ничего не стала. Он отвез ее домой. Заехали к Вален­тине. Она взяла свою машину и поехала следом за Женькой. Тот загнал угнанную машину на место. Ключ тоже вернул на место. И подумал, что не мешало бы об этом сказать Светлане. Пусть не волнуется. Он все вернул в целости и сохранности. Но в какой квартире она живет, Женька не знал, а в пределах видимости не было ни одной живой души, у которой можно было бы что-нибудь спросить. Женька успокоил себя тем, что знает, где Света ра­ботает и по приезду, он зайдет и все скажет.

Валя ни о чем не спрашивала. Для женщин, такое отсутствие любопытства не характерно и это Женьку очень удивляло. Они доехали молча до дачи. Он выгнал из гаража бандитскую машину. Загнал в гараж Валину «Таврию». Собрал вещи. С Сашкиной подсказкой нашел старый чехол от хозяйской машины. Переки­нулся с Сашкой парой слов и пообещал заехать сразу же, как вернется, если останется, конечно, в живых. Куда он отправля­ется, Сашка спрашивать не стал, а Женька не стал говорить. Попрощался с Валентиной и выехал со двора.

Светка вернулась домой в третьем часу ночи. Ее отсутствие обнаружено не было. Все семейство дружно спало. Один кот высказал ей свои претензии. Светка поколебалась, звонить Май­ке или нет, и решила-таки позвонить. Трубку сняли после пер­вого же гудка.

-Это я, — шепотом сообщила Светка. – Извини, что разбудила, но у меня, по-моему, срочное сообщение.

-Я не спала. Читала и ждала, что ты позвонишь. Я сейчас выйду к подъезду, и ты выходи, а то разбудим всех.

Светка натянула джинсы и футболку и спустилась вниз. Майка уже сидела на лавочке возле подъезда.

Выслушав Светку, она вздохнула.

-Ты смотри, какая стерва! Значит, всем заправляет эта баба! Вот завтра их всех у нее и возьмем. Говоришь, сбор в двенад­цать? Успеем подготовиться. Пусть коллеги подсуетятся. В конце концов, это их дело, а не мое.

-А как вы их возьмете? Что предъявите? Свяжите с Седым при помощи кроликов?

-При помощи наркотиков. Ты думаешь, в этом кабаке сегодня одна была? Ну, с Петей конечно, знаю. Но я не о нем. Я вол­новалась, что бы ты никуда не влезла, и тебя не прибили, и послала за тобой присматривать. И за обстановкой, естествен­но, тоже. Тот мужик, что я к тебе привела. Ну, который о внешности Женьки расспрашивал, — засмеялась Майка. — Я его при­вела, что бы он тебя в лицо увидел. Ему Женькина внешность триста лет не надо. Он и за тобой наблюдал, и кое-что инте­ресное о сбыте наркотиков в кабаке выяснил. Уже отчитался.

-Что-то я там этого телохранителя не видела,- засомнева­лась Светка.

-Он тебя потерял, кстати. Видел, что ты по коридорам шля­лась, и вдруг, пропала. Запаниковал даже. А потом, опять на­шел и уже глаз не спускал. Рассказывал, как ты там со стула грохнулась. Уверен, что набралась до поросячьего визга, — опять засмеялась Майка.

-Меня пугает, что от Женьки ничего не слышно. Но успока­ивает, что они на него тоже пока не вышли, — абсолютно не за­интересовавшись мнением телохранителя, пробормотала Светка.

Ее вообще никогда не волновало ничье мнение. Какая разница, кто и что о ней подумал и по какому поводу. Для Светки имело значение только то, что она сама думает по этому поводу.

-Думаю, что он как-то связался с остальными и помчался на море разбираться с мужем этой заразы. Ты видишь, она его специально подставила. Надоел или есть другой кандидат на его место. Хочет убрать мужа чужими руками. Вот тебе и не­земная любовь. Все вокруг утверждают, что она его обожает. Завтра с утра отправляю людей за этим красавцем. Если его еще до этого времени не грохнут,- помолчав секунду, сообщила Майка.

-Что-то я мало верю, что он не в курсе событий, — пожала плечами Светка. — Может быть, руководит процессом эта баба, но он, наверняка, знает, что происходит. Он же не полный идиот, в конце то концов.

-Разберемся. Ладно, пошли спать. Осталось всего три часа. У меня уже синдром хронического недосыпания развился. Одна доминанта — поспать!

-А правда, что молния убила мужика на балконе? — вдруг, ни с того, ни с сего, поинтересовалась Светка.

-Правда. И еще одного нашли в парке на лавочке. Пораже­ние током. Скорее всего, держался за что-то металлическое и в это что-то, попала молния. Иначе, ну просто не возможно этот случай объяснить! Ну, все. По домам! Спокойной ночи,- пожела­ла Майка, и они со Светкой разбрелись по своим квартирам.

Утром Светка, еле продрала глаза. Спать хотелось — зверски. Она села на постели, взяла в руки подушку. Обняла ее и усну­ла сидя, в обнимку с подушкой, примостив на нее голову.

Муж уходил на работу на полчаса раньше Светки. Он растолкал ее в очередной раз и сообщил, что уже уходит. И если она сейчас же не отправится умываться, то опять уснет и проспит работу. Светка, на автопилоте, поплелась в ванную. По дороге туда, наступила коту на хвост, и он заорал дурным голосом. От его вопля Светка наконец-то проснулась.

-Ну, чего тебя черти носят? Вечно под ногами путаешься! Сиди на кухне возле тарелки и жди завтрак, а не шляйся за мной по пятам! — прочитала она мораль любимому коту. Кот оби­делся, а может, просто испугался, что сонная Светка оттопчет ему сегодня все, что достает до пола, и влез на шкаф. Предпо­чел дождаться свой завтрак в безопасном месте.

Петька, в отличие от Светки, выглядел бодрым и свежим. Он успел выспаться. Очевидно, ему меньше надо. Светка, чтобы прийти в норму выпила чашку крепкого кофе, но… вместо бодрости, начало колотиться сердце, как собачий хвост. Петь­ка насчитал сто двадцать ударов в минуту.

-Попробуй мне еще глотнуть хоть чайную ложку кофе. Удушу! Ты что, не соображаешь, что у тебя уже передозировка кофеи­ном?- рычал он на весь Светкин кабинет.

-Да нет в этом кофе кофеина! Его уже триста раз извлек­ли до того, как оно до нас дошло,- доказывала Светка.

-Ты это своей бабушке расскажи. Это, если кофе в зернах, из него кофеин убирается. Человек Нобелевскую премию получил за то, что научился извлекать кофеин из зерен, не разрушая их целостность. А на растворимый кофе идет некондиция. Из нее никто ничего не извлекает. Там весь кофеин, в полном объеме. Сколько положено. А ты растворимый кофе ведрами глушишь!

Петька смотался в киоск, находящийся рядом с офисом, и при­нес бутылку минералки.

-Вот, пей и выводи токсины.

-Поздно пить «Боржоми», когда отказала печень, — пошутила Светка. — Мне бы просто поспать пару часиков. И все бы было в порядке. Господи, дотянуть бы до отпуска! Сил больше нет ходить на работу.

-Потерпи еще неделю. Как раз погода стабилизируется. Си­ноптики обещают, что грозы скоро закончатся, и опять начнется жара. Так что, уйдешь в отпуск и будешь себе загорать на бе­регу Черного моря!

Светка доработала день только благодаря тому, что видела на горизонте голубое прозрачное море, желтый песочек, медуз и себя, лежащую на берегу, под палящим солнцем.

После работы заехала в магазин. Набрала замороженных варе­ников с картошкой, чтобы не возиться дома с едой. И как только переступила порог квартиры, плюнула на все и упала спать.

Сон был тревожный и сумбурный. Снились какие-то странные типы, которые гонялись за Светкой, но Светка от них легко улетала. Она обнаружила, что умеет летать, и порхала, как птичка. Чувство полета было чем-то новым и необычным. Она никогда до этого не летала во сне. Даже в детстве. Говорят, что когда человек летает во сне, это означает, что он растет. Но растут до двадцати лет, а Светка уже давно покинула этот рубеж. Куда уж тут расти? Разве что, духовно. Или же в шири­ну. Светка проснулась, но продолжала лежать с закрытыми гла­зами и переваривать свой сон. Она проспала всего полтора ча­са, но почувствовала себя значительно лучше. Ни детей, ни му­жа дома пока не было. Можно еще немного поваляться.

Кот рас­тянулся с ней рядом и сладко спал. Вот кому раздолье. Спи — не хочу! Она ему сейчас искренне позавидовала. Ночью спит, днем спит. Никаких тебе забот. А какие у него должны быть заботы? Ну, хотя бы, ловить мышей. И какие здесь могут быть мыши? Откуда им взяться на четвертом этаже? Да ее кот, если бы, вдруг, увидел живую мышь, упал бы с перепугу, в обморок. Самая большая дичь, которую ему доводилось в своей жизни видеть, это кузнечик. Домашний избалованный холенный кошачий балбес.

Светка вздохнула и пошла, варить вареники. Холеный балбес притащился следом. Выпросил кусок колбасы, и удовлетворенно урча, удалился, держа его в зубах.

Светка поставила на плиту большую кастрюлю с водой, и пока вода закипит, уставилась в окно. Почему-то, ей пришла мысль, что Женька вернул машину соседа на место. Она не могла бы объяснить, что навеяло ей эту мысль, но не могла от нее отделаться и решила проверить. Спустилась вниз. Достала из ук­рытия ключ. Открыла соседский гараж и увидела машину.

Она поднялась опять к себе и набрала номер Майкиного мо­бильника. Майка тут же ответила.

-Майка, проверь, пожалуйста, не забрал ли Женька свою ма­шину со штрафплощадки, — выпалила она в трубку.

-Не забрал. Машину я перегнала в свой бокс, что бы ее ненароком не разобрали на запчасти. Двадцать минут назад я оттуда. Машина еще стояла в боксе. А что?

-Ничего. Просто спросила. Как там у тебя дела? Ты поняла, о чем я?

-Не совсем так, как хотелось бы. Приеду — расскажу.

-Ладно, подожду. А ты скоро?

-Через час-полтора. Позвоню, как появлюсь.

Появилась Майка часа через три. Светка, к этому времени, на­кормила заявившихся домой своих мужиков и опять уснула. Трубку снял муж. Майка, узнав, что Светка спит, будить ее не разрешила. Сказала, что поговорит и завтра. Не горит.

Светка проспала до самого утра и проснулась за две минуты до звонка будильника. Наконец-то почувствовала себя отдох­нувшей. Страшно возмутилась, что муж не разбудил ее, когда звонила Майка, но потом перестала бушевать. Решила, что если бы у Майки были сногсшибательные новости, она бы ее обяза­тельно растолкала. А раз не растолкала, значит, ничего инте­ресного не произошло. Поговорят сегодня.

Ее, конечно, очень заинтересовало, почему это Женька вернул на место машину так рано. Нашел другую, или нашел своих дру­зей и уехал с ними на их машине? Она думала, что ему понадо­бится эта машина не меньше чем на неделю. Ну да ладно, чего сушить мозги над вопросами, на которые не можешь ответить. И Майка, наверное, не в курсе, на чем и куда он отправился. Так, одни предположения. И ее предположения, скорее всего, не от­личаются от Светкиных.

Она выгнала свою машину из гаража. Вернулась в квартиру за клю­чом от кабинета. Потом вспомнила, что обещала Петьке захва­тить последний номер журнала «Автомир». Пришлось еще раз подниматься на четвертый этаж. После такой зарядки Светка окончательно проснулась и наконец-то села за руль. Как толь­ко она выехала на трассу, что-то ее насторожило. Она еще не поняла что, но на душе стало как-то не так. Светка внима­тельно осмотрела дорогу и движущиеся навстречу и следом за ней машины. Прислушалась к своей. Ну, со своей все ясно. Прогорел глушитель, не работает одна свеча, и ослаб ремень. Надо звонить Володе. Пусть приводит эту холеру в порядок. Но это все было в порядке вещей и совсем не это Светку насторо­жило. Она еще раз посмотрела на машины, идущие следом.

Когда она выехала на трассу, от обочины отделились две ино­марки. По логике, они должны были набрать скорость и обойти Светку. Но они почему-то тащились следом. Вот это ее и нас­торожило. Необычное поведение водителей иномарок. Светка стала с интересом посматривать в зеркало заднего вида.

Одна из иномарок пошла на обгон, а вторая продолжала плес­тись следом. Светка сразу сообразила, что сейчас будет. А будет вот что. Та, что пошла на обгон, начнет снижать ско­рость, а вторая, поравняется со Светкой и не даст ей уйти влево. Ее вынудят остановиться. И сделают это, как только она выедет к полю. (Иначе, их поведение не объяснить). А там… не известно что им придет в голову. Или уже пришло. Ну, уж дудки!

Светка притормозила. Пропустила мимо себя «Белаз» и села ему на хвост. Причем так, что между ней и «Белазом» ни­какая машина уже при всем желании не впишется. Теперь, чтобы ее остановить, нужно остановить впередиидущую многотонную ма­хину. Ха-ха! Пусть попробуют! «Белазы» прут по дороге, как танки. Им плевать на все иномарки вместе взятые. Они груженные ог­ромными гранитными глыбами. Выползли из карьера. Дорога под горку. Никакие маневры они делать не будут. Тяжело. Их даже гаишники никогда не трогают. Для них здесь-зеленая улица и все, кто ездит этой дорогой, в курсе дела. Светка, в том чис­ле. Единственное, что плохо, это то, что ей за мостом надо будет ехать прямо, а они свернут направо. Но у нее еще минут семь есть на размышления. Надо что-то придумать. Можно свер­нуть следом за «Белазами», а потом свернуть налево уже возле автовокзала. Движение там очень оживленное, и ее преследова­тели уже ни на какие трюки не осмелятся. А можно, сразу за мостом свернуть вправо, на станцию техобслуживания. Проехать через нее. Выехать в другие ворота и выскочить возле депо. Но тогда, надо свернуть неожиданно и резко.

Не показывая по­ворот. Светка взвешивала все за и против обоих вариантов. Ломать голову над тем, кто это устроил на нее охоту, было не­когда. Потом разберется.

Светкин муж всегда утверждал, что ездить она не умеет. И когда Светка была за рулем, а он рядом, после поездки пил валерьянку и выговаривал: «Есть люди, которые не умеют ез­дить, но они хоть чего-то боятся. А ты, относишься к той ка­тегории, которая ни черта не умеет и плюс ко всему, ни черта не боится! Потому что не соображает, что делает! Ты — это сплошная угроза для автомобилистов, пешеходов, велосипедистов, собак и котов!»

Но Светка его мнение на счет своей езды не разделяла. Она считала, что ездит, довольно сносно. Просто, у нее манев­ры такие, как неожиданный поворот в сторону, потому, что она вдруг вспомнила, что ей там что-то крайне необходимо. Или, вдруг, разворот на 180 градусов, без предупреждения. Это не дефекты езды, а обычная женская непредсказуемость. И все­го-то! Ну, забыла она его предупредить, что надо бы еще зас­кочить в парикмахерскую, или в магазин. И что? Объяснять? Потеряет время. А так, быстренько развернулась и пока он приходит в себя — объяснила. Разворачивается она, правда, прямо посреди дороги и, не снижая скорости, но, с учетом движения. Это ему страшно, а Светка успевает прокачать ситуацию и убе­диться, что все успеет и не создаст аварийной ситуации.

Зато, она знает все дороги и дорожки. Проездные дворы, под­воротни, объездные дороги и заброшенные дачные грунтовки. Там где Светка проедет, ни один ас не сможет!

Светка думала до самого поворота на СТО. А когда поравня­лась с ним, вдруг, решила в пользу такого маневра и, не сни­жая скорости, свернула вправо. Вписалась в поворот нормаль­но. Проскочила через станцию техобслуживания и выехала через противоположные ворота. Потом, мимо депо, через дворы. И че­рез пять минут была уже на стоянке. Иномарок не было и близ­ко. Наверное, вернулись на СТО и ищут ее машину в ремонтных боксах. За запасные ворота мало кто знает. Что бы к ним по­пасть, надо объехать мастерские. А если там ни разу не ез­дил, то сразу и не догадаешься. Кажется, что мастерские под­ходят задней стенкой к забору. Это когда свернешь уже за них, то обнаруживаешь, что там есть узенькая дорожка. Но, не такая уж и узенькая. Машина, правда, впритирочку к забору, там проходит. У Светки на этой станции работает один знакомый. Он как-то пару раз возился с ее машиной до ночи. Ей очень срочно надо было. Центральные ворота к этому времени уже за­пирали и она потом выезжала через запасные, которые ей и по­казал этот знакомый. Да, лишних знаний не бывает. В этом Светка убедилась еще в детстве и до сих пор оставалась при таком мнении.

С работы она тут же позвонила Майке и сообщила о преследо­вателях. Майка забеспокоилась.

-Номера запомнила?

-Один да. Той машины, что меня обошла. А той, что держа­лась сзади, не рассмотрела.

-Диктуй, — распорядилась Майка.

Светка послушно продиктовала.

-Ты на обед будешь идти в кафе?

-Не знаю.

-Ладно. Сейчас пришлю в кафе того парня, что за тобой в «Белой вороне» наблюдал. Пусть подстрахует. Но ты и сама гав не лови. Никто так не позаботится о нас, как мы сами. А эти мужики, они по своей натуре бестолковые все подряд. То поте­рял, то что-нибудь прошлепал, то что-нибудь забыл. Короче, смотри там в оба. И если что-то не так, ноги в руки и хода! А я сейчас наведу справки, кто это тобой заинтересовался. Но думаю, что это твое посещение кабака боком вылазит.

-Но почему тогда вчера они мной не заинтересовались?

-Возможно, вчера выясняли, кто ты такая и где тебя найти. И как только выяснили, так и заинтересовались.

-А тех, не взяли?- намекая на хозяйку «Белой вороны» и ее компанию, поинтересовалась Светка.

-В том-то и дело, что пока нет. Решили понаблюдать и взять через две недели, вместе с товаром. Поэтому, будь пре­дельно осторожна. Скорее всего, это кто-то из них.

Светка положила трубку и пошла пожаловаться на жизнь Петь­ке. Петька выслушал. Снял трубку и кому-то позвонил.

-Алло, Эдик, ты мне позарез нужен. Можешь приехать ко мне на работу? …Если не занят, то лучше, прям сейчас. Ага? Можешь и с автоматом не то, что с пистолетом. Жду!

Светка поняла, что он вызвал какую-то подмогу, из своих ре­зервов. Прекрасно. Но надо, наверное, немного позаботиться о себе и самой. Она покинула Петькин кабинет. Спустилась в подвал и разжилась там обрезком водопроводной трубы. Не бог весть какое оружие, но может сгодиться. Лучше такое, чем ни­какое. Никакой борьбе Светка обучена не была. Она вообще не понимала, на фиг это карате и прочая мура, если есть огнест­рельное оружие? Да пока ты будешь прыгать, и дрыгать ногами, тебя элементарно триста раз успеют пристрелить.

С оружием Светка была знакома не понаслышке. Ходила с отцом на охоту на уток. Правда, дело было давно. Еще в Светкином детстве. Но раз приобретенные знания, не исчезают бесследно. У отца была хорошая двустволка, шестнадцатого калибра. И Светка освоила ее, как родную. Из пистолета она тоже стреляла. Возможно, киллера из нее бы не получилось и на кусок хлеба с маслом этим делом Светка бы не заработала. Но рука была пос­тавлена хорошо. Меткость — сносная. Одно но. Своего пистолета у нее отродясь не было. Стреляла только из клубного. И тоже, давным-давно. Еще в студенческие годы. А не помешал бы пис­толетик, хотя бы самый маленький! Светка вздохнула. Ну, на нет и суда нет. Такую вещь у друзей на недельку не одолжишь. Да и, у ее друзей, такой вещи просто нет. Придется осваивать трубу. Она вернулась в кабинет. Завернула трубу в газету. Обвязала бинтиком, чтобы газета не слетела. И положила ее на столе среди документации.

Через час и сорок минут примчалась Майка.

-В общем, дело дрянь!- с порога заявила она. — Сразу сооб­щаю, что твоих мальчишек и свою Ирку, только что отправила к маме Олега. Пусть побудут там несколько дней. На рыбалку по­ходят, фрукты поедят. Так будет для нас с тобой спокойней.

-А мои согласились? — удивилась Светка.

-С превеликим удовольствием. Я им сказала, что ты уезжа­ешь в срочную командировку, и так распорядилась.

-А что, собственно, происходит?- наконец-то догадалась поинтересоваться Светка.

-Вчера решено было с арестом этой банды повременить. Много всяких неясностей. Да плюс ко всему, решили дождаться, когда они товар получат. Ребята хотят взять их с поличным, чтоб наверняка. Но…, как раз вчера, фирма, где работает мой муж, продала им витрины-холодильники и презентовала итальянс­кий кондиционер. Кондиционер установили в кабинете хозяйки «Белой вороны». И под шумок, умудрились установить прослушку, по нашей просьбе, конечно.

-А ее кабинет, это там где я за шторой пряталась?- уточ­нила Светка.

-Он самый. Так вот, когда ты продиктовала мне номер ма­шины, я подъехала к своим коллегам, просмотреть, что там у них мелькает по транспорту этой банды.

-А чего не через ГАИ?

-Так, точнее. Люди над этим вопросом уже поработали. За­чем мне изобретать велосипед? Мало ли на кого машина под та­ким номером может быть зарегистрирована. А мне надо знать не, кто ее юридический хозяин, а кто на ней ездит. Сама знаешь, зачастую, эти лица не совпадают. Они мне дали послушать сде­ланные записи. Как раз их изучали.

-И что там?

-А там, много чего, но есть и о тебе. Ты чего хваталась руками за все подряд?

-За что именно? — заморгала Светка.

-Твои пальчики обнаружили на ручках холодильника и на ручке двери в кабинете этой стервы. Ты что, не могла носовым платочком протереть те места, которые руками цапала?

-У них что там, своя дактилоскопическая лаборатория есть, что ли? — искренне удивилась Светка.

-Не знаю. Может своя, а может, и нашей воспользовались. Могли подкупить кого-то. При нашей тотальной нищете, купить можно кого угодно. Ничего удивительного. Кушать всем хочет­ся, — отмахнулась Майка. — Не отвлекай меня. Так вот, сопоста­вили рассказ того Гарика, о шляющейся по служебным коридорам какой-то даме, пальчики, очевидно, что-то еще, что ты оста­вила или потеряла в местах своего пребывания. Как-то вышли на тебя. Вот как? Это для меня загадка. И доложили этой бабе, что ты много лишнего видела, и, скорее всего, слышала. Так как Гарик видел тебя почти возле дверей кабинета, сразу после их совещания. Та распорядилась выяснить, что ты знаешь, любым путем и если надо, убрать. Я побоялась, как бы они не украли де­тей. Это самое то, чем можно припереть женщину к стенке. Бросила все и сразу же убрала детей в недоступное место.

-А ты уверена, что там они в безопасности? — заволнова­лась Светка.

-Уверена. Наша бабушка арендовала эту дачу в начале ме­сяца. Хозяйка дачи на лето уехала к детям в Белоруссию. До­говор у них устный. Бабушка никому не говорила, куда именно она едет. И никто не знает, что я вообще отправила детей к бабушке. Если кто будет интересоваться, говори, что уехали с родственниками на море. Даже мужьям так скажем. Неожиданно, мол, подвернулась такая возможность.

-Прекрасно, — вздохнула Светка. — Значит, меня хотят украсть, «побеседовать по душам» и убрать? Так?

-Так. Но кто им позволит? Я тебе даю человека в охрану. Ребята, когда я им все рассказала, тоже выделили своего. Ну и сама, не будь раззявой.

-Майка, а ты не могла бы дать мне пистолет, на время?

-Откуда?! У меня его, и близко нет. Ты думаешь, нам пис­толеты выдают, как шариковые ручки? Кстати, ручки тоже не выдают.

-А как же ты без оружия? — опешила Светка.

-Есть баллончик с нейропаралитическим газом, есть элект­рошокер и есть резиновая дубинка. Начальство считает, что этого должно хватить с головой.

-Ну, ничего себе! И, что ты с этим арсеналом будешь де­лать, если на тебя автомат наставят?

-Постараюсь, чтобы не наставили. И тебе советую делать то же самое. Ладно, я помчалась. У меня дел невпроворот. Сережа сидит возле кафе на лавочке и читает газету. Ему от­туда прекрасно видно вашу контору, автомобильную стоянку и само кафе. Будет перемещаться за тобой. Делай вид, что его нет. Ты его не знаешь, никогда не видела, и поглядывать на него не обязательно. Второго охранника я и сама не знаю, и где он находится, понятия не имею. Но, наверное, тоже где-то рядом. Так что, не дрейфь. Раз сначала собираются с тобой по­говорить, это уже радует. Значит, бандиты стрелять в тебя сразу же, как ты попадешься им на глаза, не будут. Ну, пусть побегают. Чем больше они засветят своих людей, тем лучше.

-А ваши охранники, вооружены так же, как и ты?- не выдержа­ла и съязвила Светка.

-А ты надеешься, что они с собой автоматы и ящик гранат носят?

-Ну и какой с них толк? Психологическая поддержка?

-Иди к чертям! Что я еще могу придумать?

Майка махнула рукой и отбыла. А Светка пошла искать Петю. Он усиленно работал, зарывшись в кучу каких-то документов с головой. Но Светку выслушал. Посмотрел на часы и отодвинул бумаги к середине стола.

-К двенадцати появится один мой друг. Вот с ним и пого­ворим. На него у меня больше надежд, чем на этих охранников, что организовала Майка. По крайней мере, он хоть вооружен.

-А кто он, мент?

-Нет. Ты только, пожалуйста, не спроси его, кем он рабо­тает.

-Что, тоже бандит? — вытаращила глаза Светка.

-Ну почему сразу бандит? Назовем это так: «свободный че­ловек». Работает исключительно на себя и может отстоять свое, любой ценой и не очень при этом напрягаясь.

-Ага, очень понятно. Бизнесмен, что ли?

-Отстань. Это не суть важно. Главное, чтобы он нам по­мог, а остальное, ни тебя, ни меня не касается. Усекла?

-Петька, где бы мне достать пистолет?

-Еще чего не хватало! Чтоб ты тут полгорода за полдня перестреляла?! Не дадим мы тебя украсть, не боись. Хотя, зря. Пусть бы украли. Вот тогда бы им жизнь не показалась медом!- заржал Петька.- Что бы от тебя избавиться, они бы сами с по­винной в милицию прибежали.

-Они бы меня пристрелили и запихнули в холодильник, — выд­винула Светка свою версию.

-Ты бы им так мозги закомпостировала, что они бы забыли, кто такие и чем занимаются. Я себе представляю, что бы ты на­сочиняла, если бы тебе устроили допрос. Сорок бочек арестан­тов! Они же не знают, что тебя надо застрелить до того, как ты успеешь открыть рот. После твоих сообщений, если у них не уедет крыша, и они не застрелятся сами, или не сдадутся добро­вольно милиции, то останется только один выход — взять тебя в долю. Если бы они знали тебя, так как я, то поняли бы, как они вляпались! — продолжал веселиться Петька.

Светка задумалась. То, что она бы не строила из себя парти­зана и не молчала, это точно. И то, что сочиняла бы на ходу что-нибудь невероятное и умопомрачительное, это тоже точно. А врать она умеет так, что равных ей нет. Значит, Петька прав. Они бы ее брехню месяц проверяли, если не год. Насчет «забить Мике баки»- Светка крупный специалист. Могла бы прикинуться разведчиком от каких-то мифических конкурентов и пред­ложить двойную игру. Могла бы наплести, что ее хозяева, ищут надежный рынок сбыта для наркотиков и послали ее присмотреть­ся в «Белую ворону». Хозяева в Грузии или, допустим, в Кирги­зии, или, вообще, в Америке. (Чем дальше, тем тяжелее прове­рить). Имеют сюда прямую наводку. В общем…, наплела бы им что-нибудь стоящее. Время потянула, а там глядишь, и помощь бы подоспела.

Сообщила бы, что занимаются поставкой ЛСД в виде Голландских марок. И расписала бы, насколько это выгоднее и безопаснее, чем героином. Может быть действительно, пусть ее украдут? Но… что-то не хочется.

Она и не подозревала, что мысль о причастности ее к нарко­бизнесу и шпионской деятельности высказывали утром ее прес­ледователи своей шахине. Утверждая, что ушла она от них, как профессиональный агент. И получили строжайшее распоряжение, доставить ее живой и невредимой. Кто знает, может с этой да­мой в паре придется еще и работать. Умная крученая женщина стоит больше десяти мужчин.

Светка вернулась к своей работе. Надо все хвосты подогнать до отпуска. А их у нее еще предостаточно. Если ее и правда украдут, то ее шеф их сам найдет и поубивает. Потому что, кроме Светки ему никто эту работу не закончит.

В начале первого в ее кабинет заглянул Петька, — Пошли на пресс-конференцию. Я уже Эдику все рассказал, теперь, твоя очередь.

Эдик оказался крепким мужчиной, не очень высокого роста. Всего лишь сантиметров на пять выше Светки. Светловолосый и голубоглазый. Производил впечатление типа добродушного и мягкого. Но когда заговорил, это впечатление тут же развея­лось, как утренний туман. Таким голосом, по Светкиным поня­тиям, невозможно говорить ни о любви, ни о природе, и вооб­ще, ни о чем банальном. Таким голосом можно только отдавать приказы, выносить приговор или сообщать о начавшейся войне.

У Светки от его голоса пошел мороз по шкуре.

-Значит так. Подводим итоги, — выслушав их обоих, произнес своим металлическим голосом Эдик. — Дать им тебя украсть — нель­зя. Вступать с ними в конфликт — нельзя. Ребята уже разработали операцию, и мы можем им все сорвать. Значит, надо тебя ук­расть самим.

-Как это, самим? — не поняла Светка.

-А так. Происшествие в доме, где они держали наркотики, оказывается, не понятно не только для нас, но и для них. Они тоже не могут второпать, что там произошло. У них была надежда отыскать пропавшего охранника и выяснить в чем дело. Но, увы. Охранника нашли мы, но мертвого. Лежал себе спокойненько в пар­ке на лавочке. Судмедэксперт вынес заключение, что смерть нас­тупила в результате поражения током. Учитывая, что была тог­да сумасшедшая гроза, решили, что его убила молния. Но я так не думаю. Скорее всего, молния не имела к нему абсолютно ни­какого отношения. Он действительно убит током. Но, где-то в другом месте. В парк попал уже мертвым. Сейчас у этой компа­нии паника, разброд и шатания. Если это работа кого-то из конкурентов, то почему не взяли или не уничтожили товар? И почему больше не заявляют о себе никаким другим способом? А тут в их поле зрения попадаешь ты. Они выяснили, кто тогда заглядывал в холодильник с трупом. Они видели тебя возле ка­бинета хозяйки кабака и обнаружили опять твои отпечатки на ручке двери изнутри. У них цель с тобой разобраться и тут… у них на глазах, и заметь, на глазах у милиции, которая, как они уже наверняка выяснили, тебя тоже пасет, тебя похищают! Кто? Что? Зачем и куда? Мы их совершенно собьем с толку. Па­ника усилится. А когда люди паникуют, они делают гораздо больше ошибок и промахов, чем обычно. То есть, работают нам на руку. Понятно излагаю?

-Но мне на следующей неделе в отпуск, а у меня куча недоделанной работы! — ахнула Светка.

-Вот сегодня ее и доделай. До конца рабочего дня у тебя еще уйма времени. А что не успеешь, Петя доделает. Потом ему бутылку поставишь.

-А похищать меня кто будет и как?

-Я. На автостоянке. Буду в маске и черном спортивном костюме. Как грабитель банков в зарубежном детективе, — зас­меялся Эдик.

-А откуда ты возьмешься? Не можешь же ты в таком наряде ждать меня на автостоянке?

-Приеду на стареньком «Запорожце». Есть у нас один такой. Нашли брошенный, и привели в рабочее состояние. Как раз сго­дится для такой операции.

-А мужу что сказать? — забеспокоилась Светка.

-Ничего. Он уже уехал в командировку и оставил тебе на кухонном столе записку. Пришлось его включить в состав дел­егации, встречающейся завтра в Киеве с японцами. Так что, он уже час, как в пути.

-А мой кот? Он же дома один остался!

-Давай ключ от квартиры, заберу твоего кота. Больше там никого у тебя нет, птичек, рыбок? Только не говори мне, что без тебя тараканы с голоду сдохнут, — опять засмеялся Эдик и протянул руку ладонью вверх, ожидая ключи.

Светка положила ему на ладонь ключ и машинально отметила, что вся ладонь у Эдика в мозолях. Такое впечатление, что он кувалдой и лопатой целый день орудует.

-А шефу что вы тут наплетете?

-Шефу скажем правду, что тебя похитили.

-Так он на мое место сразу же другого человека найдет! И я останусь без работы, — ужаснулась Светка.

-Не возьмет, не беспокойся. Я лично проведу с ним разъяс­нительную работу, — успокоил ее Эдик.

Обговорив кое-какие детали, все разошлись по своим делам. Светка отказалась идти на обед, в целях экономии времени. Петька сбегал в кафе с Оксаной. Быстро там перекусили и при­несли Светке два огромных беляша и пакет кефира.

-Ты же говорил, что твой Эдик не из милиции, а «свобод­ный человек», — жуя беляш, выговаривала Петьке Светка. — А я так поняла, что он именно оттуда.

-Нет. Это не милиция, а какая-то другая организация. Не знаю, кто они такие. Но тоже, конечно, из органов. А что это собственно меняет? — оправдывался Петька.

-Да ничего не меняет, — согласилась Светка. – Сейчас и прав­да, развелось столько всяких отделов, подразделений и так да­лее, что в них не возможно разобраться. Я, например, никак не пойму, чем отличается ОМОН от «Беркута». К кому они относят­ся, к милиции или к армии? Кому подчиняются? Темный лес.

-Оно тебе надо? Не бери дурного в голову, и тяжелого в руки. Как там движется работа?

-Спасибо, хреново, — вздохнула Светка. Разложила содержи­мое папки на столе и стала объяснять Петьке, что она додела­ет, а что оставит ему «в наследство». Петька подкатил глаза к потолку.

-Ты меня режешь без ножа. У меня своей работы гора, а тут еще у тебя остается столько же.

-Ну, что ж, тогда никаких похищений. Буду ковыряться до последнего.

-Нет уж. Пусть тебя лучше воруют к чертовой матери, чем я получу из-за тебя инфаркт. О! Придумал! А ты возьми часть работы с собой. Чем ты будешь заниматься, когда тебя украдут? Скучать? Так вот, чтобы не скучать, будешь работать. А Эдик мне сюда будет передавать через кого-нибудь отработанный ма­териал!

-Вообще-то ты прав, — оживилась Светка. — Тогда не буду сей­час и горячку пороть. Все, работаю по плану. Дай мне только какую-нибудь сумку, куда сложить бумаги, те, что поедут со мной.

Петька отправился на поиски сумки. Через минут двадцать явился с ободранной хозяйственной сумкой, непонятно какого цвета и фасона. Похоже было, что она использовалась еще во времена Второй Мировой войны для переноски снарядов, не иначе.

-Лучше бы ты мешок принес! Он по сравнению с этой сумоч­кой выглядел бы приличней, — возмутилась Светка.

-Ну, пардон, мадам. Не взыщите. Что достал. Дядя Володя отдал свою, из-под инструментов. Пришлось весь его скарб вы­сыпать в пустой ящик. Ты скажи, во что еще можно втолкать твой ворох бумаг?

-Ладно уж, давай сюда,- сдалась Светка. Она открыла суму, намереваясь выстелить ее изнутри газетами, чтобы не испач­кать документацию. На дне лежал огромный разводной ключ.

-А это что? — глянула она сердито на Петьку.

-Вот холера. Не заметили. Ладно, пусть там и лежит. А то я его вытащу, и все равно забуду дяде Володе отдать. Затаскаю куда-нибудь. Потом отдашь сумку вместе с ключом. У него там такого добра в подвале, пруд пруди. Обойдется и без этого.

-Ну да, таскать лишних пять килограмм.

-Не больше килограмма, не ври. И сколько тут тебе тас­кать? До двери я сумку донесу. А тебе ее от двери до машины дотянуть. Пятьдесят метров. Не подорвешься.

-Петька, а я что, буду где-то взаперти сидеть две неде­ли? Аж, пока они не возьмут эту банду вместе с ее товаром?

-Наверное. А может, и нет. Может и месяц, если у наших органов будут какие-нибудь осложнения, — успокоил Светку Петя.

-Ну уж, нет! День-два и я сбегу.

-Это ты уже с Эдиком обсудишь.

-Ладно, катись отсюда. Дай я еще немного поработаю. Хоть что-то, может, успею сделать.

До конца рабочего дня Светка трудилась, не поднимая головы. Но все равно, работы еще осталось много. Как у студента в последний день перед экзаменом. Это досчитать, то, дописать, третье перечертить. Светка вспомнила, как говорили студенты в таком случае: «Не наелся, — не налижешься». Плюнула на все и начала укладывать нужные бумаги в сумку.

Вскоре, на столе осталась только завернутая в газету водопроводная труба. Светка подумала и сунула ее тоже в сумку. Мало ли как раз­вернутся события. К пяти, в кабинет к ней явился Петька. Захватил сумку и поволок к двери. У двери они распрощались. Петька должен был выйти чуть попозже, чтобы не путаться у Эдика под ногами.

Светка вышла из офиса и уверенным шагом, насколько позво­ляла тяжелая сумка, направилась к своей машине. Она видела, что рядом с ее машиной крутятся два каких-то типа. Где нахо­дится охранник Сережа и тот неизвестный ей охранник, она вы­числить не смогла. Эдика, в его черном одеянии, тоже нигде не было видно. Может быть, ее похищение отменяется? Вдруг, как черт из коробочки, из-за дерева вскочило что-то черное. Чер­ная маска на лице. Черное трико и черная накидка, в виде ко­роткого плаща. Это черное привидение схватило ее за руку и потащило за угол, перехватив тяжелую сумку из Светкиной руки в свою огромную лапищу. Светке пришлось нестись за ним сле­дом, так как он вцепился в ее руку мертвой хваткой. Был это Эдик или кто-то другой, она понятия не имела. Разве в таком маскараде можно кого-то узнать? Тоже еще, Бетман недоделан­ный! Может, огреть его все-таки трубой, на всякий случай? А вдруг, это все-таки Эдик? Ладно, успеет огреть и потом, если понадобится. Они свернули за угол. И тут Светка увидела оранжевый «Запорожец». Слава Богу! Значит, этот Бетман, все-таки Эдик! Дверцы были распахнуты и мотор включен.

Они вскочили в машину, и Эдик тут же сорвался с места. Они прямо по тротуару пролетели к подворотне соседского дома и свернули во двор. Потом, петляя между домами, проехали еще немного и влетели в открытый гараж. За ними тут же закрылись ворота. И Светка со своим похитителем оказались в абсолютной темноте.

-Ну что, испугалась?- услышала она голос Эдика.

-Потеряла дар речи. Ты чего это так вырядился? Бетмана изображаешь? На черта тебе еще этот плащ понадобился?

-Спецэффект! Бегу, черный плащ за мной развивается и привлекает внимание. А мне очень надо, что бы на меня обра­тили внимание. Ладно, сиди здесь, а я свет в гараже включу.

Эдик на ощупь выбрался из машины. К Светкиному удивлению, ни­чем не загромыхав и ничего не перекинув. Она бы, наверняка, нашла за что зацепиться в такой темноте и наделать шума на всю округу. Очевидно, он бывал в этом гараже не раз и прек­расно помнил, где что находится.

Через несколько секунд вспыхнул свет. Светка начала сразу же глазеть по сторонам, а Эдик, стаскивать с себя дурацкий наряд. Гараж был широкий, не то что Светкин. В свой она за­езжала впритирку к одной из стенок. И в зависимости от того, с какой стороны оставалось больше места, с той и выбиралась из машины. Почему-то, чаще всего машина оказывалась прижатой к левой стенке. И тогда Светке приходилось перелазить через ручку переключения скоростей и выбираться через правую двер­цу. Она вообще, еле научилась въезжать в свой гараж. Это не гараж, а какой-то чехол для машины! Десять сантиметров с од­ной стороны и пятьдесят с другой! А здесь, раздолье. Ей бы такой.

-На, надень парик, — вернул ее к действительности Эдика го­лос. Светка глянула, что он ей протягивает, и захлопала гла­зами. В его руке был парик огненно красного цвета.

-Что у тебя за тяга к экстремалу во внешнем виде?

-Какой нашли. У одной сотрудницы одолжил. Говорят, это сейчас страшно модно, — пожал плечами Эдик.

Светка вздохнула и напялила на голову этот ужас. Посмотрела на себя в зеркало. Поправила челку. Еще раз вздохнула. Дос­тала из косметички ярко красную помаду. Она иногда подрисо­вывала нею контур губ, что бы сделать их выразительнее. А потом сами губы красила светло-розовой, и получалось очень даже ничего. Теперь же она намазюкала ею губы от души. Под такой яркий парик, нужен такой же яркий макияж.

Эдик критически глянул на нее и утвердительно кивнул голо­вой. Это, по-видимому, должно было обозначать, что Светкин внешний вид его устроил.

-На, очки от солнца, — протянул он солнцезащитные очки, по форме напоминавшие очки аквалангиста.

Светка напялила их на нос и попыталась рассмотреть себя в машинном зеркальце. Но вся физиономия туда не влазила, а по частям, она никак не могла воссоздать получившийся образ в целом. Поэтому, махнула рукой и решила, что в принципе, один черт, как она сейчас выглядит. Кому какое до нее де­ло… кроме конечно ее преследователей. Надо надеяться, что при ее появлении на публике, смертельных исходов от получен­ного шока не будет. Эдик же даже не побледнел! Хотя, на него ориентироваться нельзя. У него явно неординарное восприятие окружающего мира и понятие о привлекательной внешности.

-Сейчас я выйду из гаража и если все в порядке, дам тебе знать. Быстренько забираешься в синие «Жигули» на переднее сидение, рядом с водительским.

-А почему не на заднее? Там я меньше буду бросаться в глаза.

-Что бы тебя сразу же рассмотрели и потеряли к данной машине интерес. У бандитов хорошо поставлена работа. Сейчас каждая машина в этом районе, где в салоне сидит женщина, бу­дет под подозрением. А так, рассмотрели, что здесь не та женщина, что им нужна, и прекрасно. Пусть себе едет. Не рассмот­рели-остановили и проверили. А как остановить, способ найдут.

Перстень от покойника. Часть 6: 7 комментариев

  1. Алена, привет! Твоим героиням всегда потрясающе везет вляпываться в разные истроии и виртуозно выходить из них))). Класс, жду что там дальше!))

  2. Ага, кто ищет, тот всегда найдет… приключения на свою задницу. С улыбкой. Алена.

  3. Твои герои живут по принципу «Не имей сто рублей, а имей сто друзей». А таких людей победить невозможно 🙂

  4. Ну ребята! Ну замутили! Шпионы, похищение!..

    С интересом двигаюсь далее 🙂

  5. Так интересно, а читать малость некогда, лето, понимаешь ли ))

    Но обязательно прочту всё! Как нарочно, сплошные интриги!

    С улыбкой и летним теплом ))

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)